Стратегия \"укрепления\" национальной валюты icon

Стратегия "укрепления" национальной валюты




Скачати 361.67 Kb.
НазваСтратегия "укрепления" национальной валюты
Дата08.09.2012
Розмір361.67 Kb.
ТипИзложение


СТРАТЕГИЯ "УКРЕПЛЕНИЯ" НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ

О.Рогова, д-р экон. наук ( Экономист, № 7/97 )(Изложение)


Трудности с обеспечением условий экономического роста в части улучшения инвестиционного климата, развития предпринимательской инициативы и, что не менее тревожно, исполнения государственного бюджета не в последнюю очередь связаны с тем, что в период реформирования экономики не только блокирова­лись активные начала денежно-кредитной политики, но была определена одно­значная ориентация на сужение эмиссии и на этой основе - достижение устой­чивости национальной фалюті. Все это использовалось в одностороннем направлении - на ог­раничение предложения денег и подавление платежеспособного спроса массо­вого потребителя.

Принятый курс на обеспечение финансовой стабилизации и укрепления национальной валюты, а именно курс на ограничение денежной массы и бюд­жетного дефицита (сокращением бюджетного финансирования уменьшить пла­тежеспособный спрос и, соответственно, инфляцию), по существу, реализует сверхупрощенный подход к решению острейших проблем экономической жиз­ни страны. Такой курс можно оценить лишь как проявление неспособности государства использовать весь арсенал средств и методов финансово-кредит­ного регулирования в целях подъема экономики и на этой основе обеспечить финансовую стабилизацию. То, что при этом перекрываются ис­точники формирования сбережений, внутренних инвестиционных ресурсов и под воздействием нарастающего дефицита денежной массы происходит искус­ственное завышение доходности сегментов денежного рынка в ущерб реального сектора экономики, - все эти и другие не менее важные условия экономического роста остаются за пределами проводимого курса "реформ".

Игнорируются очевидные последствия того, что в условиях устойчивого падения производства и неуклонного сокращения базы налогообложения уменьшение денежной массы и бюджетного дефицита одновременно вызывает несоответствие между выполнением обязательств по финансированию расхо­дов бюджетной сферы и формированием доходов бюджета.

Принятие величин бюджетного дефицита и денежной эмиссии в качестве жестких ориентиров порочно не только потому, что в принципе отсутствуют надежные критерии уровней этих величин. Главное в том, что в период спада производства делается четкая установка на ограничение мобилизационных возможностей экономики, бюджетно-налоговой и кредитно-денежной полити­ки. Нельзя оставить без внимания и тот факт, что нормативный подход к опре­делению объемов бюджетного дефицита и денежной массы явно противоречит самой природе формирования этих величин. То, что уровни их могут служить в качестве индикаторов состояния экономики, не означает, что они могут быть заданными в расчетах таких сложнейших систем, как формирование государ­ственного бюджета и потребности денежного оборота в денежной массе.

В условиях отставания реформирования экономики (переключения финан­сирования расходов традиционно бюджетной сферы с централизованных на децентрализованные источники и формирования доходов бюджета на основе неуклонного спада производства) “нормативный характер” современной фи­нансовой политики придает ей свойство детонатора социально-экономических потрясений.

В отличие от развитых стран, где вся структура рыночной экономики четко реагирует на макроэкономические установки, у нас еще не сформированы экономические системы, включая кредитно-денежную и финансовую, способ­ные самонастраиваться на макроэкономические ориентиры и адекватно реаги­ровать на макрофинансовую (жесткую или мягкую) политику государства. В этой связи беспрецедентными являются отказы правительства выполнять свои бюджетные обязательства в пределах сумм, установленных законом о бюджете, ставить их в зависимость от способности государства обес­печить своевременный и достаточный сбор налоговых платежей в соответствии с федеральным законом. Не менее необоснованно на фоне устойчивого спада производства и тенденции сужения рынков сбыта российской продукции вы­глядит аргументация в обоснование ре-стрикционного курса кредитно-денежной политики (по всему набору используемого в этих целях инструментария).

За внешним фасадом “финансовой стабилизации”, практически подавления высоких темпов инфляции (роста потребительских цен) скрывается расстройство систе­мы денежного обращения страны.

Нельзя также не видеть ослабления денежной системы в том, что сужение совокупного платежного спроса и внутреннего рынка сбыта национальной продукции, а соответственно, объемов денежного оборота, ведут к сокращению сферы и объемов реальной востребованности гривневой массы.

Очевидно, что в рамках проводимой денежно-кредитной политики НБУ использует свое монопольное право на денежную эмиссию в нарушение возло­женной на него ответственности обеспечивать потребность всего денежного оборота необходимой для его сбалансированного функционирования денежной массой. Масштабы наполнения межхозяйственного оборота платежно-расчет­ными суррогатами с приданием им разных наименований - платежных серти­фикатов, обязательств вексельного типа, налоговых освобождений и др. - сви­детельствуют о том, что обеспечение потребности оборота в платежных средст­вах принимает стихийный характер.

Если формирование денежной массы на основе использования механизма кредитной эмиссии является объектом регулирования со стороні НБУ, то нарастание объемов применения различных векселей и долговых обязательств практически выводит основную часть денежного оборота из сферы банковского регулирования и, что не менее опасно, единого информационного пространства эконо­мики. При этом органичное единство всего денежного пространства, а именно совокупности гривневой и псевдоденежной массы, исходно снижает функциональные разли­чия между ними. Более того, "ценность" псевдоденег повышается в связи с их способностью скрывать доходы от налогообложения. При отсутствии центра­лизованного контроля и регламентации в части псевдоденежной массы уста­новление жестких границ роста гривневой массы (любых агрегатов) становится бессмысленным. Неуклонное расширение сферы обращения псевдоденег при том, что происходит постоянное обновление их форм и механизмов действия, практически сокращает сферу функционирования рублевой массы и спрос на нее. При этом не только деформируется состав денежной массы и ослабляется ее функциональная способность, но и разрушается перспектива восстановления национальной валюты.

Есть все основания считать начальным моментом расстройства платежно-расчетной системы нарушение долговых обязательств государством по испол­нению бюджетного финансирования в установленные сроки. Согласно экс­пертным оценкам, задержки финансирования расходов бюджетных организа­ций или оплаты продукции по государственным заказам порождают цепочку неплатежей в пропорциях от 1:4 до 1:6 по внутри- и межотраслевым связям. Периодически проводимые кампании по усилению сбора налогов и погаше­нию государственных долгов по заработной плате бюджетным организациям не только не снимают социальной напряженности, но как бы делают неизбеж­ной практику нарушения государством своих долговых обязательств. В свою очередь, такая практика распространяется на весь круг налогоплательщиков и затрагивает все сферы платежно-расчетных отношений.

Подчеркнем, что с государства, в лице Министерства финансов, ответственность за несвоевременное получение бюджетных средств не может снимать­ся даже в случае задержки средств по вине банков или других "посредников".

Возникает расстройство платежной системы, которая усиливается цепной реакцией под воздействием прекращения авансирования расходов реального сектора в сочетании с шоковым обесценением оборотных средств производст­венной сферы. На примере даже наиболее благополучных, с точки зрения спро­са на продукцию, экспортоориентированных предприятий, к примеру, метал­лургической промышленности, можно видеть негативное влияние макро стабилизационных акций. Вместо притока валютных поступлений наблюдаются рост задолженности зарубежных покупателей (отток валюты) и, соответствен­но, недостаток средств для расчетов с поставщиками и бюджетом. В этих усло­виях для них остается одно: повышение курса иностранной валюты. Однако введение "валютного коридора" и опережающий рост цен на продукцию и ус­луги естественных монополий исходно пресекают воспроизводственные воз­можности этих отраслей. Массовые неплатежи превысили годовой ВВП при существенных сдвигах в сторону роста неплатежей в общегосударственный и местный бюджеты.

Не меньшее влияние на расстройство денежной системы оказывают бар­терные сделки, распространенность которых охватывает все большую часть предприятий и создает ситуацию повышенной напряженности и непредсказуе­мости поведения рынка: конъюнктуры спроса и предложения. Кроме того, те­ряется значительная часть информации относительно реальных структурных сдвигах в производстве, формировании цен и их составляющих. Бюджет не­досчитывает миллиарды гривен доходов. По оценкам ряда экспертов, на бартер приходится свыше 60% взаимных расчетов. Надо признать, что рас­пространенность бартерных сделок и использование других способов и средств защиты воспроизводства являются безальтернативной реакцией предприятий на блокирование каналов движения денежных средств - авансирование капита­ла.

В расстройство платежной системы вносит свою долю масштабное разрас­тание внебанковского оборота, основу которого составляет развитие "теневой экономики". По экспертным оценкам, объем его превышает оборот, офи­циально контролируемый государством. Основная часть эмиссии наличных денег при этом вовлекается в неконтролируемый оборот товаров и доходов, и, соответственно, в организованном обороте возникает нарастающая потребность в денежных средствах.

В условиях, когда преобладающая часть денежной массы как в наличной, так и в безналичной форме представляет собой средства текущего оборота, функцию средств долгосрочного характера (сбережений) в основном выполняет доллар.

Очевидно, что сбережения и накопления, сформированные преимущест­венно в иностранной валюте, составляют резерв развития того государства, которое обладает правом эмиссии этой валюты, но не направлены потенциально на обеспечение роста национальной экономики.

Сочетание стабильности национальной валюты и экономи­ческого роста зависит от условий для активизации сбережений граждан и воз­можности использования их в инвестиционном процессе. Однако ход рефор­мирования экономики, включая акции, проводимые в целях фи­нансовой стабилизации, оказал в целом обратное влияние на процесс формиро­вания сбережений и спровоцировал возникновение дефицита инвестиционных ресурсов. Произошло разрушение стержневой составляющей денежного обра­щения и процесса его стабилизации.


Віктор НАЙДЕНОВ,

доктор економічних наук, професор Андрій СМЕНКОВСЬКИИ,

старший науковий співробітник Української академії держуправління


Про регулювальників і емісію

^ Як забезпечити умови для економічного зростання

День № 205/98

Хронічний брак грошей у господарському обо­роті — одна з причин тривалої економічної кризи, яка переходить у найнебезпечнішу стадію фі­нансового колапсу. І всі споді­вання на початок пожвавлення без збільшення монетизації (ступеня насиченості грішми) економіки є безплідними мрія­ми чи зумисним обманом. У на­шому виступі ( “День”, № 170, 8.09.98) ми показали, що,

по-перше, рівень грошового забезпечення економіки невип­равдано низький;

по-друге, грошей не виста­чає в оборотних коштах під­приємств, але цілком достат­ньо в тіньових розрахунках, отож справа не тільки в кіль­кості, а й у розміщенні;

по-третє, грошовий дефіцит паралізує ринок і виробництво і не усуває причин інфляції, по­части переводячи її у форму зростання заборгованості і прис­корюючи зростання витрат;

по-четверте, дефіцит гро­шей породив неплатежі, нату­ральний товарообмін і сприяє ростові тіньової економіки;

по-п'яте, залежність еконо­мічного піднесення від низької інфляції — сумнівна гіпотеза, яка в Україні не виправдалася.

Так, радник голови НБУ В.Лисицький заявив, що Центральний банк грошей не створює, а ста­виться до них як регулюваль­ний до автомобілів. Тоді дове­деться відзначити, що, судячи зі стану грошового обігу в Укра­їні, регулювальник у нас пога­ненький. В.Лисицький “збага­тив” теорію відкриттям, що гро­шей має бути стільки, скільки економічні агенти бажають збе­регти чи нагромадити. Виявля­ється, для обслуговування то­варного обігу грошей не треба! Якби економічні агенти повніс­тю використовували всі доходи (а це сьогодні близько до реаль­ності, враховуючи, що рента­бельність низька, а заощаджен­ня формуються в іноземній ва­люті), то грошей в економіці, за В.Лисицьким, може взагалі не бути. Воно й не дивно, що в на­шій економіці панують бартер, взаємозаліки і неплатежі: це, виявляється, відповідає рівню розуміння теоретиків НБУ!

У багатьох публікаціях будь-яка критика “грошового голоду” трактується як пропаганда гро­шової емісії. А це — бека. І все ж нагадаємо, що “друкарський верстат” поповнює грошову го­тівку постійно. Гляньте бодай, як змінюється грошова маса по роках (див. табл.).

Зв'язок між обсягом грошо­вих мас і інфляцією не такий примітивний, як це виглядає в страшилках монетаристів. З таблиці видно, що причиною гіперінфляції 1992—1993 рр. було зовсім не зростання гро­шових мас (зростання цін наба­гато його випереджало). А в 1996—1997 рр. навпаки — зростання кількості грошей бу­ло більшим, ніж зростання цін. Причому приріст грошей був потенційно інфляційним, бо обслуговував борги з ОВДП. І все ж навіть це вприскування в 1997 р. дещо поліпшило стан економіки і створило захопле­ні ілюзії переходу до піднесен­ня в адміністрації. У 1985— 1987 рр. рівень монетизації був 38%, але інфляції не було, то­ді як в 1993 р. грошей було менше (32,5%), але зростання цін приголомшуючий — більш ніж у 100 разів.


^ Зростання грошових мас та інфляції в 1992-1997 рр.




1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Грошова маса

(агрегат М2), млн. грн.

2,64

25,02

472

3155

6846

9024

12448

Зростання грошової маси, разів




9,5

18,9

6,7

2,2

1,3

1,38

Рівень монетаризащі (відношення грошової маси М2 до ВВП), %

80

50

32,5

26,7

12,5

11,1

13,4

Інфляція споживчих цін, разів

2,60

42,25

97,67

6,57

2,81

1,18

1,031

В умовах, коли не діють тра­диційні для ринкових економік регулюючі механізми, єдиним дійовим важелем залишається грошова емісія — інструмент наскільки ефективний, настіль­ки й небезпечний, якщо невмі­ло ним користуватися. Причому серед планів застосування емісії зустрічаються, інколи, найбез­глуздіші. Серед них — провока­ційна порада одного з найодіозніших російських монетаристів Б.Федорова (яку вже серйозно дехто обговорює в Україні); за рахунок емісії одномоментно по­гасити всю бюджетну заборгованість, за чим, на його думку, ма­ють настати “економічна” (нас­правді — політична) диктатура і перехід до найреакційнішої форми монетаризму — прив'я­зання національної валюти до золотовалютних резервів (про що говорять уголос) і заморожу­вання доходів населення (про що замовчується!). Результат та­кої політики один — цілкови­тий параліч внутрішнього рин­ку і виробництва, а також соці­альний вибух з найнепередбачуванішими наслідками.

Насправді емісія може дати довгостроко­вий позитивний ефект тільки тоді, коли вона є одним з еле­ментів цілого комплексу взає­мопов'язаних заходів. Вище ми говорили, що механізм динаміки “м'якої” емісії сам по собі складний. Зрештою, справа не так і не стільки в емісії, як у забезпеченні сприятливих умов для економічного зрос­тання. У зв'язку з цим необхід­но враховувати таке:

І. Емісійний вплив на еконо­міку має здійснюватися водно­час у напрямі стимулювання по­питу (наприклад, шляхом пое­тапної ліквідації бюджетних за­боргованостей) та пропозиції (методом короткострокового пільгового кредитування вироб­ників товарів народного спожи­вання). Останнє повинно здій­снюватися, крім комерційних банків, прямим кредитуванням НБУ або через Банк реконструк­ції та розвитку, чи, принаймні, через підконтрольні уповнова­жені комерційні банки.

2. Обов'язковою умовою ефективності емісії має бути тимчасове регулювання цін, насамперед у базових галузях. (Ні в якому разі ! Це буде означати перерозподіл на користь нерегульованих галузей - О.Р.)

3. Для пом'якшення девальваційного тиску на гривню необ­хідно трохи обмежити доступ населення до іноземної валюти і до мінімуму знизити можливос­ті валютних спекуляцій, насам­перед комерційних банків. Пот­рібно, нарешті, навести порядок у вуличній торгівлі валютою, скоротивши кількість виданих банкам генеральних ліцензій і обмеживши торгівлю примі­щеннями банківських установ. Можливість операторів валют­ного ринку впливати на коли­вання офіційного курсу, вста­новлюючи різницю між курсом купівлі та продажу, повинна бу­ти гранично обмежена. “Чор­ний” валютний ринок, якого так бояться противники жорсткішання валютної політики, мо­же триматися у шорах методом активнішого застосування норм Кримінального кодексу. (Просто треба запропонувати населенню і підприємствам надійний інструмент заощадження. Це можуть бути номіновані в золоті ощадні (готівкові) і депозитні (безготівкові) сертифікати НБУ, придатні для вільного обігу. Ощадні мють випускатися невеликими номіналами і вільно продаватися і купуватися через обмінні пункти. Одночасно з цим слід підвищити податок на купівлю інших валют, посилити контроль за купівлею нерухомості та інших коштовних товарів (приміром, від десяти мінімалних зарплат), у кожному випадку вимагаючи довідку про джерело коштів. -О.Р.)

4. Необхідно, нарешті, ра­дикально поліпшити бюджетну дисципліну, особливо в регіо­нах, переглянути структуру витрат і практику міжбюджетних відносин.

5. Після досягнутої перера­хованими заходами нормаліза­ції платежів потрібно включити на повну потужність механізм банкрутства і вибити грунт з-під ніг тих, хто зловживає бартер­ними операціями, наприклад, шляхом введення підвищеного податку в натуральній формі.

Але й реалізація переліче­них заходів не увінчається ус­піхом, якщо вони не супрово­дитимуться підвищенням ефективності державного кон­тролю, трансформацією подат­кової системи, зміною ставлен­ня держави до управління її власністю, інвестиційної полі­тики. Таким чином ми бачимо, що вихід з кризи може бути до­сягнутий тільки комплексом широкомасштабних економіч­них перетворень.

Монетаристи сьогодні оголо­сили головним злом високі дер­жавні витрати. До відома чита­чів: якщо не враховувати Пен­сійний фонд і витрати на обслу­говування державного боргу, то самі по собі витрати бюджету не такі й великі і з року в рік ско­рочуються: із 43% ВВП в 1994 р. до 29,5% в 1997 р. і пер­шому півріччі 1998 р., що знач­но нижче, ніж у розвинених країнах. Подальше різке скоро­чення бюджетних витрат озна­чає згортання соціальної сфери, обвальне зростання безробіття, удар по сукупному попиту, що неминуче спричинить подаль­ший спад виробництва. У сучас­них умовах саме низький попит — головне гальмо на шляху еко­номічного зростання.

Уже стає очевидним, що країна, яка перебуває в кризо­вій фазі перехідного періоду, не може собі дозволити таку узгод­женість дій Національного бан­ку і уряду, яка нагадує “лебедя, рака і щуку”.

Національний банк не повинен бути безконтроль­ним. Саме ця безконтрольність значною мірою обумовила три­валий економічний спад і фі­нансову кризу. А ягідки ще по­переду: насувається зима...


Юрій ПОЛУДЕННИЙ, кандидат економічних наук

Вісім принципів емісії

Голос України № 206/98


.Єдиним вихо­дом із ситуації, що склала­ся, є грошова та кредитна емісії держави. Без швид­кого поповнення оборотно­го капіталу протягом 1—2 років не тільки не розпоч­неться відновлення вироб­ництва, а й буде зруйнова­но основний капітал Украї­ни, як уже зруйновано обо­ротний.


Розгляньмо методичні принципи активної грошової політики.

Перший принцип узгод­женість у часі фінансування по­питу й зростання виробництва на одні й ті самі товари. Його суть полягає в тому, що підвищення грошового попиту на будь-які то­вари має збігатися із збільшен­ням виробництва цих товарів та поставки їх на ринок.

Другий принцип плав­ність, поступовість збільшення грошей в обігу. Суть цього прин­ципу полягає в тому, що еконо­мічні системи, так само, як і тех­нічні, є динамічними. Тому різкі вливання грошей призводять до значних коливальних процесів. Плавність необхідна для того, щоб виробнича система через свою інерційність змогла погли­нути їх і відреагувати збільшен­ням випуску продукції.

Третій принцип орієнтація на встановлення відповідності кількості грошей з виробничими потужностями, а не товарною ма­сою. В умовах сильного спаду ви­робництва орієнтація на наявну кількість товарів під час встанов­лення кількості грошей в обігу призводить до заморожування спаду.

Четвертий принцип без­перервне відстеження макроеко­номічних показників і регулю­вання зростання грошей в обігу. Він говорить про необхідність безперервного керування темпом зростання грошової маси. У разі “перегріву економіки” треба вжи­вати заходів щодо скорочення емісії та посилення контролю за цільовим використанням грошей і, навпаки, у разі її зниження темп зростання кількості грошей може бути збільшений. (Саме це - не просто один з принципів емісійної політики, а головний і єдиний -О.Р.)

П'ятий принцип — черго­вість фінансування галузей на­родного господарства. Він перед­бачає спочатку кредитування га­лузей, що виробляють споживчі товари та сировину для них: сіль­ське господарство, харчову та легку промисловості. І тільки по­тім фінансування галузей, що роблять інвестиційні товари: ма­шини, обладнання тощо.

Шостий принцип — зв'яза­ність емітованих грошей. Він пе­редбачає, що ці гроші в мінімаль­ному обсязі надходитимуть у вільне користування, щоб вони не могли потрапити на валютний і товарний ринки для спекуляцій. (Потраплять, причому негайно, і тут нічого не можна вдіяти -О.Р.)

Сьомий принцип прог­рамно-цільовий метод нарощу­вання грошей в обігу. Це означає, що фінансування здійснюється суворо під конкретні цілі. Нап­риклад, вдосконалення громад­ського транспорту. Розробляється програма розвитку транспорту, визначаються на конкурсній ос­нові українські підприємства — виробники кінцевої продукції, українські підприємства-суміж­ники і складається план фінансу­вання.

Восьмий принцип часова обмеженість політики збільшен­ня кількості грошей. Її суть у то­му, що емісія грошей можлива тільки в деякому обмеженому ін­тервалі часу, що триває доти, до­ки рівень обсягу виробництва не досягне 80—85% від рівня 1990 року. По-перше, тому, що по­дальше збільшення кількості гро­шей в обігу вже не приведе до збільшення обсягу виробництва (бо вільних матеріальних і трудо­вих ресурсів залишиться мало), але може викликати інфляцію попиту. А по-друге, на цей мо­мент уже почнеться самовідтво­рення оборотного та основного капіталу за рахунок прибутку під­приємств і банків та накопичень населення.

Практичне здійснення політи­ки збільшення грошей в обігу можливе двома шляхами: грошо­вою і кредитною емісією держа­ви.

Наприкінці 1996 р. загальна кількість готівкових і безготівко­вих грошей в Україні становила 9,4 млрд. грн. Нині це трохи біль­ше 10 млрд. грн. Емісія на рівні 5% на місяць від цієї суми стано­витиме приблизно 500 млн. грн. У річному обчисленні це дасть 80-відсотковий приріст грошової маси і дозволить погасити забор­гованість у заробітній платі бюд­жетній сфері та збільшити в 1,5 раза пенсії протягом одного року.

Дуже малоймовірно, що гро­шова емісія розміром 16 млн. грн. на день, до того ж розподілена по всій території України і розосе­реджена серед величезної кіль­кості осіб, може викликати ін­фляцію.(На жаль, це надто великий приріст грошової маси - 80 % на рік, і негативні наслідки викликаної ним інфляції можуть перевищити позитивні. Емісія діє на еконоиічний організм як наркотичний засіб, що стимулює і прискорює "обмін речовин", проте збільшення дози не підвищує ефект у прямій пропорції - у повній відповідності з дією наркотиків. Звичйно, проблема визначення розумної дози є дуже складною, і методик її розрахунку не існує. Отже, пошук слід вести емпіричними шляхами, починаючи з деякого мінімуму -О.Р.)


^ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРАХ - КРАХ ИДЕЙ МОНЕТАРИЗМА

Леонид ШУЛЬМАН, доктор физико-математических наук

Деловая Украина № 93/98 (18.12.98)


. Вот уже несколько лет ру­ководство экономикой Украины осуществляется путем копирова­ния экономических и политичес­ких решений, которые принима­ются в России. Не все удается скопировать. Нет в Украине запа­сов нефти и газа, на выручку от экспорта которых можно было бы кормить и одевать столицу, как это было принято в ссср и России. А в остальном Украина след в след шагает за Россией. И что наиболее странно — очеред­ной шаг делается даже тогда, когда в России уже проявились во всю пагубные последствия этого шага. Казалось бы, надо идти иным путем, копировать русские реформы, как вышеописанный студент, т.е. наоборот, ан-нет, русский шаг повторяется в той мере, в какой это возможно для Украины. И причина вполне ясна. Экономический ущерб, нанесен­ный нации,— это долларовые прибыли на зарубежных счетах околоправительственных бизнес­менов, которые держат в своих руках торговлю энергоносителя­ми, окорочками и другой дребе­денью.

Международный валютный фонд при­нял решение взять Украину на “расширенное финансирова­ние”. Что это значит? А значит это, что нам снова завезут в долг куриные окорочка и американс­кие сосиски, другие западные ширпотребные неликвиды, час­тично оплатят расходы на русс­кую нефть и газ. Станет глубже наша долговая яма, но еще глуб­же станет коллапс промышлен­ности и сельского хозяйства. Еще быстрее пойдет процесс ликвида­ции науки и образования, осо­бенно того, которое готовило ин­женеров, сельхозспециалистов и ученых-естественников. Продол­жится разрушение системы здра­воохранения. Ускорится уже на­чавшееся сокращение числен­ности населения за счет вымира­ния голодающих пенсионеров и сокращения рождаемости в молодых семьях. Страшно заводить ребенка, которого не на что кор­мить и одевать.

МВФ также требует эко­номических реформ, под которы­ми он подразумевает полную ли­берализацию, т.е. устранение всех препятствий перед захватом потребительского рынка страны западными экспортерами, перед проникновением иностранного капитала даже с разрушительной целью, перед ввозом в страну низкокачественной и вредной продукции, запрещенной к расп­ространению в цивилизованных странах.

МВФ принципиально не финансирует развитие экономики, зато выставляет ряд кабальных условий, на­носящих стране-должнику очевидный вред, разрушая уже сущест­вующую экономику. Так что насыщение потребительского рынка товарами, импортированными за счет кредитов МВФ,— вещь чрез­вычайно опасная, создающая лишь временную иллюзию благопо­лучия и предопределяющая неминуемый крах. Повышая по требо­ванию МВФ квартплату, стоимость проезда в городском транспор­те, электроэнергии и тепла, правительство “работает” против соб­ственного народа, в котором опять же заинтересован околоправи­тельственный бизнес, кладущий себе в карман процент от креди­тов МВФ в ходе продвижения на наш рынок импортного неликвид­ного ширпотреба.

Совершенно игнорируется тот факт, что дешевизна жилья и транспорта, бесплатность образования и здравоохранения — следствие недоплаты нам всем нами же заработанного. Из этих не­доплаченных денег и получали дотации перечисленные отрасли. Следовательно, переводить их в плоскость рыночных отношений можно было только после эквивалентного, одновременного и со­размерного с ростом расходов повышения зарплаты, т.е. возврата недоплачиваемых сумм из сферы непосредственного бюджетного распределения в сферу платежей и налогов. МВФ говорит: “Квар­тплата покрывает 80% расходов по эксплуатации жилья. Хотите наших кредитов — доведите до 100%”. Однако МВФ никогда не скажет: “Ваша оплата труда соответствует 15—20% его реальной стоимости. Доведите до 100%”. Систематическая невыплата зарп­латы — еще одно преступление в угоду МВФ, требующего, в соот­ветствии с концепцией монетаризма, ограничить денежную массу в обращении.

Капитализм лучше социализма. Если социалистическая эконо­мика — агрегат на ручном управлении, где развивается то, что при­казал вождь и то, что решили чиновники Госплана, то капиталисти­ческая экономика — автоматическая система, которая сама себя регулирует так, чтобы на рынок поступали товары и услуги, поль­зующиеся спросом. Социализм — это дефицит, очереди и доставание по блату. Социализм — это преимущественное снабжение столицы перед периферией. Социализм — это спецснабжение но­менклатуры через закрытые распределители при сплошной нех­ватке товаров и недоступности многих услуг для населения

При капитализме обратная связь проста и эффективна: про­мышленность сама расширяет производство необходимого и сни­мает с производства все устаревшее и не пользующееся спросом. Но автоматическая система может работать хорошо, если она правильно спроектирована и от­регулирована. Автоматика опасна в руках безграмотного проекти­ровщика. Ошибочно спроектированная или неправильно отрегули­рованная автоматическая система может оказаться неустойчивой. Вместо стремления к оптимуму потерявшая устойчивость автома­тическая система быстро уходит от оптимума, разрушая все на сво­ем пути. Именно такую природу имел самый глубокий кризис капи­тализма в 1929—1933 гг.

У автоматических систем, независимо от их природы, есть одно неприятное свойство. Устойчивость обеспе­чить тем труднее, чем больше степеней свободы имеет система. Под числом степеней свободы наука подразумевает количество независимых количественных параметров, которые характеризу­ют систему. Например, положение свободного шарика в простран­стве задается тремя координатами, а тот же шарик, насаженный на спицу имеет не три, а всего одну степень свободы, так как его по­ложение определяется одним параметром — расстоянием от кон­ца спицы

В разгар великой депрессии, в 1933 г. к власти в США пришла ад­министрация Ф.Д. Рузвельта. Кризис, как известно, охватил много стран. В это время английский математик Джон Мейнард Кейнс выдал парадоксальную по тем временам рекомендацию для прекращения всеобщей безработицы и реанимации производства: увеличить госу­дарственные расходы. Напомню: Международный валютный фонд требует от стран-должников прямо противоположное — сократить государственные расходы. Две совершенно разные страны поступили в соответствии с советом Кейнса и вышли из кризиса. (Принципиально неверно. Во-первых, Д.Кейнс - всё-таки экономист, а не математик; во- вторых, знаменитая книга Кейнса появилась после того, как Рузвельт и Гитлер вывели свои страны из кризиса -А.Р.)

Рузвельт приступил к исполнению обя­занностей президента, когда производство упало в два раза, а безра­ботица достигла 25%. Под его руководством конгресс принял ряд важных законов, кото­рые способствовали преодолению кризиса. Правительство закрыло и проверило все банки. Разрешено было вновь открыться только рабо­тоспособным, для функционирования которых была произведена де­нежная эмиссия. Чтобы предотвратить паническое изъятие вкладов из банков, были введены правительственные гарантии для вкладов на сумму до 5000 долларов. Сумма по тем временам огромная, так как во время кризиса за эти деньги можно было купить дом, который сейчас стоит 200000 долларов. Были приняты меры против разорения фер­меров: фермеры были взяты под управление государства, нацеленное на ликвидацию перепроизводства и сокращение посевных площадей. Фермерам были выделены кредиты под небольшой процент. Сокра­щая правительственные расходы на содержание госаппарата, адми­нистрация Рузвельта увеличила расходы на помощь бедным, возме­щение (убытков и долгов) и оборону. Была проведена девальвация доллара и стимулирована инфляция, с целью поднять цены на все то­вары. С другой стороны, был принят закон о государственном контро­ле гидроэлектростанций с целью снижения цены на электроэнергию. Учреждается Чрезвычайная федеральная администрация обществен­ных работ, которая приняла на работу 250000 молодых людей, дав им кров, питание, униформу и один доллар в день на карманные расхо­ды. Этот Корпус гражданской защиты работал в национальных запо­ведниках (они в США называются парками, занимая территорию сравнимую с районами в Украине), гидросооружениях, обществен­ных зданиях, строительстве дорог и др. федеральных объектах. Дей­ствия Рузвельта вошли в историю под названием "новый курс", как при­нято переводить с английского New Deal. Фактически "новый курс" был введением плановой экономики в сугубо капиталистической стране. Рузвельт ввел в капитализм важнейший стабилизатор — пособие по безработице, позволяющее поддержать платежеспособный спрос и никогда не дать производству свернуться до нуля.

Второй пример, упоминаемый гораздо реже,— гитлеровская Гер­мания. Гитлер пришел к власти в 1932 г., когда Веймарская республи­ка находилась в глубоком кризисе. Думаю, Гитлер не стал бы фюре­ром, если бы немцы не уверовали в него, когда Германия вышла из кризиса. Это было достигнуто тем же способом, что и в США, т.е. пу­тем повышения государственных расходов. Главной статьей расходов были военные заказы, кроме того началось массовое строительство необходимых для войны автострад, пересекающих Германию с восто­ка на запад. Если перед США в эпоху кризиса стояла задача преодо­леть безработицу, добившись повышения цен для оживления произ­водства и смены дефляции инфляцией, то перед Германией стояли проблемы, прямо противоположные и очень похожие на наши совре­менные: прекратить гиперинфляцию, стабилизировать цены и нацио­нальную валюту, реанимировать промышленность и прекратить без­работицу. Гитлеровская администрация также ввела государственное регулирование экономики, поставив всех предпринимателей под жес­ткий контроль тоталитарного государства. Я — не сторонник фашиз­ма. Я — за разумное использование идей Кейнса.

Кейнс выдвинул идею необходимости государственного вмеша­тельства в капиталистическую экономику. И нельзя игнорировать ис­торический факт, что воплощение идей Кейнса позволило справиться с кризисом. Возвращаясь к фельетону Арта Бухвальда, заметим, что государство могло в этом случае легко погасить развитие экономи­ческой неустойчивости. Например, специальный закон мог бы запре­тить банкиру отказывать ресторатору в кредитовании, ибо тот просил кредит для расширения производства, или, это еще лучше, поощрять подобное кредитование, обязуясь подстраховать банкира в случае неудачи, чтобы он не боялся выдать кредит, несмотря на то, что тран­спортный агент своевременно не выплатил свой долг. Государство могло бы вообще взять на себя кредитование развития экономики че­рез специальный банк, что, кстати и сделала администрация Рузвель­та при новом курсе. Так что получив отказ банкира, ресторатор обра­тился бы к другому источнику кредита и получил бы его. Наконец, го­сударство могло бы принять закон об оказании помощи своим граж­данам в экстренных случаях, требующих больших затрат (свадьба, развод, похороны, рождение ребенка и т.д.), тогда владелец магази­на купил бы автомобиль, несмотря на предстоящий развод, и неустой­чивость была бы погашена в зародыше.

В 1936 г. вышла книга Кейнса “Общая теория занятости, процента и денег” в которой он не просто изложил и обосновал свою концеп­цию, но и фактически основал то, что сейчас называют макроэконо­микой. Думаю, сделанное Кейнсом вряд ли было бы по плечу обычно­му экономисту с гуманитарным образованием, обученному только словесным рассуждениям. Не будь Кейнс математиком, не было бы и его революционной экономической концепции. Однако мировую сла­ву Кейнсу принесли не его труды по теории вероятностей, а публика­ции по экономике. В историю науки навсегда вошел не математик, не искусствовед и не политолог Кейнс (он этим всем тоже занимался), а экономист Кейнс, основатель макроэкономики и концепции государ­ственного регулирования рынка. Кейнс умер в 1946 г., но его экономическая концепция продолжала жить и развиваться в разных нап­равлениях.

Одни последователи Кейнса считали, что вмешательство государс­тва в рыночную экономику должно носить не эпизодический характер в экстремальных случаях, а быть постоянным, системным и нацелен­ным не просто на борьбу с безработицей, а на экономическое разви­тие, опирающееся на научно-технический прогресс. По этому пути шли, например, Южная Корея и Тайвань, а также послевоенная За­падная Германия под руководством министра экономики Людвига Эрхарда. Другие последователи Кейнса считали, что государство долж­но ограничить прибыли монополий и увеличить личные доходы основ­ной массы покупателей — людей наемного труда. По этому пути пош­ли скандинавские страны, например, Швеция. Да и в США закон уста­новил минимальную часовую ставку. Кроме того, в США был учрежден велфер — система общественного воспомоществования, согласно которой государство брало на пожизненное содержание “тунеядцев”, т.е. лиц, которые в отличие от безработных, получающих пособие по безработице и ищущих работу, просто не желают работать. Государство кормило “тунеядцев”, выда­вая им фудстампы, т.е. специальные доллары, выпускаемые не Феде­ральной резервной системой, а министерством сельского хозяйства. Фудстампами в любом продовольственном магазине можно оплачи­вать покупку только продовольствия, но не спиртных напитков и та­бачных изделий. На велфере содержались, в частности, матери-оди­ночки, которым велфер оплачивал жилье, одежду и содержание де­тей. Велфер расширял рынок сбыта продовольствия, помогая ферме­рам, и, конечно, существенно снижал стимулы к преступному поведе­нию безработной молодежи. Сейчас пожизненный велфер отменен. Тунеядца вынуждают искать работу и помогают приобрести специаль­ность. Общий итог этой дискуссии таков: перед глазами моего поко­ления прошла эпоха процветающего капитализма, и экономика в этот период явно или неявно руководствовалась идеями Кейнса.

Кейнс предусмотрел не все. В 1967 г. в шестидневной войне арабские страны потерпели поражение от Израиля. На 18 лет был вы­веден из строя Суэцкий канал — основная транспортная артерия для танкеров, возивших в Европу арабскую нефть. Доставка нефти стала дороже. Возмущенные тем, что США и Европейские страны НАТО поддержали Израиль, арабские страны сократили добычу нефти и подняли на нее цену. Подскочила цена энергии и цены на все товары. Профсоюзы потребовали повышения зарплаты. Таким образом в 70-е годы в США, Японии и Европе начала раскручиваться нефтяная инф­ляция. Пал золотой паритет доллара.

В США в этот период взошла новая “экономическая звезда”. Про­фессор Чикагского университета Милтон Фридмэн заявил, что инф­ляция — явление чисто денежное. Поэтому инвестиции, спрос и пред­ложение товаров и услуг, накопление, потребление и развитие произ­водства никакой роли не играют. Для преодоления инфляции прави­тельство должно уменьшить денежную массу в обороте. Не будет у людей и предприятий денег, мол, — не будут расти цены. Согласно Фридмэну безработица — результат социальных программ прави­тельства и субъективных мотивов людей наемного труда. Т.е., говоря проще, трудящийся из-за лени или амбиций с дорогой душой покида­ет разонравившуюся ему работу. Он не боится умереть с голоду ибо рассчитывает на пособие по безработице или велфер. А боялся бы — остался бы на работе. Экономическая политика, предложенная М.Фридмэном и возглавляемой им Чикагской школой, получила наз­вание монетаризма.

Суть монетаризма проста. Государство должно прекратить вмеши­ваться в экономику, оставив за собой лишь два регулятора: предложе­ние денег и банковский процент. Магистральные направления эконо­мики монетаризма: дерегуляция, либерализация, сокращение вплоть до отмены социальных программ правительства, сокращение прави­тельственных расходов и бюджетного дефицита. Дерегуляция озна­чает отсутствие правовых актов, регулирующих деятельность частных предприятий, которые не должны иметь никаких обязательств перед государством, кроме уплаты налогов, а государственных предприятий не должно быть вообще. Либерализация означает полную свободу экономической (в том числе внешнеэкономической) деятельности своих граждан и такую же свободу деятельности в стране иностран­ного капитала. Сокращение правительственных расходов и бюджет­ного дефицита, а также ликвидация социальных программ означает политику, при которой в стране нет пенсий, — каждый должен сам на­копить денег на свою старость, например, в банке. Нет пособия по безработице. Нет государственной поддержки науки и образования. Государство, таким образом, может расходовать собранные налоги, и только их, исключительно на госаппарат, правоохрану и оборону.

Поверхностность и примитивность экономической концепции мо­нетаризма критиковалась многими выдающимися экономистами, но это не помешало Фридмэну получить Нобелевскую премию по эконо­мике в 1976 г. за книгу “Капитализм и свобода”. Интересно, что в это время, в 1981 г., к власти в США пришел Рональд Рейган. Рейган по­высил банковский процент и снизил налоги. Инфляция действительно замедлилась, но в 1980—1982 гг. произошел спад американской эко­номики. Увеличился и бюджетный дефицит и дефицит внешнеторго­вого баланса. Тем более, что при Рейгане резко возросли военные расходы. Именно бюджетный дефицит, а также падение цен на нефть привели к оживлению экономики после 1982 г. Сторонники монета­ризма приписывают успех “рейганомики” либерализации, хотя на са­мом деле экономический эксперимент Рейгана подтвердил концеп­цию Кейнса, а не Фридмэна. Рейган увеличил дефицит бюджета, су­щественно вырос платежеспособный спрос, что и дало положитель­ный эффект.

Кратко излагая монетаристский подход к деньгам, можно сказать, что монетаристы предлагают обращаться с бумажными деньгами, как с золотом, количество которого в обороте не могло увеличиваться произвольно, так как было обусловлено объемом его добычи. Скла­дывается впечатление, что монетаристы не понимают, почему рухнул золотой стандарт (последней отменила обращение золотых монет Франция в 1933 г.)

Несмотря на очевидные прорехи и примитивизм, а также его неп­рименение в самих США, монетаризм начал победное шествие по планете. Он принят на вооружение Международным валютным фон­дом и Мировым банком и стал основным условием кредитования. МВФ требует от кредитуемой страны реформ, т.е. принятие монета­ризма в качестве национальной экономической политики должника. Какая бы страна не приняла условие МВФ, дело завершается эконо­мическим крахом и превращением страны в полуколониальную бана­новую республику. Это четко видно на примере Латинской Америки.


Успехи” монетаризма

Сторонники монетаризма приводят в свою пользу два примера: Чи­ли и Польшу. Да, жизненный уровень в этих странах вырос после монетаристских реформ. После, но не вследствие их. Что общего у Польши и Чили? Общее то, что каждая из этих стран в определенный период стала ареной схватки коммунизма и капитализма. Для отбра­сывания коммунизма США оказали этим странам помощь, которая должна была отвратить население от коммунистической идеи. Это удалось. Польшу США фактически взяли на содержание, а затем час­тично простили огромные долги. В Чили американский капитал, кото­рому принадлежит меднорудная промышленность, увеличил оплату труда горняков, что повлекло за собой рост заработков во всех сфе­рах. Рядом осталась нищей Боливия. Так что вовсе не монетаризм вы­вел из кризиса Польшу и Чили. Выходит, желающая получить хоро­шую американскую помощь страна должна создать для Америки ре­альную коммунистическую угрозу. Коммунистов свергнут, а жизнен­ный уровень слегка поднимут.

В последнее время монетаристы стали демонстрировать еще два примера своих успехов: Аргентину и Эстонию. Аргентина привязала свою валюту к доллару, печатала только песо, обеспеченные долла­ром, и таким способом прекратила инфляцию. Однако Аргентина и без инфляции осталась страной третьего мира. Эстония привязала крону к немецкой марке, пожертвовала своей крупной промышлен­ностью и сельским хозяйством, но выжила благодаря двум факторам, никакого отношения к монетаризму не имеющим. Первый — эконо­мическая помощь Запада, особенно Швеции. Второй — заработок на торговом посредничестве в сбыте российских товаров, легально укра­денных российской номенклатурой, на Запад. На некоторое время, например, Эстония стала крупным экспортером меди, которая конеч­но в Эстонии не производилась, а выгребалась из запасов российских предприятий.

Чем плох монетаризм и почему с ним должна порвать Украина

Основное количественное соотношение экономики монетаризма гласит, что произведение денежной массы в обороте (ДМ) на ско­рость обращения (СО), т.е. количество оборотов, которое делает каждая денежная единица за определенное время (напр., за год), должно равняться произведению купленной за то же время массы товаров и услуг (МТУ) на среднюю цену (СЦ) единицы массы товаров и услуг. Это можно записать в виде (соотношение 1)

ДМхСО=МТУхСЦ.

С точки зрения монетаризма инфляция вызывается тем, что в обороте слишком много денег, поэтому рынок, выполняя приве­денное выше соотношение, автоматически увеличивает множитель СЦ в правой части равенства по мере роста множителя ДМ в левой. Отсюда и монетаристский рецепт стабилизации — уменьшать ДМ в надежде, что автоматически уменьшаться цены. Не заметили ошиб­ки?

Принципиальная ошибочность основанного на монетаризме соотно­шения 1 состоит в том, что оно справедливо только при выполнении двух условий. Условие первое: рынок насыщен необходимой массой товаров и услуг, в стране отсутствует дефицит. Условие второе: рынок насыщен денежной массой, необходимой для оплаты всех товаров и услуг. Иными словами, соотношение 1 справедливо только для богатой страны, живущей в условиях изобилия и развитой конкуренции. Что произойдет, если не выполнено первое условие? Если масса товаров и услуг МТУ меньше спроса на товары и услуги (СТУ), т.е. МТУ<СТУ, то конкуренция исчезает, поставщик получает возможность повышать це­ны, одновременно уменьшая предложение, а это и есть инфляция. Мы видим, что вопреки догме Фридмэна, инфляция возможна и без увели­чения денежной массы и даже при уменьшении последней. Что прои­зойдет, если не выполняется второе условие, т.е. денег в обороте не хватает? В этом случае соотношение 1 должно быть заменено другим (соотношение 2):

ДМхСО= (МТУ-Бартер)хСЦ.

Рынок, лишенный денег, либо не желающий иметь дело с быстро инфлирующими деньгами, пе­реходит на бартер, что мы и видим на примере нашей экономики. Если не выполняются оба условия справедливости соотношения 1, то инфля­ция может протекать и при уменьшении денежной массы. Соотношение 2 также не универсально, так как подразумевает, что предложение то­вара и услуг (ПТУ) полностью покрывает спрос (СТУ).

Правильный макроэкономический анализ должен включать в себя такие понятия, как предложение товаров и услуг (ПТУ), спрос на них (СТУ) и платежеспособный спрос (ПСС), издержки производства (ИП), а также не упускать из виду занятость, инвестиции и накопле­ния. Товар производится и услуга оказывается, если СЦ>ИП. Иначе производство становится убыточным и сворачивается, наступает кол­лапс производства. Если ПСС<СТУ — в обществе наступает бед­ность, большинство населения лишается многих товаров и услуг, а неравенство ПСС<<СТУ означает нищету, когда люди вынуждены себе отказывать в самом необходимом. Условие ПСС>СТУ соответ­ствует здоровой экономике, когда у людей хватает денег не только на покупки, но и на сбережения, а вот усиленное неравенство ПСС>>СТУ — признак экономики нездоровой, когда денег в оборо­те значительно больше, чем требуется, при этом деньги обесценива­ются, идет инфляция.

На макроэкономическую ситуацию влияют также соотношения между СТУ и ПТУ, а также между ПСС и ПТУ. Соотношение ПТУ>>ПТУ-СТУ)>0 означает, что в стране имеет место небольшое перепроизводство, и соответствует здоровой экономике. А вот нера­венство ПТУ>>СТУ означает катастрофическое перепроизводство и ведет в кризис. Если предложение немного не дотягивает до спроса, т.е. ПТУ<СТУ, имеем экономику дефицита, а соответствующее силь­ное неравенство ПТУ<<СТУ означает разруху. Условие ПТУ>ПСС дает стимул к снижению цены и является вполне нормальным для здо­ровой экономики. То же неравенство, только усиленное, ПТУ>>ПСС, — признак кризисной ситуации. Причем ситуация эта может возник­нуть как из-за перепроизводства, так и вследствие обнищания населе­ния и падения платежеспособности. Неравенство ПТУ<ПСС — сти­мул к накоплению денег, а его усиленный вариант, ПТУ<<ПСС озна­чает гиперинфляцию.

Как видим, монетаристская концепция во всей своей примитив­ности приблизительно верна, если ПТУ>ПСС>СТУ и одновременно СЦ>ИП. Тогда и только тогда инфляция — явление денежное. В на­шей стране имеет место противоположное неравенство СТУ>ПСС>ПТУ, поэтому у нас инфляция не денежное, а товарно-дефицит­ное явление, а по сему уменьшением денежной массы она не лечит­ся. Как бы правительство и Нацбанк не уменьшали денежную массу в обороте, предложение товаров и услуг от этого не увеличится, а сле­довательно будут расти цены. Действительно, президент и правительство уменьшают денежную массу в обороте двумя способами: невыплатой зарплаты и, согласно новым указам президента, сокра­щением бюджетных расходов. В результате сокращается платежес­пособный спрос, т.е. усиливается неравенство СТУ>ПСС. Можно бы­ло бы надеяться на снижение уровня цен и прекращение инфляции, если бы из-за снижения ПСС изменило бы знак неравенство ПСС>ПТУ, но для этого ПТУ должно либо расти, либо сохраняться неизменным, либо, в крайнем и очень плохом случае, уменьшаться медленнее, чем ПСС. На самом деле снижение платежеспособного спроса приводит к спаду производства и быстрому снижению ПТУ, которое предприятия стремятся скомпенсировать ростом цен. Инф­ляция прогрессирует.

Для прекращения инфляции нужны действия, прямо противополож­ные тем, которые рекомендуют монетаристы. Нужно, во-первых, увели­чить бюджетные расходы, т.е. повысить ПСС до уровня реально сущес­твующих производственных мощностей, а также направить правительс­твенные расходы на повышение этих мощностей прежде всего в произ­водстве продовольствия. Одно это мероприятие еще не выведет финан­сы из инфляции. Необходимо, во-вторых, вместо пропагандируемой монетаристами дерегуляции, побудить производителей (экономически­ми, юридическими и административными мерами) увеличить предложе­ние, чтобы соблюдалось неравенство ПТУ>ПСС>СТУ.

Правильный макроэкономический анализ должен включать в себя такие понятия, как предложение товаров и услуг (ПТУ), спрос на них (СТУ) и платежеспособный спрос (ПСС), издержки производства (ИП), а также не упускать из виду занятость, инвестиции и накопле­ния. Товар производится и услуга оказывается, если СЦ>ИП. Иначе производство становится убыточным и сворачивается, наступает кол­лапс производства. Если ПСС<СТУ — в обществе наступает бед­ность, большинство населения лишается многих товаров и услуг, а неравенство ПСС<<СТУ означает нищету, когда люди вынуждены себе отказывать в самом необходимом. Условие ПСС>СТУ соответ­ствует здоровой экономике, когда у людей хватает денег не только на покупки, но и на сбережения, а вот усиленное неравенство ПСС>>СТУ — признак экономики нездоровой, когда денег в оборо­те значительно больше, чем требуется, при этом деньги обесценива­ются, идет инфляция.

На макроэкономическую ситуацию влияют также соотношения между СТУ и ПТУ, а также между ПСС и ПТУ. Соотношение ПТУ>>ПТУ-СТУ)>0 означает, что в стране имеет место небольшое перепроизводство, и соответствует здоровой экономике. А вот нера­венство ПТУ>>СТУ означает катастрофическое перепроизводство и ведет в кризис. Если предложение немного не дотягивает до спроса, т.е. ПТУ<СТУ, имеем экономику дефицита, а соответствующее силь­ное неравенство ПТУ<<СТУ означает разруху. Условие ПТУ>ПСС дает стимул к снижению цены и является вполне нормальным для здо­ровой экономики. То же неравенство, только усиленное, ПТУ>>ПСС, — признак кризисной ситуации. Причем ситуация эта может возник­нуть как из-за перепроизводства, так и вследствие обнищания населе­ния и падения платежеспособности. Неравенство ПТУ<ПСС — сти­мул к накоплению денег, а его усиленный вариант, ПТУ<<ПСС озна­чает гиперинфляцию.

Как видим, монетаристская концепция во всей своей примитив­ности приблизительно верна, если ПТУ>ПСС>СТУ и одновременно СЦ>ИП. Тогда и только тогда инфляция — явление денежное. В на­шей стране имеет место противоположное неравенство СТУ>ПСС>ПТУ, поэтому у нас инфляция не денежное, а товарно-дефицит­ное явление, а по сему уменьшением денежной массы она не лечит­ся. Как бы правительство и Нацбанк не уменьшали денежную массу в обороте, предложение товаров и услуг от этого не увеличится, а сле­довательно будут расти цены. Действительно, президент и правительство уменьшают денежную массу в обороте двумя способами: невыплатой зарплаты и, согласно новым указам президента, сокра­щением бюджетных расходов. В результате сокращается платежес­пособный спрос, т.е. усиливается неравенство СТУ>ПСС. Можно бы­ло бы надеяться на снижение уровня цен и прекращение инфляции, если бы из-за снижения ПСС изменило бы знак неравенство ПСС>ПТУ, но для этого ПТУ должно либо расти, либо сохраняться неизменным, либо, в крайнем и очень плохом случае, уменьшаться медленнее, чем ПСС. На самом деле снижение платежеспособного спроса приводит к спаду производства и быстрому снижению ПТУ, которое предприятия стремятся скомпенсировать ростом цен. Инф­ляция прогрессирует.

Для прекращения инфляции нужны действия, прямо противополож­ные тем, которые рекомендуют монетаристы. Нужно, во-первых, увели­чить бюджетные расходы, т.е. повысить ПСС до уровня реально сущес­твующих производственных мощностей, а также направить правительс­твенные расходы на повышение этих мощностей прежде всего в произ­водстве продовольствия. Одно это мероприятие еще не выведет финан­сы из инфляции. Необходимо, во-вторых, вместо пропагандируемой монетаристами дерегуляции, побудить производителей (экономически­ми, юридическими и административными мерами) увеличить предложе­ние, чтобы соблюдалось неравенство ПТУ>ПСС>СТУ.

Пришедший из КГБ через МИД новый российский премьер отличается от своих предшественников прежде всего патри­отизмом и, очевидно, воспитан в духе противостояния социализма и капитализма. Россия сменила монетаристов не на трезво мыслящих экономистов из команды Явлинского, а на деятелей типа советского банкира Геращенко, в свое время вместе с министром финансов СССР Павловым раскрутившим маховик инфляции. Однако деятелям эпохи “развитого социализма” вряд ли удастся реставрировать эко­номику “застоя” (нет нефтедолларов, на которых она держалась) или экономику горбачевской перестройки (многое разрушено и “прихватизировано”).

Скорее всего, Москва пойдет по русскому варианту китайского пу­ти, т.е. свернет безудержную либерализацию, введет протекционизм не только против Украины, как это было до сих пор, предпримет в от­дельных случаях ренационализацию, станет привлекать иностранные инвестиции на государственной, а не на стихийной основе, направляя их в нужных для России направлениях, как это делал СССР в 20—30 гг. и делает сейчас Китай. Удастся ли это сделать, зависит от того, изобретет ли премьер Примаков способ справиться с российской оли­гархией — прихватизаторами, в руках которых сейчас финансовый рынок, прибыльная часть экономики и средства массовой информа­ции. Возможно, у руководителей России хватит смелости последо­вать совету Кейнса и увеличить государственные расходы с целью оживления производства и внутреннего инвестирования. Снова станет нужна России собственная наука. Тут наступит и черед Украины. Привыкнув копировать все, что предпринимает Москва, наше руководст­во будет вынуждено пойти вслед за Россией, а это означает, что есть надежда...


Схожі:

Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconСтратегия "укрепления" национальной валюты
Все это использовалось в одностороннем направлении на ог­раничение предложения денег и подавление платежеспособного спроса массо­вого...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconОтчет о проведении Шестой международной научно-технической конференции
Шестая международная научно-техническая конференция «технологии цифрового вещания: стратегия внедрения» проводилась Одесской национальной...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconНациональная/региональная политика и стратегия в использовании дистанционного обучения и икт в обучении преподавателей (на примере Украины)
Международный научно-учебный центр информационных технологий и систем Национальной Академии Наук и Министерства образования и науки...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconКафедра экономической теории
«Инвестиционно – инновационная стратегия развития национальной экономики в условиях глобальной экономической системы» в городе Мариуполе...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconНовая стратегия измерений
Ключевые слова: метрология, стратегия, прямые и избыточные измерения, интеллектуальные методы измерений
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconМвф приветствует успешное введение единой европейской валюты
Вашингтон. Директор-распорядитель Международного валютного фонда (мвф) Мишель Камдессю (Michael Camdessus) приветствует успешное...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconМвф приветствует успешное введение единой европейской валюты
Вашингтон. Директор-распорядитель Международного валютного фонда (мвф) Мишель Камдессю (Michael Camdessus) приветствует успешное...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconКонституция нигера
Полный решимости укрепить права Республики и национальной независимости, провозглашенные соответственно 18 декабря 1958 года и 3...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconМинистерство здравоохранения украины
Полноценное, сбалансированное питание является необходимым условием сохранения, укрепления здоровья, увеличения продолжительности...
Стратегия \"укрепления\" национальной валюты iconДиплом Лауреата международной книжной выставки в рамках национальной программы " золотой фонд отечественной науки " Российской Академии Естествознания серия " фундаментальные научные издания "
Национальной программы "золотой фонд отечественной науки" Российской Академии Естествознания
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи