Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 icon

Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7




НазваУчебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7
Сторінка11/19
Дата27.06.2013
Розмір4.47 Mb.
ТипУчебник
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19
ГЛАВА X

^ ОБЩЕСТВО КАК СИСТЕМА ВЕЩНЫХ ЗАВИСИМОСТЕЙ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ


Расширение социального пространства; торговля и производство. - Богатство

начинает работать - Технологические схемы отделяются от схем социальных. -

Предметный слой социальности. - Личность и гражданство - Гражданское общество и

правовое государство. - Возрастающая роль поведенческих стандартов. - "Серийный"

характер производства, потребления, познания и образования. - Человек "внутри" и

"вне" логики вещей. - Прогресс как беспредельный рост человеческих возможностей.

- Обновление средств деятельности и проблема модернизации истории.


§ 1. Машины против традиций


Почему средневековые общества развивались так медленно? Историк, исследующий

средневековый Запад, отвечает: "Совокупность технических недостатков,

трудностей, узких мест... Совершенно очевидно, что в широком плане

ответственность за эту бедность и технический застой нужно возложить на

социальные структуры и ментальные установки" [1].


1 Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. С. 185.


Средневековый мир плохо использовал те приспособления и механизмы, которые были

созданы в предшествующих ему традиционных обществах... Многовесельные и парусные

корабли, колесницы и плуги, метательные устройства и подъемные краны, порох и

бумага - все это было известно, но практически не применялось.


Можно сказать - и это будет привычно для нашего слуха, - что средневековое

общество медленно эволюционировало из-за недостатка технических средств. А можно

поставить вопрос: почему средневековое общество (и, кстати, другие общества

традиционного типа) по меньшей мере было равнодушно к практическому

использованию научных открытий и технических изобретений?


Переход от средневековья к Новому времени, от обществ традиционного типа к

обществам промышленным показал, что дело заключалось не в технических

недостатках средств производства. Сам этот переход может быть охарактеризован

как необычное для предшествующей истории развертывание масштабов человеческой

деятельности: открытие широких пространств для кооперации человеческих усилий,

выработка возможностей для интенсивного воплощения человеческих способностей в

формы вещественных структур и разного рода технологических процессов. Этот

переходный период, в частности, и показал, что традиционные общества не были

заинтересованы в масштабном применении технических усовершенствований, ибо это

нарушало механику их замкнутого, закрытого существования, логику их социального

воспроизводства. Однако в ходе социальной эволюции эта механика (и логика) стала

давать сбои, в замкнутых формах традиционного общества образовывались бреши, оно

так или иначе втяпывалось в новые социальные связи. Возникало магнетическое поле

социальных потребностей и интересов, что притягивало не востребованные прежде

силы социальных изменений.


Важную роль в этих изменениях сыграла торговля, главным образом внешняя

торговля. Купцы, иногда следовавшие путями военных походов, но часто избегавшие

их, в отличие от рыцарей и завоевателей, создавали сеть устойчивых коммуникаций

между разными странами, между различными социальными пространствами. Они "плели

паутину" связей, образующих единое социальное пространство, намечали контуры

будущего единого человеческого сообщества. Крупные партии товаров, перемещаясь

из региона в регион, создавали ситуацию, в которой активизировались торговля,

денежное обращение, производство [1]. Все виды богатства приходили в движение;

богатство начинало работать на рынке, в руднике, в мануфактуре. Торговля

стимулировала производство - и возможностями продажи крупных партий товаров, и

доставкой мануфактурам дешевого сырья. Производство могло выйти за рамки

обслуживания непосредственных потребностей социума, но препятствием оказывалась

система непосредственных личных зависимостей, закрепленная веками традиционной

эволюции общества.


1 Бродель Ф. Игры обмена. М , 1988. С. 398 - 432.


Кооперирование человеческих сил и умений в производстве, ориентированном на

объемы и качество деятельности, на экономическую выгоду, приходит в противоречие

с традиционными схемами социальных зависимостей и соподчинений. Работник,

попадающий в систему технических и экономических связей, "отрывается" от

предписанной ему социальной роли. Он начинает цениться как субъект,

распорядитель собственной энергии, как потенциальный исполнитель различных

производственных операций. Традиция как некая слитность социальной и

технологической схем расщепляется: технологические схемы отделяются от схем

социальных, межчеловеческих. Причем работник как деятельная сила оказывается

непосредственно зависим от технологических связей, тогда как зависимости

социальные начинают проявляться в его жизни все более опосредованно.


Решающим моментом этого процесса оказывается применение в производстве энергий

пара, а затем и электричества. Возникновение крупной машинной индустрии все

более втягивает человеческих индивидов в связи, образуемые технологическими

процессами. Схемы человеческой деятельности и кооперации обретают вещественное

воплощение и начинают действовать как бы независимо от самих людей. Если в

"социальных машинах" предметность наделялась органическими и человеческими

чертами, то теперь машины, воплотившие синтезированные силы людей, проецируют на

человеческие отношения логику и зависимости технических процессов.


Машины, опредметив схемы деятельности людей, образуют обособленный предметный

слой социальности, который теперь охватывает связи между людьми как некая

обстановка, задающая пространственную конфигурацию и временной ритм человеческой

жизни. Происходит своего рода оборачивание; предметность, бывшая результатом

человеческой деятельности в определенных природных условиях, становится

определяющим условием совместной жизни людей и их отношений с природным миром.


§ 2. Общество и государство


Вполне привычным является рассуждение о личности в контексте выражений "личность

и среда", "взаимосвязь личности и среды", "зависимость личности от среды" и т.п.

Становление этой словесной и логической связки, этого способа видения и

понимания личности сопряжено с конкретной исторической ситуацией. Кооперирование

человеческих деятельных сил "вокруг" формирующейся промышленности, воплощение

композиций этих сил в системы машин привели и к автономизации работника,

закрепляли за ним возможность самостоятельно комбинировать и тратить свои

жизненные ресурсы.


Поскольку машины и механизмы составляли все более обширные и сложные

совокупности, постольку люди должны были хотя бы в минимальной степени обладать

конструктивным и культурным пониманием процесса. Они переставали "питать"

производство своей физической энергией, но несли ответственность за

непрерывность процесса, за сохранение его формы, за качество его результатов.

Раскрывая эти функции, человек тем самым подтверждал и свое право на

экономическую и культурную самостоятельность.


По сути дела, с этими функциями и их практическим обеспечением связывается в

индустриальном обществе понятие личности - не выдающейся личности,

противостоящей безликим массам, а личности в гражданском смысле этого слова -

человека, обладающего необходимым минимумом прав, достоинств и соответствующих

гарантий.


Личность - это минимальная самобытность человека, подкрепленная способностью

регулировать свое поведение различными стандартами: юридическими,

экономическими, техническими.


Личность противостоит среде, поскольку она автономна, самостоятельна в занятиях

и свободна в решениях.


Личность принадлежит среде, так как выбирает и действует в рамках среды, строит

поведение по стандартам, предлагаемым средой, ограничена бытием и действием

других личностей, включенных в среду.


С точки зрения строгой философской методологии концепция личности и среды

представляется уязвимой. В ней не проясняется понятие среды, а если это понятие

редуцировать к уровню взаимодействия человеческих индивидов, то и вся концепция,

по сути, рушится. Но в нашем рассуждении методологическая строгость не имеет

первостепенного значения. Гораздо важнее понять ту социально-историческую

атмосферу, ту "социальную среду", в которой эта концепция стала возможной, вошла

в состав практически действующих правил повседневного поведения людей.


Понимание личности как гражданина, как человека, наделенного неотъемлемыми

правами и обязанностями, утверждалось в меняющемся обществе, обществе, состоящем

из граждан, функционирующем постольку, поскольку за всеми его членами - исключая

детей, преступников и невменяемых - закреплялись права быть хозяевами своих сил,

способностей, своей деятельности, имущества и богатства. Обычно, когда

становление индустриальных обществ напрямую связывают с победой

капиталистических общественных отношений, акцентируют внимание на теме частной

собственности, а собственность трактуют главным образом как присвоение

богатства, вещей и распоряжение ими. В данном случае важно подчеркнуть, что

формирование гражданских позиций, отношений и общества сопряжено прежде всего с

утверждением человеческих индивидов в качестве субъектов своей собственной жизни

и деятельности, своих задатков и усилий, различных приложений и реализаций

своего бытия. Гражданство фиксирует минимальную степень субъектности, но

распространяет ее на всех членов общества, делает свое общество гражданским.


Формирование такого типа общества меняет его отношения с государством: общество

отделяется от государства, противопоставляет себя государству, стремится

поставить действия государства в рамки определенных правил.


Конечно, государство всеми доступными ему средствами пытается удержать механизмы

власти в своих руках. Более того, в XV - XVIII вв. в процессе формирования

индустриальных обществ в Европе государства способствовали укреплению

промышленности и распространению торговли; так было во Франции, Англии,

Голландии, Испании. Тем не менее интересы развивающихся обществ и государств,

сохранявших традиционные властные структуры, т.е. возможность прямо вмешиваться

в экономические, юридические, технологические аспекты деятельности людей,

приходят в противоречия. Буржуазные революции и образование США как раз и

фиксируют самое решительное наступление общества на государство, стремление

общества юридически определить и ограничить функции государства и его аппарата.

В законах Англии, Франции, США и последовавших за ними стран эта воля общества

закрепляется правовым образом. Государство оказывается отделенным от общества,

как Церковь оказывается отделенной от государства, а образование - от Церкви.

Государство определяется как одна из подсистем общества (хотя по-прежнему и

самая могущественная). Выше государства - власть закона. Государство становится

правовым.


Разумеется, здесь выделена тенденция, направление, в котором развивается

общество, которому так или иначе вынуждено соответствовать государство. На деле

оно постоянно стремится сохранить или даже увеличить свою власть над обществом

[1]. Но делать это приходится теперь в рамках законов, регламентирующих и

функции государственного аппарата, и его финансирование, и его подотчетность

обществу. Государство вынуждено считаться с силой общества, с тем, что в

обществе на законных основаниях действуют разные политические силы, претендующие

на власть.


1 Это в значительной мере характерно для России, где власть государства над

обществом сохраняется до конца XX в.


Если применительно к традиционным обществам политика может рассматриваться как

проведение государством в обществе определенных интересов, как давление

государства на общество, то в обществе индустриальном обнаруживаются другие

векторы политики. Сферой политики оказываются взаимоотношения гражданского

общества и государства, в которых общество корректирует и модифицирует

деятельность государства. Кроме того, политика разворачивается в поле

взаимодействия различных социальных интересов, выражающих потребности слоев,

классов, групп. В этом взаимодействии государство призвано (и вынуждено) играть

роль арбитра, т.е. представлять правила политической игры или - более

определенно - защищать законные основы политической деятельности.


Вопрос о правилах деятельности оказывается вообще одним из важнейших для

существования индустриального общества. Поскольку непосредственные зависимости

между людьми либо нарушены, либо утрачивают свою прежнюю связующую роль,

огромное значение для нормального функционирования общества имеет выработка и

освоенность людьми поведенческих стандартов - правовых, экономических,

технологических, - сочетающих различные виды и формы человеческого поведения.


§ 3. Индустриальный прогресс и проблема модернизации


Крупное машинное производство является, по сути, гигантской концентрацией

человеческих способностей, воплощением человеческих усилий, их связей и

композиций. Но человеческие связи и силы, воплощаясь в системах машин, обретая

механическую структуру, сами начинают двигаться и воспроизводиться по логике

созданных ими производящих орудий и средств Повторяющиеся циклы производства и

его расширение требуют все нового вещественного и человеческого материала Однако

новизна этого материала не выходит за рамки заранее определенных производством

свойств: он должен быть в достаточной степени однороден и в достаточной мере

прост, чтобы включиться в отлаженную машину производства вещей.


Разнообразная материя природы, становясь сырьем для крупного машинного

производства, предстает в виде однородных масс, которые могут обрести форму,

воплотиться в вещи, только пройдя череду преобразований.


Люди тоже предстают в качестве особого рода материала сырья, народных и

трудящихся масс, подключающихся к маховику индустриального продуцирования,

приобретающих в нем общественно-необходимые стандартные свойства.


Общественное производство, т.е. производство как средство наращивания

человеческих сил и удовлетворения человеческих потребностей, превращается в

производство вещей, включающее и "производство" человека как подвида вещей, как

товара с определенными качествами и потребительскими свойствами.


Экономика как средство собирания, сложения и умножения человеческих сил, их

стимулирования и развития становится средством расширяющейся трансформации

деятельных человеческих качеств в свойства вещей, в их накопление и

комбинирование. Причем экономика крупного индустриального производства устроена

так, чтобы выпускать массы вещей, большие серии товаров. Эти товары заполняют

рынки, формируют массовое потребление, закрепляют его стандарты. Производство

диктует свои условия на всех стадиях движения товаров, оказывает давление на

рынок, создает потребителя с определенными ориентациями на серийно

воспроизводимые вещи.


Человеческие силы и способности, формирующие и поддерживающие движение вещей в

системе производства, все более "захватываются" этим движением и сами движутся

по этой логике, логике вещей.


Логика вещей, утвердившаяся в производственной и экономической сферах, стала

распространяться на отнюдь не вещественные формы человеческой деятельности. Она

внедрилась в науку, образование, право и политику, стала определенным

умонастроением, неким стилеобразующим началом повседневного человеческого

поведения.


Наука дает образцы описания различных "логик вещей", их изучения, использования

в производстве, их "приложения" к нуждам практики. Природный и человеческий мир

преломляется в схемах законов, позволяющих различные явления и события

представить как однородные серии.


Сама наука тоже поддается искушению серийного производства; начинается

формирование лабораторий и институтов, работающих по принципам фабрик и

заводских цехов.


Развитие образования рассматривается как его расширение, как охват обучением все

большего числа людей. Предполагается, что распространение знаний является важным

условием промышленного прогресса, а также и всех других сфер общества. Культура

также в значительной мере связывается с ростом знаний и их проникновением в

широкие массы. Функционирование культуры оказывается под мощным воздействием

технической эволюции: возникают средства передачи информации - телеграф, радио,

кино, обновленное типографское оборудование, - способствующие неограниченному в

принципе тиражированию культурных образцов, стимулирующие подмену культуры

массовыми коммуникациями.


Во второй половине XIX в. страны, вставшие на путь промышленного развития,

экономически расширяющейся цивилизованности, в полной мере пережили давление

этой тенденции. В практическом поведении людей и их мышлении она "расслаивалась"

на несколько основных тем, в основном определявших различную включенность

индивидов в логику вещей.


Доминирующими были ориентации, в основном совпадающие с логикой вещей;

нормальное течение общественной жизни, кооперация деятельности, наращивание

богатства общества и индивидов, изживание социальных "язв", рациональная

организация образования, науки и культуры связывались с этой логикой. Она

экстраполировалась на будущее: оно рассматривалось в свете усовершенствования и

расширения логики вещей.


Другая ориентация, менее распространенная, но не менее заметная, чем первая,

базировалась на фактах несовпадения логики вещей и человеческого бытия. Она

фиксировала "выключенность" из логики вещей многих важных аспектов практической

и духовной жизни человеческих индивидов, их самобытности, индивидуальности,

непосредственной цельности. Она отмечала, что логика вещей в массе жизненных

актов не только не считается с собственными качествами людей, но лимитирует,

упрощает, извращает или даже стирает эти качества. Будущее, с точки зрения этой

установки, виделось не приспособленным для личностного развития людей, причем

тем более враждебным для них, чем более распространялась логика вещей. Там, где

первая ориентация видела поле деятельности, работающей на прогресс,

благосостояние, оздоровление общества, вторая обнаруживала деморализацию

практики, угасание культуры и растворение личностных человеческих начал. Вторая

ориентация пыталась использовать гуманистическую традицию, но ее гуманизм

оказывался безопорным, "реактивным" по отношению к доминирующей практике, был

окрашен в пессимистические тона. Под этим влиянием оказалось и обособившееся

гуманитарное познание в конце XIX столетия. Напротив, позитивно ориентированное

на логику вещей мироотношение стимулировало развитие социальных наук, бурно

прогрессирующих на начальной стадии в значительной степени за счет пренебрежения

сложностями индивидного человеческого бытия.


Доминирующей для мировоззрения индустриального общества является идея прогресса,

прогресса производства, потребления, знания, морали, искусства, природы

человека. В идее прогресса улучшение жизни общества и человека связывается с

ростом производства, с укрупнением форм социальной кооперации, с освоением новых

видов сырья и энергий. Эта идея, по сути, базируется на мифе, согласно которому

пределов распространению деятельности человека не существует. Причем сама

деятельность человека в этом мире представлена как экспансия человека в

пространства природы, как преобразование им внешних для него материй и средств.

В этой идее наличествует убеждение в некоем эволюционном автоматизме: движение

человека по линии усовершенствования средств деятельности обеспечит ему

безбедное и бесконфликтное существование. С этой идеей прогресса родственна

философия истории, определяющая магистраль мирового развития, разделяющая

общества и культуры на передовые и отсталые, создающая таким образом

представления о подтягивании одних стран до уровня других, превосходства одних

культур над другими.


Важной составляющей этой идеи прогресса является понятие модернизации, убеждение

в необходимости постоянного усовершенствования и обновления средств человеческой

деятельности. Причем понятие о модернизации средств так или иначе отрывается от

представлений о собственном бытии человека, о конкретном разнообразии природного

и социального мира, в котором эти средства могут быть использованы. Фактически в

идее модернизации средств деятельности подразумеваются машины, самодействующие

схемы, обновление которых автоматически приносит человеку вещественные

богатства, дает дополнительные возможности в господстве над природой, культурой

и историей. Однако дальнейший ход социальной истории показал, что преувеличенный

интерес общества к модернизации средств деятельности порождает проблемы,

ставящие под сомнение и прогресс, и модернизацию.


Вопросы

1. Под влиянием каких факторов начинают распадаться традиционные структуры?

2. Какие воздействия преодолевают замкнутость традиционных обществ?

3. Каково влияние торговли на развитие промышленности?

4. Как развитие промышленности меняет характер социальных связей?

5. Как сохраняется общество, когда разрушаются непосредственные зависимости

между людьми?

6. Какова взаимозависимость индустриального развития, гражданского общества и

правового государства?

7. На какие стандарты ориентируется идеология промышленного прогресса?

8. Как отображается эта идеология в структуре обществознания?


Основная литература

1. Библер В. О гражданском обществе и общественном договоре // Через тернии. М.,

1990.

2. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные

произведения. М., 1990.

3. Гаджиев К. Концепция гражданского общества // Вопр. филос, 1991. № 7.

4. Гэлбрэйт Дж. Новое индустриальное общество. М., 1969.

5. Кузьмин М. Переход от традиционного общества к гражданскому: изменения

человека // Вопр. философии. 1997.

6. Маркс К. Развитие машин (Капитал, Т. 1, Гл.1 § 1) // Маркс К., Энгельс Ф.

Соч. Т. 23, С. 382 - 397.

7. Соловьев Э. Личность и право // Вопр. философии. 1989. № 2.

8. Современный философский словарь. Лондон, 1998; статьи: "Абстракции реальные",

"Вещи", "Гражданин", "Индустриальное общество", "Качества социальные", "Среда

социальная".


Дополнительная литература

1. Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 1995.

2. Бродель ф. Игры обмена. М., 1988.

3. Гачев Г.Д. Европейские образы пространства и времени // Культура, человек и

картина мира. М., 1987.

4. Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. М., 1998.

5. Замошкин Ю. Частная жизнь, частный интерес, частная собственность // Вопр.

философии. 1991. № 1, 2.

6. Иноземцев В. Расколотая цивилизация: системные кризисы индустриальной эпохи

// Вопр. философии. 1999. № 5.

7. Маркс К. Экономические рукописи 1857 - 1959 гг. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.

Т. 46. Ч. 1. С. 99 - 118.

8. Мотяшов В.П. Власть вещей и власть человека. М., 1985.

9. Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М., 1998.

10. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997. 11. Фукс Э.

История нравов: В 3 т. М., 1993 - 1994. Т. 3.


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19

Схожі:

Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconВладимира Дмитриевича Аракина одного из замечательных лингвистов России предисловие настоящая книга
Практический курс английского языка. 2 курс : учеб для студентов вузов / (В. Д. Аракин и др.); под ред. В. А. Аракина. — 7-е изд,...
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов физ культуры / А. С. Солодков, Е. Б. Сологуб. 2-е изд., испр и доп. М.: Олимпия Пресс, 2005. 528 с.: ил
move to 0-16585923
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconА. Б. Хавин Сидоров П. И., Парников А. В. С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник
С34 Введение в клиническую психологию: Т. II.: Учебник для студентов медицинских вузов. — М.: Академический Проект, Екатеринбург:...
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб. Спб.: Питер, 2004. 639 с.: ил. (Серия «Учебник для вузов»)
Психология менеджмента: Учебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. — 2-е изд., доп и перераб. — Спб.: Питер, 2004. — 639 с.:...
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб. Спб.: Питер, 2004. 639 с.: ил. (Серия «Учебник для вузов»)
Психология менеджмента: Учебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. — 2-е изд., доп и перераб. — Спб.: Питер, 2004. — 639 с.:...
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для студ фарм спец вузов/ Под ред. А. И. Тихонова, А. И. Тихонов, С. А. Тихонова, Т. Г. Ярных и др. Харьков: Золотые страницы,2002. 574 с
М59 Микробиология: Учебник для студ фарм. Вузов и фарм фак-тов/ И. Л. Дикий, И. Ю. Холупяк, Н. Е. Шевелева, М. Ю. Стегний. 2-е изд....
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов 2-е изд., исправленное Москва nota bene 2001 ббк 60. 7 Б 82 Борисов В. А
Книга предназначена для студентов, аспирантов, научных работников. В ней рассматриваются основные положения и понятия современной...
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов. М.: Норма-Инфра, 2001. С. 3-20 Бринчук М. М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник для высших юридических учебных заведений. М.: Юристъ, 1998. С. 4-1
Екологічне право України: Підручник для студентів юрид вищ навч закладів / А. П. Гетьман В. К. Попов, М. В. Шульга та ін.; за ред....
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов. М. Энергоатомиздат, 1988, 720с. Электрическая часть станций и подстанций: Учебник для вузов. Под ред. А. А. Васильева. М.: Энергоатомиздат, 1990. 576с
Обсяг модуля: загальна кількість годин 90 (кредитів єктс-3) аудиторні години – 48 (лекції – 32, лабораторні 16)
Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. М: Академический Проект, 2001. 314 с. Isbn 5-8291-0115-7 iconУчебник для вузов. М.: Изд. Группа «инфра-м-норма», 1998
Бойко М. Д. Трудове право України. Навчальний посібник. Курс лекцій. – К.: “Олан”, 2002. – 335 с
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи