Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим icon

Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим




Скачати 57.64 Kb.
НазваРаroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим
Дата04.08.2012
Розмір57.64 Kb.
ТипДокументи

Раroles, pаroles, pаroles…

или Слово в абстрактной живописи

Светланы Юсим


Пожалуй, разговор о живописи С.Юсим, известной одесской художницы, будет неполным без упоминаний об искусстве слова и музыки. Поэтичность натуры и природная музыкальность, глубокое знание литературы и широкая эрудиция сформировали оригинальный взгляд, индивидуальную манеру, которые наделяют искусство С.Юсим творческой неповторимостью. Взмах руки, наносящей линию на холсте или листе бумаги, да еще магия красочных пятен и их непредсказуемых сочетаниq вошли в ее жизнь с детства, одновременно с обостренной чуткостью к гармониям звуков, ритмическим узорам слов. Возможно, поэтому сейчас в ее творческом мире цветовые гаммы так тесно и органично переплетены с графическими словесными арабесками… Эта оригинальная особенность своеобразным образом выделяет живопись Светланы Юсим в контексте развития нефигуративизма – и ближайшего, прежде всего, того, что представлен сегодня участниками объединения «Мамай», и максимально широкого, того, что протекает в русле отечественных и мировых тенденций абстракционизма.

Виртуальная обусловленность существования современного человека, его вовлеченность в вихрь информационных потоков нередко находит свое выражение в “клиповой”, фрагментарной стилистике постмодерна – и этот образ нас уже не удивляет, воспринимается как должное. Однако в поэтике абстрактного искусства органично передать пронизанность человеческого сознания множественностью культурных контекстов – весьма непростая задача, которую художественно решает Светлана Юсим.

Безусловно, образ этой культурной полифонии в живописи художницы воссоздается во многом благодаря вербальному слою, часто возникающему на ее полотнах. Интересно наблюдать, как в этой ситуации, в новом синтезе сближается “аристократическая”, элитарная абстракция, какой она до сих пор остается для большинства зрителей, с современным граффити – в определенном смысле искусством “улицы” и “забора”.

Раroles, pаroles, pаroles... Так музыкальным рефреном кружатся в танце нашей эмоциональной памяти, как будто немного медитативные, повторения чарующего голоса Далиды. У Юсим слова словно “шлифуются” в русле разных языковых потоков. С другой стороны, они возникают в оригинальных визуально-пространственных проекциях, прежде всего, выделяясь самобытной графической или живописной (то есть с усиленной колористической доминантой) подачей. Иногда слова создают нюансную фоновую оркестровку к цвето-пластическому действу, которое главенствует в композиции. Однако порой их звучание становится подчеркнуто содержательным и тогда оно во многом направляет и символически углубляет художественный смысл произведения (“Speranzo”, “Entre”).

Конечно, привлечение вербальных элементов в живописи не является непосредственным открытием художницы. Вспомним про иероглифические письмена, объединенные с росписями в Древнем Египте, дальневосточную каллиграфию, уже упоминавшееся граффити, известное еще со времен античности, или эксперименты с буквами и текстовыми элементами, которыми интересовались абстракционисты.

Переплавляя весь этот опыт в своем творческом тигле, С.Юсим выходит на неповторимо личностное художественное отображение проблемы неразделимости и одновременной автономии двух констант человеческого постижения мира – слова и визуального образа. Подсознательные визии слова, «всплывающие» в работах художницы, питаются ее проникновенно-чувственным, авторско-субъективным переживанием знаков, букв, слов. Это не отчужденные от человека “слепки” социального бытия, косвенные «свидетельства» времени и пространства, как это было у кубистов, дадаистов или русских конструктивистов. Это также не абстрагированные до формул–знаков, существующие во вневременном измерении буквы, которые появляются на полотнах нашего современника Владимира Цюпко. Характер вербальных фрагментов на полотнах Юсим принципиально другой – он подчеркнуто экзистенциален, в нем ощущается именно ее индивидуальный опыт, пережитые именно ею ценности и чувства. Это отражается и внешне – в открыто явленной манере рукописного письма, и концептуально – в смыслах, которые могут быть эксплицированы из слов или строк, вспоминаемых или воображаемых художницей.

По форме такие включения речи в живописную канву весьма разноплановы. Иногда слова, создающие ритмическое чередование строк, согласно меткому наблюдению искусствоведа О.Савицкой, как будто прошивают ткань холста. Чаще всего – в спонтанном потоке они, словно взрывом выносятся на поверхность, смешиваясь с пятнами краски, ее сгустками, или, наоборот, затираниями. Иногда слова возникают, как эзотерические тексты человека, медитативно схватывающего услышанные только им таинственные высказывания. Порой на полотне можно увидеть исполненный символических смыслов, мерцающий “след” поэтических строчек, к примеру, из любимого автором Генриха Гейне. Слова выныривают и одновременно теряются в наплывах краски – в непроизвольных, спонтанных соединениях вертикалей подтеков и основы, или же под воздействием решительных ударов кисти – так в бурной динамике движения облаков вспыхивают солнечные проблески. Такое чувствование слова и отражение коллизий его пребывания в наслоениях памяти и воображения напоминает хайдеггерианские прозрения о Языке, “через человека” и “человеком” приходящие к нам из глубин Бытия.

Светлана Юсим дает слову пропуск в “святая святых” абстракционизма – область “чистой формы”. Именно слову, а не только знакам или буквам, с присущей ему, по определению, семантической весомостью. Это относится как к вербальному контексту, так и к единичному слову, что так или иначе влияет на целостный художественный смысл произведения. Иногда размеренный ритм повторения одного и того же слова (например, “contemporary”), его симметричные, как в зеркале, отображения в плоскости холста включаются в некую магию ритуала, сообщающую живописному произведению знак сакральной причастности (“Автограф чувства”, 1998). Это нетипично и нехарактерно ни для известных одесских мастеров абстрактного искусства, ни шире – для отечественных художников, ни в целом – для современных тенденций нефигуративизма.

Однако, хочется позволить себе одно сопоставление, а именно, с Анной Старицкой, выдающейся фигурой в пантеоне абстракционистов ХХ столетия, хотя еще недостаточно хорошо известной у нас, на ее исторической родине. Старицкая также глубоко и даже на метафизическом уровне ощущала художественную необходимость введения вербального текста в плоть живописного полотна. Основание для этого сравнения дают два момента.

Во-первых, то, что непосредственно касается отношений слова и живописного пространства. Почему сейчас идет речь о Старицкой, а не о Браке, Пикассо, Грисе, Ларионове или Гончаровой; даже не о В.Цюпко, с которым нередко сопоставляют творчество С.Юсим, и на чьих полотнах также живут буквы или части слов (иногда цельнооформленные слова, но, по сути, в значении их фрагментов)? Потому, что в отличие от других упомянутых или неназванных здесь авторов, у Старицкой и Юсим именно слово в его поэтическом статусе становится существенной частью произведения. Для других – это знаки, буквы в предельно абстрагированном значении, даже слова как знаки – указатели на что-либо из окружающего бытового или социального контекста, то есть реализованные в своей коммуникативной функции. У Старицкой и Юсим мы видим слово, которое, прежде всего, отмечено его образной, символической сущностью. Интересно наблюдать параллелизм творческих исканий, созвучие в общем понимании отношений слова и живописи, которое возникает между двумя художницами. И потому, несмотря на разделенность этих явлений во времени, здесь неуместно говорить про прямое заимствование или даже влияние одного живописца на другого. О произведениях А.Старицкой мы узнали после того, как С.Юсим написала многие свои полотна1, исходя из собственной поэтики. А еще, и потому, что, очевидно, развивается все это на основе не совпадающих материалов, техник и, соответственно, связано с решением различных художественных задач – оформлением книг у Старицкой и станковой живописью у Юсим.

Другой важный момент сближения – отмеченность произведений обеих художниц характерной женственностью. Но не той женственностью, которая ассоциируется со слащавой сентиментальностью или, скажем, образом умелой хозяйки и хранительницы домашнего очага. Нет – это женственность авторской манеры, отличающейся от мужской, возможно, большей проявленностью чувственного начала, большим доверием к нему и, в конце концов, к самой себе.

Так, глубоко по-своему, оригинально переживая понимание своего бытия в мире звуков и слов, музыки и смысла, с художественной убедительностью, талантом и артистизмом Светлана Юсим увлекает зрителя в царство вечной тайны искусства, попыток осознания человеком себя и окружающего мира.


Вера Савченко, искусствовед,

кандидат философских наук

1 В Русском музее в Санкт-Петербурге прошла большая выставка памяти А.Старицкой, и на основе этого события в 2000 году издан основательно подготовленный иллюстрированный альбом.

Схожі:

Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconРаroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим
move to 1064-20600
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconКовалев Ю. Н., д т. н. Ницын А. Ю., д т. н. Передача субъективного пространства в живописи
В статье раскрыта связь между приемами изображения пространства в мировой живописи и эволюцией сознания человека, цивилизации и общества...
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconСвязь слов в словосочетании г лавное слово Зависимое слово

Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconЛогічні задачі
Слово "логіка" походить від грецького слова "логос" і в перекладі означає: слово, поняття, ідеї, розум
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconЧернігівський національний педагогічний університет імені т. Г. Шевченка
Слово «Біблія» обіймає поняття взятих разом Старого та Нового Заповітів. Це слово грецьке й означає «книги»
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconПриемы форматирования текста. Списки
Чтобы упорядочить сведения, в документе можно создать маркированный, нумерованный или многоуровневый список, для нумерации элементов...
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconВвод цен и формирование турпродукта
Результат туроператор контро­лирует прибыльность или убыточность туров, планирует работу с теми или иными партнерами (турагентствами...
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconКалендарно-тематическое планирование для 9-ого класса (1-ое полугодие) дано в таблице Календарно-тематический план 9 класс (1-ое полугодие)
Российской Федерации при изучении географии необходимо обратить внимание на следующие моменты. Начальный курс географии можно изучать...
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconНеравенства и системы неравенств неравенства и их свойства
...
Раroles, pаroles, pаroles… или Слово в абстрактной живописи Светланы Юсим iconСловосочетание. Связь слов в словосочетании
Словосочетание – это сочетание слов, одно из которых главное, а другое зависимое. Главное и зависимое слово связаны по смыслу и грамматически....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи