Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто icon

Зачем нужна игра ? "Почему вы так себя ведете?" очень часто




Скачати 182.14 Kb.
НазваЗачем нужна игра ? "Почему вы так себя ведете?" очень часто
Дата05.06.2013
Розмір182.14 Kb.
ТипДокументи
1. /возрастная психология/Абрамова Г. практикум по возраст психологии.doc
2. /возрастная психология/Алис Миллер. Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я.doc
3. /возрастная психология/Байярд Роберт ТВаш беспокойный подросток.doc
4. /возрастная психология/Бенджамин Спок.doc
5. /возрастная психология/Винникот Разговор с родителями.rtf
6. /возрастная психология/Выготский л с Основы дефектологии.doc
7. /возрастная психология/Гиппенрейтер Ю общаться с реб КАК.doc
8. /возрастная психология/КНИГА Эда Ле Шан Когда Ваш реб сводит с ума.doc
9. /возрастная психология/Карен Прайор не рычите на собаку.doc
10. /возрастная психология/Корчак Януш Как любить ребенка.doc
11. /возрастная психология/Любимов игры.doc
12. /возрастная психология/Миллер Психология игры/118_49.doc
13. /возрастная психология/Миллер Психология игры/176_99.doc
14. /возрастная психология/Миллер Психология игры/200_14.doc
15. /возрастная психология/Миллер Психология игры/215_53.doc
16. /возрастная психология/Миллер Психология игры/21_65.doc
17. /возрастная психология/Миллер Психология игры/254_74.doc
18. /возрастная психология/Миллер Психология игры/275_91.doc
19. /возрастная психология/Миллер Психология игры/5_7.doc
20. /возрастная психология/Миллер Психология игры/66_117.doc
21. /возрастная психология/Миллер Психология игры/8_20.doc
22. /возрастная психология/Мухина возр психология.doc
23. /возрастная психология/Никитин Развивающие игры.doc
24. /возрастная психология/детская сексология.doc
25. /возрастная психология/после 3 уже поздно.doc
26. /возрастная психология/физич и психич развитие реб.doc
On-line библиотека Грамотей
Масару Ибука. После трех уже поздно
Справочник для среднего и старшего школьного возраста детская сексология консультант О. А. Ковалева ответственный за выпуск Л. П. Костикова редактор Л. А. Румянцева технический редактор М. В. Гагарина корректор Л. А. Рогова введение
Б. П. Никитин. Развивающие игры
Учебник для студ вузов. 4-е изд., стереотип. М.: Издательский центр «Академия», 1999. 456 с. Isbn 5-7695-0408-0
Историческое введение
Игры у животных
Зачем нужна игра ? "Почему вы так себя ведете?" очень часто
Психологи не могут использовать общепринятый
Игровая терапия формы игровой терапии
"игра" в психологических
Влияние на игру индивидуальных и социальных различий
Социальная игра развитие социальной игры
Игра и подражание
Исследовательские и подвижные игры
Александр Любимов
Януш Корчак Как любить ребенка
Карен Прайор. Не рычите на собаку! О дрессировке животных и людей Предисловие
Эда Ле Шан Когда ваш ребенок сводит вас с ума
Гиппенрейтер Ю. Б. Общаться с ребенком – Как?
Оглавление Часть первая. Общие вопросы дефектологии
Винникотт Д. В
Бенджамин Спок. Ребенок и уход за ним
Байярд Роберт Т., Байярд Джин "Ваш беспокойный подросток"
Алис Миллер. Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я
Практикум по возрастной психологии удк 159. 922. 6(076. 58) Ббк 88. 4я73 А16 Абрамова Г. С. А16 Практикум по возрастной психологии: Учеб по­собие для студ вузов. 2-е изд., стереотип. М

Глава 10

ЗАЧЕМ НУЖНА ИГРА ?

"Почему вы так себя ведете?" - очень часто

спрашивают людей, когда не понимают их поведе­ния. Это подразумевает ответ, что людей что-то побуждает, или "стимулирует", так себя вести. Ломать голову над каждым человеческим поступ­ком - занятие психологов, но если вопрос форму­лируются так, что в ответе ожидается описание неких особых мотивов, то вряд ли от них будет много пользы. Например: "Почему животные едят? Ими движет голод. Почему они пьют? Их побужда­ет жажда. Почему они играют? У них есть потреб­ность действовать и исследовать". Такие ответы ошибочно подразумевают пассивную систему, под­талкиваемую к действиям, так что следующие во­просы будут заданы о подробных условиях, связан­ных с поведением, и необходимых для этого меха­низмах и структурах. Когда все это известно, вопросы о мотивации становятся излишними. На­пример, жажду часто называют "мотивационной системой", хотя уже многое известно о поддержа­нии водного баланса в организме, о задействован­ных при этом физиологической, нервной и цент­ральной нервной системах, о некоторых воздейст­виях водной депривации на поведение. Назвать всю эту организацию "мотивационной системой", зна­чит, ничего не добавить к ее пониманию. Даже именуя эти устройства "системой", мы всего лишь

классифицируем их как управляемый объект. Все структуры, вовлеченные в поддержание водного баланса организма, действуют не сами по себе, на них воздействует и состояние других "систем", например, температурный контроль, содержание соли и углекислоты, потоотделение. Рот является частью пищеварительной системы, а также частью речевого механизма и т. д.

Под понятиями "мотивация" и "стимул" обычно подразумевают, что в определенных границах, чем дольше животное лишено еды, тем больше оно будет трудиться над решением задачи, которая обеспечит пищу, и поведение, которое повторяется после подкрепления едой. Пока термин "мотив" применяется только для обозначения подобных фактов - это не вызывает возражений. Но подра­зумевать отдельное "мотивационное состояние", как бы быстро исполнение или новое научение ни следовало за данной моделью стимула, более или менее последовательно в определенных условиях - это или заблуждение, или всего-навсего обозначе­ние модели стимула как "подкрепления". Оно пов­торяет факты, но не объясняет их. Демонстрация подкрепления возможности двигаться после бездей­ствия, рассматривать картинки, слушать песенки, собирать картинки-загадки - все это возможность подкрепления других составных частей игры. Пока это вводит игру в рамки "мотива", это, скорее, только лишь обозначение того, чего мы не знаем, чем того, что знаем.

Слово "мотив" употребляется в столь разных значениях, что я должна пояснить, что подразуме­ваю под словами "причина", "мотив" и "причины поведения". "Причинами" данного поведения явля­ются все условия, структуры и функции, без кото­рых оно не сможет проявиться (или измениться) и которые существенны для его проявления. "Моти­вы" - это причины, возникающие из активности живого организма, которые потенциально могут

быть поставлены под сознательный контроль. При­чины поведения человека - это те "мотивы", ко­торые он осознает, контролирует и использует и которые формируют часть его планов, или стра­тегии действий. В настоящее время модели, воз­можно, лучше описывающие поведение человека, аналогичны саморегулирующим, самообучающимся электронным приспособлениям, которые способны выбирать нужное из поступающей информации и многих программ.

Я не считаю эти определения безошибочными, просто они должны немного помочь описать игру. Игра не используется ни в так называемых "некон­тролируемых" действиях, ни в действиях, являю­щихся результатом планирования, хотя планирова­ние может быть использовано и в игре. Игра чаще всего относится к поведению, которое со стороны наблюдателя не является обдуманным результатом планирования, но также и не бесконтрольным действием человека. Так, что оно не требует объяс­нения особыми мотивами. Напротив, условия, под­крепляющие игру, далеко не однородны. Новая игрушка и привычная игрушка, событие, которое не пугает и события, напугавшие ребенка, беспорядок и стимуляция - все это может побудить ребенка играть. Так или иначе, согласно приведенному здесь определению "мотивов", они не обязательно долж­ны являться рядом условий, на которые стоит обратить внимание в первую очередь.

Обсуждался вопрос, является ли игра однород­ной деятельностью. Игра может быть буйной и происходить на большой территории, а может быть тихой и требовать сосредоточенности. Она может включать исследования, агрессию, части сексуаль­ного поведения, может быть одиночной или кол­лективной. Но есть характеристика, отличающая любой вид игры от поведения, от которого она берет название. В любом случае существует пара­доксальная разница между игрой и соответствую-

щим серьезным поведением. В некоторых случаях игра похожа на незаконченную версию узнаваемой модели поведения. Агрессивная игра доходит чуть ли не до убийства, но в нее входит также и разгром противника, и запугивание, заставляющее его отсту­пить, и многое другое. Более важно то, что она происходит в неподходящем контексте. Агрессия - это недружественное поведение. В агрессивную игру играют или только друзья, или дружелюбное соци­альное сообщество. Подражание часто обозначает научение через наблюдение. Но в подражательной игре "оригинал" обычно не присутствует. Если речь идет о взрослых, любую часть сексуального поведе­ния можно назвать сексуальной игрой, но только не сам коитус. Исследование подразумевает незна­комую местность. Объект, незнакомый обезьяне, она обнюхивает, жует, лижет и вертит в лапах. Когда ребенок рассматривает, вертит в руках навер­няка знакомый ему объект или "охотится" в знако­мых ему местах - это обычно называется игрой.

Игра выглядит бессмысленной, с биологической точки зрения, поскольку она не может быть клас­сифицирована как принадлежащая к поведенческим моделям с различаемыми биологическими функци­ями, в то время, как по сходству поведения, ее можно отнести к определенным действиям. Нападе­ние полезно дяя животного при защите от нападе­ния, при борьбе за самку, еду или при защите потомства. Удары, толчки, угрозы, борьба или погоня в игре не выполняют сами по себе ни одной из этих функций и могут проявиться только в измененной форме. То, что заключает в себе биологическая функция игрового поединка, можно с уверенностью установить только после экспери­ментального анализа поведения разных видов. На основе примеров, приведенных выше (см. гл. 3 и 7), можно предположить, что детали "игрового поединка" различны для разных биологических видов и выполняют разнообразные функции в

рамках конкретного социального контекста. Воз­можно, они ранжируются от знакомства членов социальной группы и укрепления дружеских отно­шений до схваток за первенство, которые не выхо­дят за рамки игры, благодаря социальным санкциям и другим сдерживающим мерам. Сами схватки за главенство в стае игрой не являются. Игровой поединок, как таковой, по своим биологическим целям отличается от агрессии.

Почему мы вообще рассматриваем биологичес-

кие функции игры? Возможно, это просто побоч­ный продукт, не приносящий пользы ни животно­му, ни виду в целом, что, вероятно, не выглядит невозможным даже в рамках эволюционной теории. И все же это маловероятно. Причиной поведения, общего для большого количества разных видов, которое различается внутри вида в зависимости от возраста, социальных особенностей, типа питания и т. д. (все это присуще определенным типам игры), скорее всего, является давление окружающей сре­ды, обеспечивающее выживание или вымирание. В любом случае такую гипотезу нельзя отмести без проверки. Это, впрочем, не означает, что предпол­ожение о чисто биологических функциях игры является априори верным. Обычно полагают, что игровые схватки полезны молодым особям для обучения и совершенствования бойцовских и охот­ничьих умений и навыков. Но нам уже извест­но, что для многих видов млекопитающих не нужны игровые схватки, несущие функцию обуче­ния и совершенствования агрессивных и охотничь­их действий.

Не все игры, кажущиеся биологически бесполез­ными, не поддаются классификации. Исследова­тельские игры со знакомыми объектами кажутся поразительно простыми, потому что наблюдатель не знает, что объект все еще является незнакомым или "неизученным" для исследователя. Например, у детей усвоение и классификация информации, по-

279

лученные ими при исследовании объектов, проис­ходят относительно медленно. Чтобы распознать объект, им нужно повертеть его в руках, в то время как взрослому достаточно просто взглянуть на него. Наблюдатель, очевидно, недооценивает время, не­обходимое им для этого. В то же время длительная игра с объектом не обязательно являются формой исследования или даже усвоения информации. Они хватают, сосут, вертят в руках знакомый объект еще и для того, чтобы продлить возбуждение. Это имеет совершенно иное биологическое значение для ус­тойчивости организма. Невозможно делать предпо­ложения о значении биологических функций без экспериментального исследования подробностей данного поведения и условий, при которых они проявляются.

Общая активность - одна из категорий, требу-

ющая исследований. Известно многое об условиях, влияющих на общую активность, но остаются спор­ными критерии, по которым ее можно определить как игру. Можно назвать игрой любую неспецифи­ческую деятельность. Тогда буйная игра - часть картины поведения, наблюдаемого при "возбужде­нии". Все, что настораживает и волнует организм (в котором быстро проявляется страх), не придавая в то же время его действиям специфической на­правленности, должно быть расценено как условия для буйной игры. Должны быть исследованы задей­ствованные при этом физиологические механизмы и структуры. Проще говоря, это касается вегета­тивной нервной системы и субкортикальных конт­ролирующих центров, особенно при недостаточ­ной или нарушенной интеграции с высшими кортикальными центрами. Поведение возбужден­ного животного или человека в конкретных усло­виях типично для всего вида. Лошади пускаются в галоп, младенцы машут руками, ногами и визжат, 5-летние дети подпрыгивают, часто дви­жется все тело, особенно у детей.

Есть несколько причин, почему буйные игры встречаются чаще у молодых животных. Например, у молодых млекопитающих движения менее интег­рированы и меньше контролируются, и изменения в стимуляции, возможно, уравновешивают диффуз­ные реакции, меньше свойственные взрослым жи­вотным. Буйная игра снижает возбужденность - это еще одна из ее возможных функций. Она может являться способом подготовки к действию, разви­тию проворства, которое может в дальнейшем ока­заться необходимым при встрече с опасностью, в поисках еды, брачных или игровых партнеров. Мягкая "настройка" особенно полезна, для мотор­ного развития детей. Несомненно, основные уме­ния, необходимые для движения в пространстве, развиваются без специального обучения. Тем не менее без стимуляции и упражнений даже взрослые животные теряют физическую форму. Хотя для детенышей требуется на удивление малая стимуля­ция, полное ее отсутствие все же замедляет разви­тие.

"Необходимость" двигаться, прыгать, кричать и "выпускать пар", в целом присущая детям, является не просто реакцией на возбуждающую стимуляцию, которая, впрочем, может стать подходящим пово­дом. Дети меньше, чем взрослые, способны спокой­но сидеть, они склонны раскачиваться на стуле, подпрыгивать, двигать руками, трогать предметы, шевелить пальцами, издавать звуки, но это проис­ходит не оттого, что у них больше энергии, а из-за сравнительно меньшей интеграции и способности управлять двигательными системами. Тонкие и чет­кие движения, необходимые, например, чтобы пи­сать между узких линеек, сидеть прямо, разговари­вать шепотом, дети не могут долго выдерживать без определенного напряжения. Кажется разумным предположить, что ощущаются приятными те дви­жения, которые, грубо говоря, биологически полез­ны или выгодны для животного. Не существует

никаких доказательств в отношении этого аспекта "удовольствия через действие". Но, несомненно то, что движения и упражнения, не вызывающие напряжения, ведут к здоровью и хорошей физической форме.

Самая большая категория игр у детенышей млекопитающих - социальные игры. Они не харак­теризуются никакой особой деятельностью. Дете­ныш делает все, что способен делать вместе или параллельно с другими. Игровые поединки и борь­ба, физические контакты в целом отмечены чаще всего, но игры детей и молодняка человекообраз­ных обезьян этим отнюдь не ограничиваются. По­добное разнообразие в играх несомненно определя­ется как умом, так и возможностью заниматься самой разнообразной деятельностью.

Возможно, одно из самых удивительных наблю-

дений антропологов - огромные различия в разно­образии и насыщенности игровой деятельности в разных обществах. Предполагается, что главным образом это зависит от разнообразия и богатства культурной жизни взрослых в разных обществах. Конечно, чтобы сделать однозначный вывод, необ­ходимо учесть разницу в климатических условиях, питании и других аспектах, влияющих на здоровье и деятельность. Ни взрослые, ни дети в хронически голодающих обществах не имеют сил ни на что, кроме необходимого для выживания, и взаимосвязь между скудостью в развлечениях взрослых и недо­статком разнообразия в детских играх может быть вызвана просто плохим здоровьем. Игровая деятель­ность вряд ли необходима для выживания, хотя и биологически полезна. Но при хорошем питании и сне, нормальном здоровье и отсутствии серьезных проблем, игровая деятельность активнее и разнооб­разнее у детей, которые много и разнообразно общаются со взрослыми, имеющими широкие ин­тересы.

Различные социальные обычаи оказывают боль-

шое влияние на то, как много дети общаются со

сверстниками. Даже у таких родственных видов, как лось и американский лось, детеныши по-разному играют друг с другом. Это частично зависит от того, сколько времени мать и ее потомство проводят вместе со стадом, и частично - от привычек, касающихся питания и миграции. Самки обезьян по-разному относятся к детенышам и к взрослым, которые хотят потрогать или поиграть с их малы­шом, эти отношения различаются в зависимости от вида обезьян и сложившейся там социальной струк­туры. Самки бабуинов позволяют играть со своими детенышами гораздо меньше, чем, например реву­ны. Человеческие сообщества и отдельные родители также очень в разной степени позволяют или поощряют своих детей общаться с другими, это зависит также от пола и возраста ребенка.

Но существуют особенности в социальной игре, общие для всех видов, общие при всей разнице в социальных обычаях. У млекопитающих обычно игра с другими чаще всего встречается в период перед половой зрелостью, гораздо меньше - в младенчестве и детстве и исчезает в половозрелом возрасте. Первый тип игры обычно связывают с исследованиями. Он в основном состоит в осторож­ных касаниях и укусах находящихся рядом предме­тов. Конечно, должны быть различия между вида­ми, связанные со способностями их новорож­денных. Но у таких разных видов, как лошадь, макака-резус и homo sapiens, матери удерживают младенцев от беспорядочных попыток исследова­ний, когда дети только становятся способными их совершать. Страх и осторожность появляются у младенцев чуть позже, и с этого времени дети становятся нерешительней в тяге к новым объек­там, боязливей в незнакомом окружении, к которо­му они привыкают медленнее, чем старшие дети, подростки и взрослые. Харлоу (см. гл. 3) предполо­жил, что игра у обезьян в основном проистекает от растущей любознательности детенышей, которых матери больше не удерживают, но активно отгоня­ют, а детеныши уже гораздо меньше боятся пресле­довать то, что привлекает их внимание, например, бесчисленные изменения стимуляции в отношении движений и визга другого детеныша.

Боязнь неизвестного, ограничивающая исследо­вательскую активность, может быть одной из при­чин, по которой младенцы не участвуют в соци­альной игре так, как дети постарше. Возможно, сложность поставленных задач и необходимость удерживать внимание также влияют на то, до какой степени возможна совместная игра. Младенцев не­часто оставляют одних, позволяя делать все, что они захотят. Когда же им позволяют, то младенец добы­вает информацию, например, тыкая пальцами в глаза и дергая за волосы другого, более слабого, доводя его до плача. Поэтому очень быстро требу­ется вмешательство взрослых. Возможно, в опреде­ленной степени игра с другими с самого начала вы­звана подобными событиями. Вероятно, привлека­тельность других детей как источника интересных изменений и новизны дополняется социальными мотивами, изученными благодаря заботе взрослых или в ходе самостоятельных исследований, но так ли это на самом деле и насколько существенно - этот вопрос пока не ясен. Можно не сомневаться в том, что социальное поведение человека сложно де­терминировано. Не имеет смысла спрашивать, по­знаются ли социальные мотивы через игру (напри­мер, на игровых площадках Итона), или же обучение игре происходит благодаря социальным мотивам (например, через символы или знаки облегчения дискомфорта или удовольствие, ассоциирующееся с другими человеческими существами). Такая поста­новка вопроса только вносит путаницу. Эти альтер­нативы не являются взаимоисключающими.

В отличие от большинства социальньгх ситуаций, социальная игра не является формальной структу­рой, и ее нельзя определить с помощью одной или

определенного количества общих характеристик. Если дети встречаются для определенной цели (например, игры в футбол или шахматы), то нельзя сказать, что они уже "играют". Социальная игра является одновременно наибольшим и наименьшим социальным событием. Она наиболее социальна, потому что происходящие действия совершенно несущественны по сравнению с возможностью быть вместе; и наименее социальна, поскольку подразу­мевает неформальное, необязательное и обычно временное общее времяпровождение. Более-менее постоянная группа может выработать общую струк­туру и цели, но тогда это будет уже "отряд", а не игровая группа. Социальные игры у млекопитаю­щих резко идут на спад в пубертате. Вряд ли причина в том, что животное становится менее "социально мотивированным". Есть предположение, что во время полового созревания у некоторых видов социальная игра исчезает, потому что стано­вится слишком жесткой и болезненной для боль­шинства участников. Но вряд ли то же самое можно отнести к людям. Мальчики не обязательно бьют друг друга больней в юности, и не обязательно распадаются их игровые группы. Но структура их игровой группы имеет тенденцию к большей определенности и ясности. О молодых людях не говорят, что они "играют". Сказать, что взрос­лый человек "играет", значит, отозваться о нем презрительно. Неорганизованная деятельность во взрослом возрасте не только реже встречается, но и получает неодобрение общества. Премьер-ми­нистр может играть в гольф, но он не может просто "играть".

Возможно, вопрос об исчезновении социальной игры у млекопитающих в пубертате стоило бы поставить в связи с интеграцией поведения в модели взрослых. Больший кортикальный контроль и на поведенческом уровне направление активности в более общие планы и стратегии с иными приори-

тетами происходят именно в это время. Американ­ские студенты проводят в развлечениях столько же времени сколько школьники, но их деятельность менее разнообразна и носит менее диффузный характер.

Игры детей, как и игры детенышей млекопитаю-

щих, включают части моделей поведения, образую­щие во взрослом возрасте биологически связанные последовательности. Обнаружено, что некоторые типы игры имеют значение для социального поведе­ния взрослых особей некоторых видов. Биологичес­кое использование подобных действий различно и менее очевидно в детском возрасте.

Для восприятия изменений в окружающей обста­новке, их длительности, размера и регулярности важно, сохраняется ли организм неповрежденным и поддерживает ли свою жизнедеятельность? Млеко­питающие, особенно человекообразные обезьяны и человек, имеют высокоэффективные устройства для понимания, классификации, координации, изуче­ния, запоминания и использования этой информа­ции. Некоторые формы игры могут быть классифи­цированы, с точки зрения этих действий. Игру, принимающую форму поисков и манипулирования предметами ради изменений в модели стимуляции, можно считать формой исследования или сбора информации. Вполне возможно, что единственное различие между "исследованием" и большей частью того, что называется "исследовательской игрой", состоит в том, что наблюдателю неизвестно, пред­ставляет ли предмет относительную новизну или загадку, или деятельность является частью процесса проверки и подтверждения недавно закодированной информации. Конечно, есть разница между поиска­ми чего-то конкретного под эгидой действий, пред­ставляющих для животного первостепенную важ­ность в данный момент, и просто поисками, не продиктованными необходимостью. Только послед­нее может быть названо игрой.

Есть достаточно много сведений, что приматы

по меньшей мере изучают изменения в окружающей обстановке и результаты действий людей и живот­ных. Это происходит постоянно во время бодрство­вания, несмотря на то что окружающая обстановка относительно знакома им. Это легко проверяется с помощью совершенно новой, сильной или внезап­ной стимуляции, и принимает различные формы, становясь частью скоординированной последова­тельности модели поведения. В детском возрасте таких моделей меньше, или они хуже скоординиро­ваны. Это может быть одной из причин, почему общая активность по изучению окружающего и манипуляции с объектами больше заметны у дете­нышей. Другие факторы, определяющие возрастные изменения, следует искать в особенностях реакций на сигналы опасности, в новизне стимулов для детенышей; так как многие предметы и события для них являются новыми, то они еще не владеют адекватными способами кодирования, классифика­ции и усвоения информации либо ассимилируют ее в недостаточной степени.

Исследовательская и двигательная игра требуют большого количества подразделений. Недостаток двигательного контроля, ведущий к мышечным "корчам" у детенышей, которые редко бывают спокойными, часто определяет игру. Это надо от­личать от внезапных взрывов активности, которые также достаточно часто встречаются у молодых, легко возбудимых млекопитающих. Такие взрывы активности могут быть вызваны любыми "случай­ными" и "не относящимися к делу", новыми стимулами. Для тренировочной игры, от ранних циркулярных реакций до вариаций отработанных и освоенных умений, требуется главным образом ис­следование механизма обратной связи или возвра­щения информации в разных стадиях развития. Это необходимо также применить к одной из фаз сенсомоторной игры, с точки зрения внешней

стимуляции. Если исследовательская игра зависит от изменений, которые только до некоторой степе­ни являются незнакомыми, неожиданными или внезапными, а "манипулятивная" игра относится к созданию изменений, приносящих дополнительную информацию, то "тренировочная" игра до опреде­ленной степени будет зависеть от изменений, кото­рые могут быть вызваны самой деятельностью. Некоторые аспекты повторяющейся игры, с вариа­циями и без них, будут полезны для усвоения и сохранения соответствующего опыта. Длительный контакт с объектами, манипуляции и повторения, возникающие в игре, возможно, до некоторой степени являются результатом различных аспектов детских, гораздо более коротких периодов "кратко­временной памяти". Впрочем, объекты, которыми манипулирует младенец, часто превращаются в бес­форменную массу. Они служат ребенку, скорее, для жевания, чем для научения.

Для классификации игр детей уже не хватает четырех категорий, служивших временными подраз­делениями для игры животных. Воображаемая и символическая игра, так же как разновидности подражательной и игры-представления, требуют от­дельной категории вне зависимости от того или иного объяснения развития символического поведе­ния. Сюда должны быть включены некоторые игры высших приматов, а также любые игры, включаю­щие изученное поведение, связанное с символами или объектами, в данный момент отсутствующее. Представление находится в одной или нескольких степенях отдаления от восприятия. Биологическая польза здесь заключается в расширении возможнос­тей адаптации (например, в предвидении измене­ний). Если Пиаже прав, то символическая игра функционирует как тренировочная, только манипу­лирует она не с объектами, а с символами. Обычное повторение и повторение с вариациями характерно для обеих.

Бесконечное повторение слов и фраз, вопросы, кажущиеся бессмысленными, находятся в одном ряду с исследованием, проверкой и действием. Повторяющиеся "вопросы ради вопросов" означа­ют, что ребенок часто формулирует свои вопросы не так, как сам хочет и соответственно получаемых ответов ему недостаточно. По Фрейду, бесконечные вопросы имеют отношение к сексу, о котором ребенок не решается спросить. Возможно, иногда так и бывает. Но правильно сформулировать вопрос для ребенка весьма нелегко, даже если тема не является запретной. Пиаже рассматривал несконча­емые, бессмысленные вопросы как тренировку в обращении с символическими формами. Это хоро­шо соотносится с интеллектуальной игрой, от про­стого напевания недавно услышанных слов до обращения со сложными абстрактными загадками.

Воображаемая игра является символической, но символически использует конкретные объекты и пе­реводит впечатления в конкретные действия. Это повторение, перестраивание или переклассификация событий, которая происходит открыто, потому что эта деятельность все еще является трудной, или, ввиду того что перевод в действия предшествует иным, гораздо более экономичным формам кодирования. Это не означает, что воображаемое не затрагивает мыслей ребенка. Напротив, самое главное для клас­сификации - то, как событие было "прочувствова­но", вызвало ли оно удовольствие, волнение, страх или боль. Подобным образом использование игрушек и изображений можно рассматривать как средство организации впечатлений и чувств с использованием концентрирующего или обозначающего их в данный момент конкретного предмета или действия.

Возникающая картина игры подразумевает дей­ствия, проявляющиеся, до того как поведение полностью организуется, или же при его недоста­точной организации. Это может быть отсутствие внешнего и внутреннего давления, которые могли

10 С. Миллер 289

бы подавить или организовать поведение в связан­ную последовательность, или проявиться в детстве, когда внимание еще не избирательное, а рассеян­ное. Не обязательно такие действия являются бес­полезным побочным продуктом неизбежной актив­ности организма. Возможно, они исполняют "запас­ные" функции, необходимые и полезные, но относительно легко подавляемые. К ним относится не только игровая деятельность. Поддержание чис­тоты тела, например, чистка перьев у птиц и почесывание являются реакцией на раздражение кожи и не проявляются в драке или во время спаривании, а только тогда, когда есть "свободное время". Кажется маловероятным, что вся игровая деятельность имеет единую функцию, но ее полез­ность, возможно, связана с тем, что она проявляет­ся на относительно ранних стадиях основных пове­денческих тенденций. Например, возможно, что дети забираются в огороженные места (коробки, игрушеч­ные домики и т.д.) и носят с собой любимые игрушки, для того чтобы снять напряжение (как и тогда, когда ребенок цепляется за мать). Это может быть полезно для детей, помогая им не терять устойчивости в тот период, когда их механизмы "уравновешивания" еще недостаточно развиты. Вооб­ражаемая игра может также выполнять эту функцию, но может также быть нужна и для организации впечатлений, предоставляя конкретные "опоры" в тот период, когда ребенок еще только обучается манипу­лировать абстрактными символами.

Впрочем, на вопросы о биологической пользе деятельности, как и об индивидуальной мотивации, лучше ответить с помощью ряда других, более подробных, непрямых вопросов о деталях поведе­ния и условиях, в которых оно проявляется. Эти условия, очевидно, не однородные для всех типов игры, они отличаются и от условий той деятельнос­ти, от которой берут название соответствующие игры. Стоит только это принять, и станет ясно, что

об игре многое уже или известно, или сформулиро­вано в виде вопросов, на которые можно ответить с помощью экспериментальных тестов.

Игра является парадоксальным поведением. Ис­следования уже известного, тренировки в уже осво­енном, дружеская агрессивность, секс без коитуса, волнение без повода, социальное поведение, не определенное специфической общей деятельностью или социальной структурой, притворство не ради обмана - все это игра. Причиной парадокса может быть просто ошибка. То, что кажется знакомым, не обязательно знакомо. Волнение может казаться "беспричинным" для наблюдателя, потому что он не знает, что причины для волнения существуют. Парадокс может заключаться в классификационной ошибке. Поведение может быть определено как "агрессивное", когда в действительности оно дру­жеское, потому что олицетворяет действия, исполь­зуемые также (в биологически более важной после­довательности) в охоте или схватке. Намеренно неук­люжее или утрированное движение (401) выглядит парадоксальным, если исходить из того, что животное или ребенок хочет переместиться из одного места в другое, но это действие может быть направлено и на привлечение внимания. Притворство в воображаемой игре не ставит целью сбить с толка наблюдателя, оно не скрывает что-то другое - это просто размышление (повторение и перекодирование) в действии с реаль­ными объектами в качестве опор.

Очевидные парадоксы разных видов игры появ-

ляются в основном в тех условиях, когда поведение относительно неорганизованное, еще не полностью организовалось, интегрировалось или стало "обтека­емым". Условия, поддерживающие относительно неселективное и неорганизованное поведение, воз­никают во время развития и созревания организма. Но они характерны для детенышей млекопитающих. Взрослые иногда "играют", но дети "играют" гораз­до больше.

Схожі:

Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconАнкета опитування учня Школа клас дата Просимо відповісти на наступні питання
Ваш батько (так, ні), як часто мати (так, ні), як часто брат (так, ні), як часто сестра (так, ні), як часто
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconО защите себя
Почему мы так боимся конфликтов, прояснений позиций, честного взгляда на вещи и отношения?
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconЧто же такое Kohana ?
Но любой разработчик, с ростом опыта, приходит к выводу, что его старый код (фреймворк) никуда не годится и его надо переделывать....
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconБизнес образование, mba
...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconРуководство к познанию правил общежития
Так просто, легко, а мы и тут из уменья жить в людях, или так называемом свете, сделали мудреную науку, которая не всем дается, многим...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconНеобходимость парадонтологического лечения во время ортопедического протезирования
В ортопедической стоматологии нам очень часто приходится сталкиваться с разнообразными заболеваниями парадонта, особенно с самыми...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconД., Ксензик А. В. О формах и методах развития творческой активности студентов в процессе изучения общеинженерных дисциплин
Сциплин не имеет прямых выходов в ту или иную специальность, то степень мотивации изучения таких дисциплин студентами сравнительно...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто iconС чем же предстояло столкнуться будущим экономистам? Ученикам было предложено представить себя в роли Робинзона Крузо, оказавшегося на необитаемом острове
Онэу состоялась Бизнес-игра «Робинзон Крузо»., в которой приняли участие ученики 10 и 11 классов школ г. Одессы. Целью данного мероприятия...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто icon2. матричные игры описание матричной игры
Наиболее разработанной в теории игр является конечная парная игра с нулевой суммой (антагонистическая игра двух лиц или двух коалиций),...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто icon2. матричные игры описание матричной игры
Наиболее разработанной в теории игр является конечная парная игра с нулевой суммой (антагонистическая игра двух лиц или двух коалиций),...
Зачем нужна игра ? \"Почему вы так себя ведете?\" очень часто icon2. матричные игры описание матричной игры
Наиболее разработанной в теории игр является конечная парная игра с нулевой суммой (антагонистическая игра двух лиц или двух коалиций),...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи