Шихирев П. Н. Современная социальная психология icon

Шихирев П. Н. Современная социальная психология




НазваШихирев П. Н. Современная социальная психология
Сторінка1/33
Дата17.09.2012
Розмір6.93 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Шихирев П.Н.

Современная социальная психология


М., 1999. 448 с.


В книге анализируется состояние социально-психологической науки в мире. Впервые развитие социальной психологии на Западе (в США и Западной Европе) сопоставляется с отечественным опытом. Автор применяет разработанный им метод парадигмального анализа, позволяющий сравнивать теории, методы и эмпирические исследования по единой системе критериев. Систематизировав и обобщив огромный материал и опираясь на собственный тридцатилетний опыт работы в области социальной психологии, автор прогнозирует ее развитие какнауки о роли психологических и духовных факторов в истории. Работа не имеет аналогов в мире. Книга предназначена для студентов психологических и социологических факультетов вузов, преподавателей и научных специалистов в области социальной психологии и социологии.


Об авторе


Шихирев Петр Николаевич - известный российский социальный психолог, профессор, доктор психологических наук. Автор монографий: "Современная социальная психология США" (1979); "Современная социальная психология в Западной Европе" (1985); "Жить без алкоголя? Социально-психологические проблемы алкоголизма" (1987); "Акулы и дельфины. Психология и этика российско-американского делового партнерства" (1994, в соавт. с Р. Андерсоном), многих статей по проблемам теории и методологии социальной психологии, психологии межэтнических отношений, ведению переговоров и разрешению конфликтов, деловой культуры и этики.


Директор Центра социальных и психологических исследований Высшей школы международного бизнеса АНХ при Правительстве РФ, с 1974 г. - сотрудник ИП РАН. Профессор Калифорнийского и Джорджтаунского университетов (США).


ВВЕДЕНИЕ


ГЛАВА 1


^ ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ. О ЧЕМ, ПОЧЕМУ, КАК И ДЛЯ КОГО НАПИСАНА ЭТА КНИГА


Предварительно на вопросы, вынесенные в заголовок, можно ответить так.


О чем?


О наиболее значимых исследованиях, которые были выполнены на протяжении XX века в области социальной психологии - науки о роли психики в жизни человека, социальной группы и общества.


Знания об этом накапливались людьми с незапамятных времен, и с этой точки зрения социальная психология - весьма древняя область человеческой мысли. Однако как наука, т.е. систематическое, подчиняющееся определенным правилам и критериям исследование, она весьма молода по сравнению, например, с математикой или физикой. Историки науки обычно датой рождения социальной психологии как научной дисциплины называют 1908 г., когда появились первые труды, в которых была предпринята попытка систематизировать существовавшие на то время социально-психологические идеи.


Однако, если взглянуть на общий объем научной продукции, то окажется, что не менее 90% социально-психологических исследований в мире приходятся на последние пятьдесят лет.


Поразительна динамика развития социальной психологии. Полвека тому назад число дипломированных специалистов в мире исчислялось сотнями, а теперь - сотнями тысяч. В настоящее время научные, академические исследования ведут 50 тысяч ученых, еще около 200 тысяч применяют свои знания на практике. Стремительно меняется


6 Введение


география исследований. Еще в 60-е годы социальная психология была практически американской наукой, а некоторые научные центры США - своеобразной Меккой для ученых других стран. И здесь ситуация изменилась. Сейчас уже говорят о трех ареалах развития социальной психологии: по прежнему это США, затем Европа, и, наконец, так называемая третья социальная психология, развивающаяся на других континентах - в Азии, Африке, Латинской Америке. Соответственно меняется географическая пропорция специалистов. Уже около 100 тысяч социальных психологов работают вне США (преимущественно в Западной Европе). Во всем мире растет спрос на социальных психологов.


В СССР в 50-е годы социальная психология игнорировалась и определялась как "буржуазная наука". К моменту распада СССР в нем насчитывалось около 5 тысяч специалистов, считавших себя социальными психологами. В современной России социальных психологов не менее 4 тысяч.


С учетом такого расклада сил говорить о социальной психологии в XX веке, это значит говорить в первую очередь об американской науке, затем - о западноевропейской, и, наконец, о советской (российской), которая внесла свою лепту в мировую социальную психологию главным образом в связи с идеологическими и философскими постулатами советского марксизма.


Соответственно, книга посвящена в основном этим трем вариантам развития социальной психологии или трем ее парадигмам.


Почему?


Ответ на вопрос о необходимости этой книги неразрывно связан с ответом на вопрос о причинах описанного выше взрывного подъема социальной психологии. Собственно, любая наука как род человеческой деятельности есть не что иное как поиск ответов на вопросы, задаваемые обществом самому себе. И это не просто праздное любопытство, хотя любознательность ученого - неотъемлемая и важная часть научного поиска. Общество ставит себе (и тем самым науке) актуальные задачи, имеющие жизненно важное практическое значение. Поэтому проблема развития науки - это, в первую очередь, развитие ее способности давать практические ответы на социально значимые вопросы. От этого зависит многое: финансирование науки со всеми вытекающими последствиями, престиж специалиста и его материальное положение, привлечение наиболее талантливых людей и т.д. и т.п. Для иллюстрации достаточно привести примеры физики, кибернетики, биологии и вот теперь - социальной психологии, которую многие уже называют главной наукой следующего века.


Постановка проблемы. О чем, почему, как и для кого ... 7


Логично предположить, что описанная выше динамика как-то соотносится, связана с динамикой и закономерностью развития общества в целом. Если такой связи нет, то тогда надо оставить всякие попытки усмотреть какую-либо логику в бесконечной смене одних теорий другими: бихевиоризма - когнитивизмом, психоанализа - марксизмом и т.п. Тогда придется взирать на пестрое многообразие исследований в современной социальной психологии как на ковер, лишенный какого-либо рисунка, а критериями выбора объекта, методов исследования, систематизации знаний и данных станут случайные, часто далекие от науки соображения. При такой постановке проблемы теряет смысл и данная работа.


Не вдаваясь в общую дискуссию о степени необходимости или случайности исторического процесса, обратимся к конкретным и одновременно глобальным фактам, касающимся изменений в области организации социального действия на протяжении человеческой истории. Говоря еще проще и схематичнее, посмотрим на то, какими способами один человек или социальная группа могут побудить другого человека или группу делать что-либо. Таких способов всего четыре, хотя их сочетания и пропорции столь же разнообразны как и комбинации четырех исходных компонентов ("букв") генетического кода.


Исторически первый способ - физическое принуждение, насилие, угроза смерти, наиболее яркий пример - рабовладельческое общество, современные концлагеря. Второй способ - политический, с помощью социальных норм, законов, традиций и т.п., также тесно связанных с угрозой насилия. Третий - экономический, мобилизация экономических, материальных потребностей человека, начиная с элементарных и кончая потребностями, соответствующими современным стандартам качества жизни. Наконец, идеологический - с помощью психологического, морального, идейного воздействия, апелляции к этическим нормам, чувствам собственного достоинства, долга, совести и т.п.


Анализ истории только в одной сфере человеческой деятельности - в экономике - показывает, что человечество по мере развития средств производства и их усложнения неумолимо движется от внешних форм побуждения внутрь, к мотивационному ядру личности, ее базовым ценностям, все более вовлекая их в деятельность. В любой культуре и стране в наиболее продвинутых сферах деятельности хороший и искомый работник ныне должен не просто выполнять работу, он должен ее любить и относиться к ней творчески.


На очередном рубеже веков и тысячелетий все более очевидной становится древняя истина, что человек является мерой всех вещей в мире, что так называемый "человеческий фактор" есть главное изме-_"-'-&й


8______________________ Введение


рение и главный ресурс любой деятельности в любой социальной системе. Одновременно, вместе с растущим осознанием значимости этого измерения, все более настоятельно заявляет о себе практическая потребность общества в понимании не только закономерностей мира внешнего, предметного, но и мира внутреннего, душевного и духовного.


Книга, таким образом, есть шаг навстречу этой объективной потребности, попытка выполнить этот социальный заказ. Важно еще раз подчеркнуть, что она является сложным продуктом двух встречных тенденций: развития общества и развития самой социальной психологии. Никогда еще они не совпадали столь сильно, как в настоящее время.


Если взглянуть на путь, пройденный социальной психологией в XX веке, то мы выявим практически ту же самую закономерность движения, что и в смене упоминавшихся выше способов побуждения к действию. Речь идет о движении научного исследования от изучения сугубо внешнего поведения, через включение опосредующих переменных в виде установок, когнитивных схем и т.п. ко все более глубоким уровням человеческой сущности: ценностям, жизненным смыслам, идеалам, потребности трансцендировать за пределы эмпирической реальности.


Этот вывод сделан не умозрительно и не априорно, а в ходе систематического мониторинга, анализа тех событий, которые происходили на моих глазах в течение десятилетий в социальной психологии в России и в мире. Собственно, все содержание книги представляет собой доказательство высказанного выше тезиса о наличии логики в эволюции современной социальной психологии. Остановимся на этом моменте несколько подробнее.


Рефлексия науки - необходимое условие ее саморазвития. Без этого она рискует превратиться в деятельность по простому воспроизводству устоявшихся принципов и приемов исследования, что ведет к избыточному количественному накоплению данных и фактическому снижению качества научного знания, утрате его практической дееспособности.


В социальных науках импульс к такому самоанализу задают два главных фактора: невозможность объяснения новых фактов в рамках старых подходов и социальный заказ на новые знания, необходимые для решения практических, злободневных проблем, возникших перед обществом. Такая ситуация особенно характерна для периодов глубоких социальных перемен. В качестве примера из прошлого социальной психологии можно привести положение, сложившееся в конце 60- х годов в США и Западной Европе, когда среди других факторов массовое движение американцев против войны во Вьетнаме и молодеж-Постановка проблемы. О чем, почему, как и для кого ... 9


ное движение в Западной Европе подтолкнули западных социальных психологов к дискуссии о состоянии своей науки. Другой пример - дискуссии о путях развития социальной психологии в СССР, развернувшиеся в конце 50-х - начале 60-х годов под влиянием процесса либерализации советского общества, потребностей научно-технического развития.


Еще более драматично положение в настоящее время, когда фундаментальные изменения происходят уже не в отдельном регионе, но глобально: и в капиталистическом мире и в странах бывшего коммунистического блока. Экологический кризис, этнические конфликты, духовный кризис с сопутствующими ему коррупцией, наркоманией, преступностью в совокупности представляют для человечества не меньшую угрозу, чем когда-то - мировая ядерная война.


Попытки теоретически осмыслить и принять практическое участие в решении подобных проблем обнаружили недостатки и ограничения имеющихся у социальных психологов средств: теорий, методов, практических социальных технологий. Они оказались недостаточно пригодными для исследования тех аспектов социально-психологической реальности, которые в данный исторический момент предъявили себя науке и практике. В первую очередь - того аспекта, который принято называть духовным, нравственным.


Особенность ситуации, сложившейся к настоящему времени в социальной психологии, видится в том, что именно этот аспект психологии социального взаимодействия занимал на протяжении многих веков вплоть до начала XIX в. центральное место в произведениях подавляющего большинства выдающихся мыслителей мира, признаваемых основоположниками современной социальной психологии. Достаточно вспомнить систему Конфуция, "Никомахову этику" Аристотеля, "Теорию нравственных чувств" А. Смита, которая в его концепции дополняла представление о "невидимой руке рынка".


Показательны и такие факты. Основатель позитивизма О. Конт планировал завершить свою систему наук дисциплиной, названной им la morale, т.е. наукой о нравственном духе; крупнейшие социологи Э. Дюркгейм и М. Вебер завершали свою научную деятельность исследованиями проблем религии и нравственности.


Казалось бы, социальная психология - наука о психологическом аспекте человеческого поведения - должна была сохранить и развить этот интерес в своих исследованиях. Он же, напротив, на многие десятилетия почти исчез и вновь возрождается лишь в последние годы, демонстрируя тем самым неполноту сменявших друг друга в социальной психологии представлений о человеке как существе, "реагирующем", "думающем", "экономическом" и т.п.


10 Введение


Важнейшей и актуальной задачей в этой связи становится ответ на ряд следующих вопросов: существует ли обозначенная выше логика саморазвития объекта социально-психологического исследования, некая закономерность, которая пробивается сквозь смену изучаемых аспектов, или же они в такой последовательности (может быть даже случайно) задаются общественной практикой, зависят от личных склонностей и судеб исследователей; какова их иерархия, внутреннее взаимоподчинение? Если такой логики нет, то тогда исследования биологического, психофизиологического, общепсихологического, социологического и других аспектов поведения оказываются равнозначными, рядоположенными и каждый из них может претендовать в будущем на роль ведущего. Если же такая логика есть, то необходимо ответить, в чем она состоит и куда ведет, каково значение в ее свете ранее полученных результатов, какие объекты и постановки проблем являются наиболее перспективными для социально-психологической науки и ее практического применения.


Следует подчеркнуть при этом, что речь идет не об искусственном построении нормативной, однолинейной схемы развития знания, а о постижении, усмотрении в изобилии фактов и подходов объективной, т.е. независимо действующей закономерности, о раскрытии самодвижения внутренней логики исследуемого объекта, которая под давлением общественной практики реализуется во всем многообразии проб и ошибок, "маятниковых" колебаний и спиралевидного возвращения к "хорошо забытому старому".


В целом есть основания полагать, что смена парадигм в социальных науках происходит менее резко и более сложно, нежели в естественных науках. Даже тогда, когда в общественных науках появляется новая доктрина, быстро завоевывающая авторитет среди ученых, это совершается гораздо медленнее и отнюдь не исключает параллельного существования ранее господствовавших подходов. Они, часто временно, просто отходят на второй план. Именно по этой причине представляется более целесообразным говорить об эволюции, а не о полной смене, революции парадигмы в современной социальной психологии, хотя термин "революция" довольно часто применяется в дискуссиях, например, о смене в общей психологии бихевиористской парадигмы на ког-нитивистскую. Еще чаще о революции социального знания говорилось применительно к марксизму. Однако и в этом случае оценка зависит от избираемого масштаба времени и точки отсчета.


Современная ситуация, сложившаяся в отечественной социальной психологии, не только не снижает, но, напротив - повышает актуальность предлагаемого сравнительного анализа, поскольку в нем не только сопоставляются западные парадигмы между собой.


Постановка проблемы. О чем. почему, как и для кого ... II


Они соотносятся с опытом развития отечественной социальной психологии.


Книга задумана как пособие, своеобразный путеводитель в море современной социально-психологической информации, где главной проблемой становится не столько поиск информации вообще по какому-либо вопросу, сколько информации конкретной и, главное - качественной. В современной российской ситуации, когда книгопечатание стало прибыльным делом, и одновременно не только идеологическая цензура, но и обычный экспертный контроль исчезли, уровень информационного "шума" необычайно возрос, превысив все разумные "децибелы". В области социальной психологии это особенно касается прикладных проблем. На читателя двинулся настоящий оползень переводной и собственной продукции на тему "как": руководить, жениться, развестись, решить конфликт, быть счастливым, выиграть выборы, обмануть, не быть обманутым и т.д. и т.п. до бесконечности.


Опытный специалист без труда определит за любой обложкой реальную ценность книги, однако и он нуждается в помощи: методологической, теоретической, справочно-методической наконец. При современном темпе роста (далеко не равноценных и равно полезных) знаний она становится незаменимой. Отсюда возрастание потребности в различного рода справочных, аналитических, обзорных работах: энциклопедиях, словарях, руководствах и т.п.


Классическим примером может служить систематическое издание знаменитого многотомного "Руководства по социальной психологии" под редакцией Г. Линдзея и Э. Аронсона (1954, 1968, 1985 г.г.), которое далеко не всем доступно не только в России, но и в мире. Но даже и в нем нужно уметь ориентироваться, сохраняя способность критического восприятия. Ведь, что греха таить, и до сих пор российский читатель часто подпадает под влияние "магии печатного слова", тем более, если она обрамляется всеми достижениями современного полиграфического искусства. Читатель, беря в руки такую книгу, становится жертвой "эффекта ореола": красивая, большая, дорогая, да еще "импортная" - книга воспринимается как основательная, глубокая, необходимая. И лишь с опытом, порой печальным и трудоемким, приходит умение не подчиняться очарованию формы.


Прочтя эти строки, тот же читатель вправе поинтересоваться у их автора, каков его собственный опыт и дает ли он основания претендовать на весьма обязывающее право экспертной оценки. В качестве таких оснований можно назвать: тридцать пять лет работы в области социальной психологии, из них не менее двадцати, отданных критическому анализу зарубежной науки, сотни тысяч страниц, прочитан-12 Введение


ных на нескольких языках, многочасовые дискуссии с ведущими отечественными и зарубежными исследователями, наконец, опыт исследований и преподавания в России и за рубежом.


Как?


Весь этот огромный материал был организован следующим образом.


В качестве методологической базы для решения поставленной выше проблемы - выявления логики эволюции социальной психологии в обозначенный период был использован накопленный в современной науке, и в психологии в том числе, разнообразный арсенал способов: парадигмальный анализ [Т. Кун, 1962], категориальный анализ [Ярошевский, 1972], ориентационный анализ [G. Allport, 1954, 1968; Г. Андреева, Н. Богомолова, Л. Петровская, 1979] и другие.


В данной работе применяется системный, комплексный подход, позволяющий учесть преимущества каждого из перечисленных выше способов анализа. В самом общем виде предлагаемый подход может быть определен как сравнительный, анализ выделяемых определенным. образом, парадигм. Термин "парадигма" понимается как образец, стандарт, т.е. имеет содержание более широкое, нежели то, которое вкладывал в него Т. Кун. В данной работе оно служит определением системы специально для социальной психологии выделенных элементов (характеристик, индикаторов, критериев), которые отличают одну парадигму от другой, и по совокупности которых можно дифференцировать, соотносить как отдельные элементы между собой внутри одной парадигмы, так и сравнивать аналогичные элементы различных парадигм. Несмотря на столь специфическое понимание парадигмы, оно, тем не менее, не является чисто условным, поскольку включает в качестве элементов и ряд тех признаков, которые входят в парадигму в классическом куновском смысле. Оно не произвольно также потому, что выявленные парадигмы существуют реально.


Научный результат (теория, эмпирический факт) в значительной степени зависит от ряда решений по ключевым проблемам данной конкретной науки. Большая часть из них принимается исследователем сознательно или неосознанно в процессе профессионального становления. Работая самостоятельно, он может их менять и предлагать собственные, новые, но первоначальная их база закладывается в ходе обучения. Поэтому учебники, специальные справочники, руководства, отобранные методом экспертной оценки, обычно служат эмпирическим материалом для систематизации и анализа научной дисциплины.


Многолетний мониторинг наиболее известных, неоднократно пере-издаваемых публикаций этого рода, их экспертная оценка ведущими социальными психологами позволили выделить систему следующих


Постановка проблемы. О чем. почему, как и для кого ... 13


выборов, делая которые ученый усваивает определенную парадигму и затем развивает ее в своих исследованиях.


Выбор первый: базовая дисциплина. В настоящее время примерно 2/3 социальных психологов мира готовятся на психологических факультетах. Оставшаяся 1/3 делится между социологией (около 60% этой части), философией, антропологией, этнографией и другими дисциплинами.


Выбор второй: позиция по вопросу о специфике наук о человеке по сравнению с науками о природе. Преобладающая часть курсов, в первую очередь на психологических, но и на социологических факультетах тоже, исходит из принципа "объяснения", в соответствии с которым: а) основная задача любой науки - добывать верифицируемые данные о причинно-следственных связях исследуемых объектов; б) будучи объектом материального мира, человек и его связи должны и могут успешно исследоваться так же, как и любые другие объекты, в) имеющаяся специфика несущественна.


Меньшая часть курсов, и чаще на социологических факультетах, придерживается принципа "понимания", обоснованного так называемой "понимающей традицией", заложенной в социальных науках В. Дильтеем, М. Шелером, Э. Шпрангером, М. Вебером и их последователями как в психологии, так и в социологии. В соответствии с этим принципом: а) человек - особый объект, и поэтому б) наука о нем исследует закономерности особого рода, следовательно, в) социальная наука - наука особая.


Выбор третий: основной метод и позиция по вопросу об отношении теории и метода. Он тесно связан со вторым выбором. Принятие принципа "объяснения" предполагает ориентацию на "жесткие" методы точных наук: физики, математики и т.п. и предрасполагает к индуктивному ходу исследования. В соответствии с этим принципом теория следует за методом, приоритет принадлежит ему.


Выбор принципа "понимания" предполагает ориентацию на более "мягкие" методы наук о культуре: этнографии, лингвистики и т.п. и предрасполагает к дедуктивному ходу исследования. В этом случае приоритет отдается теории, метод подчиняется ей.


Выбор четвертый: модели человека, общества и отношения между ними. Он еще более сложен в силу привходящего влияния конкретной культуры, идеологии, жизненных обстоятельств и философских концепций, принятых в данном научном сообществе. Наличие и регуляторная роль этих моделей в социальных науках была убедительно доказана специальными исследованиями [Chapman, Jones, 1981]. Эти модели непременно, явно или имплицитно, содержатся в господствующих школах и подходах.


14 Введение


Выбор пятый: понимание предмета социальной психологии и основные категории, в которых он определяется. Этот выбор в значительной степени зависит от предыдущих, а также от выбора конкретного авторитетного ученого, главы данной школы, и его основного исследования в качестве образца.


Выбор шестой: ведущее отношение при исследовании системы отношений: "индивид"-"группа"-"общество", а также объектов, на которых это отношение изучается. Он предопределяется еще больше предыдущими, но особенно - пониманием предмета.


Выбор седьмой: позиция по вопросу о роли социального психолога в обществе и способ практического применения полученных данных. При определении данной позиции ключевое значение имеет решение дилеммы: сциентизм - гуманизм, проблемы ценностей как регуляторов исследования, оценка общественного значения своей деятельности и ее результатов. Два крайних полюса решения: позиция этически нейтрального социального технолога, реализующего цель заказчика и этически пристрастная позиция ученого - гражданина, соотносящего цель заказчика с собственным пониманием общественных интересов.


Каждый из перечисленных выше выборов составляет основу соответствующего критерия, индикатора парадигмы. В совокупности они образуют систему, характеризующую содержание парадигмы. Их необходимость и достаточность обосновываются следующими аргументами. Во-первых, они включают ряд параметров, которые уже успешно применялись для решения аналогичных задач [см., например: Ярошевский, 1974]. Во-вторых, они реально существуют в социальной психологии и их значение признается социальными психологами. В- третьих, они фактически охватывают большинство характеристик, избираемых специалистами для систематизации социально-психологических исследований и самими учеными для определения своего места и роли в развитии социальной психологии.


Главное отличие развиваемого в книге подхода заключается в системности анализа, применения этих критериев в их взаимосвязи и взаимозависимости. По существу последующее изложение представляет собой одновременно доказательство правомерности и адекватности предлагаемого способа решения этой задачи.


С помощью системы перечисленных критериев были выделены и проанализированы: одна ведущая - парадигма объяснения и три частных парадигмы (или квази-парадигмы) - "понимания", "раскрытия" и "преобразования". Частными они были названы потому, что в настоящее время заметно уступают ведущей парадигме по реальному, фактическому (а не декларируемому) влиянию и признанию среди социальных психологов мира, а также потому, что некоторые


Постановка проблемы. О чем, почему, как и для кого ... 15


отдельные составляющие их элементы пока менее развиты по сравнению с соответствующими элементами ведущей парадигмы и менее тесно связаны между собой.


Наконец, еще одно принципиальное пояснение касается широко обсуждаемой ныне проблемы о принципиальной возможности появления парадигмы в куновском смысле в социальных науках - так называемой проблемы "монизм-плюрализм" [F. Munne, 1989]. Согласно плюралистической точке зрения, в общественных науках наличие различных парадигм неизбежно и непреодолимо. Монисты же считают, что наблюдаемое многообразие парадигм свидетельствует лишь об определенной стадии развитии данной науки.


Авторская позиция по данному вопросу состоит в том, что в общественной науке дихотомию плюрализм - монизм можно на современном этапе частично снять введением деления парадигм на "ведущую", более развитую, и "частные", менее развитые, "квази-парадигмы", каждая из которых в определенных условиях могла, либо может, выдвинуться на роль ведущей, будь-то самостоятельно или в результате синтеза с другой частной парадигмой. Общая же тенденция развития современной социальной психологии состоит в росте взаимного влияния и конвергенции парадигм, определяемых логикой развития как объекта социально-психологического исследования, так и самого социального процесса.


Сформулированные выше методологические соображения определили структуру книги.


Во Введении дан краткий исторический очерк тех идей, которые возникли в различных социальных науках до XX века и в той или иной мере оказали влияние на социальную психологию.


Необходимость такого экскурса усматривается в том, что он позволяет установить связь между современными поисками и интеллектуальным наследием прошлого, показать, что некоторые проблемы по ряду причин являются вечными и уклониться от их решения невозможно.


Первый раздел посвящен анализу парадигмы объяснения, реализованной наиболее последовательно в американской социальной психологии.


Во втором разделе рассматривается западноевропейский опыт, выразившийся в попытке построения парадигм "понимания" и "раскрытия .


Третий раздел - это анализ парадигмы "преобразования", основанной на постулатах марксизма и развивавшейся в СССР, а также странах Восточной Европы.


16 Введение


Все разделы построены по единой схеме. Вначале дается общая характеристика парадигмы. Затем отдельно и последовательно анализируются ее элементы, сгруппированные в главы о методологических и теоретических основах, главных темах и объектах исследования, методах и практическом приложении добытых знаний.


Тем самым впервые в книге критический анализ зарубежной науки будет непосредственно сопоставлен с положением в отечественной социальной психологии. Это позволит прояснить и обеспечить связь отечественной и мировой науки, будет стимулировать эффективные теоретические и прикладные исследования. Можно с уверенностью утверждать, что аналогов подобной работы в современной социальной психологии не существует.


Четвртый раздел, завершающий всю работу, посвящен прогнозу дальнейшего движения современной социальной психологии. Это краткий очерк ее возможных перспектив.


В приложении даны рекомендации по использованию этой книги в учебных курсах.


Для кого?


Предыдущие мои монографии ("Современная социальная психология США" и "Современная социальная психология в Западной Европе") были в свое время включены Высшей аттестационной комиссией в список рекомендуемой литературы для сдающих кандидатский минимум по социальной психологии. Данная книга, будучи основанной на существенно переработанном и дополненном материале этих монографий, так же может быть использована как пособие и по курсу социальной психологии и по курсу зарубежной социальной психологии. Книга рассчитана в основном на студентов, аспирантов и преподавателей. Она адресована исследователям взаимодействия человека и общества, а также практикам, стремящимся выйти за рамки повседневного, рутинного опыта. Более широко, она для тех, кого интересуют проблемы, сформулированные выше, тех, кто, прежде, чем изобретать велосипед, интересуется: как это раньте делали другие и почему они его сделали именно таким.


Она, я надеюсь, будет интересна и всем тем, кто стремится лучше понимать себя и других, чтобы не сгинуть в пучине всеобщей войны всех против всех: человека - с самим собой, людей, классов, народов и цивилизаций - Друг с другом. Проще говоря - чтобы по возможности уменьшить объем зла и сумму страданий в своей и чужой жизни.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Схожі:

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconВт. Крысько Социальная психология
В. Н. Селезнев, заслуженный работник высшей школы рф, доктор психологических наук, профессор
Шихирев П. Н. Современная социальная психология iconFifth edition social Psychology
М14 Социальная психология/Перев с англ. — Спб.: Питер, 1997. — 688 с: ил. Isbn 5-88782-141-8
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи