Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика icon

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика




НазваЛ. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика
Сторінка8/9
Дата31.08.2012
Розмір1.72 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5   6   7   8   9
1. /Адонина Л.В., Фисенко О.С. Когнитивная лингвистика.docЛ. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика
Под общеславянскими названиями имеются в виду слова, относящиеся ко всем южнославянским (болгарскому, словенскому, македонскому), западно­славянским (польскому, чешскому, словацкому) и восточ­нославянским (русскому, украинскому, белорусскому) языкам, восходящие к языку единой индоевропейской семьи. Такие слова имеют одинаковое общеславянское значение, но внешний фонетический, грамматический облик может не совпадать ввиду таких же языковых различий в славянских языках.
Такими общеславянскими названиями денег являются ГРИВНА, СЕРЕБРО, СКОТ.

ГРИВНА

Одной из основных единиц денежной системы Древней Руси до XIV века была ГРИВНА (ГРИВЬНА). По происхождению данное слово родственно со словом ГРИВА. В связи с этимологическими и историко-лексикологическими исследованиями было выявлено, что слово ГРИВА общеславянского характера. Развитие семантики этого слова происходило следующим образом: шея, затылок, загривокто, что растёт на шеегрива животногопоросшая лесом возвышенностьустье рекигорная цепь, поросшая лесом и т.д.

Слово ГРИВНА (ГРИВЬНА) представляет собой субстантивированное краткое прилагательное женского рода с помощью суффикса -ьн- (совр. -енн-) от существительного ГРИВА. В «Словаре древнерусского языка» И.И. Срезнев­ского находим слово ГРИВЬНЫЙ шейный. Таким образом, следует предположить, что слово ГРИВНА, субстантивировавшись, приобрело значение ожерелье или цепь, которую носят на шее. МИЛОСТЫНЕЮ ЯКО ГРИВНОЮ УТВАРЬЮ ЗЛАТОЮ УКРАСУЯСЯ (Срезн., 1, с. 591).

С течением времени семантика слова ГРИВНА расширяется. Данное слово начинает обозначать не только ожерелье и другие украшения, связанные с шеей, но и то, что соотносится с «обхватом» чего-либо, т.е. появляется значение обруч, кольцо, браслет.

В связи с тем, что ожерелье, браслет, кольцо большей частью – предметы ценные, зачастую, сделанные из золота и серебра, ГРИВНА стала употребляться в значении весовая и денежная единица, а представляла собой серебряный или золотой слиток. (Применение в качестве денег таких слитков – второй этап, после пушнины, в возникновении денежной системы на Руси).

С 1699 по 1720 год на Руси чеканились серебряные монеты из серебра низкой пробы. Впоследствии подобные монеты получили название ГРИВЕННИКОВ.
В отличие от общеславянского слова ГРИВНА, ГРИВЕННИК – собственно русское название. В памятниках отмечается с XVII века. Образовано с помощью суффикса -ик- от ГРИВЕННЫЙ, являющееся производным с суффиксом -ьн- (-енн-) от ГРИВЬНА.

Таким образом, слово ГРИВНА во всех славянских языках этимологическими словарями отмечается в значении весовая и денежная единица.

Итак, общеславянское слово ГРИВНА (ГРИВЬНА) по происхождению – краткое прилагательное женского рода с суффиксом -ьн- (-енн-) от слова ГРИВА. Первоначально слово ГРИВНА имело значение шейная. Субстантивировавшись, приобрело значение шейное украшение, ожерелье. С такой семантикой оно засвидетельствовано в памятниках. Дальнейшее развитие – драгоценности, предмет ценный слиток золота или серебра, как определённая весовая единица денежная единица. Со второй половины XIII века появился слиток в половину денежной ГРИВНЫ – РУБЛЬ, который в XV веке окончательно вытеснил ГРИВНУ. С XVI века ГРИВНА – денежно-счётная единица, в которой заключалось 10 копеек. Отсюда, и происходит название монеты в 10 копеек – ГРИВЕННИК, сохранившее свое название до начала ХХ века.

СЕРЕБРО

Слово СЕРЕБРО в качестве денежной единицы зафиксировано не позднее начала XII века, а в памятниках старославянской письменности в переводе с греческого наряду с СЕРЕБРЬНИКОМЪ употребляется и СЕРЕБРО.

Нет основания относить СЪРЕБРО в значении денежная единица к церковнославянизмам в древнерусской деловой письменности, в которой оно встречается довольно часто. По всей вероятности, СЕРЕБРО в значении денежная единица было общеславянским. По мнению этимологов, это слово имеет соответствия в других индоевропейских языках. (Балто-славяно-герман­ское заимствование из неиндоевропейского языка; предполагают, что из восточного.) По поводу дальнейшего развития данного слова А.Г. Преобра­женский рассматривает слово СЪРЕБРО как заимствование в германский язык из славянского. В своём утверждение он опирается на гипотезу Погодина, который считает его сложным словом СЕРЕ-БРО (общеслав. СЕР-БРО). По его мнению, первая часть СЕР – свет, блеск соответствует греческому слову  свет, сияние, блеск, вторая часть – БРО восходит к БЕРА в первоначальном значении ношу. Получается «светоносный металл». Погодин выводит две праформы: *ser-bro, откуда происходит русское слово СЕРЕБРО и *siro-bro, откуда старославянское слово СЬРЕБРО.

М. Фасмер опровергает предположение А.Г. Преображенского о заимство­вание германского слова из славянского и выводит праславянскую форму *sьrebro, откуда возникает древнерусское слово СЬРЕБРО и далее путём ранней ассимиляции гласных – СЕРЕБРО.

Итак, слово СЕРЕБРО – древнерусское образование от праформы *sьrebro, функционирующее в языке в значении денежная единица примерно до XIV века, в значении «деньги вообще» до XIX века. В современном русском языке существует только в значении драгоценный металл.

ЗЛАТО (ЗОЛОТО)

Среди названий денежных единиц, имеющих общеславянскую основу, определенное место занимают слова, первоначальное употребление которых находим в церковнославянском языке. К таким словам относятся ЗЛАТО, ЗЛАТИЦА.

В древнерусском языке слово ЗЛАТО употреблялось для общего обозначе­ния денег. ПО СЕМЬ ДАСТЬ Г КОПИ ЗЛА(Т) ОУБОГИМЪ РАЗДААТИ. (СлДРЯ XI–XIV, 3, с. 384). В качестве денежной единицы и золотой монеты функционировало слово ЗЛАТИЦА. БРАТЕ СЕ ТРИ ЗЛАТИЦЬ ИМАМЪ, ВЪЗЬМЪ КОУПИ ЕГОЖЕ ХОЩЕШИ. (СлДРЯ XI–XIV, 3, с. 384).

Но наряду с приведёнными выше старославянскими формами данных слов, памятники письменности отмечают и древнерусские полногласные формы этих слов. В значении деньги вообще употреблялось слово ЗОЛОТО. ВЗЯТО НА КОНДУШАНИНЕ НА МИХАЛКЕ ЗОЛОТОМ ЗА ЛОШАД(Ь) ПОКАБАЛЬ ДЕНЕГ РУБЛЬ ШЕСТЬ АЛТЫНЪ; ДЕ(НЕГИ). (СлРЯ XI–XVII, 6, с. 57). Примерно в XIII–XIV веках появляется слово ЗОЛОТОЙ для обозначения денежной и весовой единицы и золотой монеты и полностью вытесняет старославянское название ЗЛАТИЦА.

Таким образом, следует предположить, что неполногласные формы для обозначения денег и денежной единицы ЗЛАТО и ЗЛАТИЦА постепенно исчезают, полностью заменяясь древнерусскими названиями ЗОЛОТО и ЗОЛОТОЙ. В современном русском языке для обозначения денег и денежных единиц не сохранилось ни одно из перечисленных выше названий. Но церковно­славянский облик слова ЗЛАТО нередко встречаем в поэтических текстах,
а слова ЗОЛОТО и ЗОЛОТОЙ функционируют в современном русском языке
с другой семантикой.
Глава 3. Концепт «деньги» в древнерусский период

Одна из стадий развития товарно-денежных отношений, отражённая в названиях денежных единиц – это применение в качестве денег пушнины. Из лето­пис­ных свидетельств видно, что в Древней Руси длительный период дань и различные штрафы выплачивались мехами, которые постепенно превращались в средство платежа и обмена. Поэтому одними из широко распространенных наиме­но­ваний денег являются КУНА, ВЕКША, ВЕВЕРИЦА, МОРДКА, образо­ван­ные от названий «куница» и «белка».

КУНА. Памятники старославянской письменности не знают слова КУНА, оно встречается лишь в отдельных памятниках церковнославянской письмен­ности (большей частью, как название куницы) и в древнерусских текстах с Х века.

КУНА – денежная единица Древней Руси, находившаяся в обращении до конца XIV начала XV века. Термин КУНА произошёл от названия меха куницы, имевшего хождение, как меховая ценность в X–XI веках.

Современное исследование слова КУНА допускает два основных его толкования:

  1. Куньи меха и шкурки.

  2. Деньги (денежная единица или монета).

В связи с этим, существуют разные мнения по поводу семантики данного слова. С одной стороны, приверженцы теории кожаных денег утверждают, что КУНАМИ назывались только шкурки куницы, имевшие в торговле опреде­лённую цену. Другие исследователи русской старины доказывают, что КУНЫ были металлическими знаками ценности. (Погодин, Прозоровский).

По данным «Энциклопедического словаря» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефро­на, слово КУНА встречается в древнерусских памятниках с числовым показателем или без него. Без количественных показателей оно употреблялось в тех случаях, где теперь употребляется слово ДЕНЬГИ. Так, например, выражение «брать деньги», «взимать плату» – передавалось словами «КУНА ИМАТИ». Следова­тельно, КУНА была не только куньей шкурой, но и обозначала деньги вообще.
В древнерусском языке слово КУНА функционировало еще в одном значении – дань, вид подати, штраф, срок уплаты дани. Это значение было весьма существенным в семантическом развитии данного слова. Можно предположить, что именно оно помогло переносу названия пушнины на металлические деньги, сыграв роль промежуточного звена. Этот семантический сдвиг мог произойти именно в сфере платежа, где натуральная и денежная подать довольно долго существовали.

От слова КУНА в русском языке образовалось множество однокоренных слов, которые встречаются во многих памятниках письменности. М. Фасмер отмечает слова КУН(Ь)НОЕ приданное невесты и КУНЩИК сборщик податей. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля находим: КУННЫЙ обильный, дорогой, КУННИЧНИК лесник, кунный промышленник.

Итак, данные письменных памятников помогают установить, что название денежной единицы КУНА образовалось от названия меха куницы примерно в X–XI веках. В XII веке словом КУНА предположительно были названы метал­лические монеты. Благодаря широкой популярности и распространенности этого денежного наименования слово КУНА в форме множ. числа приобрело обобщающее значение деньги, которое сохранилось за ним в период XIII–XV столетий.

ВЕКША (ВЕВЕРИЦА, ВЕРВИНА). Наименование денежной единицы ВЕКША тоже принадлежит денежной системе, восходящей к натуральному товарообмену, так как название ВЕКША образовано от названия белки, меха белки.

ВЕКША – одна из самых мелких денежных единиц Древней Руси. «Сколько их было в КУНЕ, не знаю, но не более десяти, как думаю», – писал Н. Карамзин.

Вероятно, поэтому наименование ВЕКША просуществовало в древне­русском языке совсем недолго. В связи с этим, в памятниках письменности данное слово встречается не часто. Упоминается оно в Нестеровой летописи под 853–858 годами в известии о дани, платимой козарам полянами и другими, в Русской Правде, в договорах смоленского князя Мстислава с Ригою 1228 года.

Кроме слова ВЕКША, исторические словари фиксируют названия ВЬВЕРИЦА, ВЕРВИНА.

В языке слово ВЕКША функционировало в двух значениях:

  1. Белка, мех белкикак денежная единица.

  2. Податная (натуральная и денежная единица). Мелкая монета.

По поводу происхождения данного слова существует несколько мнений. М. Фасмер считает возможным производное от ВЬКО с суффиксом -ша. Ильинский видит в этом слове образование от ВЕВЕРИЦА тоже с суффиксом -ка и -ша. По мнению М. Фасмера, совершенно необоснованно сравнение с древнеиндийским vakucas какое-то животное, живущее на деревьях или производное от новоперсидского vesak рыжая лисица (как утверждают некоторые исследователи). Зато несомненно связано с вашка молодая белка. О.К. Трубачёв допускает, что это слово может быть заимствовано из фино-угорского или чувашского языков. В.Г. Егоров утверждает, что чувашское вакша белка заимствовано верховыми чувашами из древнерусского языка. Чуваш. вакша не трудно объяснить из русского ВЬКША, так как по закону сингармонизма последнее в чувашском языке будет звучать, как вакша, но из последнего вывести русское ВЬКША невозможно.

Последняя версия представляется наиболее вероятной, поскольку против чувашского источника свидетельствует и чисто русское ударение ВЕКША.

Итак, ВЕКША – одна из самых мелких денежных единиц в Древней Руси. Образовано от слова ВЕКША в значении белка. Данное слово в значении денежной единицы сохранилось до XIV века. В современном русском языке слово ВЕКША функционирует только в народном языке для обозначения белки.

Глава 4. Концепт «деньги» в период XIV– XVII вв.

В данную группу входят названия денежных единиц, функционирующие
в старорусском языке великорусской народности, которые принято считать собственно русскими (РУБЛЬ, КОПЕЙКА, ПОЛТИНА, ПОЛТИННИК, ПОЛУШКА).

РУБЛЬ. Во время монголо-татарского нашествия серебряные ГРИВНЫ стали делить пополам. Тем самым данные слитки уменьшились вдвое, но при этом сохранили прежнюю ценность. Так появились РУБЛИ.

Слово РУБЛЬ достаточно раннего происхождения, так как засвидетельство­вано в древнерусских памятниках с XII века. Но значение денежная единица вторичное, появилось в XIV–XV веках, поэтому данное слово относим к названиям денежных единиц более позднего характера.

К моменту фиксирования этого слова в языке, оно обозначало обрубок, кляп. Далее семантика слова РУБЛЬ расширяется, появляются значения, характерные для слова ГРИВНА:

  • РУБЛЬ серебра – платёжный слиток серебра стандартной формы и устой­чивого веса.

  • Серебряная монета (в XVI–XVII вв.) Слово РУБЛЬ в этом значении трансформировалось в слово РУБЛЕВИК.

  • Денежное взыскание, пеня. А ГРАБЕ СОДИ РОБЛЕМ (Срезн., 3, с. 182).

  • Деньги вообще. И ПСКОВЪ ЕГО И РУБЛЯМИ ЖАЛОВАЛЪ (Срезн., 3, с. 182).

Этимологи полагают, что слово РУБЛЬ следует считать образованием от глагола РУБИТИ, т.е. «обрубок ГРИВНЫ». А.Г. Преображенский считает возможным мнение Миклошича, который указывает на персид. rupie род золотой монеты, но при этом добавляет: «возможно, что РУБЛЬ удерживался с того времени, когда кожи служили средством обмена». Грот думает, что это слово пришло с востока, подобно слову ДЕНЬГА (см. главу 2). Первоис­точником, по его мнению, является сокращённое слово rupam наружный вид, краска, отсюда, rupayati дает вид  rupyas имеющий прекрасный вид  rupyam серебро, собственно то, что снабжено печатью, изображением, отсюда, перс. rupiyah и арабс. rupi, ruph. М. Фасмер считает невозможным такое происхождение данного слова.

Таким образом, наиболее вероятным представляется древнерусское образование слова РУБЛЬ от глагола «рубить». (В связи с делением пополам ГРИВНЫ).

Итак, РУБЛЬ, как денежная единица, принят в московской денежной системе с середины XV века. В период с XVII по ХХ век является основным денежным исчислением в России. Поэтому слово РУБЛЬ имеет широкое распространение как в современном русском литературном языке, так в диалектах и просторечии. В народном языке большей частью встречаются названия РУБЕЛЬ (РУПЕЛЬ), РУБЬ (РУПЬ), а также РУБЛИК, РУБЛИШКО, РУБЛЁВЫЙ, РУБЛЕВИК («б» чередуется с «б» и «п»).

ПОЛТИНА, ПОЛТИННИК. Слово ПОЛТИНА (ПОЛТЫНА) в памятниках древнерусской письменности отмечается с XII века (в Грамотах 1136, 1397 гг.). Но до XIV–XV веков существовало в одном значении – обрубленный слиток (или разделять вдоль). Первые ПОЛТИНЫ, как наименования денежных единиц, появились в результате разделения РУБЛЯ вдоль. Поэтому многие этимологи (Н.М. Шанский, М. Фасмер) рассматривают данное слово, как слияние ПОЛЪ и ТИНА (ПОЛЪ – половина, род. п. ТИНА от ТИНЪ рубль, старославянское ТЬНХ, ТАТИ – рубить, сечь, резать). Менее убедительной является трактовка А.Г. Преображенского, который считает слово ПОЛТИНА суффиксальным производным от слова ПОЛОТЬ, обычно толкуемого, как производное с помощью суффикса -ъть- от ПОЛЪ половина. Но данное слово, в большинстве случаев, известно в значении половина туши.

Итак, в первоначальном значении обрубленный слиток слово ПОЛТИНА просуществовало до XV века. В начале XVI века семантика расширяется, появляются значения: 1. денежная единица достоинством в половину рубля. У МАЛЬЯНА … ПОЛТИНА ДА ГРИВНА … У ВОЛЪФРОМЬЯ ПОЛТИНА (СлРЯ XI–XVII, 16, с. 257). 2. средства к существованию, достаток, деньги вообще.

В современном русском языке слово ПОЛТИНА считается устаревшим и малоупотребительным. Но оно сохранило свое значение в ХХ веке в слове ПОЛТИННИК (монета достоинством в половину рубля), которое известно памятникам письменности с XV века.

Слово ПОЛТИННИК – суффиксальное образование от слова ПОЛТИНА с помощью суффиксов -н- и -икъ-. По всей вероятности, это наименование появилось в результате начала монетной чеканки ПОЛТИНЫ и, по-видимому, в народной среде. Постепенно данное название закрепилось за монетой в 50 копеек. В современном русском языке наиболее употребительно в просторечии и диалектах.

ПОЛУШКА. Среди русских денежных единиц ПОЛУШКА – самая мелкая монета (1/4 копейки). В памятниках письменности отмечается с XVII века. Первоначально данное слово означало полденьги (см. главу 2). По мнению М. Фасмера, данное слово образовано от слова «полуха» «полм­онеты». В «Толковом словаре великорусского языка» В.И. Даля слово ПОЛУШКА – слияние слов ПОЛ и УХА (соболя, куницы). Это представляется маловероятным. Некоторые этимологи рассматривают данное слово, как производное от древнерусского слова ПУЛЪ медная мелкая монета, которое восходит к турец. pul от греч. ПОЛУШКА – малоупотребительное в старорусском языке название, поэтому в современном русском языке данное слово почти не находим.

КОПЕЙКА. Одно из самых поздних по происхождению названий денежных единиц в языке XI–XVII веков. Данное слово собственно русского происхождения. В русских памятниках письменности встречается с конца XV–начала XVI веков. КОПЕЙКА начала чеканиться с середины 30-х годов XVI века из серебра. Очень часто КОПЕЙКА называлась НОВГОРОДКОЙ, так как появилась в Москве после завоевания Новгорода (XVI–XVII вв.). В 1704 году Пётр I ввёл в обращение медную копейку, и серебряные копейки перестали чеканиться.

По поводу происхождения данного слова большинство исследователей (Фасмер, Соболевский) связывают это слово с существительным КОПЬЁ, так как в первоначальном своём виде она носит изображение великого князя или царя, сидящего верхом на коне с копьём в руке (1513–1719). В Новгородской 2 летописи под 1535 годом говорится о том, что великий князь приказал: «НОВЫМИ ДЕНЬГАМИ ТОРГОВАТИ СЪ КОПИЕМ». Таким образом, можно предположить, что данное слово является производным от слова КОПЬЁ. Такое предположение кажется наиболее вероятным.

Другие ученые относят данное слово к тому же корню, что и слово копить, наименование денежной единицы КОПЕЙКА происходит от слова копить.

Существует и третья точка зрения (менее вероятная), представители которой (Бернекер, Сенковский) утверждают, что слово КОПЕЙКА заимство­вано из какого-либо тюркского языка, например, производное от татарского слова kopek собака. Такое предположение было сделано ввиду того, что на одной из татарских монет изображалась собака. Название денежной единицы КОПЕЙКА получило широкое распространение в других славянских языках. По всей вероятности, произошло заимствование из русского языка.

В современном русском языке слово КОПЕЙКА имеет широкое распро­странение и в литературном языке, и в просторечии. В последнем наблюдаем появление новых слов, связанных с различным достоинством монеты, например: «двушка» – 2 копейки, «десятчик» – 10 копеек, «пятнашка» – 15 копеек.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Концепт «деньги» – одно из близких понятий для каждого человека. Деньги являются чем-то высокоабстрактным и одновременно конкрет­ным, неизменным и протекающим во времени. Как справедливо заметил В. Веймер: «Деньги имеют ауру магически-мифического» [1994, с. 7].

С древних времён тема денег интересует учёных. Экономисты называют их средством платежа, историки – зеркалом времен, социологи – средством социальной дифференциации, для юристов деньги правовое требование, для этнологов – объект культуры.

В данной работе предпринята попытка исследования концепта «деньги» с точки зрения историко-семантического развития, связанной с торгово-экономи­ческой жизнью русской народности XI–XVII вв.

Нами рассмотрен концепт «деньги», который с исторической точки зрения является сложным структурным образованием, и включает в себя следующие понятия: ГРИВНА, СЕРЕБРО, СКОТ, ВЕКША, КУНА, РЕЗАНА, МОРДКА, ОВРЬ, ЗОЛОТО, ЗОЛОТОЙ, РУБЛЬ, ПОЛТИНА, ПОЛТИННИК, КОПЕЙКА, ПОЛУШКА

Более подробно нами исследованы названия денежных единиц, имеющих исконно русское происхождение.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957.

  2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1956.

  3. Богатова Г.А. История слова как объект русской исторической лексикографии. М., 1984.

  4. Виноградов В.В. История слова. М.,1994.

  5. Виноградов В.В. Материалы и исследования в области исторической лексикологии русского литературного языка. // Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977.

  6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., М., 1881–1884.

  7. Даунене З.П. Торговая лексика в белорусской деловой письменности XV–начала XVII века. Автореферат. Вильнюс, 1966.

  8. История лексики русского литературного языка XVI–начала XIX века. М., 1981.

  9. История слова в текстах и словарях. МГПИ, 1988.

  10. Кочин Г.Е. Материалы для терминологического словаря древней России. М., Л., 1937.

  11. Материалы по русско-славянскому языкознанию. Воронеж, 1977.

  12. Полякова Е.Н. Лексика местных деловых памятников XVII–начала XVIII вв. и принципы ее изучения. Пермь, 1979.

  13. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959.

  14. Рядченко Н.Г. Действие внутренних и внешних факторов языкового развития в истории денежных наименований // АКД. Одесса, 1966.

  15. Славянское языкознание. Библиог. Указатель. М., 1963, 1969, 1980.

  16. Словарь древнерусского языка XI–XIV вв., М., 1988–1991.

  17. Словарь русского языка, составленный Академией Российской. СПб., 1789–1794.

  18. Словарь современного русского литературного языка. М.–Л., 1948–1965.


КОНЦЕПТ МЫСЛЬ В РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

Реферат

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Концепт как объект лингвистических исследований 7

Глава 2. Историко-этимологический анализ номинанта

концепта мысль 13

Глава 3. Анализ номинанта концепта мысль в современный

период 18

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 21

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 22

ВВЕДЕНИЕ

Наука последних десятилетий отличается бурным развитием различных отраслей знания, решающих фундаментальные вопросы трихотомии «действи­тельность – сознание – язык». В центре внимания исследователей находится «деятельность человека, обеспечивающая ему ориентацию в мире, его практическое освоение, познание и понимание процессов, происходящих во внешнем и внутреннем для него мире» (Телия 1988, с. 3).

Выделился целый ряд перспективных направлений: когнитивная лингвистика (Г.И. Берестнев, Н.Н. Болдырев, В.З. Демьянков, Дж. Лакофф, Е.С. Куб­ря­кова, Е.В. Рахилина), психолингвистика (В.В. Красных, А.А. Леонтьев), лингвокуль­турология (Е.Н. Верещагин, В.Г. Костомаров, В.А. Маслова, Ю.С. Степанов,
Н.В. Уфимцева), этнолингвистика (А.С. Герд, Н.И. Толстой), этногерменевтика
(Е.А. Пи­ме­н­ов, М.В. Пименова).

Среди многочисленных объектов исследования особую актуальность приобретают вопросы рассмотрения различных концептов, представленных в языке. Концептуальный анализ абстрактных концептов представляет особую сложность для исследователей. «Их сущность «расплывчата», «мало поддается определению», «субъективна по своему характеру»; носители языка владеют ими бессознательно; толковые словари фиксируют самые общие их признаки» (А.П. Бабушкин, О.В. Ивашенко, З.Д. Попова, Л.О. Чернейко).

Целью данного исследования является описание структуры концепта мысль в его языковом выражении. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. проанализировать различные этимологические словари, зафиксировавшие функционирование слова «мысль» в разные исторические эпохи;

  2. выявить и описать признаки концепта мысль.

Материалом исследования послужили различные словари русского языка, содержащие закреплённое словоупотребление концепта «мысль» в разные исторические эпохи.

Методы исследования. В работе использованы элементы этимологи­ческого анализа, метод концептуального анализа, заключающийся в выявлении признаков, формирующих структуру концепта, их классификации, интеграции и интерпретации; метод компонентного анализа, с помощью кото­рого осуществляется выявление семантических компонентов (сем) языко­вой единицы; количественный приём статистического метода.

Глава 1. Концепт как объект лингвистических исследований

Характерная для XX века тенденция к взаимопроникновению различных областей знания вызвала потребность в единице, сводящей воедино результаты различных познавательных процессов и ментальных операций. Такой единицей стал концепт. Термин «концепт» даёт возможность рассмотреть с точки зрения лингвистики категории, которые создают обобщенный образ слова.

Понятие концептуализации является ключевым в описании познавательной деятельности человека. Познавательная деятельность формирует и развивает умения ориентироваться в окружающем мире на основе полученных знаний. Этот процесс связан с выделением и сравнением (отождествлением и разделе­нием) событий и объектов. «Концептуализация представляет собой осмысление поступающей информации, мысленное конструирование предметов и явлений, которое приводит к образованию определённых представлений о мире в виде концептов как фиксированных в сознании человека смыслов» (Веневиктова 2003, с. 24). Основная часть концептов зак­реп­ляется в языке значениями конкретных слов, и это обеспечивает хранение полученных знаний и передачу этих знаний от человека к человеку, от поко­ления к поколению.

Известно, что знания об окружающем мире хранятся в обобщённой категориальной форме, и невозможно держать в памяти все характеристики каждого предмета или явления, так как «мышление человека невербально, оно осуществляется при помощи универсального предметного кода. Люди мыслят концептами, кодируемыми единицами этого кода» (Попова, Стернин 2005, с. 7). Категоризация представляет собой деление мира на категории, выделение в них групп, классов аналогичных объектов или событий, включая концептуальные категории как обобщение конкретных смыслов или концептов. «Категоризация как познавательный процесс – это есть мысленное соотнесение события или объекта с определённой категорией. Чтобы назвать какой-либо предмет или явление, его необходимо отнести к определенной категории, то есть категории­зовать. Эта функция и определяет содержание понятия категоризации» (Болды­рев 2000, с. 23).

Концептуализация и категоризация как важнейшие функции человеческого сознания лежат в основе познавательной деятельности человека. Познание окружающего мира влечет за собой формирование в сознании человека концептов на основе чувственного опыта, предметно-практической, экспериментально-познавательной, теоретико-познавательной и мыслительной деятельности, вербального и невербального общения. Наиболее полное знание формируется лишь в результате сочетания этих способов.

В последнее время концепт, став «модным» термином, воспринимается в отечественной лингвистике неоднозначно. Часто за основу толкования концепта многие лингвисты принимают определение А. Вежбицкой: «концепт – это объект из мира ‘Идеальное’, имеющий имя и отражающий определенные культурно обусловленные представления человека о мире ‘Действительность’» (цит. по: Фрумкина 1995, c. 90).

Одним из первых в мировой лингвистике к исследованию концептов обратился С.А. Аскольдов (его статья «Концепт и слово» была опубликована в 1928 г.). Он считал, что наиболее существенной функцией концептов как познавательных средств является функция заместительства. «Концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода» (Аскольдов 1997, с. 269).

Развивая теорию С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачёв считает, что концепт является «алгебраическим» выражением значения, которым носители языка оперируют в устной и письменной речи, ибо охватить значение во всей его сложности человек просто не успевает, иногда не может, а иногда по-своему интерпретирует его (в зависимости от своего образования, личного опыта, принадлежности к определённой среде, профессии и т.д.)» (Лихачёв 1997, с. 281). Концепт, таким образом, организует не само слово, а его словарное значение, он возникает не из словарного значения слова, а из столкновения этого значения с личным и народным опытом человека.

В современных подходах к определению концепта внимание акценти­руется на его этнокультурной специфике. Н.Д. Арутюнова концепт трактует как понятие практической обыденной философии, являющееся результатом взаимодействия ряда факторов, таких, как национальная традиция, фольклор, религия, идеология жизненный опыт, образы искусства, ощущения и система ценностей. Концепты образуют «своего рода культурный слой, посредни­чающий между человеком и миром» (Арутюнова 1993, с. 3). В рамках такого подхода акцент делается на связи формирующего в сознании индивида или коллектива концепта с уже усвоенными общественными ценностями данного социума.

Е.С. Кубрякова в «Словаре когнитивных терминов» под концептом понимает единицу «ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» (КСКТ 1996, с. 90).

С.Г. Воркачев предлагает в качестве определения концепта следующее: «Концепт – это единица коллективного знания/сознания, отправляющая к высшим духовным ценностям, имеющая языковое выражение и отмеченная этнокультурной спецификой» (Воркачев 2001, с. 64–72).

Рассматривая ключевые концепты культуры, В.А. Маслова концептом называет обусловленные культурой «ядерные (базовые) единицы картины мира, обладающие экзистенциальной значимостью как для отдельной языковой личности, так и для ... сообщества в целом» (Маслова 2001, с. 51). Ключевым считается тот концепт, который встречается в частотных общеупотребительных формах языка – словах, словосочетаниях, фразеологизмах, пословицах и поговорках, загадках.

Исследуя лингвокультурные концепты, В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин (Кара­­сик, Слышкин 2005) к числу базовых характеристик лингвокультурных концептов относят следующие: комплексность бытования, ментальная природа, ценностность, условность и размытость, изменчивость, ограниченность созна­нием носителя, трёхкомпонентность, полиапеллируемость, многомер­ность, методологическая открытость и поликлассифицируемость.

В настоящей работе, вслед за М.В. Пименовой, концепт определяется как «некое представление о фрагменте мира или части такого фрагмента, имеющее сложную структуру, выраженное разными группами признаков, которые используются для описания фрагмента мира или части такого фрагмента» (Пименова 2003, с. 11).

Глава 2. Историко-этимологический анализ номинанта концепта мысль

Концепт как сложный комплекс признаков имеет разноуровневую представ­­ленность в языке. Наиболее информативным с этой точки зрения выступает лексический уровень, опираясь на который можно выявить набор признаков, формирующих структуру концепта. Анализ лексического значения номинанта концепта мысль позволяет рассмотреть его содержание, раскрыть понятийные признаки в структуре концепта. «Значение слова выполняет функцию общей репрезентации концепта в системе языка за счёт описания его наиболее характерных, существенных признаков, т.е. определённой, наиболее репрезентативной части концепта» (Болдырев 2000, с. 13).

В работе использована методика концептуального анализа, разработанная школой концептуальных исследований М.В. Пименовой. «Структура концепта – это совокупность обобщенных признаков, необхо­димых и достаточных для идентифи­кации предмета или явления как фрагмента картины мира» (Пименова 2004, с. 9). По определению М.В. Пи­меновой, признак концепта – его мельчайшая единица, это общее основание, по которому сравниваются некоторые несхожие явления.

Мысль – это номинант концепта, с помощью которого концепт чаще всего актуализируется в языке.

Для выявления признаков, формирующих структуру концепта мысль, анализу, проведем анализ номинанта концепта, используя различные словари.

По словам А.А. Красавского, «применение метода этимологического анализа приоткрывает занавес тайны первых шагов жизни концепта, т.е. его исследование в диахронической плоскости, то использование, например, ставшего традиционным и эффективным во второй половине XX столетия метода компонентного анализа в его различных вариациях, может оказаться полезным при изучении сущности концепта в синхронии» (Красавский 2001, с. 44).

Слово «мысль» возникло в общеславянский период.

В словаре М. Фасмера (ЭСФ, Т. 3: 25) слово мысль отмечено как древне­русское и старославянское слово), имеющее корень *mud~ (> мыс-).

«Мысль» считается близким словам индоевропейского языка (готское. maudajan – «думать») и образованным посредством суф. -ель. По предпо­ложению В.Н. Топорова «мысль» близко и индоевропейскому корню *теп- (др.-инд. manas – «мысль», лит. mintis – то же, minti – «думать», авест. manas – «мысль»), вследствие чего существительное «мысль» родственно прилага­тельному мудръ, глаголу мьнити – «ду­мать», где представлены гласные корня на разной ступени чередования. В среднеирландском языке слово smūainim употреблялось в значении «думаю», в греческом μΰδέομαι «обдумываю».

В этимологических словарях А.Г. Преображенского (ЭСП, с. 574) и М. Фас­мера (ЭСФ, Т. 3, с. 25) предполагается родственность старославянского «мысль» и греческого μΰδοζ – «слово, речь». Что, возможно, послужило основой возникновения таких значений слова в древнерусском и современном языке, как, например, «мысль» есть мнение о чём-либо, суждение, убеждение (Сл. XI–XVII вв. Вып. 9, с. 334); мыслительный процесс, отражающий объективную действительность в понятиях, суждениях, умозаключениях (ССРЛЯ Т. 6, с. 1423), а также появлением фразеологизма «в мыслях» со значением «1. Мысленно (называть, произносить и т.п.)» (ТОС, с. 372).

В.И. Даль определяет мысль как ‘всякое одиночное действие ума, разума, рассудка; представление чего-то в уме; идею; суждение; мнение; соображение; заключение; предположение; выдумку; думку’ и пр. (Даль Т. 2, с. 35). Помимо известных значений В.И. Даль приводит специальное «кулинарное» значение: мысли – ‘ядра, ятра животных, идущие в пищу’, а также, с пометой «архаичное», ‘догадка, сметка, толк, сказание’ (там же). Из того факта, что В.И. Даль все же приводит это второе значение, следует, что «греческий смысл» сохранялся у русского слова достаточно долгое время.

Слово «мысль» в значении определенного процесса в сознании современного человека, как и в древнем языке, до сих пор остается ведущим. Так, в «Словаре русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой (СРЯ Т. 2, с. 317), а также в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (ТОС, с. 372) слово «мысль» в первом значении представлено как «мыслительный процесс; мышление». В словаре «Современного русского литературного языка» (ССРЛЯ Т. 6, с. 1422) и «Большом толковом словаре русского языка» (БТС 1998, с. 408) это значение указано вторым. В лексикографической практике принято первыми фиксировать те значения, которые являются наиболее актуальными для языкового сознания в данный период развития языка. Слово «мысль» за долгий период существования сохранило известное и актуальное в сознании современного носителя языка значение.

Таким образом, уже в древности сложился основной круг значений корня этой лексемы, который лег в основу одного из ключевых концептов русского языка. Создатели славянский азбуки Кирилл и Мефодий (IX–X вв.) названием буквы «М» выбрали глагол «мысле́те», что доказывает бесспорную важность и развитость концепта мысль в сознании древнерусского человека, а также значимость семы процессуальности в значении этого слова.

Существуя уже на раннем этапе развития языка, «мысль» было полимоти­ви­рованным словом. В XI–XVII веках оно в диалектных языках употреблялось также в значении «белка-летяга» (ср.-псков., средне-уральск. диал. мысь – белка, прасл. *mys-tl – мелкий зверёк). В этимологическом словаре М. Фасмера (ЭСФ Т. 3, с. 258) указывается слово «мысь» в значении «белка». По мнению А.А. Потебни, это диалектная форма от мышь. Такое именование зверька послужило основой для возникновения выражения «растекаться мыслью по древу» как обозначение быстрого передвижения зверька по дереву, которое позже затем стало фразеологизмом со значением «долго, пространно о чём-то говорить» (в «Слове о полку Игореве» (памятнике литературы к. XII века) можно найти следующее выражение: Боянъ бо вещии, аще, кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серымъ вълкомъ по земли, шизымъ орлом подъ облакы). Употребление фразеологизма «растекаться мыслью по древу» в этот исторический период развития языка говорит о возникновении образного значения в содержании концепта мысль.

На развитую структуру концепта мысль в древнерусском языке указывает и факт его толкования через синонимы. В словаре древнерусского языка П.И. Срезневского (СС Т. 2, с. 216–217) слово «мысль» толкуется как:

  1. idea, мышление, помышленiе;

  2. opinio, размышление, суждение;

  3. намерение, умысел;

  4. воображение;

  5. высокая мысль – надменность.

В «Словаре русского языка XI–XVII вв.» (Сл. XI–XVII вв. Вып. 9, с. 333–334) «мысль» указано в пяти значениях:

  1. мышление, разум; сознание;

  2. дума, помысел, идея;

  3. мнение о чем-либо, суждение, убеждение;

  4. недобрый замысел, намерение, умысел;

  5. воображение.

Таким образом, нами показано, что важным этапом в раскрытии содержания того или иного концепта является изучение этимологии слова, которое называет то или иное понятие.

Проведённый анализ концепта мысль, основанный на последовательном рассмотрении возникновения и исторического развития соответствующей лексемы, показал, что данный концепт претерпел определённые содержательные изменения, однако основное содержательное значение осталось неизменным.

Глава 3. Анализ номинанта концепта мысль в современный период

Обращение к современным толковым словарям русского языка, пристальное внимание к лексическому значению номинанта концепта даёт возможность проанализировать значимые, наиболее часто актуализируемые в современном языке концептуальные признаки.

Современная трактовка лексического значения базируется на представлении о нём как сложной многокомпонентной структуре, состоящей из более мелких, чем само значение, единиц, называемых семантическими компонентами (семами) (подход Московской семантической школы). Такого понимания структуры значения придерживались Л.В. Щерба (Щерба 1974), В.Г. Гак (Гак 1972), Ю.Д. Апресян (Апресян 1974), И.А. Мельчук и А.К. Жол­ковский (Мельчук, Жолковский 1984).

Изучение понятийных признаков вслед за З.Д. Поповой, И.А. Стерниным проводится через вычленение и описание сем, находящиеся в составе семем. Анализ от семантики слова к содержанию концепта позволяет через изучение сем вычленить концептуальные признаки, образующие содержание концепта. Понятийный компонент концепта – это признаковая структура, которая выявляется путем компонентного анализа значений слова «мысль».

В словаре под редакцией А.П. Евгеньевой «Мысль» толкуется так:

  1. мыслительный процесс; мышление (Бывает молчание, в котором ход мысли чувствуется яснее, чем в ином, даже умном разговоре. Короленко. О Г.И. Успен­­­ском); (в ССРЛЯ вторая дефиниция – мыслительный процесс, отражающий объективную действительность в понятиях, суждениях, умозаключениях; мышление; ТСРЯ – 1. мышление; БТС – 2. о мыслитель­ном процессе, мышлении);

  2. результат процесса мышления (в форме суждения или понятия) (Петина мысль показалась ему остроумной. Каверин. Кусок стекла); (ССРЛЯ – 1. продукт, результат; понятие, суждение, умозаключение; ТСРЯ – 2. продукт деятельности разума, размышления, рассуждения; идея; БТС – 1. результат процесса мышления (в форме суждения, понятия);

  3. знание, познание в какой-либо области (Годы непрерывных побед авиации были годами торжества конструкторской мысли. Саянов. Небо и земля); (БТС – 3. знание, познание в какой-либо области);

  4. то, что заполняет сознание; дума (Не видит он поезда и не слышит шума; одна мысль в голове: «Не устою, упаду, уроню флаг». Гаршин. Сигнал); (ТСРЯ – 4. дума, то, что заполняет сознание; БТС – 4. то, что заполняет сознание, дума);

  5. мн.ч. (мысли. -ей) убеждения, взгляды, воззрения (Можно быть несогласными в мыслях и все-таки взаимно уважать друг друга. Достоевский. Дядюшкин сон); (ССРЛЯ – система взглядов, представлений; мировоззрение, идея (обыч. мн.ч); ТСРЯ – только мн. убеждение, способ понимания чего-либо; БТС – мн. убеждения, взгляды, воззрения).

Значение слова «мысль» по данным толковых словарей современного русского языка, составляют следующие семантические компоненты: 1) ‘про­цесс мышления’, 2) ‘результат мыслительного процесса’, 3) ‘область знаний’,
4) ‘заполнять сознание’, 5) ‘взгляды’. Практика лексикографических описа­ний показывает, что все толковые словари исходят из имеющихся на сегодняшний день и зафиксированных контекстов употребления слова.

1. Первая дефиниция слова «мысль» позволяет вычленить понятийный признак ‘процесс мышления’. Развитие мыслительного процесса проходит виртуальными этапами, ходом, порядком: Пётр, освобождаясь от объятий и подавив досаду, старался изменить бестактный ход мыслей нелепого существа. Белый. Серебряный голубь; Пани Марина и Давид отнеслись к решению Зоси с тем родственным участием, которое отлично скрывает истинный ход мыслей и чувств. Мамин-Сибиряк. Приваловские миллионы. Мыслительный процесс может проходить по этапам: Вот две основные линии, разомкнутые и извилистые: на них-то и возникают, как бы по этапам мысли те символы, которые потом размалевывает фантазия. Анненский. Вторая книга отражений. Или невидимым порядком: Он ссылался на свою слабую, злодейскую натуру, и церковь торопилась индульгенциями и отпущением грехов давать легкое средство сводить счеты с испуганной совестию, боясь, чтоб отчаяние не привело к другому порядку мыслей, которых не так легко уложить исповедью и прощением. Герцен. С того берега.

Мыслительные способности свойственны только человеку. Как известно, homo sapiens отличается от других «высоко организованных живых тел» (по А.Н. Леонтьеву) наличием сознания, сознательного отражения действитель­ности. В процессе мышления человек может рассуждать, делать умозаклю­чения. В словаре современного русского литературного языка (ССРЛЯ Т. 6,
с. 1423) отдельной семемой выделено «способность мыслить». Следовательно, первый понятийный признак указывает на антропоморфную природу данного процесса: Ведь в том-то и разница между этой свиньей и мыслящим человечеством, что свинья живёт только для себя, а человек не может не сознавать своей связи с человечеством! Арцыбашев. У последней черты; Моисеенко был простой с виду, вдумчивый и серьёзный, весь поглощённый своими мыслями человек. Гарин-Михайловский. Гимназисты; …в истории действительно встречаются по местам словно провалы, перед которыми мысль человеческая останавливается не без недоумения. Салтыков-Щедрин. История одного города.

Дериват мыслитель обозначает человека в качестве субъекта мыслитель­ного процесса (с помощью суффикса -тель- в русском языке обозначается субъект-деятель). Следовательно, признак ‘процесс мышления’ содержится в слове «мыслитель»: Идеи будут разбиты другими мыслителями, которые будут вооружены тысячами фактов, не известных Толстому. Арцыбашев. О Толстом; …я без труда входил в рассуждения наиболее глубоких мыслителей древних и наших дней. Брюсов. Огненный ангел; Подумаешь, мыслитель какой-нибудь открывает новые законы строения мира или бытия человечес­кого. Гончаров. Обыкновенная история.

Процессуальность мыслительного действия «содержится» в таких словах словообразовательного гнезда слова «мысль», как размыслить, размышлять, размышление: …я сел на пальто и стал размышлять. Аверченко. Русалка; …они все еще размышляли, переступать ли им роковой порог. Белый. Серебряный голубь; Размышления о музыке и лентах несколько скрасили неуверенное ожидание неприятеля. Булгаков. Белая гвардия; Ужас и страдания войны вновь приводят Вересаева к размышлениям о путях общественного переустройства. Вересаев. Повести.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Схожі:

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconА. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж
В брошюре рассматривается становление когнитологии и выделение из нее когнитивной лингвистики, а также основные понятия и методы...
Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconАксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма»
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи: Сб науч тр. / Под ред. В. И. Карасика. Волгоград: Парадигма, 2005. – 310 с
Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Риторика Адонина Л.В УМК/Вопросы к зачету.doc
2. /Риторика...

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Фонетика Адонина Л.В УМК/Вопросы к зачету.doc
2. /Фонетика...

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconАксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения Сборник научных трудов Волгоград «Перемена»
Аксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения: Сб науч тр. / Под ред. В. И. Карасика, Н. А. Красавского. – Волгоград:...
Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Словообразование Адонина Л.В УМК/Вопросы к экзамену.doc
2. /Словообразование...

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /История зарубежной литературы 17-18 вв Адонина Л.В УМК/Вопросы к экзамену.doc
Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Детская литература Адонина Л.В УМК/Задания для СРС.doc
2. /Детская...

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Современный язык с практикумом Адонина Л.В УМК/Вопросы к зачёту.doc
2. /Современный...

Л. В. Адонина, О. С. Фисенко когнитивная лингвистика iconДокументи
1. /Стилистика и культура речи Адонина Л.В УМК/Вопросы к зачету.doc
2. /Стилистика...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи