Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию icon

Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию




НазваДэвид Майерс Изучаем социальную психологию
Сторінка21/29
Дата02.08.2012
Розмір5.69 Mb.
ТипРеферат
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   29
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2. /социальная психол конфликтология/Буртовая Е,В, Конфликтология/101.DOC
3. /социальная психол конфликтология/Буртовая Е,В, Конфликтология/Библиографический список.doc
4. /социальная психол конфликтология/Буртовая Е,В, Конфликтология/Вопросы для повторения.doc
5. /социальная психол конфликтология/Буртовая Е,В, Конфликтология/Практические задания.doc
6. /социальная психол конфликтология/Буртовая Е,В, Конфликтология/Словарь важнейших понятий и терминов.doc
7. /социальная психол конфликтология/ВНУТРИЛИЧНОСТНЫЙ КОНФЛИКТ статья.doc
8. /социальная психол конфликтология/Емельянов Практикум по конфликтологии.doc
9. /социальная психол конфликтология/Майерс Д. Изучаем социальную психологию.doc
10. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (1).doc
11. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (2).doc
12. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (3).doc
13. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (4).doc
14. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (5).doc
15. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (6).doc
16. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (7).doc
17. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (8).doc
18. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом/Уч. Управление персоналом (9).doc
19. /социальная психол конфликтология/Управление персоналом ред. Базарова Еремина.doc
20. /социальная психол конфликтология/Хелена Корнелиус и Шошана Фэйр Выиграть может каждый КОНФЛИК.doc
21. /социальная психол конфликтология/Юридическая конфликтология ред. Кудрявцева.doc
22. /социальная психол конфликтология/хрестоматия по конфликтологии.doc
Андреева Г. М. Социальная психология: Учеб для студентов вузов. М.: Аспект-Пресс, 2000. 373 с. Библиогр.: с. 370-374 и в конце гл. Имен указ.: с. 366-369. Содержание
Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы конфликтология (учебное пособие)
Библиографический список
Вопросы для повторения
Практические задания Глава Становление конфликтологии Две концепции конфликта в философии Нового времени Задание 1
Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы конфликтология (учебное пособие)
Внутриличностный конфликт
С. М. Емельянов
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию
Н. Д. Эриашвили Управление персоналом
Организационный контекст управления персоналом
Стратегии управления персоналом
Методы управления персоналом V мы расскажем Вам не только о «классических»
Цели и факторы по­вышения производи­тельности труда
13 Процессы реорганизации Менон. Что же, по-твоему, значит «правильно»
16. Конкурс как технология привлечения персонала
Конфликтологические основы кадрового менеджмента
Корпоративный pr
Управление персоналом
Хелена Корнелиус и Шошана Фэйр. Выиграть может каждый
Http://www koob ru
Хрестоматия по конфликтологии тематическое содержание
Глава 25. Кто кого любит


Вначале было влечение — влечение конкретного мужчины к конкретной женщине, которому каждый из нас обязан своим существованием. Наша пожизненная зависимость друг от друга помещает проблему человеческих взаимоотношений в самую сердцевину нашего существования. Отвечая на вопрос: «Что вам необходимо для счастья?» или «Что наполняет смыслом вашу жизнь?», большинство людей в первую очередь упоминают о приносящих удовлетворение тесных отношениях с домочадцами, с друзьями или возлюбленными (Berscheid & Peplau, 1983).

Что заставляет одного человека испытывать симпатию к другому или даже любить его? Так много написано о любви, что любое мыслимое объяснение — и его опровержение — будет повторением пройденного. Крепнет ли в разлуке любовь? Или с глаз долой — из сердца вон? По хорошу мил или все-таки по милу хорош?

Рассмотрим простую, но очень важную теорию тяготения к вознаграждению. Нас привлекают те, кто чем-то нас вознаграждает, или те, кто ассоциируется у нас с каким-то вознаграждением. Друзья вознаграждают друг друга. Безо всякого расчета они просто помогают друг другу. Таким образом, мы выказываем симпатию по отношению к тем, кто ассоциируется с чем-то приятным. Так, Элайн Хатфилд и Уильям Уолстер (Elaine Hatfield and William Walster, 1978) предполагают, что «романтические ужины, походы в театр, вечера дома и отпуска, проведенные вдвоем, никогда не перестанут быть важными... Если вы дорожите вашими отношениями, важно, чтобы у вас обоих эти отношения продолжали ассоциироваться с чем-то хорошим».

Однако при более широком рассмотрении теория тяготения к вознаграждению оставляет много вопросов открытыми. Что такое вознаграждение? Или от кого мы получаем большее вознаграждение — от того, кто похож на нас, или от того, кто непохож? От щедрого на похвалы или от постоянно критикующего? Какие факторы способствуют возникновению близкой связи?


Обитание поблизости


Со всей определенностью можно сказать, что люди с большей вероятностью станут друзьями, если они или проживают или работают поблизости. Такое тесное общение может порождать и враждебность; большинство насилий и убийств происходит в кругу людей, живущих под одной крышей. И все-таки гораздо чаще обитание поблизости способствует возникновению приязни. Пусть это покажется тривиальным тем, кто размышляет о мистических истоках романтической любви, но социологи установили, что большинство людей вступает в браки с теми, кто живет по соседству, кто работает в той же фирме или хотя бы в той же профессиональной сфере, или же с теми, с кем в школьные годы учился в том же классе (Bossard, 1932; Burr, 1973; Clarke, 1952; Katz & Hill, 1958). Посмотрите вокруг. И если вы сами еще не вступили в брак, то наверняка вашим избранником (или избранницей) станет тот (или та), кто живет или работает неподалеку.


Взаимодействие


По сути, не географическое расстояние является критическим моментом, а «функциональная дистанция» — то есть то, насколько часто люди сталкиваются в повседневной жизни. Мы нередко находим друзей среди тех, кто пользуется теми же проходными, участками для парковки и местами отдыха. Коллеги, которые случайно оказались соседями по рабочей комнате и тем самым обречены на постоянное взаимодействие, гораздо чаще становятся приятелями, а не врагами (Newcomb, 1961). Подобное взаимодействие дает людям возможность обнаруживать в другом свои черты, чувствовать взаимную симпатию и воспринимать друг друга как членов одной социальной группы (Arkin & Burger, 1980).

В колледже, где я преподаю, юноши и девушки когда-то жили в разных концах студенческого городка. Естественно, они были серьезно озабочены дефицитом дружеских отношений с представителями противоположного пола. Сейчас они занимают разные концы одних и тех же общежитии, ходят по тем же коридорам, делят комнаты для отдыха и помещения для стирки, и дружеские отношения между ними перестали быть редкостью. Итак, если вы обживаетесь в новом городе и хотите завести друзей, постарайтесь снять квартиру таким образом, чтобы ее дверь соседствовала с ящиками для писем и газет, в офисе займите ближайшее к кофейнику рабочее место, а машину припарковывайте у главного здания. Таковы пути построения дружбы.

Почему же обитание поблизости порождает симпатии? Один из факторов — взаимная досягаемость. Ведь очевидно, что у нас гораздо меньше шансов познакомиться с тем, кто ходит в другую школу или живет в другом городе. Но и не только это. Большинство людей любит своих соседей по комнате или соседей за первой ближайшей дверью больше, чем соседей за второй дверью. Но дистанция между нами и живущими через несколько дверей от нас или на другом этаже вряд ли уж настолько непреодолима. Более того, те, кто живет ближе к нам, потенциально имеют равные шансы стать как нашими друзьями, так и врагами. Так почему же тогда соседство порождает любовь чаще, чем ненависть?


Предвкушение взаимодействия


Итак, один ответ у нас уже есть: обитание поблизости позволяет людям открывать друг в друге черты сходства и совершать взаимовыгодные обмены. Кроме того, возникновению симпатий способствует просто предвкушение взаимодействия. Джон Дарли и Эллен Бершайд (John Darley & Ellen Berscheid, 1967) предоставили студенткам университета Миннесоты неоднозначную информацию о двух девушках, сообщив при этом, что одна из этих девушек собирается зайти к ним для конфиденциального разговора. На вопрос, кто из этих двух девушек нравится им больше, студентки предпочли ту, с которой они рассчитывали встретиться. Ожидание встречи способствует возникновению симпатии (Berscheid & others, 1976). Позитивное ожидание — предчувствие того, что он или она непременно будет приятным человеком и вы прекрасно подойдете друг к другу — повышает шансы на то, что между вами сложатся благоприятные отношения (Knight & Vallacher, 1981; Klein & Kunda, 1992; Miller & Marks, 1982).

Этот феномен является адаптивным. Наши жизни переплетены с жизнями самых разных людей. Со многими из них, нравятся они нам или нет, мы вынуждены постоянно взаимодействовать: с соседями, родителями, одноклассниками, сослуживцами. И, безусловно, возникновение взаимной симпатии способствует улучшению взаимоотношений, что, в свою очередь, делает нашу жизнь более счастливой и продуктивной.


Простое нахождение в поле зрения


Обитание поблизости ведет к приязни еще по одной причине: более 200 экспериментов показали, что, вопреки старой поговорке «Чем лучше знаешь, тем меньше почитаешь», близкое знакомство способствует возникновению глубокой симпатии (Борнштейн, 1989). Когда ранее незнакомые раздражители — бессмысленные символы, «китайские» иероглифы, лица — просто постоянно находятся в поле зрения, уже это само по себе заставляет людей оказывать предпочтение именно им. Значат ли предположительно турецкие слова «nansoma», «saricik» и «afworbu» что-то более хорошее, чем слова «iktitaf», «biwojni» и «kadirga»? Студенты Мичиганского университета, протестированные Робертом Зайонцем (Robert Zajonc, 1968, 1970), оценивали как «хорошие» те слова, которые чаще попадались им на глаза. Чем большее количество раз им приходилось видеть бессмысленное слово или «китайский» иероглиф, тем более они были склонны говорить, что это означает нечто хорошее (рис. 25-1). Или скажите: какие из букв алфавита — ваши любимые? Самые разные люди, вне зависимости от их возраста, языка и национальности, предпочитают буквы, содержащиеся в их собственном имени или наиболее часто употребляемые в их родном языке (Hoorens & others, 1990, 1993; Nuttin, 1987). Так, французские студенты называют своей самой нелюбимой буквой заглавную W — букву, наименее употребительную в письменном французском.




Рис. 25-1. Эффект «простого нахождения в поле зрения». Студенты давали более позитивную оценку тем раздражителям, которые им показывали неоднократно. (Данные из Zajonc, 1968.)


Эффект «простого нахождения в поле зрения» отвергает, казалось бы, разумное предположение, что при повторном прослушивании музыки или повторном употреблении продукта мы теряем к нему интерес (Kahneman & Snell, 1992). И пока повторения не становятся утомительными («Даже самая лучшая песня может наскучить, если слушать ее слишком часто», гласит корейская пословица), симпатия обычно возрастает.

Построенная к 1889 году Эйфелева башня была осмеяна как гротеск (Harrison, 1977), сегодня она излюбленный символ Парижа. После подобной перемены мнений мы с удивлением вспоминаем свою первоначальную реакцию. На самом ли деле все посетители парижского Лувра такие уж страстные обожатели Моны Лизы? Или они просто рады увидеть знакомое лицо? Возможно, верно и то и другое: она — наша знакомая и уже потому привлекательна.

Зайонц (Zajonc, 1998) отмечал, что простое нахождение в поле зрения «имеет огромное значение». Этот феномен заранее предопределяет наши симпатии и привязанности. Именно это помогало нашим предкам подразделять окружающие их вещи на знакомые и безопасные, незнакомые и, вполне возможно, опасные. Обратной, «темной» стороной этого феномена является наша осторожность по отношению ко всему незнакомому. Этот страх можно объяснить примитивным, машинально возникающим предубеждением, которое часто появляется у людей, когда они сталкиваются с тем, что отличается от привычного.

Эффект «простого нахождения в поле зрения» влияет на то, как мы оцениваем других: знакомых людей мы любим больше (Swap, 1977). Даже себя мы любим больше, когда мы такие, какими мы привыкли себя видеть. Теодор Мита, Маршалл Дермер и Джефри Найт (Theodore Mita, Marshall Dermer & Jeffrey Knight, 1977) фотографировали студенток университета Висконсин, Милуоки, а затем каждой из них показывали настоящий снимок и его зеркальное воспроизведение. На вопрос, которая из фотографий им нравится больше, большинство студенток выбирали «снимок-отражение» — тот образ, который они привыкли видеть в зеркале (неудивительно, что наши лица на фотографиях иногда кажутся нам не вполне правильными). Когда те же два снимка показывали близким друзьям девушек, они предпочитали настоящий — изображение, привычное им.

Этот феномен широко используется в рекламе и в политике. Когда у людей нет определенности в отношении к какому-либо продукту или кандидату, просто постоянное упоминание о них может повысить количество продаж или число голосов (McCalough & Ostrom, 1974; Winter, 1973). После многократных повторений названия товара покупатели, не задумываясь, чисто автоматически одобрительно отзываются о рекламируемом продукте. Если кандидаты на выборах сравнительно малоизвестны, обычно побеждают те, кого чаще упоминают в средствах массовой информации (Patterson, 1980; Schaffner & others, 1981). Политические стратеги, понимающие важность «простого нахождения в поле зрения», заменили обоснованные аргументы короткой видео- и аудиорекламой, словно молотом вбивающей имя кандидата в голову избирателей.

Кейт Кэллоу, уважаемая личность, глава Верховного суда штата Вашингтон, получил урок, в 1990 году проиграв своему оппоненту Чарльзу Джонсону. Джонсон, малоизвестный адвокат, занимавшийся незначительными нарушениями правопорядка и разводами, появился на горизонте, объявив, что судью «давно пора подвинуть». Не было никакой предвыборной кампании, средства информации игнорировали предвыборную гонку. В день выборов имена появились безо всяких пояснений, одно рядом с другим. Результат: победа Джонсона 53 % к 47 %. «Джонсонов больше, чем Кэллоу»,— оправдывался перед ошеломленными юристами смещенный судья. И в самом деле, одна из газет, выходящих в Сиэтле, насчитала у себя в городе 27 человек, носящих имя Чарльз Джонсон. У них в Сиэтле был судья Чарльз Джонсон. В Такоме был телевизионный ведущий Чарльз Джонсон, чьи программы можно было видеть по кабельному телевидению штата. Вынужденные выбирать из двух незнакомых имен, многие избиратели очевидно предпочли чаще им встречающееся, а потому более знакомое имя: Чарльз Джонсон.


Внешняя привлекательность


Что вы находите (или находили) в своих возлюбленных? Искренность? Красивую внешность? Умение поддерживать разговор? Умные, искушенные люди равнодушны к таким поверхностным качествам, как красивая внешность. Они знают, что «красота лишь на поверхности» и что «нельзя ценить книгу по ее обложке». По крайней мере, они знают, что должны так думать. Цицерон советует:

«Высшая доблесть и главная обязанность мудреца — не пленяться внешностью».

И все же, если мы придем к убеждению, что внешность для нас ничего не значит, мы будем отрицать реальное влияние, испытываемое нами, потому что на данный момент получено множество результатов исследований, доказывающих, что внешность на самом деле имеет большое значение. Постоянство и распространенность воздействия внешности приводит в замешательство. Красивая внешность — очень ценное качество.


Успех у противоположного пола


Нравится вам это или нет, но внешняя привлекательность молодой девушки говорит о том, что ей, скорее всего, очень часто назначают свидания. Привлекательность молодого человека является несколько менее надежным основанием для прогнозирования его успеха у противоположного пола (Berscheid & others, 1971; Krebs & Adinolfi, 1975; Reis & others, 1980, 1982; Walster & others, 1966). Означает ли это, как полагают многие, что женщины более склонны брать себе в качестве девиза слова Цицерона? Или это просто отражает тот факт, что мужчины более инициативны и любвеобильны? Философ Бертран Рассел (Bertrand Rassel, 1930, p. 139) так не считает: «В целом женщины любят мужчин за характер, тогда как мужчины склонны любить женщин за внешность».

Чтобы понять, на самом ли деле мужчины более женщин подвержены влиянию внешности, исследователи давали студентам различные материалы с информацией о представительницах противоположного пола, в том числе и их фотографии, а затем спрашивали, с кем из них студенты хотели бы познакомиться. Или, «случайно» познакомив мужчину и женщину, спустя некоторое время интересовались, не хотелось бы им продолжить знакомство. В этих экспериментах мужчины в большей степени, чем женщины, ценили внешнюю привлекательность (Feingold, 1990, 1991; Sprecher & others, 1994). Возможно, чувствуя это, женщины более, чем мужчины, беспокоятся о своей внешности; они составляют 90 % пациентов косметической хирургии (Crowley, 1996; Dion & others, 1990). Но и женщины не так уж безразличны к внешности мужчин.

Проводя исследование, Элайн Хатфилд (Elaine Hatfield, 1966) и ее сотрудники пригласили на вечер компьютерной танцевальной музыки 752 студента-первокурсника университета Миннесоты.

Исследователи заранее протестировали студентов, выявив их личные качества и способности, а затем наугад сформировали пары. На вечере пары танцевали и разговаривали два с половиной часа, а затем был сделан перерыв, чтобы каждый смог дать оценку своему партнеру. Насколько надежно тесты на способности и личные качества могут предсказывать возникновение влечения? Кто же нравится больше: тот, кто имеет высокую самооценку либо низкий показатель тревожности, или тот, кто отличается от партнера своей исключительной одаренностью? Исследователи проверили длинный список возможных вариантов возникновения предпочтений. Но, насколько они могли определить, только одна вещь действительно имела значение: внешняя привлекательность. Чем привлекательнее была женщина, тем больше она нравилась мужчине и тем больше он хотел встречаться с ней впредь. И чем привлекательнее был мужчина, тем больше он нравился женщине и тем больше она хотела продолжить знакомство. Приятная внешность производит впечатление.

Несмотря на то, что привлекательность действительно имеет важное значение, она далеко не всегда способна заслонить другие человеческие качества. Привлекательность, пожалуй, прежде всего влияет на первое впечатление. Но первые впечатления важны и приобретают все большее значение, по мере того как общество становится более мобильным и урбанизированным и по мере того как общение людей становится все более скоротечным (Berscheid, 1981).

Хотя люди, проводящие собеседование при приеме на работу, могут отрицать это, именно привлекательность и ухоженность внешности претендентов в значительной степени определяют первое впечатление (Cash & Janda, 1984; Mack & Rainey, 1990; Marvelle & Green, 1980). Это помогает объяснить, почему привлекательные люди имеют более престижную работу, больше зарабатывают и чаще признают себя более счастливыми (Umberson & Hughes, 1987). Патриция Розелл (Patricia Roszell, 1990) и ее коллеги изучали влияние внешней привлекательности на материале общенациональной выборки работающих канадцев, внешность которых при приеме на работу оценивалась по шкале от единицы (непритязательная) до пяти (очень привлекательная). Они обнаружили, что на каждую дополнительную единицу привлекательности люди зарабатывали в среднем дополнительные 1988 долларов ежегодно. Ирен Хансон Фриз (Irene Hanson Frieze, 1991) и ее коллеги провели аналогичный анализ на материале 737 выпускников школы административного управления, после того как оценили их по той же пятибалльной шкале, внимательно изучив студенческие фотоальбомы. На каждую дополнительную единицу привлекательности мужчины зарабатывали дополнительные 2600, женщины — 2150 долларов.


Феномен «ровни»


Не всем достается сногшибательно привлекательный партнер. Так как же двое находят друг друга? Судя по исследованию Бернарда Марстейна (Bernard Murstain & others, 1986), человек чаще всего выбирает партнера, равного ему по привлекательности. Несколько исследований позволили обнаружить строгое соответствие между привлекательностью «половинок» супружеских пар, сексуальных партнеров, не состоящих в браке, и даже членов тесных дружеских компаний (Feingold, 1988). Люди склонны выбирать себе друзей и особенно вступать в брак с теми, кто соответствует им не только по интеллектуальному уровню, но и по уровню привлекательности .

Эксперименты подтверждают этот феномен «ровни». Решаясь к кому-нибудь подойти для знакомства и зная, что другой может ответить «да» или «нет», люди обычно подходят к тому, чья привлекательность примерно соответствует их собственной (Berscheid & others, 1971; Huston, 1973; Stroebe & others, 1971), Близкое соответствие по внешним данным может приводить к хорошим взаимоотношениям, обнаружил Грегори Уайт (Gregory White, 1980), изучая «встречающиеся» пары Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Те партнеры, которые в большей степени соответствовали друг другу по внешней привлекательности, чаще влюблялись друг в друга через девять месяцев еще сильнее.

Итак, у кого же мы можем предполагать большее соответствие во внешних данных — у супружеских пар или пар «встречающихся»? Уайт, как и другие исследователи, обнаружил, что супруги в большей степени соответствуют друг другу.

Возможно, познакомившись с подобными результатами, вы невольно вспомните те счастливые пары, в которых партнеры резко различаются по внешней привлекательности. В таких случаях менее привлекательный человек, как правило, имеет качества, которые компенсируют его недостаточную внешнюю привлекательность. Каждый человек приносит на социальный рынок то, что имеется у него в активе, и, соответственно ценности предложенного, ему подбирается равный партнер. Брачные объявления демонстрируют такой обмен активами (Koestner & Wheeler, 1988; Rajecki & others, 1991). Мужчины обычно предлагают статус и ищут привлекательности; у женщин чаще все наоборот: «Привлекательная, стройная женщина с яркой внешностью, 26 лет, ищет обеспеченного мужчину с надежным заработком». Процесс согласования активов помогает объяснить, почему юные красавицы так часто выходят замуж за солидных обеспеченных мужчин много старше их (Elder, 1969).


Стереотип внешней привлекательности


Только ли в ситуациях, имеющих сексуальную окраску, действует эффект привлекательности? Оказывается, нет. Это обнаружили Вики Хаустон и Рэй Булл (Vicki Houston & Ray Bull, 1994), когда с помощью опытного гримера обезобразили лицо своей ассистентки рубцами, синяками и родимыми пятнами. Эксперимент проходил в пригородных поездах, курсирующих в районе Глазго. Пассажиры обоих полов избегали садиться рядом с девушкой с обезображенным лицом. Кроме того, было замечено, что не только взрослые, но и дети стремятся к общению с более привлекательными сверстниками (Dion, 1973; Dion & Berscheid, 1974; Langlois & Stephan, 1981). Если судить по времени, в течение которого продолжается взаимное разглядывание, даже грудные дети предпочитают более привлекательные лица (Langlois & others, 1987).

Взрослые проявляют те же пристрастия, когда судят о детях. Маргарет Клиффорд и Элайн Хатфидд (Elaine Hatfield, Clifford & Walster, 1973) давали учителям из штата Миссури идентичную информацию о мальчике или девочке, но фотографии при этом прилагались разные: привлекательного и непривлекательного ребенка. Учителя воспринимали привлекательного ребенка как более умного и способного. Представьте теперь себя воспитателем, который должен утихомирить неуправляемого ребенка. Может быть, и вы — так же, как женщины, о которых пишет в своей работе Карен Дайон (Karen Dion, 1972), — проявите меньше доброты и участия к непривлекательному ребенку? Печальная истина состоит в том, что большинство из нас соглашаются с так называемым «эффектом Барта Симпсона», что дети с непритязательной внешностью менее способны и социально сведущи, чем их более красивые ровесники.

Более того, мы искренне считаем, что красивые люди обладают привлекательными для нас чертами характера. Мы полагаем, что при прочих равных условиях более красивые люди счастливей, сексуальней, коммуникабельней, умней и удачливей, правда, не честнее и не заботливее по отношению к другим (Eagly & others, 1995; Feingold, 1920; Jackson & others, 1995). В коллективистской Корее, где забота о других и честность ценятся выше, чем уверенность в себе, именно эти черты ассоциируются с привлекательностью (Wheeler & Kim, 1997). Собранные вместе, эти представления дают стереотип физической привлекательности: что красиво — то и хорошо. Дети усваивают этот стереотип весьма рано. Белоснежка и Золушка красивые — и хорошие. Колдунья и сводные сестры безобразные — и плохие. Как сформулировала одна маленькая девочка из детского сада, когда ее спросили, что значит быть красивой: «Это значит быть как принцесса. Все тебя любят» (Dion, 1979). Вспомните принцессу Диану.

Если физическая привлекательность настолько важна, то необратимое изменение внешности человека должно сказываться на отношении к нему окружающих. Но этично ли изменять чью-либо внешность? Подобные манипуляции выполняются миллионы раз в год специалистами по пластической хирургии и ортодонтами. С выпрямленными зубами и носом, с пересаженными или перекрашенными волосами, подтянутым лицом и увеличенной грудью (более одного миллиона американок), сможет ли теперь прежде неудовлетворенный собой человек найти свое счастье?

Чтобы исследовать эффект подобных изменений, Майкл Калик (Michael Kalick, 1977) попросил гарвардских студентов высказать впечатление, которое производят на них женские лица, изображенные на восьми фотографиях, выполненных в профиль, сделанных до и после косметических операций. Испытуемые высказались за то, что после операций женщины стали не только привлекательнее физически, но и добрей, чувствительней, сексуальней, обаятельней и т. д. Однако Эллен Бершайд (Ellen Berscheid, 1981) утверждает, что, хотя подобные операции могут изменить к лучшему наше представление о самих себе, временами они могут вызывать и не самые приятные переживания:

«Большинство людей — по крайней мере те, у кого нет опыта резкого изменения своего внешнего облика,— могут продолжать верить, что наша внешняя привлекательность играет незначительную роль в том, как относятся к нам окружающие. Однако тем, кто на самом деле имел личный опыт быстрого изменения внешности, труднее отрицать и преуменьшать ту роль, которую в нашей жизни играет внешняя привлекательность, и этот факт может раздражать даже тогда, когда изменения были к лучшему.»

На самом ли деле красивые люди обладают прекрасным характером? Или прав был Лев Толстой, когда написал, что «странное заблуждение думать... будто красота есть добро»? И все же доля истины в этом стереотипе есть. Привлекательные дети и молодые люди отличаются большей раскрепощенностью и общительностью (Feingold, 1992b). Уильям Голдман и Филип Льюис (William Goldman & Philip Lewis, 1977) продемонстрировали этот факт, попросив 60 студентов университета Джорджии созвониться и поговорить в течение пяти минут с тремя девушками, телефонные номера которых с их согласия были розданы студентам. После этого мужчины и женщины оценивали своих невидимых собеседников, и наиболее привлекательные были названы более приятными в общении и обаятельными. Внешне привлекательные люди имеют тенденцию быть более популярными, более общительными, мужчины — более мужественными, а женщины — более женственными (Langlois & others, 1996).

Небольшие средние различия между привлекательными и непривлекательными людьми, возможно, результат сбывшихся пророчеств. Привлекательных людей больше любят и привечают, и в результате многие из них чувствуют себя в обществе более уверенно. Этот анализ приводит нас к мысли о том, что решающим для вашего умения держаться в обществе является не то, как вы выглядите, а то, как люди относятся к вам и как вы сами себя воспринимаете: одобряете ли вы себя, любите ли вы себя, удобно ли вам с собой.

Но красота приносит не только радость. Элайн Хетфилд и Сьюзан Спречер (Elaine Hatfield & Susan Sprecher, 1986), занимающиеся изучением того, как возникает влечение между людьми, сообщают о красоте горькую истину. Исключительно привлекательные люди чаще страдают от сексуальных домогательств и от неприязни представителей своего пола. Нередко их не покидают сомнения, что окружающие ценят не их внутренние качества, а только привлекательную внешность, которая со временем потускнеет. Кроме того, если их внешность высоко оценивается, они могут быть менее мотивированы развивать свою личность в иных направлениях. Эллен Бершайд (Ellen Berscheid) хотелось бы знать, не пришлось ли бы нам по-прежнему освещать наши дома с помощью свечей, если бы внешне невзрачный и чрезвычайно низкорослый гений электротехники Чарлз Штейнмец подвергался тем же социальным соблазнам, с которыми сталкивается Том Круз.


Кто привлекателен?


Я описывал привлекательность, как если бы она была объективным параметром, подобно росту, который у кого-то больше, у кого-то меньше. Строго говоря, привлекательность — это то, что люди в данном месте и в данное время находят привлекательным. Конечно, их мнения различаются. Стандарты, по которым выбирают королеву красоты, вряд ли устраивают всю планету. Но даже в одном и том же месте и в одно и то же время люди (к счастью) расходятся во мнениях относительно того, кто привлекателен, а кто — нет (Mors & Grusen, 1976).

В общем и целом «привлекательные» фигура и лицо не так уж отличаются от среднестатистических (Beck & others, 1976; Graziano & others; Symons, 1981). Люди воспринимают те носы, ноги и фигуры, которые не являются чрезмерно маленькими или большими, как относительно привлекательные. Джудит Ланглуа и Лори Роггман (Judith Langlois & Lord Roggman, 1990; 1994) продемонстрировали это, когда заложили в компьютер изображение лиц 32 студентов колледжа и путем наложения вывели нечто усредненное. Студенты оценили усредненное лицо как более привлекательное по сравнению с 96 % индивидуальных лиц (рис. 25-2). Лица, появляющиеся на экране компьютера, имеют тенденцию быть совершенно симметричными — еще одна характеристика людей, производящих хорошее впечатление (Gangestad & Thornhill, 1997; Grammer & Thornhill, 1994; Shackelford & Larsen, 1997). Так что в некоторых отношениях безупречная «усредненная» внешность довольно привлекательна.


Рис. 25-2. Какое из этих лиц привлекательнее? Повсюду люди согласятся, что симметричное лицо справа (скомбинированное из 32 мужских лиц) выглядит лучше, заметила Джудит Ланглуа и ее коллеги (1996). По мнению психологов-эволюционистов, такое согласие предполагает существование некоторых универсальных стандартов красоты, корни которых можно отыскать в далеком прошлом.


Эволюция и привлекательность


Психологи-эволюционисты объясняют гендерные различия в терминах репродуктивной стратегии. Они утверждают, что красивые черты лица и красивая фигура предоставляют очень важные биологические сведения: о хорошем здоровье, юности и способности к воспроизведению потомства. Всюду мужчины предпочитают более молодых женщин, а не тех, кто лучше подходит им по возрасту. Женщин же, в свою очередь, привлекают мужчины, которые, по их мнению, будут хорошими добытчиками и защитниками. И это, в чем уверен Дэвид Басс (David Buss, 1989), объясняет, почему опрошенные им мужчины, принадлежащие к 37 самым разным культурам — от Австралии до Замбии, на самом деле предпочитали те женские качества, которые подразумевали репродуктивную способность. Это также объясняет, почему физически привлекательные женщины стремятся выйти замуж за мужчин, имеющих высокий социальный статус, и почему мужчины конкурируют между собой, стремясь достигнуть славы и успеха.

В любой культуре «бизнес красоты» — это большой бизнес, в котором нет признаков слабости. Мы, как предполагают психологи-эволюционисты, движимы примитивными побуждениями. Природой нам даны не только потребности дышать и есть, но и более причудливая потребность — испытывать друг к другу влечение и стремиться обладать друг другом.


Сходство и взаимное дополнение


Таким образом, из всего вышесказанного можно предположить, что Лев Толстой был совершенно прав, говоря: «Любовь зависит от частоты встреч, от прически, от цвета и покроя платья». Однако, когда люди узнают друг друга достаточно хорошо, на то, перейдет ли их знакомство в дружбу, влияют уже совсем другие факторы.


Рыбак рыбака видит издалека?


В одном мы можем быть точно уверены: люди одного склада испытывают взаимную симпатию. Друзья, женихи и невесты, мужья и жены с несравненно большей вероятностью будут разделять установки, убеждения и ценности друг друга, чем пары, составленные произвольно. Более того, чем больше схожих черт у мужа и жены, тем счастливее они, тем меньше вероятность развода (Byrne, 1971; Caspi & Herbener, 1990). Обнаружение этой корреляции весьма интригует. Но что является причиной, а что следствием, так и остается загадкой. Сходство ведет к расположению друг к другу? Или расположение друг к другу ведет к сходству?


Сходство рождает приязнь


Чтобы понять, где причина, а где следствие, давайте поэкспериментируем. Вообразим, что на студенческой вечеринке Лаура долго беседует с Лессом и Ларри на самые разные темы: о политике, религии, личных симпатиях и антипатиях. Лесс соглашается с Лаурой почти во всем, Ларри — лишь иногда. Позже Лаура рассуждает: «Лесс по-настоящему умен. И он такой милый. Надеюсь, мы встретимся с ним снова». В своих экспериментах Донн Берн (Donn Byrne, 1971) и его коллеги уловили самую суть переживаний Лауры. Они вновь и вновь обнаруживали, что чем ближе чьи-либо установки к нашим собственным, тем привлекательнее мы находим этого человека. И такое возникновение симпатии наблюдается не только у студентов колледжа, но и у детей, пожилых людей, представителей различных профессий и самых разных культур.

Феномен возникновения симпатии на основе согласия в оценках и мнениях был проверен и в реальных жизненных условиях. Психолог Теодор Ньюкомб (Theodore Newcomb, 1961) наблюдал за отношениями, складывающимися в двух вновь образовавшихся группах из 17 студентов Мичиганского университета. Через 13 недель совместного проживания в общежитии те из них, у кого степень согласия изначально была высокой, стали близкими друзьями. Одна из дружеских компаний состояла из пяти студентов-гуманитариев, все они были сторонниками политического либерализма и ярко выраженными интеллектуалами. Другая группа состояла из трех человек, придерживающихся консервативных взглядов, причем все трое собирались стать инженерами.

Уильяму Гриффиту и Расселу Вейчу (William Griffitt & Rassell Veitch, 1974) удалось значительно «сократить» процесс знакомства, когда они поместили 13 незнакомых людей в убежище. Зная мнения этих людей по различным вопросам, исследователи смогли довольно точно прогнозировать распределение взаимных симпатий и антипатий внутри группы. Находясь в пансионах, люди больше любят тех, кто походит на них самих. Сходство порождает согласие. Конечно, вы и сами заметили это, когда встретили того особенного человека, который разделяет ваши идеи, ценности и желания, родственную вам душу — человека, который любит ту же музыку, те же занятия и даже ту же еду, что и вы.


Притягиваются ли противоположности?


Но разве нас не привлекают люди, которые отличаются от нас таким образом, что дополняют наши собственные качества? Исследователи попытались ответить на этот вопрос, сравнивая не только взгляды и убеждения друзей и супругов, но и их возраст, религию, национальность, отношение к курению, финансовый уровень их жизни, образование, склад ума, рост и внешность. Как выяснилось, большинство супругов обладают определенным сходством и в этих, и во многих других отношениях (Buss, 1985; Kandel, 1978). Умные птицы гнездятся вместе. Точно так же поступают и птицы богатые, высокие, красивые, и птицы-протестантки.

И все же, разве нас не привлекают люди, чьи потребности и личные качества дополняют наши собственные? Разовьется ли в гармоничные отношения встреча садиста и мазохиста? Даже «Ридерс Дайджест» (Reader's Digest) говорит нам, что «противоположности притягиваются друг к другу... Общительные к молчаливым, любители новизны к не терпящим перемен, щедрые к прижимистым, любители острых ощущений к весьма осторожным» (Jacoby, 1986). Социолог Роберт Уинч (Robert Winch, 1958) убежден в том, что потребности решительного и властолюбивого человека самым естественным образом будут дополнять потребности человека робкого и склонного к подчинению. В этом утверждении есть известная доля логики, и большинство из нас могут припомнить пары, которые рассматривают свои различия как взаимодополняющие качества: «Мой муж и я великолепно подходим друг другу. Я — Водолей, натура решительная. Он — Весы и совершенно не способен принимать решения. Но зато он всегда охотно поддерживает мои начинания».

Определенное взаимное дополнение может развиваться по мере развития отношений (даже в отношениях однояйцевых близнецов). И все же люди более склонны жениться на тех, чьи потребности и личные качества сходны с их собственными (Botwin & others, 1997; Buss, 1984; Fishbein & Thelen, 1981a, 1981b; Nias, 1979). Возможно, нам удастся найти какие-либо случаи (помимо гетеросексуальности), когда различия естественно приводят к возникновению симпатии (Dryer & Horowitz, 1997). Но исследователь Дэвид Басе (David Buss, 1985) подвергает это сомнению: «Тенденция людей, которых можно назвать "полной противоположностью", жениться или дружить... до сих отчетливо не выявлена». Представляется, что поговорка «противоположности притягиваются» если и отражает истину, то эта истина все же теряется на фоне сильно выраженной тенденции тяготения подобного к подобному.


Нам нравятся те, кому мы нравимся сами


Задним числом принцип тяготения к вознаграждению дает нам возможность объяснить следующие вещи:

- Обитание поблизости является большим преимуществом. Затраты времени и сил на получение вознаграждения в виде дружеских отношений тем меньше, чем ближе живет или работает симпатичный вам человек.

- Нам нравятся привлекательные люди, потому что, как правило, мы воспринимаем их как обладателей и других прекрасных черт и считаем, что, ассоциируясь с этим человеком, мы выигрываем в глазах окружающих.

- Если у других сходная с нашей точка зрения, мы чувствуем себя вознагражденными, потому что предполагаем, что нравимся этим людям. Более того, те, кто разделяет наши взгляды, помогают нам узаконить их.


Если нам нравятся те, чье поведение каким-то образом вознаграждает нас, значит, мы должны почитать тех, кто любит нас и восхищается нами. Самая крепкая дружба возникает между людьми, которые взаимно восхищаются друг другом. Значит, нам действительно нравятся те, кому мы нравимся сами? Действительно, расположение одного человека к другому предполагает ответное расположение (Kenny & Nasby, 1980).

Но не является ли расположение одного человека к другому причиной ответного расположения? Рассказы людей о том, как они влюбились, склоняют нас к положительному ответу на этот вопрос (Aron & others, 1989). Открытие, что вы по-настоящему нравитесь привлекательному человеку, по всей видимости, пробуждает романтические чувства. И эксперименты подтверждают это: когда людям говорят, что ими кто-то восхищается, они, как правило, начинают испытывать те же чувства (Berscheid & Walster, 1978).

Эллен Бершайд и ее коллеги (Berscheid & others, 1969) обнаружили, что студенты относились заметно лучше к тем из своих товарищей, кто отметил в них восемь положительных черт, чем к тем, кто назвал семь их положительных черт и одну отрицательную. Мы очень чувствительны к малейшим намекам на критическое отношение к собственной персоне. Многие наверняка согласятся с замечанием писателя Ларри Л. Кинга: «С годами я обнаружил, что, как это ни странно, положительные отзывы радуют автора значительно меньше, чем огорчают отрицательные». Оцениваем ли мы себя сами, или нас оценивают другие, негативная информация имеет больший вес, потому что, будучи менее привычной, она привлекает к себе больше внимания (Yzerbit & Leyens, 1991). На избирателей большее влияние оказывают слабости кандидата в президенты, нежели его сильные стороны (Klein, 1991); этот момент не обходят своим вниманием те, кто занимается организацией кампаний, дискредитирующих неугодных им кандидатов.

Понимание, что мы с большим вниманием и теплом относимся к людям, которым мы нравимся, возникло задолго до того, как этот принцип подтвердили социальные психологи. Мыслители — от древнего философа Гекатея («Если хочешь быть любимым — люби»), включая Ральфа Уддо Эмерсона («Единственный способ найти друга — стать кому-нибудь другом»), вплоть до Дейла Карнеги («Не скупитесь на похвалу») — давно пришли к такому заключению. Правда, они не оговаривали точных условий, при которых этот принцип работает.


Самооценка и привлекательность


Элайн Хатфилд (Walster, 1965) решила выяснить, будет ли людское одобрение особенно приятно после его долгого отсутствия — как, скажем, обильная пища после дней поста. Чтобы выяснить это, она раздала нескольким студенткам Стэндфордского университета результаты анализа их личностей, среди которых были и очень доброжелательные, и не очень. Первые, естественно, порадовали девушек, а вторые расстроили. Затем Хатфилд попросила студенток дать свою оценку нескольким людям, включая их сокурсника (весьма симпатичного юноши), который перед самым экспериментом успел переговорить с каждой из участниц и каждой назначить свидание (никто от свидания не отказался). Как вы думаете, кому из студенток больше понравился этот юноша — тем, кого только что похвалили, или, наоборот, тем, кого раскритиковали? Оказалось, что тем, чье чувство собственного достоинства было временно уязвлено, кто, естественно, нуждался в общественном одобрении. Это помогает объяснить, почему иногда люди так страстно влюбляются сразу же после того, как их отвергают, затрагивая тем самым их самолюбие. После этого эксперимента доктор Хатфилд около часа разъясняла студенткам суть произошедшего и провела собеседование лично с каждой участницей. Она уверяет, что в итоге не осталось ни одной девушки, которая вышла из лаборатории с чувством уязвленного самолюбия или досады по поводу несостоявшегося свидания.

Обитание поблизости, привлекательность, сходство, проявление симпатии — известно, что все эти факторы сильно влияют на формирование дружбы. Иногда дружба перерастает в страстную любовь. Что же такое любовь? И почему иногда она расцветает, а иногда вянет? К этим вопросам мы теперь и обратимся.


Понятия для запоминания


Взаимное дополнение (Complementarity) — часто проявляемая тенденция к возникновению таких взаимоотношений между двумя людьми, при которых каждый дополняет то, чего не хватает другому. Спорная гипотеза взаимного дополнения предполагает, что человека привлекают люди, имеющие запросы, отличные от его собственных, так как это путь их пополнить.

Обитание поблизости (Proximity) — географическое соседство. Обитание поблизости (более точно «функциональная дистанция») предполагает возникновение симпатии друг к другу.

Стереотипы физической привлекательности (Physical-attractiveness stereotype) — предположение, что внешне привлекательные люди обладают социально желательными чертами: что красиво, то и хорошо.

Теория тяготения к вознаграждению (Reward theory of attraction) — теория, согласно которой мы любим тех, чье поведение каким-то образом нас вознаграждает, или тех, кто так или иначе ассоциируется со случаями вознаграждения.

Феномен «ровни» (Matching phenomenon) — тенденция мужчин и женщин выбирать себе в партнеры того, кто является «ровней» по внешней привлекательности и другим характерным качествам.

Эффект простого нахождения в поле зрения (Mere-exposure effect) — тенденция испытывать большее расположение и давать более позитивную оценку ранее незнакомым раздражителям после их неоднократного появления в поле зрения.


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   29

Схожі:

Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconМетодическая разработка
Интерес социальной психологии к малым группам настолько велик, что в определенном смысле всю традиционную социальную психологию можно...
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДэвид Майерс «Социальная психология» David G. Myers «Social Psychology»
В ней описаны фундаментальные принципы социального мышления, социального влияния и социального поведения, а также разнообразные эксперименты...
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДэвид Майерс «Социальная психология» David G. Myers «Social Psychology»
В ней описаны фундаментальные принципы социального мышления, социального влияния и социального поведения, а также разнообразные эксперименты...
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2.
Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Дэвид Майерс Изучаем социальную психологию iconДокументи
1. /социальная психол конфликтология/Андреева Г.М. Социальная психология.doc
2....

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи