Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 icon

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000




НазваТолкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Сторінка2/31
Дата05.07.2013
Розмір5.98 Mb.
ТипДокументи
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд Зигмунд/Freid-Rat 1.doc
3. /Фрейд Зигмунд/Kon (2) Френйд Я и Оно.doc
4. /Фрейд Зигмунд/Kon Френйд Я и Оно.doc
5. /Фрейд Зигмунд/Leonardo.doc
6. /Фрейд Зигмунд/~$ Бессознательное.doc
7. /Фрейд Зигмунд/~$ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
8. /Фрейд Зигмунд/Алфавитка книг ФРЕЙДА .doc
9. /Фрейд Зигмунд/Влечения и их судьба - Фрейд.doc
10. /Фрейд Зигмунд/Глава 16 в книге 4 из ПЕРЕНОС.doc
11. /Фрейд Зигмунд/Глава 17 из третьей книги Метапсихология.doc
12. /Фрейд Зигмунд/Глава 4 Основные принципы манипуляции сознания.doc
13. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Толкование сновидений.doc
14. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Три статьи по теории сексуальности.doc
15. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд Бессознательное.doc
16. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой 11.doc
17. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой.doc
18. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд По ту сторону принципа удовольствия.doc
19. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд-Влечения и их судьба.doc
20. /Фрейд Зигмунд/ЗФ - Человек Моисей и монотеистическая религия.doc
21. /Фрейд Зигмунд/ЗФ 1.doc
22. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Bessozn.doc
23. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Leonardo.doc
24. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Анализ конечный и бесконечный.pdf
25. /Фрейд Зигмунд/ЗФ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ 1.doc
26. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Бессознательное.doc
27. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.doc
28. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.pdf
29. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в ПА лекции.pdf
30. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 1 - 15.doc
31. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 16 - 28.doc
32. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 29 - 35.doc
33. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психологию.doc
34. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба 1.doc
35. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба.doc
36. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Вытеснение.doc
37. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз .doc
38. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз 1.doc
39. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Дискуссия с посторонним.doc
40. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский и отцеубийство.doc
41. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский.doc
42. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Женственность.doc
43. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза от СИ.doc
44. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза.doc
45. /Фрейд Зигмунд/ЗФ История болезни Анны О.doc
46. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Йозеф Брейер никролог.doc
47. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
48. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология 1.doc
49. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
50. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология.doc
51. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях.doc
52. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Механизм навязчивых идей и фобий.doc
53. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.doc
54. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.pdf
55. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.doc
56. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.pdf
57. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Некоторые замечания относительно понятия БСЗ в ПА.doc
58. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Несколько замечаний по повобу понятия БСЗ.doc
59. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Неудовольство культурой.doc
60. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О ПРЕВРАЩЕНИИ ВЛЕЧЕНИЙ В ОСОБЕННОСТИ АНАЛЬНОЙ ЭРОТИКИ.doc
61. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О параное 111.doc
62. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О преврацении влечений в особенности анальной эротики.doc
63. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О сновидении.doc
64. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ОЧЕРК ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИЗА 2.doc
65. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Об унижении любовной жизни.doc
66. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Остроумие и его отношение к бессознательному.doc
67. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории ПА.doc
68. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории психоанализа.doc
69. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерки об истерии.doc
70. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПА религия культура.pdf
71. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПОЛОЖЕНИЯ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ .doc
72. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ППОЖ Забывание иностранных слов .doc
73. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и меланхолия 1.doc
74. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и миланхолия.doc
75. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа Удовольствия.doc
76. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа наслаждения.pdf
77. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону удовольствия.doc
78. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Положение о 2 принципах психической деятельности.doc
79. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Представление о мотивах и личности в ПА.doc
80. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психология масс и анализ человеческого Я.doc
81. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психопатология обыденной жизни.doc
82. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Разделение психической лекции Л 31.doc
83. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют ......doc
84. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращ.doc
85. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сексуальная жизнь человека.doc
86. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сознание и бессознательное.doc
87. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинен Строки биогр О снов Псих масс и анал чел Я.pdf
88. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинения Строки биографии.doc
89. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Строки биографии.doc
90. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ТРУДНОСТЬ НА ПУТИ ПСИХОАНАЛИЗА.doc
91. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Табу девственности.doc
92. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Теория личности.doc
93. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Толкование сновидений.doc
94. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Три статьи по теории сексуальности.doc
95. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Трудности на пути ПА.doc
96. /Фрейд Зигмунд/ЗФ УС Представлени о мотивах и личности в ПА.doc
97. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Человек Моисей и монотеистическая религия.pdf
98. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этот человек Моисей.doc
99. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этюды об истерии предисловия.doc
100. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Я и Оно.doc
101. /Фрейд Зигмунд/ЗФ.doc
102. /Фрейд Зигмунд/Заметки о контрпереносе.doc
103. /Фрейд Зигмунд/Зигмунд Фрейд Введение в психологию.doc
104. /Фрейд Зигмунд/Оккупация Метапсихология.doc
105. /Фрейд Зигмунд/Печаль и меланхолия.doc
106. /Фрейд Зигмунд/Список Фобий и извращений.doc
107. /Фрейд Зигмунд/Фрейд БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.doc
108. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ДОСТОЕВСКИЙ И ОТЦЕУБИЙСТВО.doc
109. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
110. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ПСИХОЛОГИЯ МАСС И АНАЛИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Я.doc
111. /Фрейд Зигмунд/Фрейд Я и Оно.doc
112. /Фрейд Зигмунд/Фрейд- Человек Моисей и монотеизм.doc
3игмунд фрейд
Примечание издателя
Сознание и бессознательное
Сознание и бессознательное
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Название книг и статей
Влечения и их судьба
Определение
Из третьей книги "Метапсихология", входящей в цикл "
Основные доктрины манипуляции сознанием § Технология манипуляции как закрытое знание
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
З. фрейд строки биографии
З. фрейд строки биографии
З. Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия» из кн. ЗюФрейд «Я и Оно» М.: Зао изд-во эксмо-пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998 г. Стр. 711- 768
Влечения и их судьба
З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия
Примечание издателя
Бессознательное
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
З. Фрейд бессознательное
Остров доброты татьяны бонне
З. фрейд будущее одной иллюзии
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
Введение в психологию
З. Фрейд влечения и их судьба
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
З. Фрейд Дискуссия с Посторонним
Фрейд З. Достоевский и отцеубийство
Достоевский и отцеубийство
З. Фрейд женственность*
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
З. Фрейд Заметки о случае обессивного невроза
Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)
З. Фрейд Йозеф Брейер
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд Массовая психология
Книга З. Фрейд "Массовая психология и анализ человеческого "Я"
З. Фрейд Массовая психология
Остров доброты татьяны бонне
Механизм навязчивых идей и фобий
З. Фрейд мы и смерть
Невозможно отрешиться от мысли, что обычно люди меряют все ложной мерой: они
З. Фрейд Некоторые замечания относительно понятия бесознательного в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд недовольство культурой
Ii томе «Kleiner Schriften zur Neurosenlehre». О превращении влечений
От редактора статьи
Остров доброты татьяны бонне
Зигмунд Фрейд о сновидении
З. Фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд об унижении любовной жизни
З. Фрейд Остроумие и его отношение к бессознательному
Зигмунд фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Этюды об истерии
З. Фрейд положения о двух принципах психической деятельности
З. Фрейд забывание иностранных слов
Печаль и меланхолия
З. Фрейд Печаль и меланхолия
По ту сторону принципа удовольствия
З. Фрейд По ту сторону удовольствия
Зигмунд фрейд
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
З. Фрейд Психология масс и анализ человеческого Я
З. Фрейд Психопатология обыденной жизни
Лекции по психоанализу. М., С. 334-349. Зигмунд фрейд разделение психической личности (тридцать первая лекция)
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
З. Фрейд сексуальная жизнь человека* [1]
Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
Строки биографии психология масс и анализ человеческого "Я"
Строки биографии строки биографии
З. Фрейд трудность на пути психоанализа
З. Фрейд табу девственности
З. Фрейд: теория личности
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Остров доброты татьяны бонне
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
З. Фрейд Этот человек Моисей
Этюды об истерии
Зигмунд Фрейд Сборник произведений
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
З. Фрейд Заметки о контрпереносе
Зигмунд Фрейд. Введение в психологию
Оккупация (пленённость, захваченность объектом)
Печаль и меланхолия
Список различных фобий и извращений
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Достоевский и отцеубийство
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
Психология масс и анализ человеческого я*
Сознание и бессознательное
Преследование касается не только моего способа мышлейй ния, но и моей расы, я с рядом друзей покинул город, • бывший мне с раннего детства и на протяжении 78 лей отечеством
0-1

латинских ботанических терминов: asplenium он совсем не знал. Но к превеликому своему удивлению убедился, что действительно имеется такой папоротник. Его настоящее название — asplenium ruta muraria: сновидение несколько исказило его. О случайном совпадении думать было трудно, и для Дельбефа так и осталось загадочным, откуда взял он во сне этот термин.

Приснилось ему все это в 1862 году; шестнадцать лет спустя фило­соф, будучи в гостях у одного своего друга, увидел у него небольшой альбом с засушенными цветами, какие продаются в Швейцарии турис­там. В нем пробуждается вдруг воспоминание, он открывает альбом, находит в нем asplenium и в подписи под цветком узнает свой собствен­ный почерк. Все стало сразу понятным. Сестра его друга в 1860 г. — за два года до сновидения с ящерицами — посетила во время своего сва­дебного путешествия Дельбефа. У нее был с собой купленный для брата гербарий, и Дельбеф из любезности подписал под диктовку специалис­та-ботаника латинское название под каждым растением.

Случайность, раскрывшая тайну сновидения, дала Дельбефу воз­можность найти объяснение и другой части этого же сновидения. Од­нажды, в 1877 году, в руки к нему попал старый том иллюстрированно­го журнала, в котором он увидел картинку, изображавшую все шествие ящериц, виденное им во сне в 1862 году. Журнал относился к 1861 году, и Дельбеф вспомнил, что он был в то время его подписчиком.

То, что сновидение имеет в своем распоряжении воспоминания, недоступные бодрствованию, представляет собою настолько замеча­тельный и в теоретическом отношении настолько важный факт, что я хотел бы подчеркнуть его сообщением еще и других «гипермнестичес­ких» сновидений. Мори'48' сообщает, что у него некоторое время вер­телось на языке слово «Муссидан». Он знал, что это — название фран­цузского города, но подробностей об этом городе не знал никаких. Од­нажды ночью ему приснился разговор с каким-то человеком, который сказал ему, что он из Муссидана. И на его вопрос, где этот город, отве­тил: Муссидан — окружной город в департаменте Дордон. Проснув­шись, Мори не придал никакого значения справке, полученной во сне. Учебник географии показал ему, однако, что она была совершенно справедлива. Этот случай доказывает превосходство познания сновиде­ния, но не выясняет забытого источника их.

Иессен'36' сообщает аналогичное сновидение из более ранней эпо­хи: «Сюда относится, между прочим, сновидение старшего Скалигера, который написал оду в честь знаменитых мужей в Вероне и которому явился во сне человек, назвавшийся Бруниолусом и пожаловавшийся на то, что он был позабыт. Хотя Скалигер и не вспомнил, чтобы когда-нибудь слышал о нем, он все же включил его в свою оду, и лишь впос-

со


ледствии его сын узнал в Вероне, что некогда в ней прославился из­вестный критик Бруниолус».

В своем, к сожалению, недоступном для меня труде «Proceedings of the Society for psychical research» Миер приводит целую коллекцию таких гипермнестических сновидений. На мой взгляд, каждый, интере­сующийся сновидениями, должен будет признать самым заурядным яв­лением, что сновидение дает доказательство познаний и воспомина­ний, которыми, по-видимому, не обладает субъект во время бодрство­вания. В психоаналитических работах с невротиками, о которых я сообщу ниже, я почти каждый день имею случай разъяснять пациентам на основании их сновидений, что они превосходно знают различного рода цитаты, циничные выражения и т.п. и что пользуются ими во сне, хотя в бодрствующем состоянии они ими забываются. Я приведу здесь еще один невинный случай гипермнезии сновидения, так как мне уда­лось чрезвычайно легко найти источники, из которых проистекают знания, проявлявшиеся в сновидении.

Пациент признался, что он, будучи в кофейне, потребовал себе «контужувки». Рассказав мне об этом, он заявил, что не знает, что это означает. Я ответил, что контужувка — польская водка: он не придумал названия во сне — оно известно уже давно по плакатам и объявлениям. Сначала пациент мне не поверил. Но несколько дней спустя после того, как он осуществил свой сон в кофейне, он заметил название на плакатах, висевших на улице, по которой он, по крайней мере два раза в день, проходил уже несколько месяцев.

[На собственных сновидениях я убедился, насколько исследование происхождения отдельных элементов сновидения зависит от всевоз­можных случайностей. Так, в течение нескольких лет перед изданием этой книги меня преследовало изображение чрезвычайно простой ко­локольни, которую, как мне казалось, я никогда в действительности не видел. Однажды, проезжая по железной дороге, на маленькой станции между Зальцбургом и Рейхенгаллем, я увидел деревенскую колокольню и тотчас же узнал ее. Это было во второй половине 90-х годов, а в пер­вый раз я проезжал тут в 1886 году. В последующие годы, когда я уже специально занялся изучением сновидений, одна довольно странная картина не давала мне буквально покоя. Я видел во сне, всегда налево от себя, темное помещение, в котором красовалось несколько причуд­ливых каменных фигур. Проблеск воспоминания, в котором я был, од­нако, совсем не уверен, говорил мне, что это вход в винный погребок. Мне, однако, не удалось разъяснить, ни что означает это сновидение, ни откуда оно проистекает. В 1907 году я случайно приехал в Падую, в которой, к моему великому сожалению, не бывал с 1895 года. Мое пер­вое посещение прекрасного университетского города было неудачным: мне не удалось повидать фресок Джиотто; отправившись туда, я по до-

RQ

роге узнал, что церковь, в которой имеются эти фрески, заперта, и по­вернул обратно. Посетив Падую во второй раз, двенадцать лет спустя, я решил вознаградить себя за потерянное и первым делом отправился в церковь. На улице, ведущей туда, по левой стороне, по всей вероятнос­ти на том месте, где в 1895 году я повернул обратно, я увидел помеще­ние, которое столь часто видел во сне, с теми же самыми каменными фигурами. Это в действительности был вход в маленький ресторан.]

Одним из источников, из которых сновидение черпает материал для репродукции, отчасти таким, которое не вспоминается в бодрству­ющем состоянии и никогда не используется, служат детские годы. Я приведу лишь некоторых авторов, заметивших это и утверждавших:

Гильдебрандт'35'с- -3Ь «Несомненно то, что сновидение иногда с изумительной репродуцирующей силою воспроизводит перед нами от­дельные и даже забытые факты прошлого».

Штрюмпель'66' с- 10': «Еще более странно, когда замечаешь, как сновидение черпает в полной неприкосновенности, в первоначальной свежести образы отдельных лиц, вещей и местностей из глубочайших наслоений, отложенных временем на ранних переживаниях юности. Это ограничивается не только впечатлениями, вызвавшими при своем возникновении живое сознание или связанными с высокими психи­ческими ценностями и возвращающимися впоследствии в сновидении в качестве воспоминания, которому радуется пробудившееся сознание. Глубина памяти в сновидении обнимает собою также и те образы, ве­щи, лица, местности и переживания раннего периода, которые либо вызвали лишь незначительное сознание, либо не обладали никакой психической ценностью, либо же утратили как то, так и другое. Поэто­му как в сновидении, так по пробуждении они представляются совер­шенно новыми и незнакомыми — до тех пор, пока не открывается их раннее происхождение».

Фолькельт'72'стр- ' 191; «Особенно замечателен тот факт, что во сне часто воспроизводятся воспоминания детства и юности... То, о чем мы давно уже больше не думаем, то, что для нас давно уже потеряло вся­кую ценность, — обо всем этом сновидение неминуемо напоминает нам».

Господство сновидения над материалом детства дает повод к воз­никновению интересных гипермнестических сновидений, из которых я опять-таки приведу несколько примеров.

Мори'48' с- 921 рассказывает, что он часто ездил ребенком из своего родного города Мо в соседний Трильпор, где его отец заведовал по­стройкой моста. Однажды ночью сновидение переносит его в Трильпор и заставляет играть на улицах города. К нему приближается человек в какой-то форме. Мори спрашивает, как его зовут; он называется: его зовут С..., он сторож моста. По пробуждении Мори, сомневающийся в

1СТИННОСТИ воспоминания, спрашивает старую служанку, жившую у •шх в доме с самого детства, не помнит ли она человека, носившего

акую фамилию. Конечно, гласит ее ответ, это был сторож моста, кото­рый в то время строил его отец.

Такой же доказательный пример истинности воспроизводимого в сновидении воспоминания детства дает Мори со слов некоего господи-ia Ф., проводившего детство в Монбризоне. Человек этот, спустя двад­цать пять лет после отъезда оттуда, решил вновь посетить родину и ста­рых друзей своей семьи, которых он до сих пор не видал. Ночью нака­нуне своего отъезда ему приснилось, что он достиг цели путешествия и неподалеку от Монбризона встретил незнакомого ему с виду господи-

a, сказавшего ему, что он господин Т., друг его отца. Спящий помнил, что действительно знал ребенком человека с такой фамилией, но давно не мог уже припомнить его внешности. Прибыв спустя несколько дней в Монбризон, он действительно находит местность, виденную им во сне, и встречает человека, в котором узнает господина Т. Человек этот значительно старше на вид, чем господин Ф. видел его во сне.

Я могу здесь привести еще одно собственное сновидение, в кото­ром впечатление, всплывшее в памяти, было замещено известным от­ношением. Я увидел во сне лицо, от которого во сне же узнал, что он врач в моем родном местечке. Лица его я хорошенько не разглядел, но оно смешалось с представлением об одном из моих гимназических учи­телей, с которым я и теперь еще иногда встречаюсь. Какое отношение связывало обоих этих лиц, я не мог себе объяснить и проснулся. Осве­домившись, однако, у своей матери о враче первых лет моего детства, я узнал, что он слеп на один глаз, — между тем так же слеп и гимназичес­кий учитель, личность которого слилась с личностью врача. Прошло тридцать восемь лет с тех пор, как я не видел этого врача, и, насколько помнится, никогда не думал о нем, хотя шрам на шее до сих пор мог бы напомнить мне о его медицинской помощи.

Кажется, будто следовало бы создать противовес чрезвычайной ро­ли воспоминаний детства в сновидениях, так как многие авторы ут­верждают, что в большинстве сновидений можно найти элементы самого раннего периода. Роберт'55' с- 46' говорит даже: «В общем нор­мальное сновидение охватывает собою лишь впечатления последних дней». Мы увидим, однако, что построенная Робертом теория сновиде­ния настоятельно требует такого отодвигания позднейших и выдвига­ния ранних впечатлений. Факт же, утверждаемый Робертом, действи­тельно справедлив — как мне кажется на основании моих собственных наблюдений. Американец Нельсон'50' полагает, что сновидения наибо­лее часто используют впечатления предпоследнего и предпредпослед-него дня, как будто впечатления последнего дня недостаточно еще при­туплены.

R/t

RR

Некоторые авторы, не сомневающиеся в тесной связи содержания сновидения с бодрствованием, обратили внимание на то, что впечатле­ния, интенсивно владеющие бодрствующим мышлением, лишь в том случае воспроизводятся в сновидении, когда мышление дня до некото­рой степени успело отодвинуть их на задний план. Так, например, близ­кий умерший снится не в первое время после его смерти, когда еще скорбь по нему наполняет существо оставшихся в живых (Делаж'15'). Между тем одна из последних наблюдательниц, мисс Галлам, собрала примеры»и противоположного свойства и стоит и в этом отношении на точке зрения психической индивидуальности.

Третьей и наиболее непонятной особенностью памяти в сновиде­нии является выбор воспроизводимого материала: сновидение исполь­зует не как в бодрствующем состоянии лишь наиболее выдающееся, а, наоборот, также и самое безразличное и ничтожное. Я цитирую по этому поводу тех авторов, которые наиболее резко подчеркнули свое удивление по этому поводу.

Гильдебрандт^5' с- П1; «Самое удивительное то, что сновидение обычно заимствует свои элементы не из крупных и существенных фак­тов, не из важных и побудительных интересов прошедшего дня, а из второстепенных явлений, так сказать, из ничтожных обломков недавно пережитого или же, наоборот, далекого прошлого. Потрясающий слу­чай смерти в семье, под впечатлением которого мы засыпаем, как бы погашается в нашей памяти, пока первый момент бодрствования не возвращает его в наше сознание с удвоенной силою. Напротив того, бо­родавка на лбу встреченного нами незнакомца, о котором мы забыли тотчас же, как только прошли мимо него, играет в нашем сновидении наиболее видную роль...»

Штрюмпель' 'с'39': «...такие случаи, когда разложение сновидения дает составные части, которые хотя и происходят из переживаний пос­леднего и предпоследнего дней, однако так незначительны и так мало­ценны для бодрствующего сознания, что они забываются почти тотчас же после их восприятия. Такого рода переживаниями являются случай­но слышанные фразы, бегло замеченные поступки, мимолетные вос­приятия вещей или лиц, небольшие отрывки из прочитанного и т.п.».

Бинц!4'с-45' пользуется этими особенностями памяти в сновидении для того, чтобы высказать неудовлетворение выставляемым им же са­мим объяснением сновидения: «Естественное сновидение предъявляет к нам аналогичные вопросы. Почему воспроизводит оно не всегда впе­чатления последнего дня, почему мы без всякой очевидной причины погружаемся в далекое, почти забытое прошлое? Почему в сновидении сознание воспринимает столь часто впечатления незначительных вос­поминаний в то время, как мозговые клетки, несущие в себе наиболее раздражимые следы пережитого, по большей части немы?»

Легко понятно, почему странная склонность памяти в сновидении к безразличному и поэтому незаметному должна вести к тому, чтобы вообще исказить зависимость сновидения от бодрствования и, по край­ней мере, затемнить в каждом отдельном случае следы этой связи. Бла­годаря этому было возможно, что мисс Уайтон Калькинс1 ' при ста­тистической обработке ее собственных (и ее сотрудника) сновидений насчитала все же одиннадцать процентов, в которых нельзя было про­следить отношения их-к бодрствованию. Гильдебрандт, безусловно, прав в своем утверждении, что все сновидения разъяснились бы нам в своей генетической связи, если бы мы каждый раз требовали времени на исследование их происхождения. Он называет это, правда, «чрезвы­чайно трудной и неблагодарной работой. Ведь в большинстве случаев пришлось бы выискивать в самых отдаленных уголках памяти всевоз­можные, совершенно ничтожные в психическом отношении вещи, а также и извлекать наружу всякого рода незначительные моменты давно прошедшего времени, по всей вероятности, забытые в то же мгнове­ние». Я должен, однако, с сожалением отметить, что остроумный автор уклонился здесь от правильно избранного пути: путь этот, несомненно, привел бы его к самому центру проблемы толкования сновидений.

Работа памяти в сновидении, безусловно, чрезвычайно существен­на для всякой теории памяти вообще. Говорят, что «ничто из того, что раз было нашим духовным достоянием, не может совершенно погиб­нуть» (Шольц^59- с- 341 Или, как выражается Дельбеф'16', «que toute Im­pression meine la plus insignifiante, laisse une trace inalterable indefmiment susceptible de reparaTtre au jour»1, — вывод, к которому приводят также и многие другие патологические явления душевной жизни. Следует не упускать из виду этой чрезвычайной работоспособности памяти в сно­видении, чтобы понять противоречие, которое неминуемо должны вы­ставить другие теории сновидения, если они попытаются истолковы­вать абсурдность сновидений частичным забыванием дневных воспри­ятий и впечатлений.

Можно даже высказать и ту мысль, что сновидения сводятся вооб­ще попросту к воспоминанию, и видеть в сновидении проявление не успокаивающейся и ночью и репродуцирующей деятельности, которая служит себе самоцелью. Сюда относится утверждение Пильца'51', со­гласно которому наблюдается определенное взаимоотношение между временем сна и содержанием сновидений: в глубоком сне ночью репро­дуцируются впечатления последнего времени, к утру же — более ран­ние. Такое воззрение опровергается, однако, уже тем, как сновидение обращается с материалом воспоминания. Штрюмпель'66' вполне спра-

...что любое впечатление, даже самое незначительное, оставляет неизгла­димый след, способный появляться снова, до бесконечности (фр.).

RR

ведливо обращает внимание на то, что повторения переживаний не проявляются в сновидении. Сновидение, правда, делает попытку к тому, но нет последующего звена: оно проявляется в измененном виде или же на его месте мы наблюдаем совершенно новое. Сновидение дает лишь отрывки репродукции. Это, безусловно, справедливо настолько, что позволяет сделать теоретический вывод. Бывают, правда, исключе­ния, когда сновидение повторяет переживания настолько же полно, насколько способна на это наша память во время бодрствования. Дель-беф рассказывает про одного своего университетского коллегу, что он во сне пережил со всеми деталями опасное путешествие, во время кото­рого каким-то чудом спасся от гибели. Мисс Калькинс'12! сообщает о двух сновидениях, представляющих собою точную репродукцию дневных переживаний, и я сам буду иметь впоследствии повод сообщить пример неизменной репродукции в сновидении детского переживания1.

6) Источники сновидений

Что следует разуметь под источниками сновидений, можно разъяс­нить ссылкою на народную поговорку: сон от желудка. За этой народ­ной мудростью скрывается теория, видящая в сновидении следствие беспокойного сна. Человеку ничего не снилось бы, если бы сон его был безмятежен, и сновидение есть реакция на такое постороннее вмеша­тельство.

Исследования возбудительных причин сновидений занимают наи­более видное место в научных трудах. Само собою разумеется, что про­блема стала доступной для разрешения лишь с тех пор, когда сновиде­ние сделалось объектом биологического исследования. Древние, в гла­зах которых сновидение было божественного происхождения, не старались находить для него побудительного источника; по воле боже­ственной или демонической силы проистекало сновидение, из знания ее или намерения — его содержание. В науке же с первых шагов под­нялся вопрос, всегда ли одинаковы побудительные причины сновиде­ний или же они могут быть разнообразны — а вместе с тем относится ли причинное толкование сновидений к области психологии или, на­оборот, физиологии. Большинство авторов полагает, по-видимому, что расстройство сна (иначе говоря, источники сновидений) может быть

На основании позднейших наблюдений можно добавить, что нередко мелкие и незначительные занятия повторяются в сновидении, как, например: укладка сундука, стряпня в кухне и т.п. При таких сновидениях спящий под­черкивает характер не воспоминания, а «действительности»: «Я все это делал днем».

чрезвычайно разнообразным и что физическое раздражение наряду с душевными волнениями может играть роль возбудителя сновидений. В предпочтении того или иного источника сновидения, в установлении иерархии их в зависимости от их значения для возникновения сновиде­ний взгляды чрезвычайно сходятся.

В общем, источники сновидений можно разбить на четыре группы, которыми пользуются и для классификации самих сновидений:

/. Внешнее (объективное) чувственное раздражение.

2. Внутреннее (субъективное) чувственное раздражение.

3. Внутреннее (органическое) физическое раздражение.

4. Чисто психические источники раздражений.

1. Внешнее чувственное раздражение

Младший Штрюмпель, сын философа, исследования которого о сновидениях служили нам уже неоднократно руководством в проблеме сновидения, сообщил, как известно, наблюдения над одним пациен­том, страдавшим общей анестезией телесных покровов и параличом некоторых высших органов чувств. Когда у этого субъекта закрывали немногие оставшиеся ему органы чувств, он впадал в сон. Когда мы за­сыпаем, мы все стремимся достичь ситуации, аналогичной экспери­менту Штрюмпеля. Мы закрываем важнейшие органы чувств — глаза, и стараемся устранить и от других всякое раздражение или хотя бы вся­кое изменение действующих на них раздражений. Мы засыпаем, хотя наше намерение никогда в полной мере не осуществляется. Мы не можем ни совершенно устранить раздражений от наших органов чувств, ни уничтожить возбудимости этих органов. То, что нас во вся­кое время может разбудить более или менее сильное раздражение, до­казывает то, «что душа и во сне остается в непрерывной связи с внеш­ним миром». Чувственные раздражения, действующие на нас во время сна, могут чрезвычайно легко стать источниками сновидений.

Из этих раздражений имеется целый ряд совершенно неизбежных, которые приносит с собою сон или принужден их допустить, вплоть до тех случайных раздражений, которые предназначены для окончания сна. В наши глаза может проникнуть более сильный свет, мы можем ус­лышать шум, слизистая оболочка нашего носа может возбудиться каким-либо запахом. Мы можем во сне непроизвольным движением обнажить некоторые части тела и таким образом испытать ощущение холода или соприкосновение с каким-либо другим предметом. Нас может ужалить муха, или же что-нибудь может раздражить сразу не­сколько наших чувств. Мы имеем целый ряд сновидений, в которых раздражение, констатируемое по пробуждении, и отрывки сновидения

ео

настолько совпадают друг с другом, что раздражение по праву может быть названо источником сновидения.

Собрание таких сновидений, вызванных объективными чувствен­ными раздражениями — более или менее случайными, — я заимствую у Иессена'36'с- 5271; «Каждый смутно воспринятый шум вызывает соот­ветственное сновидение: раскаты грома переносят нас на поле сраже­ния, крик петуха превращается в отчаянный вопль человека, скрип двери вызывает сновидение о разбойничьем нападении. Когда ночью с нас спадает одеяло, нам снится, что мы ходим голые или же что мы упали в воду. Когда мы лежим на постели в неудобном положении или когда ноги свешиваются через край, нам снится, что мы стоим на краю страшной пропасти или же что мы падаем с огромной высоты. Когда голова попадает под подушку — над нами висит огромная скала, гото­вая похоронить нас под своей тяжестью. Накопление семени вызывает сладострастные сновидения, локальные болевые ощущения — пред­ставление о претерпеваемых побоях, неприятельском нападении или тяжелом ранении и увечье...»

Мейеру («Опыт объяснения лунатизма») снилось однажды, что на него напало несколько человек: они растянули его на земле и между большим и вторым пальцами ноги вколотили в землю шест. Проснув­шись, он увидел, что между пальцами ноги у него торчит соломинка. Геннигсу («О сновидениях и лунатиках») снилось однажды, что его по­весили: проснувшись, он увидел, что ворот сорочки сдавил ему шею. Гоффбауеру снилось в юности, что он упал с высокой стены; по про­буждении он заметил, что кровать под ним сломалась и что он действи­тельно упал на пол... Грегори сообщает, что однажды, ложась спать, он поставил к ногам бутылку с горячей водой, а во сне предпринял про­гулку на вершину Этны, где раскаленная земля нестерпимо жгла ему ноги. Пациент, которому на голову поставили шпанские мушки, видел во сне, что его оскальпировали индейцы; другому, спавшему в мокрой сорочке, снилось, что он утонул в реке. Припадок подагры, случив­шийся во сне, вызвал у пациента представление, будто он попал в руки инквизиции и испытывает страшные пытки.

Аргумент, покоящийся на сходстве раздражения и содержания сно­видения, мог бы быть подкреплен, если бы удалось путем системати­ческих чувственных раздражений вызывать у спящих соответственные сновидения. Такие опыты, по словам Макниша, производил уже Жирон де Бузаренг. «Он обнажал перед сном колени, и ему снилось, что он ночью едет в дилижансе. Он замечает при этом, что путешест­венники знают, наверное, как ночью в дилижансе обычно мерзнут ко­лени. В другой раз он не покрыл головы, и ему приснилось, что он при­сутствует при религиозной церемонии. Дело в том, что в стране, где он

жил, был обычай постоянно носить головные уборы, за исключением вышеупомянутого случая».

Мори'48' сообщает наблюдение над вызванным им самим сновиде­нием. (Ряд других опытов не увенчался успехом.)

1. Его щекочут пером по губам и по носу. — Ему снится страшная пытка: смоляная маска накладывается ему на лицо и потом вместе с кожей срывается.

2. Точат нож о нож."— Он слышит звон колоколов, потом набат; он присутствует при июньских событиях 1848 года.

3. Ему дают нюхать одеколон. — Он в Каире, в лавке Иоганна Марии Фарины. Он переживает целый ряд приключений, но по про­буждении не может их вспомнить.

4. Его слегка щиплют за шею. — Ему снится, что ему ставят мушки, и он видит врача, который лечил его в детстве.

5. К лицу его подносят раскаленное железо. — Ему снятся «шоффе-ры»1, врывающиеся в дом и заставляющие обитателей выдать им день­ги, ставя их голыми ногами на раскаленные уголья. Вдруг появляется герцогиня Абрантская: он ее секретарь.

8. На его лоб капают воду. — Он в Италии, страшно потеет, пьет белое орвиетское вино.

9. Свет свечи падает на него через красную бумагу. — Ему снится гроза, буря. Он находится на корабле, на котором однажды уже испы­тал бурю в Ла-Манше.

Другие попытки экспериментального вызывания сновидений при­надлежат Дервею'34', Вейгандту'75' и другим. Многие замечали «неве­роятную способность сновидения настолько использовать неожидан­ные восприятия органов чувств, что они превращались в постепенно уже подготовленную катастрофу» (Гильдебрандт'35'). «В юные годы, — сообщает этот автор, — я постоянно пользовался будильником для того, чтобы вставать рано. Чрезвычайно часто звук будильника настолько сливался с, по-видимому, очень продолжительным сновидением, что казалось, будто последнее рассчитано именно на него и имеет в нем свое логическое неизбежное завершение — свой естественный конец».

Я приведу еще с другою целью три аналогичных примера.

Фолькельт сообщает: «Одному композитору снилось однажды, что он дает урок в школе и что-то объясняет ученикам. Он кончил говорить и обращается к одному из мальчиков с вопросом: «Ты меня понял?» Тот кричит как помешанный: «О, ja!» Рассердившись, он запрещает ему кричать. Но вдруг весь класс кричит: «Or ja!» А потом: «Eurjo!»

«Шофферами» называлась разбойничья банда в Вандее, прибегавшая всегда к таким пыткам.

И наконец: «Feuerjo!» Он просыпается от крика «Пожар» («Feuer!») на улице.

Гарнье («Traite des facultes de l'äme», 1865), сообщает, что Наполеон проснулся однажды от взрыва адской машины: он спал в карете, и ему приснился переход через Таллиаменто и канонада австрийцев. Его раз­будил крик: «Мы минированы!»

Большой известности достигло сновидение, испытанное Мори'48' (стр. 161). Он был болен и лежал в своей комнате на постели: рядом с ним сидела мать. Ему снилось господство террора в эпоху революции; он присутствовал при страшных убийствах и предстал сам, наконец, перед трибуналом. Там он увидел Робеспьера, Марата, Фукье-Тенвиля и всех других печальных героев этой страшной эпохи, отвечал на их во­просы, был осужден и в сопровождении огромной толпы отправился на место казни. Он входит на эшафот, палачи связывают ему руки; нож гильотины падает, он чувствует, как голова отделяется от туловища, пробуждается в неописуемом ужасе — и видит, что валик дивана, на ко­тором он спал, откинулся назад и что он опирается затылком о край ди­вана.

С этим сновидением связана интересная дискуссия Ле Лорена'45' и Эггера'20! в «Revue philosophique» по поводу того, может ли спящий, и если может, то каким образом, пережить такой обильный материал сновидений в такое короткое время, которое протекает между воспри­ятием раздражения и пробуждением.

Эти примеры заставляют считать объективные чувственные раздра­жения во время сна наиболее определенными и резко выраженными источниками сновидений. К тому же они играют и крупную роль в представлениях и понятиях профанов. Если спросить интеллигентного человека, в общем не знакомого с литературой вопроса, как образуется сновидение, он, несомненно, ответит, сославшись на какой-нибудь из­вестный ему сон, что сновидение объясняется объективным чувствен­ным раздражением, испытанным при пробуждении. Научное исследо­вание не может остановиться, однако, на этом. Повод к дальнейшим вопросам оно черпает из того наблюдения, что раздражение, действую­щее на органы чувств во время сна, проявляется в сновидении не в своем действительном виде, а заменяется каким-либо другим представ­лением, находящимся с ним в каком-либо отношении. Отношение это, связывающее раздражение с окончанием сна, по словам Мори'47' явля­ется «une affinite quelconque, mais qui n'est pas unique et exclusive»1. Взять хотя бы три сновидения Гильдебрандта. Здесь возникает вопрос, поче­му одно и то же самое раздражение вызывает столь различные сновиде-

...некоторым сходством, которое, однако, не является единственным и исключительным (фр.).

ния и почему именно такие, а не другие: «Я гуляю ранним весенним утром и иду по зеленому лугу до соседней деревни; там я вижу поселян в праздничных одеждах, с молитвенниками в руках, идущих в церковь. Так и есть! Воскресенье, скоро начнется богослужение. Я решаю при­нять в нем участие, но так как мне очень жарко, то я хочу освежиться немного на кладбище возле церкви. Читая различные надписи на моги­лах, я слышу, как звонарь входит на колокольню, и вижу на ней не­большой колокол, который возвестит о начале богослужения. Несколь­ко минут он висит неподвижно, потом вдруг слышится звон — настолько громкий, что он прекращает мой сон. На самом же деле колокольный звон оказался звоном моего будильника».

«Вторая комбинация. Ясный зимний день; улица засыпана снегом. Я обещал принять участие в поездке на санях, но приходится долго ждать, пока мне докладывают, что сани поданы. Наконец я одеваюсь — надеваю шубу — и сажусь в сани. Но мы все еще не едем. Наконец вож­жи натягиваются, и бубенчики начинают свою знакомую музыку. Но она раздается с такой силой, что мгновенно разрывает паутину сна. На самом деле это опять-таки — звон будильника».

«Третий пример. Я вижу, как кухарка по коридору идет в столовую с целой грудой тарелок. Фарфоровая колонна в ее руках пугает меня; мне кажется, что она сейчас рухнет. «Осторожней, — предостерегаю я ее, — ты сейчас все уронишь». Она, конечно, меня успокаивает: она уже привыкла и т.д. Я, однако, все еще озабоченным взглядом слежу за ней. И, конечно, на пороге двери она спотыкается — посуда падает со звоном и грохотом и разбивается вдребезги. Но грохот длится чересчур долго и переходит почему-то в продолжительный звон; звон этот, как показало мне пробуждение, исходил по-прежнему от будильника».

Вопрос, почему душа в сновидении искажает природу объективно­го чувственного раздражения, был разработан Штрюмпелем^66', а также Вундтом'76!. Они полагают, что душа по отношению к таким раздраже­ниям находится в условиях образования иллюзий. Чувственное впечат­ление познается и правильно истолковывается нами, т.е. включается в группу воспоминаний, к которой относится на основании всех предше­ствующих переживаний, если впечатление сильно, ярко и достаточно прочно и если в нашем распоряжении имеется достаточно для этого времени. Если же этих условий нет налицо, то мы искажаем в нашем представлении объект, от которого проистекает впечатление, и на ос­новании его строим иллюзию. Когда кто-нибудь гуляет по широкому полю и смутно видит издали какой-либо предмет, может случиться, что он примет его вначале за лошадь. Приблизившись немного, он может подумать, что это лежащая корова, а подойдя еще ближе, увидит, что это лишь группа сидящих людей. Столь же неопределенны и впечатле­ния, получаемые нашей душой во сне от внешних раздражений; на ос-

новании их она строит иллюзии, вызывая благодаря впечатлению боль­шее или меньшее число воспоминаний, от которых впечатление полу­чает свою психическую ценность. Из каких областей воспоминания вызываются образы и какие ассоциации вступают при этом в силу — это, по мнению Штрюмпеля, неопределенно и зависит всецело от про­извола душевной жизни.

Перед нами альтернатива: мы можем согласиться, что закономер­ность в образовании сновидений действительно не может быть просле­жена далее, и должны будем в таком случае отказаться от вопроса, не подлежит ли толкование иллюзии, вызванной чувственными впечатле­ниями, еще и другим условиям. Или же мы можем предположить, что объективное чувственное раздражение, получаемое нами во сне, играет в качестве источника сновидений лишь скромную роль и что другие моменты обусловливают подбор вызываемых воспоминаний. И дейст­вительно, если вглядеться в экспериментально вызываемые сновиде­ния Мори, которые с этой целью я привел здесь с такими подробностя­ми, то появится искушение заявить, что произведенный опыт разъяс­няет происхождение лишь одного элемента сновидения, а что все остальное содержание последнего является чересчур самостоятельным, чтобы оно могло быть истолковано одним лишь требованием согласо­вания с экспериментально введенным элементом. Начинаешь сомне­ваться даже в теории иллюзий и в способности объективного раздражения вызывать сновидения, когда узнаешь, что это впечатление претерпева­ет иногда самые причудливые и странные преобразования в сновиде­нии. Так, например, Симон'63' сообщает об одном сновидении, в кото­ром он видел сидевших за столом исполинов и ясно слышал шум, про­изводимый их челюстями при жевании. Проснувшись, он услышал стук копыт мчавшейся под его окнами лошади. Если здесь шум лоша­диных копыт вызвал представление из области путешествия Гулливера, пребывания у великанов Бробдиньягов и у добродетельных лошадопо-добных существ — как я решаюсь истолковать без всякой поддержки со стороны автора, — то неужели же выбор столь необычайных представ­лений не был вызван, кроме того, и другими мотивами?1

2. Внутреннее (субъеКпшбное) чуОсгабенное раздражение

Вопреки всем возражениям нужно признать, что объективные чув­ственные раздражения во время сна играют видную роль в качестве возбудителей сновидений, и если раздражения эти по природе своей и редкости и кажутся, быть может, не существенными для толкования

Исполины в сновидении дают возможность полагать, что речь идет, оче­видно, о каком-либо эпизоде из детства спящего.

сновидений, то, с другой стороны, приходится отыскивать еще и дру­гие источники сновидений, действующие, однако, аналогично им. Я не знаю, у кого впервые возникла мысль поставить наряду с внешними чувственными раздражениями внутреннее (субъективное) возбуждение органов чувств; несомненно, однако, что ему отводится более или менее видное место во всех новейших исследованиях этиологии снови­дений. «Немаловажную роль играют, — говорит Вундт'76' с- зб3', — в сновидениях субъективные зрительные и слуховые ощущения, знако­мые нам в бодрствующем состоянии в форме смутного ощущения света при закрытых глазах, шума и звона в ушах и т.д., — особенно же субъ­ективные раздражения сетчатой оболочки. Этим и объясняется изуми­тельная склонность сновидения вызывать перед взглядом спящего множество аналогичных или вполне совпадающих между собою объек­тов. Мы видим перед собою бесчисленных птиц, бабочек, рыб, пестрых камней, цветов и т.п. Световая пыль темного круга зрения принимает фантастические формы, а многочисленные световые точки, из которых состоит она, воплощаются сновидением в столь же многочисленные предметы, которые вследствие подвижности светового хаоса кажутся движущимися вещами».

Субъективные чувственные раздражения в качестве источников сновидений имеют, по-видимому, те преимущества, что в противопо­ложность объективным не зависят от внешних случайностей. Они при­годны, так сказать, для толкования всякий раз, когда в них чувствуется необходимость. Но они уступают объективным чувственным раздраже­ниям в том отношении, что почти или совсем недоступны наблюдению и опыту в их значении возбудителей сновидений. Главным аргументом в пользу сновызывающей силы субъективных чувственных раздражений служат гипнотические галлюцинации, называемые Иоганном Мюллером «фантастическими зрительными явлениями». Это зачастую чрезвычай­но яркие, изменчивые образы, представляющиеся в период засыпания перед взглядом многих людей и на некоторое время продолжающиеся и после пробуждения. Мори'48', в высокой степени подверженный им, обратил на них особое внимание и установил их связь, вернее, их тож­дество, со сновидениями (как, впрочем, и раньше Иоганн Мюллер). Для возникновения их, говорит Мори, необходима известная душевная пассивность, ослабление внимания. Достаточно, однако, повергнуться на мгновение в такую летаргию, чтобы при известном предрасположе­нии испытать гипнотическую галлюцинацию, после которой, быть может, снова просыпаешься до тех пор, пока такая повторяющаяся не­сколько раз игра не заканчивается с наступлением сна. Если затем спустя короткое время субъект пробуждается, то, по словам Мори, уда­ется проследить в сновидении те же образы, которые витали перед ним До сна в форме гипнотических галлюцинаций. Так, Мори видел однаж-

ГЩ i

ды целый ряд причудливых фигур, с искаженными лицами и странны­ми прическами, которые, как казалось ему по пробуждении, он видел во сне. В другой раз, когда он был голоден благодаря предписанной ему строгой диете, он гипнотически видел блюдо и руку, вооруженную вил­кой и бравшую себе что-то с блюда. В сновидении же он сидел за богато убранным столом и слышал шум, производимый вилками и ножами. В другой раз, заснув с утомленными больными глазами, он испытал гипнотическую галлюцинацию и увидел микроскопически крохотные знаки, которые старался с огромными усилиями разобрать; проснув­шись через час, он вспомнил о сновидении, в котором видел раскры­тую книгу, напечатанную чрезвычайно мелким шрифтом; книгу эту он читал с большим трудом.

Аналогично этим образам могут гипнотически появляться и слухо­вые галлюцинации различных слов, имен и т.д. и повторяться затем в сновидении, точно увертюра, возвещающая лейтмотив начинающейся оперы.

По тому же пути, что Иоганн Мюллер и Мори, идет и новый иссле­дователь гипнотических галлюцинаций, Трембель Лэдд'40'. Путем уп­ражнений ему удалось спустя две-три минуты после постепенного за­сыпания сразу пробуждаться от сна, не открывая глаз; благодаря этому он имел возможность сравнивать исчезающие восприятия сетчатой оболочки с остающимися в памяти сновидениями. Он утверждает, что можно установить каждый раз чрезвычайно тесную связь между тем и другим таким образом, что светящиеся точки и линии, предстающие перед сетчатой оболочкой, представляют своего рода контуры, схему для психически воспринимаемых сновидений. Одно сновидение, на­пример, в котором он ясно видел перед собою печатные строки, читал их, изучал, соответствовало расположению световых точек перед сетча­той оболочкой в виде параллельных линий. Лэдд полагает, не умаляя, впрочем, значения центрального пункта явления, что едва ли в нас происходит зрительное восприятие, которое бы не опиралось на мате­риал внутренних возбуждений сетчатой оболочки. Особенно относится это к сновидениям, испытываемым вскоре после засыпания в темной комнате, между тем как для сновидений ближе к утру и к пробуждению источником раздражения служит объективный свет, проникающий в глаза. Изменчивый характер внутреннего зрительного возбуждения в точности соответствует веренице образов, проходящих перед нами в сновидении. Если придать серьезное значение наблюдениям Лэдда, придется признать за субъективными источниками раздражения весьма крупную роль, так как зрительные восприятия образуют, как известно, главную составную часть наших сновидений. Участие других органов чувств, не исключая и слуха, гораздо менее значительно и непостоянно.


3. Внутреннее (органическое) физичес1ше раздражение

Если мы хотим искать источники сновидений не вне, а внутри ор­ганизма, то мы должны вспомнить о том, что почти все наши внутрен­ние органы, в здоровом состоянии почти не дающие о себе знать, в со­стоянии раздражения или во время болезни становятся источниками в большинстве случаев крайне неприятных ощущений, которые должны быть поставлены наравне с возбудителями болевых ощущений, получа­емых извне. Довольно старые, всем известные истины заставляют Штрюмпеля говорить: «Душа во сне обладает значительно более глубо­кими и пространными ощущениями своего физического бытия, неже­ли в бодрствующем состоянии; она принуждена испытывать известные раздражения, проистекающие из различных частей и изменений ее тела, о которых она во время бодрствования ничего не знает». Уже Арис­тотель'1' считает вполне вероятным, что в сновидении человек предуп­реждается о начинающейся болезни, которой совершенно не замечает в бодрствующем состоянии (благодаря усилению впечатлений со сто­роны сновидений), и представители медицины, далекие, конечно, от веры в пророческие способности сновидения, всегда считали возмож­ным, что сновидение может предупредить о болезненном состоянии (ср. Симон'63'с-31' и мн. др. авторов).

У нас нет недостатка и в новейших вполне достоверных примерах такой диагностической деятельности сновидений. Так, например, Тисье'68' сообщает со слов Артига («Essai sur la valeur semeiologique des reves») об одной 43-летней женщине, которую в течение нескольких лет, несмотря на вполне здоровое состояние, преследовали кошмары и у которой затем врачебное исследование констатировало начинаю­щуюся болезнь сердца, послужившую причиной ее преждевременной смерти.

Развитие расстройств внутренних органов у целого ряда лиц служит возбудителем сновидений. Многие указывают на частые кошмары у страдающих сердечными и легочными болезнями. Это подчеркивается столь многочисленными авторами, что я могу ограничиться прямым перечислением их (Радештох^4', Спитта'64', Мори, Симон, Тисье). Тисье полагает даже, что больные органы придают характерную окрас­ку содержанию сновидений. Сновидения сердечных больных обычно весьма непродолжительны и заканчиваются кошмарными пробужде­ниями; почти всегда в них видную роль играет смерть при самых мучи­тельных обстоятельствах. Легочным больным снится удушение, давка, бегство, и они в огромном большинстве случаев испытывают извест­ный кошмар, который Бернер'7' экспериментально вызывал у себя, за­сыпая с лицом, зарытым в подушки, закрывая нос и рот, и т.п. При рас­стройствах пищеварения спящему снится еда, рвота и т.д. Влияние сек­суального возбуждения на содержание сновидений в достаточной

степени известно каждому и служит сильнейшей опорой всему учению о вызывании сновидений путем органических раздражений. Знакомый с литературой по вопросу о сновидениях, несомненно, обратит внима­ние на то, что некоторые авторы (Мори'48', Вейгандт'75') благодаря влия­нию своих собственных болезненных состояний на содержание снови­дений были приведены к изучению проблемы сновидения.

Число источников сновидений не настолько, однако, увеличивает­ся этими бесспорно установленными фактами, как могло бы показать­ся на первый взгляд. Ведь сновидение — феномен, наблюдающийся и у почти у всех здоровых людей, а у многих даже ежедневно, и органичес­кое заболевание не является вовсе одним из необходимых условий его. Для нас же в данную минуту важно не то, откуда проистекают особые сновидения, а то, что служит источником раздражения для обычных повседневных сновидений нормальных людей.

Между тем нам достаточно сделать лишь один шаг, чтобы натолк­нуться на источник сновидений, значительно более обильный, чем все предыдущие, и во всяком случае неистощимый. Если достоверно то, что внутренние органы в болезненном состоянии становятся источни­ками сновидений, и если даже признать, что во сне душа отрешается от внешнего мира и может посвятить больше внимания внутренним орга­нам, то отсюда ясно, что органам не нужно вовсе переходить в болез­ненное состояние, чтобы передать спящей душе раздражение, легко переходящее в сновидение. То, что в бодрствующем состоянии мы ис­пытываем в крайне туманной форме, то ночью, достигнув сильного воздействия и будучи сопряжено с различного рода другими элемента­ми, становится могущественным и вместе с тем самым заурядным ис­точником сновидений. Остается только исследовать, каким образом органические раздражения переходят в сновидения.

Мы подошли здесь к той теории возникновения сновидений, кото­рая пользуется наибольшей популярностью среди медицинских писа­телей. Мрак, которым окутана сущность нашего «я» («moi splanch-nique»), как называет его Тисье'68', и загадочность возникновения сно­видения соответствуют настолько друг другу, что могут быть приведены между собою в связь. Ход мыслей, превращающий вегетативные орга­нические ощущения в возбудителей сновидения, имеет для врача еще и другое значение: он дает возможность соединить сновидение и душев­ное расстройство, довольно сходные между собою явления и в этиоло­гическом отношении, так как альтерации общего чувства и раздраже­ния, исходящие от внутренних органов, обладают чрезвычайно важ­ным значением для возникновения психоза. Неудивительно поэтому, если теория физических раздражений сводится не к одному возбудителю.

Целый ряд авторов придерживался воззрений, высказанных фило­софом Шопенгауэром'60' в 1851 году. Вселенная возникает для нас бла-

годаря тому, что наш интеллект выливает впечатления, получаемые извне, в формы времени, пространства и каузальности. Раздражения организма извне, из симпатической нервной системы, оказывают днем, в лучшем случае, бессознательное влияние на наше душевное состояние. Ночью же, когда прекращается чрезмерное воздействие дневных впе­чатлений, впечатления, исходящие изнутри, получают возможность привлечь к себе внимание, подобно тому, как ночью мы слышим жур­чание ручейка, которое" заглушалось дневным шумом. Как же может интеллект реагировать на эти раздражения, кроме как исполняя прису­щие ему функции? Он облекает их во временные и пространственные формы, неразрывно связанные с каузальностью: так образуется снови­дение. Более тесную взаимозависимость физических раздражений и сновидений пытались обосновать Шернер и Фолькельт, — но их воз­зрений мы коснемся в главе о теориях сновидений. В одной чрезвычай­но последовательной работе психиатр Краусс'3^' обосновал возникно­вение сновидений наряду с психозом и бредовыми идеями одним и тем же элементом, органически обусловленным ощущением. Нельзя пред­ставить себе ни одной части организма, которая не могла бы стать ис­ходным пунктом сновидения и бредового представления. Органически обусловленное ощущение «разделяется на две части: 1 — на общие чув­ства; 2 — на специфические ощущения, присущие главным системам вегетативного организма, в которых мы можем различить пять групп: а) мышечные ощущения, б) пневматические, в) гастрические, г) сексу­альные и д) периферические».

Процесс образования сновидений путем физических раздражений Краусс изображает следующим образом: ощущение, согласно какому-либо закону ассоциации, вызывает родственное ему представление и вместе с ним соединяется в одно органическое целое, на которое, одна­ко, сознание реагирует иначе, нежели в нормальном состоянии. Оно обращает внимание не на само ощущение, а только на сопутствующее представление, что служит одновременно и причиной того, почему такое положение вещей до сих пор не было подмечено. Краусс называ­ет этот процесс особым термином «транссубстанциацией» ощущений в сновидениях.

Влияние органических физических раздражений на образование сновидений признается в настоящее время почти всеми. Вопрос же о закономерности этой взаимозависимости находит себе чрезвычайно разнообразные ответы, иногда довольно противоречивые. На основа-Щи теорий физических раздражений при толковании сновидений вы­растает особая задача — сводить содержание сновидения на вызываю-№е его органические раздражения, и если не признать выставленных ернером'58' правил, то приходится зачастую сталкиваться с тем не-

приятным фактом, что органические раздражения проявляются исклю­чительно через посредство содержания сновидения.

Довольно единодушно производится толкование различных форм сновидений, именуемых «типическими», так как они у большого числа лиц обладают почти совершенно аналогичным содержанием. Это — из­вестные сновидения о падении с высоты, о выпадении зубов, о летании и о смущении, которое испытывает грезящий, видя себя голым или полуодетым. Последнее сновидение проистекает по большей части от того, что спящий сбрасывает с себя одеяло и лежит обнаженным. Сно­видение о выпадении зубов сводится обычно к раздражению полости рта, под которым не разумеется, однако, обязательно зубная боль. Па­дение с высоты объясняется тем, что при наступившем ослаблении чувства осязания падает либо рука, либо неожиданно выпрямляется со­гнутое колено; благодаря этому осязание вновь пробуждается, но пере­ход к сознанию психически воплощается в сновидении о падении'66'с-1|81. Слабость этих популярных толкований объясняется тем, что они без всякой причины выкидывают или же, наоборот, включают ту или иную группу органических ощущений до тех пор, пока не достигнут благоприятной для толкования констелляции. Ниже я буду иметь слу­чай вернуться к типическим сновидениям и их возникновению.

Симон'63' пытался вывести из сравнения целого ряда аналогичных сновидений некоторые законы о влиянии органических раздражений на сновидения. Он говорит: «Когда во сне какой-либо орган, в нор­мальном состоянии участвующий в проявлении аффекта, почему-либо находится в состоянии возбуждения, в которое повергается обычно при этом аффекте, то возникающее при этом сновидение будет содержать представление, сопряженное с этим аффектом».

Другое правило гласит: «Если какой-либо орган находится во сне в состоянии активной деятельности, возбуждения или расстройства, то сновидение будет содержать представление, сопряженное с проявлени­ем органической функции, присущей данному органу».

Мурли Вельд''3! пытался экспериментально обосновать выставляе­мое теорией физического раздражения влияние на образование снови­дений для одной области. Он изменял положение членов тела спящего человека и сравнивал испытываемое сновидение с этим изменением. Он пришел при этом к следующему выводу:

1. Положение членов тела в сновидении соответствует приблизи­тельно его положению в действительности, т.е. субъекту снится стати­ческое состояние членов, соответственное реальному.

2. Если субъект видит во сне движение какого-либо члена своего тела, то движение это почти всегда таково, что одно из положений со­ответствует действительному.

3. Положение членов собственного тела в сновидении может быть приписываемо и другому лицу.

4. Может сниться, что данное движение встречает препятствие.

5. Член тела в данном положении может в сновидении принять форму животного или чудовища, причем между тем и другим существу­ет известная аналогия.

6. Положение членов тела может возбудить в сновидении образы, имеющие какое-либо к-нему отношение. Так, например, при движении пальцев могут сниться цифры. Я лично заключил бы из этих выводов, что и теория физических раздражений не может исключить мнимой свободы в обусловливании вызываемых сновидений.

4. Психические источники раздражений

Когда мы касались отношения сновидения к бодрствованию и про­исхождения материала сновидений, то мы знали, что как прежние, так и новейшие исследователи сновидения полагали, что людям снится то, что они делали днем и что их интересует в бодрствующем состоянии. Этот перенесенный из бодрствования в сон интерес не только пред­ставляет собою психическую связь, соединяющую сновидение и жизнь, но приводит нас и к довольно важному источнику сновидений, кото­рый, наряду с раздражением, действующим во сне, способен в конце концов объяснить происхождение всех сновидений. Мы слышали, од­нако, и возражения против этого утверждения, а именно, что сновиде­ние отрешает субъекта от дневных интересов и что нам по большей части лишь тогда снится то, что больше всего интересовало нас днем, когда это для бодрствующей жизни утратило особую ценность. Так, при анализе сновидений мы на каждом шагу испытываем впечатление, будто выставлять общие правила почти невозможно, не сопровождая их всевозможным «часто», «обычно», «в большинстве случаев» и т.д. и не предупреждая о различного рода исключениях.

Если бы дневные интересы наряду с внутренними и внешними раз­дражениями были бы достаточны для этиологии сновидений, то мы бы могли дать отчет в происхождении всех элементов сновидения; загадка источников сновидения была бы разрешена и оставалось бы только разграничить роль психического и соматического раздражений в от­дельных сновидениях. В действительности же такое полное толкование сновидения никогда не удается, и у каждого, кто производит такого рода попытку, в большинстве случаев остается чрезвычайно много со­ставных элементов, в происхождении которых он не может дать себе отчета. Дневной интерес в качестве психического источника сновиде­ний не играет, по-видимому, такой важной роли, как следовало бы ожидать после категорических утверждений, будто в сновидении каж­дый продолжает свою деятельность.

Другие психические источники сновидений нам неизвестны. Все теории сновидений, защищаемые в литературе, — за исключением раз­ве что теории Шернера'58', которой мы коснемся впоследствии, — об­наруживают большие проблемы там, где речь идет об объяснении наи­более характерного для сновидения материала представлений. В этом отношении большинство авторов склонно чрезвычайно умалять роль психики в образовании сновидений, которая, кстати сказать, представля­ет и наибольшие трудности. Они, правда, различают сновидения, про­истекающие из нервного раздражения, и сновидения, проистекающие из ассоциации, из которых последние имеют свой источник исключи­тельно в репродукции (Вундт'76'с' 65'), но не в силах отделаться от со­мнений в том, могут ли они образовываться без побудительных физи­ческих раздражений (Фолькельт'72'с' !7'). Характеристики чистого ас­социативного сновидения также недостаточно: «В действительных ассоциативных сновидениях не может быть и речи о таком твердом ядре. Здесь слабая группировка проникает и в центр сновидения. Пред­ставления, и так уже независимые от разума и рассудка, не обуславли­ваются здесь закономерными физическими и душевными раздраже­ниями и предоставляются вполне своему собственному хаотическому смешению» (Фолькельт, с. 188). К умалению роли психики в образовании сновидений прибегает и Вундт, утверждая, что «фантазмы сновидения неправильно считаются чистыми галлюцинациями. По всей вероят­ности, большинство представлений в сновидениях являются в действи­тельности иллюзиями: они исходят от слабых чувственных впечатле­ний, никогда не угасающих во сне». Вейгандт'75', придерживаясь того же взгляда, только обобщает его. Он утверждает относительно всех сно­видений, что важнейшей причиной их служит чувственное раздраже­ние и лишь потом сюда привходят репродукционные ассоциации (стр. 17). Еще дальше в отодвигании на задний план психических источни­ков раздражения идет Тисье' . «Les reves d'origine absolument psychique n'existent pas»1, и в другом месте: «Les pensees de nos reves nous viennent du dehors»2. Те авторы, которые, подобно философу Вундту, занимают среднюю позицию, спешат заявить, что в большинстве сновидений действуют соматические раздражения и неизвестные, или же известные в качестве дневных интересов, психические возбудители.

Мы узнаем впоследствии, что загадка образования сновидений может быть разрешена открытием неожиданного психического источ­ника раздражения. Пока же не будем удивляться преувеличению роли раздражений, не относящихся к душевной жизни, в образовании сно­видений. Это происходит не только потому, что они легко наблюдаемы и даже подтверждаемы экспериментально: соматическое понимание

1 Сновидений, имеющих только психические источники, не существует (фр.).

2 Образы наших сновидений приходят к нам извне (фр.).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Схожі:

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи