Политика и избирательный процесс icon

Политика и избирательный процесс




Скачати 301.2 Kb.
НазваПолитика и избирательный процесс
Дата28.06.2013
Розмір301.2 Kb.
ТипДокументи



Заляев Р.И. Избирательные системы и их возможности в реализации

демократического принципа политического представительства

Раздел 3. Политика и избирательный процесс




УДК 32.001


ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И ИХ ВОЗМОЖНОСТИ В РЕАЛИЗАЦИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРИНЦИПА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА


Заляев Р.И.


Общество по своей структуре неоднородно. В нем существуют различные социальные группы и слои, каждый из которых может иметь свои особые политические взгляды и интересы, обладать собственным видением проблем и путей их решения. Эта палитра взглядов и мнений отражается в различии программ партий и кандидатов, выступающих на выборах под разными лозунгами.

Основным механизмом реализации принципа политического представительства выступает избирательная система. Выбор определенной избирательной системы при проведении выборов является чрезвычайно сложным вопросом, который неизменно остается предметом серьезной полемики. Острота дискуссий объясняется тем, что от избирательной системы в значительной степени зависят результаты выборов. О влиянии избирательных систем на результаты выборов указывают в своих работах ряд авторов. Например, американский исследователь, профессор М. Уоллерстайн отмечает, что «исход выборов определяется, с одной стороны, предпочтениями избирателей, с другой – правилами подсчета их голосов. Нейтральной избирательной системы не существует. Любой способ подсчета голосов приводит к результатам, которые не могут не выглядеть произвольными под углом зрения демократических принципов» (1). Американские ученые Р. Таагепера и М.С. Шугарт также пишут, что «результаты выборов зависят не только от народного волеизъявления, но и от правил. Идет ли речь о единственном «месте» президента или о многих местах в общегосударственных и местных законодательных собраниях, правила распределения мест, применяемые в разных странах – или даже в разных частях одной страны – различны. Ключевыми являются вопросы об учете голосов и распределении мест» (2).

В данной статье я рассматриваю механизм действия различных видов избирательных систем, и пытаюсь выяснить в какой мере эти избирательные системы способны обеспечить реализацию демократического принципа политического представительства.

Исторически первой избирательной системой стала мажоритарная система. Мажоритарная система (от французского слова majorite – большинство) – общее название избирательных систем, в основу которых, при определении результатов голосования, положен принцип большинства. По этой системе избранным считается тот, за кого было подано большинство голосов. В зависимости от различных требований к величине необходимого для избрания большинства голосов различают мажоритарные системы относительного, абсолютного и квалифицированного большинства.

При мажоритарной системе относительного большинства требуется собрать относительное или простое большинство голосов, то есть число голосов больше, чем у оппонентов. Такая система применяется, например, на парламентских выборах в Великобритании, Соединенных Штатах Америке, Канаде, Индии, частично в Германии и частично в Российской Федерации (3).

Данная избирательная система обладает рядом преимуществ. Прежде всего, она результативна (каждое депутатское место замещается сразу, в результате только одного голосования). Во-вторых, понятна избирателям (в отличие от смешанных и нетрадиционных систем). В-третьих, данная система экономна, так как нет необходимости проводить повторное голосование в округах. В-четвертых, она позволяет крупным партиям получить «твердое» большинство и сформировать устойчивое правительство (4).

Американский политолог Роберт Даль выделяет еще одну положительную сторону мажоритарной избирательной системы – это то, что она обеспечивает прямое представительство для жителей конкретного избирательного округа. При мажоритарной системе депутат представляет относительно небольшой избирательный округ. Избиратели могут лучше знать своего депутата. Он может уделять личное внимание проблемам или просьбам своих избирателей и представлять их интересы в представительных органах (5).

Однако мажоритарная система относительного большинства имеет ряд существенных, с точки зрения представительства, недостатков:

1. Данная избирательная система на уровне избирательного округа приводит к потере голосов избирателей, иногда весьма значительной.

Предположим, по одному округу баллотируются 4 кандидата, и голоса избирателей распределились между ними следующим образом:

А – 11%; Б – 23%; В – 34%; Г – 32%.

Победившим на выборах будет признан кандидат В, набравший 34% голосов избирателей. Голоса, поданные за остальных кандидатов, в общей сложности составляют 66%. Таким образом, голоса 2/3 избирателей остаются неучтенными, не представленными, а депутат в выборном органе представляет лишь 1/3 избирателей своего округа (6).

Если в округе борьбу ведут трое или больше претендентов, кандидат, получивший меньше половины от общего количества голосов, может получить мандат благодаря тому, что остальные голоса «распыляются» между его соперниками. Например, в Великобритании на выборах в 1992 году в округе Инвернесс в тяжелом противоборстве с тремя другими партиями верх одержали либеральные демократы, набравшие всего 26% голосов (7).

Таким образом, при действии мажоритарной системы относительного большинства часть голосов избирателей, иногда весьма значительная, оказывается не представленным в представительных органах.

2. Применение мажоритарной системы относительного большинства на национальном уровне может привести к существенному искажению результатов выборов.

Английские государствоведы Э. Лейкман и Дж. Д. Ламберт, исследуя механизм действия избирательной системы относительного большинства в Англии, писали: «По-видимому, никто не станет оспаривать (независимо от того, должно так быть или нет), что английская палата общин не «отражает чувств нации», о чем так страстно мечтал Берк. Почти каждые выборы выявляют потрясающее несоответствие между нацией, какой ее отражает голосование, и палатой общин, образующейся в результате этого голосования. Такое «отображение» обычно напоминает кривое зеркало: каждая черта как будто бы соответствует в известной мере оригиналу, но одна из них неожиданно приобретает огромные размеры, тогда как другая, возможно не менее важная, становится едва заметной» (8).

Например, в 1997 году на парламентских выборах в Великобритании партия лейбористов получила 64% мандатов – такого большинства еще никто не добивался в истории современного парламентаризма, и при этом за нее проголосовало лишь 44% избирателей. Консерваторы получили соответственно 31% голосов и 25% мандатов, а либеральные демократы, которых поддержало 17% избирателей, - всего 7% мест. (Кандидаты от других партий набрали 7% голосов и 4% мест) (9).

В некоторых случаях, при использовании этой избирательной системы, может произойти и так, что политическая партия, за которую голосует большинство избирателей, получит в парламенте меньшинство мест. Так, например, произошло в Великобритании на парламентских выборах 1951 года. Консерваторы получили 13713 тыс. голосов (48%) и 312 мест в Палате общин (51,35%), а лейбористы – 13948 тыс. голосов (48,8%) и 295 мест (47,2%). На выборах 1974 года сложилась обратная ситуация: консерваторы, набрав 11857 тыс. голосов (38,3%), получили 296 мандатов в Палате общин (46,6%), а лейбористы, собрав голосов меньше – 11654 тыс. (37,5%), обеспечили себе 301 место (47, 4%) (10).

3. Мажоритарная система относительного большинства не выполняет также условие равного представительства от округов.

Неравенство в представительстве может проявляться, во-первых, в том, что от различных округов могут избираться депутаты, за которых проголосовало различное число избирателей. Одни депутаты могут набрать менее половины, другие 90% всех поданных голосов. Во-вторых, одни избирательные округа могут превосходить другие по численности избирателей. Это означает, что голоса избирателей могут иметь неравный «вес». Например, если в одном из округов – две тысячи избирателей, а в другом – пятьсот, то в более населенном округе норма представительства равна 0,5 на тысячу избирателей, а в менее населенном – 2 на тысячу избирателей. Даже если изначально избирательные округа были равны, вследствие миграции населения такое равенство может постепенно нарушиться (11).

Рассмотрим теперь избирательную систему абсолютного большинства. Ее главное отличие от аналогичной системы относительного большинства в том, что для избрания кандидату необходимо набрать не простое большинство голосов (т.е. больше, чем другие кандидаты), а абсолютное (т.е. 50%+1голос) большинство от общего числа голосов.

Достоинство данной системы, по сравнению с системой относительного большинства, заключается в том, что избранными считаются кандидаты, поддержанные действительным большинством проголосовавших избирателей.

Однако при применении мажоритарной системы абсолютного большинства сохраняется тот же недостаток, что и для системы относительного большинства: пропадают голоса, поданные за других кандидатов.

Предположим, что по одномандатному округу баллотируются 4 кандидата, и голоса избирателей распределилось между ними следующим образом:

А – 50001; Б – 22000; В – 18000; Г – 9999.

В данном округе победил кандидат А, набравший более половины поданных голосов. Голоса, отданные трем другим кандидатам, пропали. Избиратели этих кандидатов не имеют своих представителей, хотя их общее число составляет 49999, только на два меньше, чем получил кандидат А (12).

Все вышеперечисленные искажения, к которым приводит применение мажоритарной системы относительного большинства, могут относиться и к избирательной системе абсолютного большинства. Приведем гипотетический пример. В стране 100000 избирателей, распределенных между 100 избирательными округами по 1000 избирателей в каждом; от каждого округа избирается один депутат. В 40 округах у партии А по 900 избирателей, у партии В – по 100; в 60 округах у партии А по 400 избирателей, у партии В – по 600. На выборах партия А побеждает в 40 и партия В в 60 округах, а между тем за первую партию подается 60000 голосов, за вторую лишь 40000. Или другой пример. Предположим, что в тех же избирательных округах участвуют в выборах три партии. У партии А в каждом из 100 округов по 400 избирателей. У партии В в 50 округах по 550 избирателей, и в 50 по 50 избирателей. У партии С, наоборот, в первых 50 округах по 50 избирателей, а в остальных по 550. На выборах 50 полномочий получает партия В и столько же партия С; что касается партии А, то она окажется совсем не представленной. Между тем, за партию А подается 40000 голосов, за партию В и С – по 30000 (13).

К недостаткам этой системы можно отнести и то, что она в условиях многопартийности не всегда результативна. Например, во Франции на выборах в Национальное собрание в первом туре из 490 мест лишь на выборах 1968 года было замещено сразу более половины (14).

Один из способов совершенствования названной системы – установление второго тура голосования, для участия в котором допускаются два кандидата, набравшие наибольшее число голосов избирателей в первом туре (перебаллотировка). Примером такой системы в действии могут служить президентские выборы 1986 года в Португалии. Социалист Марио Соареш набрал в первом туре 25,4% голосов – значительно меньше консерватора Диего Фрейташа ду Амарала, за которого проголосовали 46,3% избирателей. Однако для большинства сторонников других кандидатов Соареш был более предпочтительным, чем Фрейташ ду Амарал. В результате во втором туре Соареш одержал вверх над своим соперником, получив 51,4% голосов против 48,6%, и стал президентом Португалии (15).

Еще один способ преодоления недостатков мажоритарной системы абсолютного большинства, позволяющий обойтись без повторного голосования – это альтернативное голосование (alternative vote). Эта система, известная также под названием мажоритарно-преференциональной, представляет собой еще один вариант мажоритарной системы в одномандатных округах. Избирателю предлагается выделить в ординальном бюллетене, как первое, так и альтернативные предпочтения. Чтобы победить, нужно получить поддержку абсолютного большинства. Если ни один из кандидатов не стал первым предпочтением для более чем 50% избирателей, кандидат с наименьшим количеством первых предпочтений вычеркивается из списка. Полученные им голоса передаются кандидатам, выделенным соответствующими избирателями в качестве вторых предпочтений. Это перераспределение голосов в соответствии с альтернативными предпочтениями продолжается до тех пор, пока один из кандидатов не достигнет абсолютного большинства. Как только число полученных кандидатом первых предпочтений плюс число голосов, переданных ему от других кандидатов, превышает половину общего числа бюллетеней, его объявляют победителем (16).

Американский политолог Р. Даль считает, что эта система призвана помочь установить, кого выбрало бы большинство, если бы все предпочтения были приняты во внимание. Однако он далее делает замечание, что передача голосов, очевидно, может привести к победе кандидата, не получившего наибольшего числа голосов в первом туре (17).

Применение альтернативного голосования может привести к неадекватному распределению мест в законодательных органах, не соответствующему общему числу голосов, полученному партией. Например, альтернативное голосование многие десятилетия (с 1919 года) используется в Австралии при формировании нижней палаты федерального парламента (Палаты Представителей). Длительное применение этой системы способствовало, во-первых, увеличению количества партий и, во-вторых, сокращению шансов крупнейшей партии страны – Лейбористкой – на получение парламентского большинства. В период с 1937 года по 1983 год на всех выборах в нижнюю палату парламента страны последняя завоевывала наибольшее число голосов избирателей. Однако только 4 из 18 выборов дали ей абсолютное большинство мест. Например, в 1980 году лейбористы получили 45% голосов (по первым преференциям), а либералы – 38%; в парламенте же вторым досталось 54 места, а первым – всего 31; либералы вместе с другой правоцентристской партией и получили мандат на формирование правительства. В целом же, опередив лейбористов всего на 10% голосов, правая коалиция получила в Палате Представителей перевес в 44% мандатов. Выборы 1977 года дали Либеральной партии Австралии 38,3% голосов и 53,2% мест, а лейбористам, соответственно, 40% и всего 28,2% мандатов (18).

Таким образом, альтернативное голосование, помимо возможности сделать мажоритарную систему абсолютного большинства результативной, может давать небольшим партиям завышенное представительство.

Мажоритарная избирательная система может применяться не только в одномандатных округах, но и в многомандатных. К одной из разновидностей мажоритарной системы в многомандатных округах относится система ограниченного голосования (limited vote). При действии этой системы, каждый избиратель имеет право проголосовать за число кандидатов, меньшее общего количества избираемых в округе. Например, эта система практикуется при выборах в Сенат Испании, где большинство провинций избирают четырех сенаторов, а избирателям разрешено отдать три голоса за различных кандидатов (19).

Предельной формой рассматриваемой системы является система единого непередаваемого голоса (single non-transferable vote). Эта система используется в Японии при выборах нижней палаты парламента. Величина округов установлена там на уровне от трех до пяти, но при этом каждый избиратель голосует лишь за одного кандидата (20) Английские исследователи избирательных систем Э. Лейкман и Дж. Д. Ламберт полагают, что ограниченное голосование способствуют обеспечению представительства меньшинства (21).

Российский ученый, профессор Б.А. Страшун, также считает, что смысл этой системы заключается в том, чтобы обеспечить представительство не только большинства, но и меньшинства избирателей. Однако он полагает, что таким образом может получить завышенное представительство и весьма незначительная группа избирателей, если за одного из кандидатов проголосовало подавляющее их большинство. Если, например, в двухмандатном округе, где баллотировались пять кандидатов, один из них получил 90% голосов, то избранным окажется также кандидат с наибольшим числом голосов из остальных четырех кандидатов, на которых всех вместе пришлось только 10% голосов (22).

Таким образом, применение системы ограниченного голосования способствует обеспечению представительства меньшинства, хотя это представительство может быть завышенным.

Рассмотрим теперь механизм действия пропорциональной избирательной системы.

В ее основу положен совершенно иной принцип распределения депутатских мандатов по сравнению с мажоритарной системой. Пропорциональная избирательная система действует только в многомандатных избирательных округах, и голосование ведется по партийным спискам. Каждая партия, участвующая в выборах, получает количество депутатских мест, пропорциональное числу подданных за нее голосов избирателей (23).

Сегодня многие демократические страны используют определенную форму пропорциональной системы. В их числе – Бельгия, Дания, Финляндия, Германия, Греция, Ирландия, Израиль, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Швеция и Швейцария. Общей тенденцией большей части XX столетия было движение к системе пропорционального представительства. Это относится также к Новой Зеландии, новым демократиям Восточной и Центральной Европы и бывшим республикам Советского Союза. Кроме Российской Федерации, некоторые формы и особенности пропорционального представительства применяются в Венгрии, Польше, Румынии, Болгарии, Чехии и Словакии (24).

Существуют различные способы пропорционального распределения мандатов.

Один из них – способ, основанный на методе избирательной квоты. Избирательная квота вычисляется путем деления общего числа голосов избирателей, поданных в округе, на число мандатов, подлежащих распределению. Иными словами, определяется минимальное число голосов избирателей, которое необходимо набрать партии, чтобы получить один мандат. Этот способ определения квоты известен как метод английского барристера Томаса Хэра, предложившего его в 1855 году.

Рассмотрим механизм пропорционального распределения мандатов при применении метода Томаса Хэра.

Предположим, что в многомандатном округе за восемь депутатских мандатов ведут борьбу пять партийных списков кандидатов, за которые в общей сложности подано 400 тыс. голосов избирателей. Список партии А получил 126 тыс. голосов, список партии Б – 94 тыс., список партии В – 88 тыс., список партии Г – 65 тыс. и список партии Д – 27 тыс. голосов. Квота Хэра в этом случае составит 400 000 : 8 = 50 000.

В соответствии с полученной квотой распределяем мандаты между партиями. Для этого число голосов избирателей, поданных за каждый партийный список кандидатов, делим на избирательную квоту:

Партия


^ Число голосов, деленное на квоту

Число мандатов

Остаток голосов

А

Б

В

Г

Д


126 000 : 50 000

94 000 : 50 000

88 000 : 50 000

65 000 : 50 000

27 000 : 50 000

2

1

1

1

0

26 000

44 000

38 000

15 000

27 000


Из восьми мандатов сразу распределить удалось лишь пять. Возникает проблема распределения оставшихся мандатов. Кроме того, сохраняется большой остаток «невостребованных» голосов, который в сумме составляет 150 тыс. (37,5%).

Применяются, главным образом, два способа последующего распределения мандатов: метод (правило) наибольшего остатка и метод наибольшей средней.

Метод наибольшего остатка требует передать нераспределенные мандаты тем партийным спискам кандидатов, у которых имеются наибольшие остатки голосов избирателей. В нашем случае по одному мандату получат партийные списки Б, В и Д. Окончательные результаты будут следующие:

А – 2; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 1 /25/.

Партийный список Д, собравший 27 тыс. голосов избирателей, получил один мандат. Партийный список Г также получил один мандат, хотя за него проголосовало 65 тыс. избирателей, то есть в 2,4 раза больше. Партийный список А, собравший 126 тыс. голосов избирателей, получил только два мандата. Таким образом, произошло отклонение от пропорциональности.

Другой способ последующего распределения мандатов основан на методе наибольшей средней и предусматривает передачу нераспределенных мандатов партийным спискам кандидатов, которые имеют наибольшее частное от деления числа собранных ими голосов на число полученных при первом распределении мандатов плюс единицу. В нашем случае средние каждого списка будут следующие:

А – 126 000 : (2 + 1) = 42 000

Б – 94 000 : (1 + 1) = 47 000

В – 88 000 : (1 + 1) = 44 000

Г – 65 000 : (1 + 1) = 32 500

Д – 27 000 : (0 + 1) = 27 000

По одному мандату получат партии Б, В и А, имеющие наибольшую среднюю. Окончательные результаты будут иными, чем при использовании метода наибольшего остатка:

А – 3; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 0 /26/.

Партия Г опять же в невыгодном положении, так как у нее примерно 20 тыс. голосов оказались «лишними», но различие все же гораздо меньше, чем при распределении мандатов по методу наибольшего остатка, так как первым трем партиям для получения одного мандата потребовалось от 42 до 47 тыс. голосов.

Следовательно, при одном и том же распределении голосов избирателей между партийными списками кандидатов окончательный результат выборов может быть различным, в зависимости от применяемого способа последующего распределения мандатов. Замечено, что применение метода наибольшего остатка выгодно небольшим партиям, а метод наибольшей средней благоприятствует крупным политическим партиям (27).

Существуют и другие методы определения избирательной квоты. Например, метод профессора Базельского университета Эдуарда Гогенбах-Бишофа, предложенный им впервые в 1888 году. Согласно этому методу квота определяется по формуле: x : (y + 1), где x – общее число поданных голосов избирателей, y – число мандатов, подлежащих распределению. Такая квота меньше квоты Хэра и потому позволяет распределить сразу большее число мандатов.

В нашем примере квота, определяемая по методу Гогенбах-Бишофа, составит

400 000 : (8 + 1) = 44 444.

В соответствии с полученной квотой распределяем мандаты между партиями:

Партия


Число голосов, деленное на квоту

Число мандатов

Остаток голосов

А


Б

В

Г

Д

126 000 : 44 444

94 000 : 44 444

88 000 : 44 444

65 000 : 44 444

27 000 : 44 444

2

2

1

1

0

37 112

5 112

43 556

20 556

27 000


С помощью этой квоты удалось распределить сразу уже шесть мандатов, а неиспользованными оказались 133 336 голосов (33,3%).

По методу наибольшего остатка распределяем два оставшихся мандата. Наибольшие остатки у партий В и А. Окончательные результаты будут следующие:

А – 3; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 0 /28/.

Если же использовать квоту Империали, которая определяется по формуле: x : (y + 2), то в нашем примере удается сразу распределить все восемь мандатов (что не является тем не менее общим правилом). Квота Империали составит: 400 000 : (8 + 2) = 40 000.

В соответствии с квотой распределяем мандаты:

Партия


Число голосов, деленное на квоту

Число мандатов

Остаток голосов

А

Б

В

Г

Д


126 000 : 40 000

94 000 : 40 000

88 000 : 40 000

65 000 : 40 000

27 000 : 40 000

3

2

2

1

0

6 000

14 000

8 000

25 000

27 000


Результаты будут следующие:

А – 3; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 0.

Американские ученые Р. Таагепера и М.С. Шугарт, исследуя механизм пропорционального распределения мандатов при применении разных вариантов квот в сочетании с методом наибольших остатков, пришли к заключению, что в зависимости от желаемых результатов можно использовать различные варианты квот. Они считают, что если необходимо ограничить представительство крупнейшей партии, то нужно использовать высокую квоту (29).

Пропорциональная система имеет и другие способы определения пропорциональности депутатских мандатов числу полученных партийным списком голосов избирателей. Например, способ, основанный на методе делителей.

Наиболее известен метод профессора Гентского университета Виктора д’ Ондта, впервые предложенный им в 1882 году. Суть его заключается в том, что число полученных каждым партийным списком голосов избирателей делится последовательно на ряд чисел (1, 2, 3, 4…). Частные от деления располагаются в убывающем порядке, и избирательной квотой будет то число, порядковый номер которого соответствует числу распределяемых мандатов.

Возьмем уже использовавшийся нами числовой пример и распределим мандаты по методу д’ Ондта:

Делители

Партии


А Б В Г Д

1

2

3

4

126 000

63 000

42 000

31 500

94 000

47 000

31 333

23 500

88 000

44 000

29 333

22 000

65 000

32 500

21 666

16 250

27 000

13 500

9 000

6 750


Частные от деления, расположенные в убывающем порядке, выделены полужирным шрифтом. Избирательной квотой будет число 42 тыс.

Результаты распределения мандатов следующие:

А – 3; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 0 (30).

Существуют и иные, чем у метода В. д’ Ондта, ряды делителей. Например, в методе французского ученого А. Сент-Лагюе, предложенном в 1910 году, ряд делителей выражен нечетными цифрами (1, 3, 5, 7…).

Рассмотрим распределение мандатов на основе этого метода:

Делители

Партии


А Б В Г Д

1

3

5

126 000

42 000

25 200

94 000

31 333

18 800

88 000

29 333

17 600

65 000

21 250

13 000

27 000

9 000

5 400


Избирательная квота равна 27 тыс.

Результаты распределения мандатов будут иными, чем при методе В. д’ Ондта:

А – 2; Б – 2; В – 2; Г – 1; Д – 1 (31).

Р. Таагепера и М.С. Шугарт, исследуя механизм пропорционального распределения мандатов при применении разных методов делителей, пришли к заключению, что метод В. д’Ондта благоприятен для крупнейшей партии, а метод А. Сент-Лагюе для малой. Причем чем ближе друг к другу делителями, тем больше преимущество получаемое крупными партиями (32).

При применении пропорциональной системы необходимо учитывать и такой немаловажный вопрос, как механизм распределения мандатов внутри партийных списков.

Большинство современных демократических стран используют систему пропорционального представительства в форме голосования партийным списком. При такой системе партии выдвигают списки кандидатов (как правило, включающие столько кандидатов, сколько мандатов выделено на округ). Существует два основных варианта распределения мандатов внутри партийного списка: система «жестких» и система «гибких» списков. При применении системы «жестких» списков, избиратель голосует исключительно за партийный список в целом и не имеет возможности повлиять на порядок распределения мандатов внутри этого списка. Полученные партийным списком мандаты распределяются между кандидатами в точном соответствии с очередностью их расположения в списке. Как отмечают Р. Таагепера и М.С. Шугарт, «данный вариант потенциально увеличивает влияние центрального руководства партий, так как именно лидеры определяют порядок расположения кандидатов» (33).

Другой вариант – система «гибких» списков предоставляет избирателю большую свободу в выборе отдельных кандидатов и дает возможность избирателю голосовать не только за определенный партийный список, но и выражать свое предпочтение отдельным кандидатам этого списка. По мнению Р. Таагепера и М.С. Шугарта, эта система «дает избирателям возможность изменить порядок расположения кандидатов, определенный партийными элитами» (34).

Простым вариантом этой системы является «список с порядковыми номерами с правом выбора одного кандидата», используемый, например, в Бельгии и Дании. Каждая партия представляет список кандидатов под номерами. Избиратели могут отметить в бюллетене либо весь список, либо отдельного кандидата из списка. Голосование за отдельных кандидатов присоединяется к голосам, отданным за партию, для пропорционального распределения мест, а также продвигает кандидата вверх по списку. В системе, использующей «список с порядковыми номерами с правом выбора нескольких кандидатов», которая, например, действует в Италии, избиратели могут голосовать за трех или четырех кандидатов из партийного списка для того, чтобы отдать предпочтение более чем одному кандидату из списка. В Финляндии используется система голосования «списком без очередности с требованием голосования за одного кандидата». В партийных списках нет очередности, избиратели должны выбрать отдельного кандидата для того, чтобы отдать свой голос партии, и их выбор определяет как пропорциональное распределение мест в законодательных органах между партиями, так и порядок, в соответствии с которым кандидаты выбираются из партийных списков для заполнения этих мест (35).

На мой взгляд, система «гибких» списков, по сравнению с системой «жестких», является более демократичной, так как она позволяет избирателю более полно выразить свое предпочтение не только по отношению к политической партии, но и к отдельным ее кандидатам.

При действии всех вышеперечисленных разновидностей пропорциональной системы «гибких» списков, каждый голос избирателя, отдан ли он в первую очередь индивидуальному кандидату или нет, автоматически добавляется к сумме голосов партийного списка. Гражданин голосует, во-первых, за партию, и лишь затем, определив, сколько всего данная партия получила мандатов, происходит их внутреннее распределение между кандидатами списка.

Однако, существует вид пропорциональной избирательной системы, которая позволяет избирателю выразить свою поддержку кандидатам не только одного партийного списка, но и кандидатам от разных партий. Эта система носит название системы единственного передаваемого голоса (single transferable vote) и имеет особый, в отличие от системы партийных списков, механизм распределения мандатов. Система может применяться только в многомандатных округах. Избиратель, имея один голос и голосуя за одного из кандидатов, может вместе с тем указать несколько преференций. Против фамилии того кандидата, избрание которого для избирателя наиболее желательно, он ставит цифру 1. Против фамилии другого желательного кандидата он поставит цифру 2 и т.д. Избиратель может выражать свои предпочтения за любых кандидатов, вне зависимости от их партийной принадлежности. При подсчете голосов действительные бюллетени раскладываются по кандидатам в соответствии с указанными на бюллетенях первыми преференциями. Затем определяется избирательная квота. Кандидаты, у которых число первых преференций составило квоту или превысило ее, считаются избранными. У избранных кандидатов могут оказаться излишки голосов, и их нужно в соответствии со вторыми преференциями передать другим кандидатам. Для этого просматривают всю пачку бюллетеней избранного кандидата и определяют, какой их процент отдает вторую преференцию каждому из неизбранных кандидатов. Каждый из неизбранных кандидатов получает данный процент не от общего числа бюллетеней избранного кандидата, а только от излишка сверх квоты. Если в результате такой операции кто-то из первоначально неизбранных кандидатов добрал до квоты, он тоже считается избранным. Затем в соответствии со вторыми преференциями перераспределяются бюллетени кандидатов, получивших наименьшее число первых преференций. Если всего этого оказалось недостаточно для полного распределения мандатов, используется третья преференция и т.д. (36).

Такая система предоставляет избирателю большую свободу выбора, так как дает возможность проголосовать за любой набор кандидатов независимо от их партийной принадлежности.

Однако замечено, что применение данной системы может приводить к искажению представительства политических партий: давать завышенное представительство крупнейшей партии и занижать роль небольших партий. Так, на выборах в 1977 году в Ирландии правящая партия Фианна файл с 50,6% голосов в стране получила 84 места в палате представителей (57,1% всех мест), а с учетом пропорциональности ей должно было достаться лишь 74 мандата. Лейбористская партия с 11,6% голосов получила 16 мест (10,9%), а должна была получить на одно больше. Независимые с 5,6% голосов получили четыре места (2,7% всех мандатов) (37).

В ряде стран с целью соединить преимущества от различных систем и смягчить их недостатки применяются избирательные системы смешанного характера, в которых тем или иным образом сочетаются элементы как мажоритарной, так и пропорциональной систем. Существует несколько способов смешивания пропорционального представительства с нормами голосования относительным и абсолютным большинством. Один из них заключается в применении принципа пропорционального представительства в некоторых частях территории государства, и голосование либо относительным, либо абсолютным большинством в остальных частях. Например, во время выборов в Сенат во Франции система голосования относительным или абсолютным большинством используется в департаментах, имеющих четыре и менее мест, в то время, как система пропорционального представительства преобладает в департаментах, куда должны быть избраны пять и более кандидатов. Другая разновидность смешанной системы заключается в том, что для одной и той же территории страны есть две команды членов. Этот тип смешанной системы можно наблюдать на примере Японии после реформы избирательной системы 1994 года. Здесь 300 членов Палаты Представителей избираются по одномандатным округам по принципу относительного большинства. Остальные 200 членов избираются в региональных округах на основе системы пропорционального представительства. Примером такой же системы расширенного вида может служить избирательная система Российской Федерации, где члены Государственной Думы, избранные по системе пропорционального представительства, составляют половину общего числа и избираются по единому национальному округу. При такой системе каждый из двух этапов голосования подсчитывается отдельно, и места выделяются на каждом этапе отдельно. Процентное отношение голосов, отданных за партийные списки, используется только для распределения половины мест, определенных голосованием по списку. Лучшим примером третьего вида смешанной системы является система, используемая для выборов Бундестага в Германии. Первая часть состоит в проведении выборов между отдельными кандидатами в одномандатных округах, число которых равно половине мест в законодательном органе, победители определяются в соответствии с нормами плюрализма. Вторая часть голосования – соревнование закрытых партийных списков. Эти голоса аккумулируются на уровне страны для определения общего соотношения мест в законодательном органе, которые должны быть отданы каждой партии. Кандидатов берут из партийных списков и прибавляют к числу кандидатов, уже избранных этой партией на выборах в одномандатных округах, с тем, чтобы компенсировать какие-либо отклонения от пропорционального представительства, возникшие в результате определения итогов выборов в округе. Эта система дает более пропорциональные результаты, чем система с простым, сочетанием двух основных подходов к выборам (38).


Подводя итоги из анализа механизма действия разных видов избирательных систем можно сделать следующие выводы:

1. Действие мажоритарной системы как относительного, так и абсолютного большинства не способны в полной мере обеспечить реализацию демократического принципа политического представительства, исходя из того, что при применении этих систем имеют место следующие недостатки:

1) на уровне избирательного округа часть голосов избирателей, иногда весьма значительная, оказывается не представленной в представительных органах;

2) на национальном уровне происходит искажение действительного соотношения общего количества голосов избирателей, полученных партией на выборах, и числа предоставленных ей мандатов;

3) не выполняется условие равного представительства от округов.

2. К положительным, с точки зрения демократического представительства, качествам действия мажоритарных избирательных систем можно отнести следующее:

1) действие мажоритарной избирательной системы как относительного, так и абсолютного большинства обеспечивает прямое представительство для жителей конкретного избирательного округа;

2) действие избирательной системы альтернативного голосования, помимо возможности сделать мажоритарную систему абсолютного большинства результативной, может давать завышенное представительство небольшим партиям и увеличивать их влияние;

3) действие избирательной системы ограниченного голосования способствует обеспечению представительства меньшинства, хотя это представительство может быть и завышенным.

3. Пропорциональная избирательная система является наиболее демократичной избирательной системой и способна в большей степени, чем мажоритарная система, обеспечивать реализацию демократического принципа политического представительства, исходя из следующих моментов:

1) применение пропорциональной системы позволяет, как можно большему числу избирателей быть представленными в представительных органах кандидатами (партиями), которым они отдали свои голоса и тем самым обеспечивать более широкое представительство социальных групп;

2) применение пропорциональной системы приводит к довольно близкому соответствию количества голосов избирателей, полученных партиями на выборах, числу предоставленных им мандатов.

4. Однако при применении пропорциональной избирательной системы, степень демократичности, заложенной в данную систему, может быть различным в зависимости от применяемых разновидностей пропорциональной системы. При этом следует учитывать следующие моменты:

1) при одном и том же распределении голосов избирателей между партийными списками кандидатов окончательные результаты выборов могут быть различными, в зависимости от применяемого способа и метода пропорционального распределения мандатов:

а) применение избирательной квоты, определяемой по методу Томаса Хэра, и последующее распределение мандатов по методу наибольшего остатка способствует представительству малых партий, а последующее распределение по методу наибольшей средней благоприятствует крупным партиям. Причем применение метода наибольшей средней, по сравнению с методом наибольшего остатка, приводит к более пропорциональному распределению мандатов;

б) чем меньше величина применяемой избирательной квоты, тем меньшими являются остатки голосов при первом распределении, тем в лучшем положении оказываются крупные партии;

в) применение метода делителей В. д’Ондта благоприятствует представительству крупным партиям, а метода делителей А. Сент-Лагюе малым. Причем, чем меньше интервал между делителями, тем больше преимущество, получаемое крупными партиями;

2) пропорциональная система «гибких» списков, по сравнению с системой «жестких», является более демократичной, так как она позволяет избирателю более полно выразить свое предпочтение не только по отношению к политической партии, но и к отдельным ее кандидатам;

3) пропорциональная система единственного передаваемого голоса предоставляет избирателю большую свободу выбора, так как дает возможность проголосовать за любой набор кандидатов независимо от их партийной принадлежности. Однако при применении данной системы необходимо учитывать то, что она может приводить к искажению представительства политических партий: давать завышенное представительство крупнейшей партии и занижать роль небольших партий.

5. Смешанная избирательная система с механизмом компенсирования отклонений от пропорционального представительства дает более пропорциональные результаты, чем система с простым сочетанием мажоритарной и пропорциональной системы.

ПРИМЕЧАНИЯ:



1. Уоллерстайн М. Избирательные системы, партии и политическая стабильность // Полис. – 1992. – №5/6. – С. 157.

2. Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3. – С. 115.

3. См.: Абдулхакова Е.М., Забелина М.И., Шишенина И.В. Избирательная система: от смешанной к мажоритарной или пропорциональной // Конституционное и муниципальное право. – 2002. – №3. – С. 16.

4. См.: Зорина Ж.О. Избирательная система и ее значение в формировании институтов представительной демократии // Сборник конкурсных работ в области избирательного права, избирательного процесса и законодательства о референдуме, выполненных студентами и аспирантами высших юридических учебных заведений (юридических факультетов) Российской Федерации в 2001/2002 учебном году / Рос. центр обучения избират. технологиями при Центр. избират. комиссии Российской Федерации; Науч. ред. Ю.А. Веденеев. – М.: РЦОИТ, 2002. – С. 44.

5. См.: Даль Р. Возможности усовершенствования выборных законодательных органов Российской Федерации. Сравнительный обзор избирательных систем. // www.ifes.ru/library/articles/rus_1996 - 11/page3.html

6. См.: Шишкина Н.Э. Избирательные системы (Практика зарубежных стран). – Иркутск, 1993. – С. 4.

7. См.: Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор: Учебное пособие / Сокр. пер. с англ. А.С. Богдановского, Л.А. Галкиной; Под ред. М.В. Ильина, А.Ю. Мельвиля. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 354.

8. Лейкман Э., Ламберт Дж.Д. Исследование мажоритарной и пропорциональной избирательных систем. / Пер. с англ. Г.И. Морозова; Под ред. А.С. Шугаева. – М.: Изд-во «Иностранная литература», 1958. – С. 18.

9. См.: Даль Р. О демократии. / Пер. с англ. А.С. Богдановского; под ред. О.А. Алякринского. – М.: Аспект Пресс, 2000. – С. 128.

10. См.: Зорина Ж.О. Избирательная система и ее значение в формировании институтов представительной демократии // Сборник конкурсных работ в области избирательного права, избирательного процесса и законодательства о референдуме, выполненных студентами и аспирантами высших юридических учебных заведений (юридических факультетов) Российской Федерации в 2001/2002 учебном году / Рос. центр обучения избират. технологиями при Центр. избират. комиссии Российской Федерации; Науч. ред. Ю.А. Веденеев. – М.: РЦОИТ, 2002. – С. 44.

11. См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3. – С. 121.

12. См.: Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные системы буржуазных и развивающихся стран. – М.: РИО ВЮЗИ, 1987. – С. 37.

13. См.: Гессен В.М. Основы конституционного права. – Пг., 1917. – С. 291-292.

14. См.: Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные системы буржуазных и развивающихся стран. – М.: РИО ВЮЗИ, 1987. – С. 38.

15. См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3. – С. 125.

16. См.: Там же. – С. 126.

17. См.: Даль Р. Возможности усовершенствования выборных законодательных органов Российской Федерации. Сравнительный обзор избирательных систем. // www.ifes.ru/library/articles/rus_1996 - 11/page2.html

18. См.: Четвериков А.О. Избирательные системы государств-членов ЕС. // www.eulaw.edu.ru/documents/articles/izbir_sistem.thm

19. См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3. – С. 130.

20. См.: Там же.

21. См.: Лейкман Э., Ламберт Дж.Д. Исследование мажоритарной и пропорциональной избирательных систем. / Пер. с англ. Г.И. Морозова; Под ред. А.С. Шугаева. – М.: Изд-во «Иностранная литература», 1958. – С. 90.

22. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник: В 4-х т. Т. 1-2 / Отв. Ред. Б.А. Страшун. – М.: Издательство БЕК, 1995. – С. 370.

23. См.: Шишкина Н.Э. Избирательные системы (Практика зарубежных стран). – Иркутск, 1993. – С. 9.

24. См.: Даль Р. Возможности усовершенствования выборных законодательных органов Российской Федерации. Сравнительный обзор избирательных систем. // www.ifes.ru/library/articles/rus_1996 - 11 /page2.html

25. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник: В 4-х т. Т. 1-2 / Отв. Ред. Б.А. Страшун. – М.: Издательство БЕК, 1995. – С. 373-374.

26. См.: Там же. – С. 374-375.

27. См.: Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные системы буржуазных и развивающихся стран. – М.: РИО ВЮЗИ, 1987. – С. 43.

28. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник: В 4-х т. Т. 1-2 / Отв. Ред. Б.А. Страшун. – М.: Издательство БЕК, 1995. – С. 373-374.

29. См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3. – С. 131-132

30. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник: В 4-х т. Т. 1-2 / Отв. Ред. Б.А. Страшун. – М.: Издательство БЕК, 1995. . – С. 375-376.

31. См.: Там же. – С. 376.

32. См.: Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем // Полис. – 1997. – №3.. – С. 133-134.

33. Там же. – С. 127.

34. Там же. – С. 127.

35. См.: Даль Р. Возможности усовершенствования выборных законодательных органов Российской Федерации. Сравнительный обзор избирательных систем. // www.ifes.ru/library/articles/rus_1996 - 11/page2.html

36. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник: В 4-х т. Т. 1-2 / Отв. Ред. Б.А. Страшун. – М.: Издательство БЕК, 1995. – С. 382-383.

37. См.: Маклаков В.В. Избирательное право и избирательные системы буржуазных и развивающихся стран. – М.: РИО ВЮЗИ, 1987. – С. 51.

38. См.: Даль Р. Возможности усовершенствования выборных законодательных органов Российской Федерации. Сравнительный обзор избирательных систем. // www.ifes.ru/library/articles/rus_1996 - 11/page2.html

Схожі:

Политика и избирательный процесс iconСоциальная политика и ее влияние на формирование среднего класса в Украине
Государственная политика содействия формированию среднего класса в Украине: обоснование новых подходов
Политика и избирательный процесс iconБранспиз Ю. А
Тогда можно утверждать, что случайный модельный процесс и реальный случайный процесс в своем развитии будут давать совпадение своих...
Политика и избирательный процесс iconМазниченко В. Г
Но если процесс урбанизации происходил не просто с участием науки, а можно уверенно сказать что даже благодаря науке, то обратный...
Политика и избирательный процесс iconОпределение испытаний Бернулли
Тогда можно утверждать, что случайный модельный процесс и реальный случайный процесс в своем развитии будут давать совпадение своих...
Политика и избирательный процесс iconОпределение испытаний Бернулли
Тогда можно утверждать, что случайный модельный процесс и реальный случайный процесс в своем развитии будут давать совпадение своих...
Политика и избирательный процесс iconОбучение аудированию на начальном этапе в неязыковом вузе исходные предпосылки
Механизм аудирования как процесс распознавания слуховых образцов очень сложный и пока до конца не познан. Есть предположение, что...
Политика и избирательный процесс iconCd-диск экономиста  курс баколаврата
В том числе и технические средства системы обучения. Поэтому основной задачей лаборатории тсн является внедрение в учебный процесс...
Политика и избирательный процесс iconЛекция 11. Защита данных международный научно-технический университет имени академика ю. Бугая кафедра компьютерных наук и информационных систем содержание
Разные пользователи могут иметь разные права доступа к одним и тем же объектам. Избирательный метод более гибкий
Политика и избирательный процесс iconУважаемые коллеги! Приглашаем вас принять участие в Х международной научно-практической конференции “Государственная этнонациональная политика: правовой и культурологический аспекты в условиях Юга Украины”
Приглашаем вас принять участие в Х международной научно-практической конференции “Государственная этнонациональная политика: правовой...
Политика и избирательный процесс iconФенотипические реакции и эволюционный процесс (Еще раз об эволюционной роли модификаций)
Шишкин М. А. Фенотипические реакции и эволюционный процесс (еще раз об эволюционной роли модификаций). — В кн.: Экология и эволюционная...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи