Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна icon

Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна




Скачати 197.19 Kb.
НазваАксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна
Дата13.04.2013
Розмір197.19 Kb.
ТипДокументи

АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС ИМИДЖЕЙ НОВОГО ФОРМАТА


Синельникова Лара Николаевна,

доктор филологических наук, профессор,

заведующая кафедрой русского языкознания

и коммуникативных технологий

Луганского национального университета

имени Тараса Шевченко


Аксиология — наука о ценностях. Под аксиологическим дискурсом понимается всё пространство концептуализации ценностных ориентиров человеческой жизнедеятельности. В этом пространстве реализуются оценочные значения языковых знаков (лингвистическая оценка является аксиологической категорией), семиозис которых обусловлен как системно-языковыми, так и внеязыковыми факторами — когнитивными, психологическими, прагматическими, социо- и этнокультурными. Аксиологический дискурс проявляет ценностное сознание как способность идентифицировать ценности в процессе осознания человеком себя через взаимодействие с другими людьми — социальными субъектами соответствующего сообщества [12].

Категория имиджа — многомерное и гибкое образование: сквозь призму имиджевых признаков происходит идентификация личности, транслируется её социальный статус, мир значимых для жизнедеятельности предпочтений. Тезис о том, что имидж обусловлен временем, в полной мере подтверждается влиянием на имиджевые нормы процессов глобализации. По аналогии с понятием «политическая кондициональность» может быть систематизировано и понятие «имиджевая кондициональность» — обусловленность эволюционных изменений в имиджевых приоритетах комплексом причин глобального характера, набором стандартов, которые в определённое время принимаются обществом (или определённым сегментом общества) и влияют на поведение личности, в том числе — речевое. В пространстве «глобальной обусловленности» особым образом может быть представлен требуемый имидж (согласованный с профессией, корпоративными установками, увлечениями), самоимидж (самооценка, самоидентификация) и воспринимаемый имидж (оценка и идентификация другими). Факт «глобальной обусловленности» имиджа открывает возможности для увеличения аспектов рассмотрения имиджа как научного объекта.

Глобализация, в самом общем виде понимаемая как усиление связей между людьми разных культур и этносов, получает амбивалентные оценки: положительные (культура человечества укрепляется совместными действиями) и отрицательные (вытесняются национальные ценности, многие из которых исчезают вообще). Под влиянием глобализации происходят изменения ментального характера, сказывающиеся на языковой картине мира, на признаках и проявлениях «обновлённого» ценностного сознания. Наиболее адаптивными к условиям и нормам коммуникативного поведения в объединённом мире являются пользователи Сети. Разнообразие и быстрота возникновения контактов, выявление общих тем и интересов, позволяемая техническими возможностями скорость реакций на получаемую информацию способствуют формированию новой онтологии коммуникативной, а вместе с этим и языковой личности с особыми имиджевыми преференциями — личности, для которой факт глобализации не столько проблема, сколько реальность миропребывания.

«Виртуальное пространство и в самом деле не делится на своё и чужое, здесь не важна ни государственная, ни этническая, ни половая, ни социальная, ни возрастная, вообще — «никакая» принадлежность пользователя, кроме содержания коммуникации, обозначаемого условным адресом» [8]. Более того, виртуальное пространство меняет представление о суточной цикличности времени и, значит, о мере (глубине) погружения личности в новую коммуникативную среду, вытесняющую традиционную контактную коммуникацию. Вот как об этом говорит активный пользователь Фейсбука (Facebook) доктор филологических и социологических наук Е. Горошко: Я хотела окончить свой новый учебник по социологии Интернета цитатой, выпавшей случайно в окне веб-браузера: «С приходом Интернета психологи замечают у людей расстройство, называемое «расстройством структуры времени». Если раньше распорядок человека определялся световым днем, то сейчас время зависит от поступаемой информации. Маршалл Маклюэн говорил, что, с появлением электрического света, пространство вокруг людей перестроилось, люди ушли от ритмов дня и ночи, появился как бы новый мир, новые связи и возможности. Если до изобретения электричества люди ложились спать, когда сядет солнце, то с приходом Интернета люди ложатся спать, когда закончатся новости в ленте, или они закроют браузер. Интересно, а когда возникнут технологии, которые позволят это делать всю жизнь? А главное, нужно ли это нам? (28.II. 2013, 21.53). Есть основание синергию «открытого браузера» связать с процессами глобализации и их влиянием на образ жизни, а вместе с этим и на имидж.

В глобальном мире происходит стремительное «распространение влияния», утверждается «набор стандартов» в виде имиджевых знаков в одежде, в вещах (часы, костюм, галстук, мобильный телефон, компьютер, ноутбук и др.), а вместе с этим в словах и форматах общения. Номинации с семантикой оценочности по установленным в глобальном мире стандартам входят в активный лексикон разных служб и организаций «нового образца»: имиджевые мероприятия, имиджевые сложности, имиджевый трюк, имиджевая выгода, имиджевые проколы и под.

Об изменениях в языковом сознании, происходящих под влиянием глобальных процессов, свидетельствует освоение обществом новых понятий, в содержание которых включена оценка имиджевого характера. Показательный пример — номинация «лузер». С одной стороны, это слово — знак экспансии английского языка, безудержно пополняющего список новейших заимствований, с другой — свидетельство того, что в общем пространстве сценарных действий формируются оценки, совокупность которых ложится в основу новых имиджевых стандартов. Автор Словаря модных слов Владимир Новиков [11] считает, что слово лузер «несправедливо отбивает хлеб у коренного российского жителя — неудачника». Вспоминая жаргонное употребление слова («лузер — это тот, кто слабо сечёт в компьютерах, в отличие от продвинутого «юзера»), В. Новиков замечает: «Негоже делать компы и гаджеты мерилом личности» [5]. Однако номинация «лузер», ориентированная на имиджевую перцепцию, имеет более объёмную семантику и особую оценочную параметризацию. Иллюстрации из «Национального корпуса русского языка» позволяют обозначить признаки концепта «лузер» в его дескриптивной репрезентации: нищие лузеры, законченный лузер, люмпен и паразит, не умеющий зарабатывать, типичный лузер, изгой и лузер, лузер — тот, кто теряет (проигрывать по-английски означает терять) и нек. др. Особенно показательна цитата из романа В. Пелевина « S.N.U.F.F.» (2011 год), в которой сквозь призму иронической авторской оценки представлен спектр имиджевых показателей, идентифицирующих лузера «со стороны»: Он выглядел в точности как положено лузеру, сублимирующему неудовлетворённое половое влечение в низкобюджетный романтический драматизм — весь в чёрном, с чёлкой до глаз, зигзагом, выстриженным на затылке, и крохотными металлическим черепами на левом рукаве — всё по последней молодёжно-протестной моде (бедняга, правда, ещё не понял, что так у нас обычно одеваются те, кому хорошо за сорок, когда хотят выглядеть лет на тридцать с небольшим, чтобы консентно ювеналить тех, кому чуть за двадцать.

Комплекс модальных значений слова свидетельствует о том, что в определённых условиях оно может быть сигналом общественного мироощущения, и само время может быть охарактеризовано как «время лузеров» [9, с. 62]. Более того, «содержание, связанное со словом лузер, имеет некую вненациональную социальную значимость, а само слово обозначает проблемное для современного мира явление» [9, с. 66]. Парадигма номинаций социальных явлений, семантически соотносимых с концептом «лузер», может быть дополнена номинациями «маленький человек», «аутсайдер», «офисный планктон» [15, с. 19], каждая из которых имеет свой «набор» значимых в имиджевом отношении оценок.

Глобализационные процессы способствуют формированию мозаичных идентичностей. Формируются имиджевые стереотипы, в том числе такие, которые складываются в новых коммуникативных сферах и в новых дискурсивных практиках. Виртуальные сообщества — комьюнити — представляют собой модель социальной структуры, проявляющей ряд признаков глобального общества. Общность имиджевых показателей (требуемый имидж) в таких сообществах объясняется тем, что «основные ценности, идеология, воплощение базовых концептов, прецедентные тексты, правила коммуникации, принятый язык внутри консорциума стремятся к некоему единому образцу» [1, с. 86].

Имиджевые преференции не могут не влиять на языковое сознание личности, о чём свидетельствует пополнение аксиологического словаря субъектов, действующих в глобальном пространстве. В сообществе компьютерщиков (айтишников) положительные или отрицательные оценки действующих лиц связаны с воспринимаемым имиджем в его соотношении с требуемым имиджем. В условиях сетевого общения достаточно быстро происходит трансформация слова, семантика которого включает оценочные признаки, в имиджевый концепт — происходит быстрый переход «в-себя-иного». Например, слово «ламер» (от англ. lame — увечный, хромой). Словарная статья Википедии включает информацию, каждый блок которой может квалифицироваться как имиджевый параметр: на компьютерном сленге так называют человека, плохо умеющего общаться с компьютером, не способного или принципиально не желающего хорошо освоить работу на компьютере — акцент на качестве профессиональной деятельности в специфической коммуникативной среде. Будучи употреблённым в отношении профессионального компьютерщика, это слово является оскорбительным — контекст оценки расширяется через дискурсивное измерение (связанное с особенностями коммуникации); оценочный маркер «оскорбительный» включает соответствующие его семантике когнитивные механизмы, оказывающие влияние на восприятие личности, в результате чего происходит расширение круга имиджевых признаков: некомпетентный человек, но уверенный в своей компетентности и не пытающийся учиться и развиваться. Именно этот признак (уверенный в своей компетентности и не пытающийся развиваться) отличает «ламера» от «профана» и «чайника». Вот цитаты из Интернет-ресурса «Национальный корпус русского языка»: Ламер не просто «чайник», не просто профан. Ламер в тусовке бибиэсников — некое полумифическое существо, отравляющее жизнь честным юзерам и сисопам. Ламер способен не только перепортить всем настроение бездарной болтовнёй, но и заразить систему вирусом (не со зла, а скорее, по глупости). Ламер — профан, ничего не смыслящий в компьютерах и программах, но работающий с ними (понятие, ставшее уже чем-то большим, чем просто ламер). Противопоставление «ламера» номинациям «хакер», «компьютерный гуру», «гик» (все эти слова в среде компьютерщиков являются носителями положительной оценки) не только свидетельствует о сформированности лексической микросистемы, но и завершает имиджевую систему оценок. В слове закрепляется семантика, значимая для выявления особенностей ментальности в глобальном ценностном мире: заимствованное слово погружается в «аксиологический дискурс», в пространстве которого формируется лингвокультурный типаж как обобщённый образ определённой социальной группы, узнаваемый по ценностной ориентации, проявленной в вербальном и невербальном поведении [10].

Обращает на себя внимание быстрота адаптации заимствований в условиях актуальной мотивации — желания быть принятым и понятым в определённом сообществе. Заимствованное слово в дискурсе обладает способностью моделировать социальный портрет (то есть, по сути, имидж), быть носителем социально-культурной идентичности, формируемой в межкультурном глобальном пространстве.

Особенность семиозиса новейших заимствований состоит в том, что в процессе коммуникативного развития значения слова принимает участие русский эквивалент. В контакте номинаций проявляются особые когнитивные механизмы оценки, на основании которой складывается представление о субъектах деятельности на разных ценностных основаниях. Результатом такой сопряжённости может быть появление дифференциальных сем, на основе которых у заимствованного слова появляются оценочные признаки, консолидирующиеся в имидж. Для иллюстрации такого рода закономерности воспользуемся материалом эссе Максима Кронгауза «Кого хочешь «лайкай», а люби меня» [7]. Автор пишет: «Время от времени вспыхивают дискуссии о мотивированности огромного количества заимствований, которые хлынули в последние десятилетия в русский язык. Как правило, такие дискуссии ведутся в критическом ключе: мол, конечно, есть небольшое количество полезных заимствований, но вообще-то они вредны и могли бы быть заменены хорошими русскими словами. Я попытаюсь обосновать полезность двух заимствований, которые легко переводятся на русский язык и потому вроде бы избыточны. ˂…˃ Сознавая уязвимость своей позиции, я всё-таки рискну вступить в защиту слов, популярных в блогосфере и социальных сетях. А именно жаргонизмов френд и лайк. Когда-то я по тем же причинам сочувствовал блогу, а теперь он стал вполне респектабельным словом, по крайней мере, попал в орфографический словарь. Итак, чем же хороши френд и лайк и в чём же их сходство с блогом. Дело в том, что так же, как и блог не вполне дневник, френд не вполне друг (точнее, совсем не друг), а лайк не равен глаголу нравится». И далее идёт важный для понимания имиджевой кондициональности семантический комментарий, выявляющий дифференциальные признаки в семантике слов «друзья» и «френды»: френд, в отличие от друга, — просто знакомый, близкий, любой, такой, с которым предполагают общаться; он, по сути, рассматривается как источник информации; есть возможность удаления из числа френдов в наказание за нехорошие поступки (синонимизация с глаголом банить — накладывать бан, забанивать, то есть запрещать, налагать запрет); «нерукопожатный» френд — тот, который исключён из френд-ленты. Делается вывод: «Френд, в отличие от друга в русском языке, не означает тесной связи и не обязательно обозначает позитивное отношение. Он, скорее, нейтрален и должен пониматься в техническом смысле как некий вид контакта в интернете. Френд прижился в сетевом языке, но до литературного языка не дорос. Возможно, и не дорастёт. Тем не менее нельзя не упомянуть образованные от него слова: френдить(ся), зафрендить(ся), отфрендить(ся), расфрендишь(ся), френд-лента, френдёж. Набор характерных приставок только подчёркивает отличия френда от друга: задружить кого-то невозможно, но и крепко сфрендиться с кем-то затруднительно. А уж существительное френдёж («беспорядочное заведение новых френдов исключительно ради количества») только подчёркивает, что друг — это друг, а френд — это френд». В этой части рассуждений выделим обобщение, прямо ориентирующее на «расслоение» имиджевых оценок: френд оказывается неким социальным бонусом, поддерживающим собственный статус пользователя.

Вторая часть эссе Максима Кронгауза посвящена кнопке лайк, которая появилась в Фейсбуке в апреле 2010 года и была наделена двумя функциями — социальной и коммуникативной: нажатием этой кнопки можно присоединиться к мнению других, выявить согласие с общей положительной оценкой. Быстро сформировавшаяся словообразовательная цепочка: лайкать, лайкнуть, лайкануть, залайкать, облайкать, отлайкать, словить лайки, поставить лайк и др. — свидетельствует, по мнению автора, об успехе нововведения. Русский эквивалент оценки — глагол «нравится». Но именно потому, что семантика лайк связана с оценкой, слово стало восприниматься как существительное и как единица измерения успеха, популярности, остроумия и актуальности, то есть позитивного восприятия субъекта — носителя информации. Автор признаёт, что в ближайшее время шансы попасть в словарь литературного языка у слова лайк невелики: оно используется как разговорное слово узким кругом лиц, прежде всего участниками социальных сетей. Наши наблюдения показывают, что слово расширяет возможности интериоризации и стремится выйти за пределы сетевого сообщества. Заканчивается эссе отсылкой к видеоролику в Рунете, в котором рыжеволосая девушка из Козьмодемьянска, что в Республике Марий Эл, поёт: «Мне жених попался, эх, не идеал, /Тяжелей айпада груз не поднимал… Всё равно навеки я теперь твоя. Кого хочешь лайкай, /А люби меня!». И заключительная фраза эссе: И попробуйте передать ту же мысль по-русски, не используя корень лайк!

Возникает естественный вопрос: какое отношение к рассмотрению имиджевых преференций имеют демонстрирующие тонкую работу мысли семиотические и лингвокультурологические наблюдения М. А. Кронгауза? Ответ может быть таким: социальная активность личности — уже имиджевая характеристика; имидж — оценочная категория, лайк даёт возможность проявить отношение к понравившейся информации и тем самым присоединиться к определённой системе ценностей, которая объединяет. «В традиционных сообществах спорили о высоких целях, в глобальном мире — о высоких технологиях» [8], и «высокие технологии» продуцируют собственные имиджевые ценности.

Проблемы оценочной семантики в молодёжной среде, как правило, связаны с имиджевыми преференциями. Рассмотрение языкового сознания сквозь призму концептуальных представлений свидетельствует как о трансформации традиционных национальных концептов, таких как счастье, совесть и др. [13], так и о пополнении концептосферы смыслами, актуальными в новой реальности. При этом проявляется очевидная закономерность: актуальная значимость инкорпорируется в систему статусных преференций, которые, в свою очередь, непосредственно связаны с имиджем. В этом случае параметр широты круга личностей, для которых важна та или иная имиджевая оценка, не имеет решающего значения. Существенным представляется факт связи новых имиджей со стандартами поведения в новых коммуникативных средах.

К номинациям статусного характера относятся названия новых профессий, связанных с коммуникативной активностью человека. Особый характер деятельности лица, выраженный в терминосистеме и в языке профессиональной коммуникации [4] , является свидетельством социальной идентичности, от которой прямой путь к имиджевой оценке. Так, дифференциация профессиональных действий PR-специалистов обозначена в ряде уже привычных видов деятельности: руководитель маркетингового отдела, специалист консалтинговой фирмы, брендменеджер, спиндоктор, спичрайтер, слухмейкер и др. О расширении коммуникативного пространства действий с целевыми аудиториями свидетельствует ряд менее знакомых номинаций, каждая из которых уже в силу непривычности является маркированной в имиджевом отношении, а в процессе внедрения в социальный контекст может получить оценки, дифференцирующие виды деятельности: тренд-вотчер (trend-watcher) — человек, который отслеживает появление на рынке новых тенденций и веяний, анализирует, делает выводы, которые так или иначе используется в коммерческих действиях и PR-проектах; специалист по PR-брендингу — продвигает имидж компании на рынке труда; It-евангелист разрабатывает технические продукты и лично продвигает их через онлайн-СМИ, блоги и другие Интернет-ресурсы; агент влияния — пишет отзывы о товарах и услугах; комьюнити-менеджер отвечает за посещаемость портала, проявляет активность на форумах (в блогах, чатах), инициирует дискуссии; event-менеджер — специалист по организации праздничных мероприятий и промоакций (пиарщик, маркетолог и дизайнер в одном лице). Новые профессии — новые модели коммуникативного поведения. Не исключено, что универсальный для всех специалистов по связям с общественностью «набор» имиджевых качеств: коммуникабельность, обаяние, терпение, умение найти общий язык с любым адресатом (клиентом, респондентом) — в конкурентном соперничестве пополнится дополнительными имиджевыми характеристиками.

Изменения в критериях престижности и моды ведут к тому, что происходит замена «одних компонентов знаковой системы другими, символизирующими иные социокультурные ценности» [3, с. 188]. «Разрушение социокода» справедливо усматривается в ряде признаков: в претензиях субкультуры на социальный паспорт элиты; изменении этических критериев в отборе языковых средств и в их общественных оценках; в признаках успешности личности и коммуникаций; в вербальном выражении эмоций; в системе стилей и подстилей; в круге прецедентных имён и др., следствием чего является «лингвокультурная обособленность поколений» [3]. Однако есть процессы, которые трудно остановить. К их числу относится глобализация, в условиях которой возникают новые ценностные приоритеты и новые концепты, приобретающие в условиях психологической лиминальности (изменения социальных статусов и ценностей в социокультурной структуре) диагностический характер в определении «картин мира» поколений. Красноречивый пример из Фейсбука, получивший много «лайков», то есть оценки — «нравится». Каждая из приводимых ниже фраз в недалёком прошлом могла быть воспринята как бред сумасшедшего, а сейчас это обычный разговор молодых людей:

^ Я буду в лесу, но ты мне позвони…

Я случайно стёр «Войну и мир»…

Я тебе письмо 10 минут назад послал. Почему не отвечаешь…

Скинь мне фото на мыло…

^ Положи мне деньги на трубу…

А для поездки на Украину загранпаспорт нужен?

Пока на машине ехала, успела книгу послушать.

Не только разговорный язык молодых людей, но и научные размышления маститых учёных попадают под влияние новых приоритетов — утверждается другой тип метафор, «которыми мы живём»: Используя компьютерную метафору, можно сказать, что мужчина всегда находится в каком-то одном файле, а для того, чтобы ему перейти из одного файла в другой, ему надо сначала выйти в директорий. А женщина всегда находится во всех файлах одновременно. Поэтому её мировосприятие удивительно многопланово и многовекторно, если не сказать — стереоскопично, оно более целостно и органично. Именно с этим связана природа знаменитой женской интуиции. Действительно, женщина более точно оценивает ситуации и людей, зачастую она не может объяснить это словами, но просто интуитивно чувствует возможные опасности и перспективы. Мужчина лучше понимает сказанное, женщина — недосказанное или вообще несказанное [14]. Креативность языковой личности автора (в другой терминологии — элитарность) есть все основания считать имиджевым показателем.

Итак, ментально-аксиологический дискурс имиджей нового формата сложился (и продолжает складываться) в особых социальных условиях, меняющих представление о значениях и значимостях. Личность включается в глобальный ценностный мир благодаря новым возможностям организовывать общение «без границ» и синтезировать разные культурные коды. Обозначим причины и следствия такого рода общения.

  1. Возникают социокультурные языки общения (социокоды), одна из задач которых — формирование совместности на основе общих ценностных критериев.

  2. Дифференцирующий культурные хронотопы признак: «своё» и «чужое», «мы» и «они» — нейтрализуется, и национальная культурно-языковая идентичность в новых видах коммуникаций (прежде всего — в сетевом общении) уступает приоритетные позиции глобальным характеристикам коммуникативной (дискурсивной) личности.

  3. Унификация культурных представлений — признак ментальной глобализации, которой подвержено прежде всего молодое поколение, и поколенческий «разлом» — реальность нашего времени, свидетельство лиминальных процессов в социокультурной структуре общества.

  4. Изменения в объёме и характере дискурсивной деятельности способствуют расширению общности ценностного и смыслового поля, в котором формируется новая идентичность — человек Сети как человек мира.

  5. Культурно-исторический сценарий глобализации [6], направленный на формирование общих культурных представлений и ценностей, включает установку на формирование имиджевых преференций, принимаемых и одобряемых глобальным сообществом.

  6. Утверждая свой статус в коллоквиальном дискурсе сетевого общения, заимствованное слово воспринимается как модное, престижное, и субъекты коммуникации, употребляющие такие слова, получают особые имиджевые «метки».

  7. Диагностическими проявителями имиджа нередко оказываются заимствованные номинации, которые, вступая в коррелятивные отношения с русскими эквивалентами, накапливают признаки несоответствия прототипам в языке-источнике: исходное значение может изменяться под влиянием русского менталитета [2] — осуществляется своеобразная трансформация избыточного влияния англоязычной культуры. В условиях такого рода трансформации происходят смысловые приращения оценочного характера.

  8. В имиджевых преференциях молодого поколения ощутима утрата самобытных национально-культурных черт, но таковы требования глобального мира, принимающего те ценности, которые понятны всем и заимствуются молодым поколением для того, чтобы быть со всеми.

  9. В глобальном мире меняется баланс универсального и национально-специфического, гетерохронного и гомохронного. Условия и перспективы формирования языковой личности как полиидентичной — существенная часть как проблемы «Глобализация и язык», так и сопряжённой с ней проблемы «Глобальная имиджелогия».


Литература

1. Абросимова Е. А. Дискурсивные особенности виртуального сообщества: модель описания / Е. А. Абросимова // Дискурсологія: мова, культура, суспільство : Наукові записки Луган. нац. ун-ту. — 2012. —№ 2 (36). — С. 84—93.

2. Аксёнова А. Т. Образы американской лингвокультуры в современной русской языковой среде : дис. … кандидата филол. наук / А. Т. Аксёнова. — М., 2011. — 189 с.

3. Васильев А. Д. Современная российская коммуникативная практика в социокультурном контексте / А. Д. Васильев // Коммуникативистика в современном мире: эффективность и оптимизация речевого взаимодействия в социуме. — Барнаул : Изд-во Алтайского гос. ун-та, 2012. — С. 188—190.

4. Голованова Е. И. Категория профессионального деятеля: Формирование. Развитие. Статус в языке / Е. И. Голованова. — М. : ООО «Изд-во «Элпис», 2008. — 304 с.

5. Дискуссия в Радио-альманахе «Эхо Москвы» 14.11.2012. 11.52 [Электронный ресурс]. — Режим доступа к ресурсу : http://echo.msk.ru/programs/rusalmanach/947673-echo.

6. Казыдуб Н. Н. Культурно-исторический сценарий глобализации : дис. ... д-ра филол. наук / Н. Н. Казыдуб. — Иркутск, 2006. — 311 с.

7. Кронгауз Максим. «Кого хочешь «лайкай», а люби меня» [Электронный ресурс] / Максим Кронгауз. — Режим доступа к ресурсу : www.russkymir.ru.

8. Кутырёв В. А. Культурологический смысл глобализма [Электронный ресурс] / В. А. Кутырёв. — Режим доступа к ресурсу : http:// file://localhost/C:/Users/User/Documents/globalism.html.

9. Лассан Элеонора. Лингвистика ставит диагноз… Очерк «духа эпохи» в свете данных лингвистического анализа / Элеонора Лассан. — Вильнюс : Изд-во Вильнюсского ун-та, 2011. — 252 с.

10. Лутовинова О. Лингвокультурный типаж «ламер» / О. Лутовинова // Лингвистические типажи: признаки, характеристики, ценности : коллективная монография. — Волгоград, 2010. — С. 155—164.

11. Новиков В. Новый словарь модных слов / Владимир Новиков. — М. : АСТ : Зебра Е, 2008. — 192 с.

12. Новые идеи в аксиологии и анализе ценностного сознания : сб. науч. тр. / [под общ. ред. Ю. И. Мирошникова]. — Екатеринбург : УрО РАН, 2006. — Вып. 4. — 429 с.

13. Романова Т. В. Языковое сознание молодого россиянина эпохи глобализации и методы его исследования / Т. В. Романова // Когнитивная лингвистика: новые парадигмы и новые решения. — М. : ИЯ РАН, 2011. — Вып. 15. — С. 177—183.

14. Тульчинский Г. Т. Перспективы метафизики: классическая и неклассическая метафизика на рубеже веков [Электронный ресурс] / Г. Т. Тульчинский, М. С. Уваров. — Режим доступа к ресурсу : http://polbu.ru/tulchinsky_metaphysics/ch12_i.html.

15. Халитова С. Е. Трансформация художественного концепта в культурный концепт (на материале функционирования концепта «маленький человек» в русской лингвокультуре) : автореферат дис. на соискание ученой степени канд. филол. наук : спец. 10.02.01 «Русский язык» / С. Е. Халитова . — Кемерово, 2012. — 23 с.


Синельникова Л. Н. Аксіологічний дискурс іміджів нового формату.

У аксіологічному дискурсі реалізується оцінна семантика мовних одиниць і створюються нові категорії оцінки, обумовлені причинами соціального характеру і специфікою комунікацій у Всесвітній мережі (у Інтернеті). Глобалізація впливає на мовну свідомість, мовну картину світу, сприяє формуванню нових соціально-культурних цінностей, на основі яких складаються стандарти комунікативної поведінки і затверджуються іміджі, що приймаються глобальним співтовариством. Діагностичними проявниками таких іміджів незрідка стають запозичення з англійської мови, які, вступаючи у корелятивні відносини з російськими еквівалентами, трансформують семантику у бік збільшення об'єму оцінних ознак. Комплекс таких ознак формує відповідний іміджевий стандарт в його глобальній обумовленості.

^ Ключові слова: аксіологія, аксіологічний дискурс, імідж, іміджева кондиціональність, іміджеві преференції, глобалізація.


Синельникова Л. Н. Аксиологический дискурс имиджей нового формата.

В аксиологическом дискурсе реализуется оценочная семантика языковых единиц и создаются новые категории оценки, обусловленные причинами социального характера и спецификой коммуникаций во Всемирной сети (в Интернете). Глобализация влияет на языковое сознание, языковую картину мира, способствует формированию новых социально-культурных ценностей, на основе которых складываются стандарты коммуникативного поведения и утверждаются принимаемые глобальным сообществом имиджи. Диагностическими проявителями таких имиджей нередко становятся заимствования из английского языка, которые, вступая в коррелятивные отношения с русскими эквивалентами, трансформируют семантику в сторону увеличения объёма оценочных признаков. Комплекс таких признаков формирует соответствующий имиджевый стандарт в его глобальной обусловленности.

^ Ключевые слова: аксиология, аксиологический дискурс, имидж, имиджевая кондициональность, имиджевые преференции, глобализация.


Sinelnikova Lara. Axiological Discourse of the Images in New Format.

Estimated semantics of language units are implemented in the axiological discourse; and new assessment categories, which are determined by the reasons of social nature and peculiarities of communication in the Internet, are formed. Globalization influences linguistic consciousness, linguistic picture of the world, promotes the formation of new socio-cultural values, on the basis of which standards of communicative behavior are formed (first of all in the Net) and accepted by global community images are confirmed. Diagnostic patterns of such images are often borrowings from English, which being in correlative relations with Russian equivalents, transform semantics towards the increase of the amount of the estimated characteristics. The complex of such characteristics forms appropriate image standard in its global conditionality.

Key words: axiology, axiological discourse, image, conditional image, image preferences, globalization.

Схожі:

Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconЗміст Синельникова Л. Н
Синельникова Л. Н. Риторическая коммуникация в системе учебно-воспитательного процесса
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconМария Николаевна Пономарева
Мария Николаевна Пономарева. К 100-летию со дня рождения./Сост. Л. Д. Ковалева. Донецк. 2010. 46 стр
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconСписок диссертантов кафедры внутренней медицины им. А. Я. Губергрица Доннму за 2009-2010 гг. Бородий Ксения Николаевна. Диплом кандидата медицинских наук дк №057934
Бородий Ксения Николаевна. Диплом кандидата медицинских наук дк №057934 решение президиума вак 14. 04. 2010 г., протокол
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconУчебное пособие Москва, 1997
Представление о жанровой структуре и типологии: исторический, аксиологический и гносеологический аспекты
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconУчебного заведения
Тезисы подаются в 2 экземплярах, напечатанных с одного стороны листа формата А4, и электронном
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconТема доповіді: Джазовий дискурс у німецькомовній літературі

Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconСтатья будет опубликована в спецвыпуске сборника «Прикладная геометрия и инженерная графика»
Б) (по возможности) одного напечатанного экземпляра статьи на бумаге формата А4 (210х297 мм)
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconВниманию студентов V курса (специалисты)
...
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconБогдан Татьяна Николаевна: 050 1008924 Деканат физ мат факультета: 34082 От имени организаторов конкурс
Ежегодно мы проводим областной конкурс ученических научно-исследовательских робот по астрономии «Вперед, до зірок!»
Аксиологический дискурс имиджей нового формата синельникова Лара Николаевна iconСледь Александра Николаевна
Расширение международных связей и интеграции, установление коммерческих и деловых отношений, уверенный выход на внешний рынок при...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи