З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия icon

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия




НазваЗ. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия
Сторінка1/9
Дата02.09.2013
Розмір1.88 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд Зигмунд/Freid-Rat 1.doc
3. /Фрейд Зигмунд/Kon (2) Френйд Я и Оно.doc
4. /Фрейд Зигмунд/Kon Френйд Я и Оно.doc
5. /Фрейд Зигмунд/Leonardo.doc
6. /Фрейд Зигмунд/~$ Бессознательное.doc
7. /Фрейд Зигмунд/~$ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
8. /Фрейд Зигмунд/Алфавитка книг ФРЕЙДА .doc
9. /Фрейд Зигмунд/Влечения и их судьба - Фрейд.doc
10. /Фрейд Зигмунд/Глава 16 в книге 4 из ПЕРЕНОС.doc
11. /Фрейд Зигмунд/Глава 17 из третьей книги Метапсихология.doc
12. /Фрейд Зигмунд/Глава 4 Основные принципы манипуляции сознания.doc
13. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Толкование сновидений.doc
14. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Три статьи по теории сексуальности.doc
15. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд Бессознательное.doc
16. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой 11.doc
17. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой.doc
18. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд По ту сторону принципа удовольствия.doc
19. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд-Влечения и их судьба.doc
20. /Фрейд Зигмунд/ЗФ - Человек Моисей и монотеистическая религия.doc
21. /Фрейд Зигмунд/ЗФ 1.doc
22. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Bessozn.doc
23. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Leonardo.doc
24. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Анализ конечный и бесконечный.pdf
25. /Фрейд Зигмунд/ЗФ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ 1.doc
26. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Бессознательное.doc
27. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.doc
28. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.pdf
29. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в ПА лекции.pdf
30. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 1 - 15.doc
31. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 16 - 28.doc
32. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 29 - 35.doc
33. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психологию.doc
34. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба 1.doc
35. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба.doc
36. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Вытеснение.doc
37. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз .doc
38. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз 1.doc
39. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Дискуссия с посторонним.doc
40. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский и отцеубийство.doc
41. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский.doc
42. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Женственность.doc
43. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза от СИ.doc
44. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза.doc
45. /Фрейд Зигмунд/ЗФ История болезни Анны О.doc
46. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Йозеф Брейер никролог.doc
47. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
48. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология 1.doc
49. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
50. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология.doc
51. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях.doc
52. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Механизм навязчивых идей и фобий.doc
53. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.doc
54. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.pdf
55. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.doc
56. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.pdf
57. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Некоторые замечания относительно понятия БСЗ в ПА.doc
58. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Несколько замечаний по повобу понятия БСЗ.doc
59. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Неудовольство культурой.doc
60. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О ПРЕВРАЩЕНИИ ВЛЕЧЕНИЙ В ОСОБЕННОСТИ АНАЛЬНОЙ ЭРОТИКИ.doc
61. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О параное 111.doc
62. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О преврацении влечений в особенности анальной эротики.doc
63. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О сновидении.doc
64. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ОЧЕРК ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИЗА 2.doc
65. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Об унижении любовной жизни.doc
66. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Остроумие и его отношение к бессознательному.doc
67. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории ПА.doc
68. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории психоанализа.doc
69. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерки об истерии.doc
70. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПА религия культура.pdf
71. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПОЛОЖЕНИЯ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ .doc
72. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ППОЖ Забывание иностранных слов .doc
73. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и меланхолия 1.doc
74. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и миланхолия.doc
75. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа Удовольствия.doc
76. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа наслаждения.pdf
77. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону удовольствия.doc
78. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Положение о 2 принципах психической деятельности.doc
79. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Представление о мотивах и личности в ПА.doc
80. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психология масс и анализ человеческого Я.doc
81. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психопатология обыденной жизни.doc
82. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Разделение психической лекции Л 31.doc
83. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют ......doc
84. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращ.doc
85. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сексуальная жизнь человека.doc
86. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сознание и бессознательное.doc
87. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинен Строки биогр О снов Псих масс и анал чел Я.pdf
88. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинения Строки биографии.doc
89. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Строки биографии.doc
90. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ТРУДНОСТЬ НА ПУТИ ПСИХОАНАЛИЗА.doc
91. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Табу девственности.doc
92. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Теория личности.doc
93. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Толкование сновидений.doc
94. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Три статьи по теории сексуальности.doc
95. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Трудности на пути ПА.doc
96. /Фрейд Зигмунд/ЗФ УС Представлени о мотивах и личности в ПА.doc
97. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Человек Моисей и монотеистическая религия.pdf
98. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этот человек Моисей.doc
99. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этюды об истерии предисловия.doc
100. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Я и Оно.doc
101. /Фрейд Зигмунд/ЗФ.doc
102. /Фрейд Зигмунд/Заметки о контрпереносе.doc
103. /Фрейд Зигмунд/Зигмунд Фрейд Введение в психологию.doc
104. /Фрейд Зигмунд/Оккупация Метапсихология.doc
105. /Фрейд Зигмунд/Печаль и меланхолия.doc
106. /Фрейд Зигмунд/Список Фобий и извращений.doc
107. /Фрейд Зигмунд/Фрейд БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.doc
108. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ДОСТОЕВСКИЙ И ОТЦЕУБИЙСТВО.doc
109. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
110. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ПСИХОЛОГИЯ МАСС И АНАЛИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Я.doc
111. /Фрейд Зигмунд/Фрейд Я и Оно.doc
112. /Фрейд Зигмунд/Фрейд- Человек Моисей и монотеизм.doc
Преследование касается не только моего способа мышлейй ния, но и моей расы, я с рядом друзей покинул город, • бывший мне с раннего детства и на протяжении 78 лей отечеством
Сознание и бессознательное
Психология масс и анализ человеческого я*
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Достоевский и отцеубийство
Печаль и меланхолия
Список различных фобий и извращений
Оккупация (пленённость, захваченность объектом)
Зигмунд Фрейд. Введение в психологию
З. Фрейд Заметки о контрпереносе
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
Этюды об истерии
Зигмунд Фрейд Сборник произведений
З. Фрейд Этот человек Моисей
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
З. Фрейд табу девственности
З. Фрейд: теория личности
З. Фрейд трудность на пути психоанализа
Строки биографии строки биографии
Строки биографии психология масс и анализ человеческого "Я"
Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
З. Фрейд сексуальная жизнь человека
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Лекции по психоанализу. М., С. 334-349. Зигмунд фрейд разделение психической личности (тридцать первая лекция)
З. Фрейд Психопатология обыденной жизни
З. Фрейд Психология масс и анализ человеческого Я
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Зигмунд фрейд
З. Фрейд По ту сторону удовольствия
По ту сторону принципа удовольствия
З. Фрейд Печаль и меланхолия
Печаль и меланхолия
З. Фрейд забывание иностранных слов
З. Фрейд положения о двух принципах психической деятельности
Этюды об истерии
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Зигмунд фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд Остроумие и его отношение к бессознательному
З. Фрейд об унижении любовной жизни
З. Фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Остров доброты татьяны бонне
Зигмунд Фрейд о сновидении
От редактора статьи
З. Фрейд недовольство культурой
Ii томе «Kleiner Schriften zur Neurosenlehre». О превращении влечений
З. Фрейд Некоторые замечания относительно понятия бесознательного в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Невозможно отрешиться от мысли, что обычно люди меряют все ложной мерой: они
З. Фрейд мы и смерть
Остров доброты татьяны бонне
Механизм навязчивых идей и фобий
Книга З. Фрейд "Массовая психология и анализ человеческого "Я"
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд Йозеф Брейер
Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)
З. Фрейд Заметки о случае обессивного невроза
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
З. Фрейд женственность
З. Фрейд Дискуссия с Посторонним
Фрейд З. Достоевский и отцеубийство
Достоевский и отцеубийство
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд влечения и их судьба
Введение в психологию
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. фрейд будущее одной иллюзии
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд бессознательное
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Бессознательное
З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия
Примечание издателя
Влечения и их судьба
З. Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия» из кн. ЗюФрейд «Я и Оно» М.: Зао изд-во эксмо-пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998 г. Стр. 711- 768
З. фрейд строки биографии
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
З. фрейд строки биографии
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Из третьей книги "Метапсихология", входящей в цикл "
Основные доктрины манипуляции сознанием § Технология манипуляции как закрытое знание
Определение
Название книг и статей
Влечения и их судьба
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Сознание и бессознательное
Сознание и бессознательное
3игмунд фрейд
Примечание издателя

З. Фрейд

ЧЕЛОВЕК МОИСЕЙ И МОНОТЕИСТИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ


I. Египтянин Моисей

Отнять у народа человека, которым он гордится как величайшим среди своих сынов,- за

такое дело берешься неохотно и не с легкой душой, тем более если сам к этому народу

принадлежишь. Но никакие поучительные примеры не подвигнут меня отставить истину ради

мнимых национальных интересов, а от прояснения некоторых обстоятельств следует ожидать,

между прочим, определенного приобретения для нашей теории.

Человек по имени Моисей, явившийся для еврейского народа освободителем,

законодателем и основателем религии, принадлежит столь отдаленным временам, что нельзя

миновать предварительного вопроса о том, историческая ли он личность или порождение

легенды. Если он действительно жил на земле, это было в 13, но, возможно, и в 14 в. до нашего

летосчисления; у нас нет о нем других сведений, кроме как из священных книг и из

письменного предания иудеев. Хотя, таким образом, принять решение в ту или другую сторону

с последней достоверностью невозможно, преобладающее большинство историков

высказывается все же за то, что Моисей существовал и связываемый с ним исход из Египта

реально имел место. Не без основания утверждают, что вся позднейшая история израильского

народа оказалась бы непонятной, если не согласиться с этой предпосылкой. Сегодняшняя наука

ведь вообще стала осторожнее и гораздо бережнее обращаться с преданиями, чем в начальную

эпоху исторической критики.

Первое, что привлекает наш интерес в личности Моисея,- это имя, которое на иврите

звучит как Моше. Невольно спрашиваешь: каково его происхождение? Что оно означает? Как

известно, ответ предлагается уже в книге Исход, гл. 2. Там рассказывается, что египетская

принцесса, спасшая оставленного в Ниле мальчика, дала ему это имя с этимологическим

обоснованием: потому что я из воды вынула его. Однако это объяснение явно

неудовлетворительно. <Библейское истолкование имени Вынутый из воды, - считает один из

авторов <Еврейского лексикона>*,- принадлежит к жанру народной этимологии, с которой не

согласуется уже активная древнееврейская форма (Моше может в лучшем случае означать

Вынимающий)>. Можно подкрепить этот отвод двумя дополнительными соображениями, -

во-первых, что нелепо приписывать египетской принцессе заимствование имени из еврейского

языка, и во-вторых, что вода, из которой был вынут младенец, с очень большой степенью

вероятности была не нильской водой.

Наоборот, с давних пор и с различных сторон высказывалось предположение, что имя

Моисей происходит из египетского языка. Не приводя всех авторов, высказывавшихся в этом

смысле, я выпишу в переводе соответствующее место из новой книги Дж. Брестеда**,- автора,

чья <История Египта> (1906) расценивается как основополагающий труд. <Примечательно, что

его (этого вождя) имя, Моисей, было египетским. Это просто египетское слово мосе,

означающее дитя, и оно является сокращением более полных форм имени, как например, Амон-

мосе, т. е. Амон-дитя, или Птах-мосе, Птах-дитя; эти имена - в свою очередь сокращения

более длинных фраз: Амон (подарил) дитя, или Птах (подарил) дитя. Имя дитя стало вскоре

более удобной заменой вместо многосложных полных имен, и форма имени Мосе нередко

встречается на египетских памятниках. Отец Моисея, наверное, дал ему имя, в состав которого

входили Птах или Амон, а в повседневной жизни имя божества постепенно отпадало, пока

мальчика не стали звать просто Мосе. (Греческие переводчики Ветхого завета добавили к этому

имени конечное с, которого нет и в древнееврейском, где египетское имя произносится как

Моше.)> Я дословно передал это место и никоим образом не готов разделять с его автором

ответственность за отдельные частности. Я также слегка удивлен тем, что в своем

перечислении Брестед прошел мимо аналогичных теофорных имен, имеющихся

* Judisches Lexikon, begrundet von Herlitz und Kirschner, Bd. IV, 1930, Judischer Verlag, Berlin.

** Breasted ]. H The dawn of conscience. London, 1934' S 350.

в списке египетских фараонов, как Ах-мосе, Тот-мосе (Тотмес) и Рамосе (Рамсес).

И вот, следовало бы ожидать, что кто-то из многих исследователей, опознавших имя

Моисей как египетское, сделает вывод или хотя бы задумается о той возможности, что носитель

египетского имени сам был египтянин. В наше время мы легко разрешаем себе подобные

умозаключения, хотя сейчас человек носит не одно, а два имени, семейное и свое личное, и

хотя в теперешних условиях не исключены изменения и переиначивания имен. Мы

соответственно ничуть не изумляемся, когда подтверждается, что поэт Шамиссо француз по

происхождению. Наполеон Бонапарт, наоборот, итальянец, а Бенджамин Дизраэли -

действительно итальянский еврей, как заставляет думать его имя. Для древних же и

архаических эпох, естественно предположить, подобное умозаключение от имени к

национальной принадлежности должно было бы демонстрировать еще большую надежность и,

собственно, даже напрашиваться. Тем не менее, насколько мне известно, в случае Моисея ни

один историк не сделал этого умозаключения,- даже ни один из тех, которые, как тот же

Брестед, готовы допустить, что Моисей был посвящен <во всю мудрость египтян>*

Что тут было помехой, отгадать непросто. Возможно, непреодолимое уважение к

библейской традиции Возможно, слишком уж чудовищным казалось предположение, что этот

человек, Моисей, способен оказаться кем-то иным, кроме как евреем Во всяком случае,

остается фактом, что признание египетского происхождения имени не считается решающим

для суждения о национальности Моисея и что никаких дальнейших выводов отсюда не

делается. Если придавать значение вопросу о национальной принадлежности этого великого

человека, то несомненно желательно представить новый материал для ответа на него

Такова цель моей небольшой работы. Ее притязание на место в журнале <Имаго>

основывается на том, что она является опытом прикладного психоанализа. Добытые таким

путем доводы произведут впечатление, конечно, только на то меньшинство читателей, которое

знакомо с ана-

* Ibid , S 334 Хотя предположение, что Моисей был египтянин, с древнейших времен до наших дней довольно

часто высказывалось без апелляции к его имени

литической мыслью и умеет ценить ее результаты Зато уж им, надеюсь, эти результаты

покажутся важными.

В 1909 г. О Ранк, тогда еще под моим влиянием, по моему настоянию опубликовал статью

под названием <Миф о рождении героев>* В ней идет речь о том обстоятельстве, что <почти

все выдающиеся культурные народы с раннего времени в поэмах и сказаниях возвеличивали

своих героев, сказочных царей и вождей, религиозных основоположников, основателей

династий, государств и городов, короче, своих национальных героев... И прежде всего история

рождения и юности этих личностей наделялась фантастическими чертами, чья

обескураживающая сходность, а отчасти и буквальная одинаковость у разных, очень удаленных

друг от друга и совершенно самостоятельных народов давно известна и отмечалась множеством

исследователей>. Если по методу Ранка с применением гальтоновской техники построить

некую <усредненную легенду>, выявляющую существенные черты всех этих историй, то мы

получим следующую картину:

<Герой - дитя высокороднейших родителей, большей частью царский сын.

Его появлению на свет предшествуют трудности, например воздержание или долгое

бесплодие или тайное, вследствие внешних запретов или помех, сношение родителей. Во время

беременности или еще раньше имеет место предостерегающее предсказание (сон, оракул),

большей частью грозящее отцу.

В результате новорожденный ребенок, обычно по настоянию отца или замещающей его

фигуры, обрекается на смерть или отвержение; как правило, он в каком-нибудь сундучке

опускается в воду.

Его тогда спасают звери или бедные люди (пастухи), он вскармливается самкой животного

или бедной женщиной.

Выросши, он на полном превратностей пути вновь находит своих высоких родителей,

отмщает отцу, с одной стороны, и достигает признания - с другой, поднимаясь к величию и

славе>.

Древнейшим из исторических персонажей, к которому был привязан этот миф о рождении,

является Саргон из

* Schriften zur angewandten Seelenkunde Hit 5, hg Fr Deuticke, Wien Я вовсе не собираюсь приуменьшить

ценность самостоятельного вклада Ранка в эту работу

Аккаде, основатель Вавилона (ок. 2300 до Р. X.). Нам было бы небезынтересным

воспроизвести здесь сообщение, приписываемое ему:

<Я Саргон, могущественный царь, царь Аккаде. Моя мать была весталкой, отца я не знал, а

брат моего отца жил в горах. Мать моя, весталка, забеременела мною в моем городе Азурипани,

стоящем на берегу Евфрата. Тайно родила она меня. Она положила меня в сосуд из тростника,

залепила земляной смолой отверстия и пустила меня вниз по течению, в котором я не утонул.

Поток принес меня к Акки, черпальщику воды. Акки, черпальщик воды, по доброте своего

сердца вынул меня. Акки, черпальщик воды, как собственного сына воспитал он меня. Акки,

черпальщик воды, своим садовником сделал он меня. В моем садовническом служении Иштар

расположилась ко мне, я стал царем и 45 лет отправлял царскую власть>.

Наиболее знакомые нам имена в ряду, начинающемся с Саргона из Аккаде,- Моисей, Кир

и Ромул. Но кроме того, Ранк сопоставил большое число героических образов поэзии и мифа, в

отношении которых в ходу та же история рождения и взросления, будь то в целом или в легко

опознаваемых фрагментах, как-то: Эдип, Карна, Парис, Телеф, Персей, Геракл, Гильгамеш,

Амфион и Зеф и т. д.

Благодаря исследованиям Ранка источник и направленность этого мифа нам теперь

известны. Я должен только в кратких чертах напомнить о сути дела. Герой - тот, кто

мужественно восстает против своего отца и в конечном счете победоносно его пересиливает.

Наш миф прослеживает эту борьбу вплоть до прадревней эпохи индивидуума, описывая

рождение ребенка против воли отца и его спасение вопреки злому отцовскому замыслу.

Подкидывание ребенка в корзине - это недвусмысленное символическое изображение родов,

корзина - материнское тело, вода - та, в которой плавает неродившийся плод. В

неисчислимом множестве сновидений отношение родителей к ребенку изображается через

извлечение из воды или спасение из воды. Когда народная фантазия привязывает этот миф о

рождении к той или иной выдающейся личности, то цель здесь - признать человека как героя,

провозгласить, что он отвечает схеме героической жизни. Источник же вымысла в целом - это

так называемый <семейный роман> ребенка, в котором сын реагирует на изменение своего

эмоционального отношения к родителям, особенно к отцу. Первые годы детства проходят под

знаком благородного возвеличения отца, соответственно чему царь и царица, король и королева

в сновидении и сказке всегда обозначают только родителей; позднее под влиянием

соперничества и разочарования реальностью начинается отход от родителей и критическая

настороженность к отцу. Обе семьи мифа, благородная и бедная,- это соответственно

отражения одной и той же собственной семьи, какою она предстает ребенку в разные эпохи его

жизни.

Мы вправе утверждать, что тем самым получают полное разъяснение как

распространенность, так и единообразие мифа о рождении героя. Тем более заслуживает

нашего интереса то, что легенда о рождении и подкидывании Моисея занимает особое

положение, а в одном существенном пункте даже противоречит другим аналогичным легендам.

Будем отталкиваться от двух семей, определяющих в легенде судьбу ребенка. Мы знаем,

что в психоаналитическом истолковании они совпадают, различаясь между собою только во

времени. В типической форме легенды первая семья, в которой рождается ребенок,-

благородная, большей частью царственная; вторая, в которой вырастает ребенок,-

низкопоставленная или униженная, как, впрочем, и прилично обстоятельствам, раскрываемым

в ходе анализа. Только в легенде об Эдипе это различие смазано. Там ребенок, подкинутый из

одной царской семьи, принимается другой царственной супружеской парой. Напрашивается

мысль: едва ли случайность то, что именно в данном примере просвечивает исконное

тождество обеих семей, даже в легенде. Социальный контраст двух семей придает мифу,

который, как мы знаем, призван подчеркнуть героическую природу великого человека, вторую

функцию, которая становится особенно значимой для исторических персонажей. Миф

становится пригоден также и для того, чтобы служить герою жалованной грамотой, социально

возвышать его. Так Кир для мидийцев - чужак завоеватель, но как подкидыш из легенды он

становится внуком мидийского царя. Опять же Ромул: если соответствовавшее ему лицо

реально существовало, то лишь в качестве прибеглого авантюриста, выскочки; легенда делает

его потомком и наследником царской династии Альба Лонга.

Совсем по-другому - в случае Моисея. Здесь первая семья, в других случаях

благородная,довольно скромна. Он дитя еврейских левитов. Вторая же, бедная семья, в которой

обычно приходится расти герою, заменена египетским царским домом; дочь фараона

воспитывает его как своего собственного сына. Эта типологическая аномалия приводила

многих в замешательство. Эдуард Мейер и последовавшие за ним решили считать, что

исконная легенда звучала иначе: фараон предупрежден пророческим сновидением*, что сын его

дочери несет угрозу ему и его власти, он пускает поэтому родившегося ребенка в воды Нила, но

еврейская семья его спасает и воспитывает как собственного ребенка. Позднее из

<национальных побуждений>**, как выражается Ранк, легенда приняла вследствие переработки

известную нам форму.

Однако несложное соображение показывает, что подобной исконной легенды о Моисее,

уже не отличающейся от прочих, не могло существовать. В самом деле, легенда должна иметь

или египетское, или еврейское происхождение. Первое исключено; у египтян не было причин

возвеличивать Моисея, он не их герой. Значит, предание возникло в еврейском народе, т. е.

было в своей общеизвестной форме привязано к личности вождя. Но для этого оно совершенно

не годилось, потому что какой прок народу от предания, которое делает народного героя

чужаком?

В той форме, в какой сказание о Моисее сегодня лежит перед нами, оно примечательным

образом не отвечает своему тайному замыслу. Если Моисей не царский отпрыск, легенда не

вправе делать его героем; если он остается при своем еврейском происхождении, она не

позаботилась о его возвеличении. Только кусочек всего мифа сохраняет действенность,

утверждение, что ребенок вопреки сильным внешним препятствиям устоял, и эту черту затем

повторяет также история детства Иисуса, в которой царь Ирод берет на себя роль фараона. Мы

в таком случае действительно свободны принять, что какой-то поздний неловкий обработчик

мифологического материала почувствовал потребность приписать своему герою Моисею что-то

похожее на классическую, для

* Упоминается также в сообщении Иосифа Флавия. ** Ук. соч., с. 80, примечание.

героя характерную, легенду о подкидыше, но это Моисею не подходило ввиду особенных

обстоятельств случая.

Этим неудовлетворительным и сверх того ненадежным результатом наше исследование

должно было бы удовлетвориться, ничего не дав для ответа на вопрос, был ли Моисей

египтянином. Но к оценке легенды о подкидыше есть еще и другой, возможно, более

обнадеживающий подход.

Возвратимся к двум семьям, о которых повествует миф. Мы знаем, что на уровне

аналитического истолкования они идентичны; на мифологическом уровне они различаются как

знатная и низкая. Когда, однако, дело идет об историческом лице, к которому привязан миф, то

есть третий уровень, уровень реальности. Одна семья - реальная, в ней лицо, великий человек,

действительно родился и вырос; вторая - фиктивная, придуманная мифом ради своих целей.

Как правило, реальная семья совпадает с низкой, придуманная - с благородной. В случае с

Моисеем, мы видели, кое-что переиначено. И наш новый подход, возможно, ведет к открытию,

что первая семья, та, из которой подкинут ребенок, как и во всех аналогичных случаях,-

выдуманная, а вторая, в которую он принят и где вырастает,- настоящая. Если у нас хватит

смелости, приняв названный порядок за общее правило, подвести под него также и легенду о

Моисее, то нам сразу станет ясно: Моисей - египтянин, возможно, высокородный, которого

легенде обязательно нужно превратить в еврея. Тогда все совпадает! Подкидывание в воду

занимает место, какое и должно занимать; чтобы приспособить к новому смыслу, цель

подкидывания пришлось видоизменить, не без насилия: целью стало не отделаться от ребенка,

а спасти его.

Отклонение легенды о Моисее от всех других того же рода можно было, однако, объяснить

некоторой особенностью его истории. Если все другие герои в течение своей жизни

поднимаются ввысь, героическая жизнь человека Моисея началась тем, что он спустился со

своей высоты, снизошел до детей Израиля.

Мы предприняли свое маленькое исследование в надежде добыть второй, новый аргумент

в пользу предположения, что Моисей был египтянин. Мы знаем, что первый аргумент,

опирающийся на имя, не произвел на многих никакого решающего впечатления*. Надо быть

готовым к тому, что наш новый аргумент, взятый из анализа легенды о подкидыше, окажется

столь же неудачливым. Нам, пожалуй, поставят на вид, что обстоятельства создания и

переиначения легенд слишком все же темны, чтобы оправдывать умозаключения вроде нашего,

и что предание о герое Моисее при своей спутанности, своих противоречиях, ввиду бесспорных

признаков тысячелетиями длившейся тенденциозной переработки и сюжетных переплетений,

должно сделать тщетными все попытки вывести на свет кроющееся за ним зерно исторической

истины. Лично я такую гиперкритическую установку не разделяю, однако и опровергнуть ее

тоже не в состоянии.

Если большая степень достоверности оказалась недостижимой, то зачем я вообще довожу

это свое исследование до сведения общественности? К сожалению, и в оправданиях своего

поступка я тоже не могу пойти дальше догадок и намеков. Скажу, что если оттолкнуться от

двух вышеприведенных аргументов и попытаться всерьез принять допущение о знатном

египетском происхождении Моисея, то приоткроются крайне интересные и далеко идущие

перспективы. В опоре на некоторые вполне разумные предположения мы, похоже, окажемся в

состоянии понять мотивы, руководившие Моисеем в его необычном предприятии, и в тесной

связи с этим нащупаем вероятное обоснование многочисленных черт и особенностей

законодательства и религии, которые он дал еврейскому народу; мы достигнем также

понимания важных аспектов возникновения монотеистических религий вообще. Но выводы

столь важного рода нельзя строить только на психологическом правдоподобии. Если мы

принимаем египетское происхождение Моисея за исторически реальную точку опоры, то как

минимум требуется хотя бы еще один надежный факт, способный защитить весь массив

всплывающих здесь возможностей от упреков в фантастичности и слишком большом отрыве от

действительности. Для этой цели хватило бы, скажем, объективного свидетельства о том, на

* Так, Эдуард Мейер пишет (Meyer E Die Mosessagen und die Leviten, Berliner Sitzungsbericht, 1905, S 651): <Имя

Моисеи - вероятно, а имя Финеес (Пинхас) в священническом роду Силома [Щарств 1,3] - бесспорно

египетские. Этим, разумеется, не доказано, что сами роды были египетского происхождения, можно, однако,

предполагать, что они имели отношения с Египтом> Естественно, спрашивается, как же надо понимать эти

отношения

какое время приходится жизнь Моисея и, стало быть, выход евреев из Египта. Такого

свидетельства, однако, не обнаружено, так что с извлечением дальнейших выводов из

допущения, что Моисей был египтянин, следовало бы лучше повременить.

II. Если Моисей был египтянин...

В одном из предшествующих номеров этого журнала* я попытался подкрепить одним

добавочным аргументом ту догадку, что человек Моисей, освободитель и законодатель

еврейского народа, был не еврей, а египтянин. Египетское звучание его имени замечено давно,

хотя и не оценено по достоинству; мое добавление сводилось к тому, что истолкование

связываемого с Моисеем мифа склоняет считать его египтянином, которого народу было важно

сделать евреем. В конце своей статьи я сказал о важных и далеко идущих следствиях,

вытекающих из допущения, что Моисей был египтянин, и заключил, что не готов публично

настаивать на них, поскольку они покоятся только на психологическом правдоподобии и

лишены объективного доказательства. Чем более значительными представляются добытые на

этом пути прозрения, тем больше остерегаешься подвергнуть их без надежного обоснования

критическим нападкам окружающего мира, выставить их словно медную статую на глиняных

ногах. Никакое сколь угодно соблазнительное правдоподобие не уберегает от ошибки; даже

если все части проблемы выстраиваются в одно целое, словно части мозаики, следует помнить

о том, что правдоподобное не обязательно правда, а правда не всегда правдоподобна. И,

наконец, не так уж манит перспектива быть причисленным к схоластикам и талмудистам,

которые рады упражняться в своем остроумии независимо от того, как далеки от реальности их

утверждения.

Несмотря на эти опасения, чью тяжесть я продолжаю неизменно ощущать, из

противоборства моих побуждений проистекло решение продолжить в нижеследующем начатую

тему. Но сказано будет опять же не все и даже не важнейший фрагмент целого.

Imago, Bd. XXIII, 1937, Heft 1: 145

(1) Итак, если Моисей был египтянин, то первым, что мы приобретем от этого допущения,

будет еще один загадочный вопрос, трудный для ответа. Когда народ или племя* пускается в

великое предприятие, совершенно естественно ожидать, что кто-то из сограждан вызовется в

вожди или будет определен для этой роли путем выбора. Но не легко отгадать, что должно

было подвигнуть высокородного египтянина,- возможно, сына фараона, жреца, высшего

чиновника,- встать во главе горстки приблудных, культурно отсталых чужеземцев и с ними

покинуть свою страну. Общеизвестное презрение египтян к чуждым народностям делает

подобный ход вещей особенно неправдоподобным. Я склонен даже думать, что именно

поэтому даже те историки, которые заметили египетское имя Моисея и приписывали ему всю

мудрость египтян, не пожелали допустить напрашивающуюся вероятность его египетского

происхождения.

К этой первой трудности сразу прибавляется другая. Нельзя забывать, что Моисей был не

только вождем поселившихся в Египте евреев, он был также их законодателем, воспитателем,

понудил их следовать новой религии, которая до сих пор носит его имя. Но так ли уж на самом

деле легко для отдельного человека создать новую религию? И когда кто-то хочет религиозно

повлиять на других, то не самое ли естественное для него - обратить этих других в свою

собственную религию? Еврейский народ в Египте явно не был лишен какой-то формы религии,

и если Моисей, давший ему новую, был египтянин, то не следует отклонять предположение,

что эта другая, новая религия была египетская.

Этой возможности кое-что противоречит: факт самой резкой противоположности между

возводимой к Моисею иудаистской религии - и египетской. Первая - непоколебимая скала

монотеизма; существует только один Бог, он единственен, всемогущ, неприступен; взор его

непереносим для человека, изображений его делать нельзя, даже имя его никто не смеет

выговорить. В египетской религии - почти необозримое множество божеств различного

достоинства и происхождения, несколько персонификаций великих сил природы, как небо и

земля, солнце

* У нас нет ни малейшего представления о численности вышедших из Египта евреев.

и луна, в каком-то случае даже абстракция, как Маат (истина, правда), или урод, как

карлик бэс, большей же частью местные боги, пережиток эпохи, когда страна распадалась на

многочисленные племенные округа, зверообразные, словно бы еще не одолевшие весь путь

развития из старых зверей-тотемов, нечетко отграниченные друг от друга, почти без

размежевания но отдельным функциям. Гимны в честь этих богов говорят о каждом

приблизительно одно и то же, без рассуждений отождествляют их друг с другом так, что

способны безнадежно запутать нас. Возникают комбинации божественных имен, когда одно

становится чуть ли не всего лишь эпитетом другого: так, в расцвет <Нового царства> главный

бог города Фивы зовется Амон-Ра, и в этом составном имени первая часть означает

бараноголового городского бога, тогда как Ра - имя ястребоголового солнечного бога из

города Она. Магические и церемониальные действия, заговоры, амулеты - определяющие

моменты в служении этим богам, как и в повседневной жизни египтян.

Многие из этих различий можно легко дедуцировать из принципиальной

противоположности между строгим монотеизмом и неограниченным политеизмом. Другие -

явные следствия различия в духовном уровне, поскольку одна религия стоит очень близко к

примитивным фазам, другая взметнулась к высотам парящей абстракции. Этими двумя

моментами отчасти объясняется внезапно возникающее в нас ощущение, что противоречие

между Моисеевой и египетской религией - намеренное и целенаправленно отточенное;

скажем, в одном случае магия и волшебство строжайшим образом осуждены, в другом -

цветут самым пышным цветом. Или еще: ненасытной страсти египтян воплощать своих богов в

глине, камне и металле, чему столь многим обязаны наши сегодняшние музеи,

противопоставляется жесткий запрет на изображение какого бы то ни было живого или

придуманного существа.

Имеется, однако, такая противоположность между двумя религиями, которая не поддается

нашим пробным объяснениям. Никакой другой народ древности не сделал столько для

отрицания смерти, как египтяне, не заботился так тщательно о продолжении потустороннего

существования, и соответственно бог мертвых Осирис, владыка иного мира, был

популярнейшим и бесспорнейшим из всех египетских богов. Древнеиудейская религия,

напротив, полностью отреклась от бессмертия; нигде и ни разу не упоминается в ней о

возможности продолжения существования после смерти. Это тем более замечательно, что

позднейший опыт показал вполне успешное сочетание веры в потустороннее бытие с

монотеизмом в религии.

Мы надеялись, что допущение о египетском происхождении Моисея окажется в разных

аспектах плодотворным и многое прояснит нам. Но первый же наш вывод из этого допущения

- новая религия, данная им иудеям, была его собственной, египетской,- разрушается фактом

различия, даже противоположности обеих религий.

(2) Одно примечательное обстоятельство из истории египетской религии, лишь недавно

понятое и оцененное по достоинству, открывает перед нами новую перспективу. Оказывается

вопреки всему возможным, что религия, преподанная Моисеем еврейскому народу, была все-

таки его собственной, одной из египетских религий, хотя и не о бщеегипетской.

В славной XVIII династии, при которой Египет впервые стал мировой державой,

приблизительно в 1375 г. до Р. X. на трон восшел молодой фараон, звавшийся сперва

Аменхотепом (IV), как и его отец, позднее же изменивший свое имя, и не просто имя. Этот

властитель вознамерился навязать своим египтянам новую религию, шедшую вразрез с их

тысячелетними традициями и со всеми их устоявшимися жизненными привычками. Это был

строгий монотеизм, первый опыт подобного рода в мировой истории, насколько простираются

наши познания; и вместе с верою в одного единственного Бога неизбежно родилась

религиозная нетерпимость, чуждая как всей предшествующей, гак и большому отрезку

последующей древности. Но правление Аменхотепа IV длилось только 17 лет; очень скоро

после его смерти, случившейся в 1358 г., новая религия была отменена, память о еретическом

правителе вытравлена. По развалинам новой резиденции, которую он построил и посвятил

своему богу, и по надписям в примыкающих к ней скальных гробницах мы знаем то немногое,

что дошло от него до нас. Все, что мы способны разузнать об этой замечательной, даже

уникальной личности, достойно высшего интереса.

* <Первая индивидуальность в человеческой истории>, как назвал его Брестед.

Все новое неизбежно подготовлено и обусловлено чем-то более ранним. Истоки

египетского монотеизма могут быть с известной достоверностью прослежены еще на один шаг

в глубь веков*. В школе жрецов солнечного храма в бне (Гелиополисе) с давних времен

существовала тенденция, направленная на разработку представления о едином вселенском боге,

с подчеркиванием этической стороны его существа. Маат, богиня истины, порядка,

справедливости, была дочерью солнечного бога Ра. Уже при Аменхотепе III, отце и

предшественнике реформатора, поклонение солнечному богу приобрело новый размах,

вероятно, в порядке соперничества с властно распространившимся культом фиванского Атона.

Было заново извлечено на свет прадревнее имя солнечного бога Атон, или Атум, и в этой

религии Атона молодой правитель нашел то религиозное движение, которое ему не нужно было

инициировать, к которому он мог присоединиться.

Политическая ситуация Египта к этому времени начинала уже оказывать устойчивое

влияние на египетскую религию. Благодаря военным подвигам великого завоевателя Тутмоса

III Египет стал мировой державой, к государству были добавлены на юге Нубия, на севере

Палестина, Сирия и часть Месопотамии. Этот империализм отразился в религии как

универсализм и монотеизм. Поскольку опека фараона, помимо Египта, охватывала теперь

Нубию и Сирию, божество тоже должно было отказаться от своей национальной

ограниченности, и подобно тому как фараон был единственным и неограниченным господином

всего известного египтянам мира, новое божество Египта тоже должно было приобрести

вселенские черты. Кроме того, естественным образом с раздвижением государственных границ

Египет становился доступнее для иноземных влияний; некоторые из жен правителя были

азиатскими принцессами** и, возможно, даже прямые побуждения к принятию монотеизма

проникали из Сирии.

Аменхотеп никогда не отрицал своей приверженности к солнечному культу города Она. В

двух гимнах Атону, сохранившихся для нас благодаря надписям в скальных гробницах и,

вероятно, им же самим сочиненных, он пре-

* Нижеследующее большей частью следует изложению Дж. Бресте-да в его <Истории Египта> (1906), а

также в <Заре сознания> (1934) и в соответствующих разделах <Кембриджской древней истории>, т. п.

** Возможно, даже любимая супруга Аменхотепа Нефертити

возносит Солнце как творца и хранителя всего живого в Египте и за его пределами со

страстью, которая возвращается лишь много столетии спустя в псалмах, славящих иудейского

бога Ягве. Он, однако, не ограничился своим поразительным предвосхищением научного

познания относительно действия солнечных лучей. Нет никакого сомнения, что он сделал шаг

вперед, что он почитал Солнце не как материальный объект, а как символ божественной

сущности, чья энергия давала о себе знать в его лучах*.

Мы, однако, не отдадим должное этому правителю, если будем рассматривать его лишь

как последователя и распространителя существовавшей до него религии Атона. Его

деятельность была гораздо более радикальной. Он привнес нечто новое, благодаря чему учение

об универсальном боге впервые стало монотеизмом: момент исключительности В одном из его

гимнов это высказано прямо: <О ты, единственный Бог, рядом с кем нет никакого другого>**.

Не будем забывать, что для оценки нового учения знания одного лишь его позитивного

содержания недостаточно; почти столь же важна его негативная сторона, познание того, что им

отвергается. Ошибочным было бы также предполагать, что новая религия одним разом явилась

на свет готовой и полностью оснащенной, как Афина из головы Зевса. Скорее все говорит за то,

что в период правления Аменхотепа она постепенно усиливалась, достигая все большей

ясности, последовательности, жесткости и нетерпимости. Вероятно, это произошло под

влиянием сильного противления, начавшегося среди жрецов Амона в ответ на реформу

правителя На шестом году правления Аменхотепа враждебность обострилась до такой степени,

что фараон изменил свое имя,

* Breasted J H. History of Egypf, p 360 <Но сколь бы очевидным ни было гелиополитанское происхождение новой

государственной рели гии, последняя не была просто солнцепоклонничеством, слово Атон было применено

вместо старого сюва со значением бог (нутер), и между богом и материальным солнцем проводиюсь ясное

различение> <Не сомненно, правитель обожествлял силу, благодаря которой Солнце дает о себе знать на

земле> (Dawn of conscience, p 279) Сходное мнение об одной из формул в честь бога - у А Эрмана (Erman A,

Die Agyptische Religion, 1905) <Имеют место слова, которые призваны как только можно абстрактнее

выразить, что почитается не само светило, а обнаруживающееся в нем существо>

** History of Egypt, p 374

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Схожі:

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconИнформационное письмо львовское философское объединение «Cogito» Кафедра философии Национального университета «Львовская политехника» Кафедра философии и экономики Львовского национального медицинского университета имени Данила Галицкого
Философия, религия и эзотерика о влиянии человек на мир: традиционные и современные подходы
З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи