З. Фрейд Дискуссия с Посторонним icon

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним




Скачати 182.89 Kb.
НазваЗ. Фрейд Дискуссия с Посторонним
Дата02.09.2013
Розмір182.89 Kb.
ТипДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд Зигмунд/Freid-Rat 1.doc
3. /Фрейд Зигмунд/Kon (2) Френйд Я и Оно.doc
4. /Фрейд Зигмунд/Kon Френйд Я и Оно.doc
5. /Фрейд Зигмунд/Leonardo.doc
6. /Фрейд Зигмунд/~$ Бессознательное.doc
7. /Фрейд Зигмунд/~$ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
8. /Фрейд Зигмунд/Алфавитка книг ФРЕЙДА .doc
9. /Фрейд Зигмунд/Влечения и их судьба - Фрейд.doc
10. /Фрейд Зигмунд/Глава 16 в книге 4 из ПЕРЕНОС.doc
11. /Фрейд Зигмунд/Глава 17 из третьей книги Метапсихология.doc
12. /Фрейд Зигмунд/Глава 4 Основные принципы манипуляции сознания.doc
13. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Толкование сновидений.doc
14. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Три статьи по теории сексуальности.doc
15. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд Бессознательное.doc
16. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой 11.doc
17. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой.doc
18. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд По ту сторону принципа удовольствия.doc
19. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд-Влечения и их судьба.doc
20. /Фрейд Зигмунд/ЗФ - Человек Моисей и монотеистическая религия.doc
21. /Фрейд Зигмунд/ЗФ 1.doc
22. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Bessozn.doc
23. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Leonardo.doc
24. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Анализ конечный и бесконечный.pdf
25. /Фрейд Зигмунд/ЗФ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ 1.doc
26. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Бессознательное.doc
27. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.doc
28. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.pdf
29. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в ПА лекции.pdf
30. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 1 - 15.doc
31. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 16 - 28.doc
32. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 29 - 35.doc
33. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психологию.doc
34. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба 1.doc
35. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба.doc
36. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Вытеснение.doc
37. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз .doc
38. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз 1.doc
39. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Дискуссия с посторонним.doc
40. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский и отцеубийство.doc
41. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский.doc
42. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Женственность.doc
43. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза от СИ.doc
44. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза.doc
45. /Фрейд Зигмунд/ЗФ История болезни Анны О.doc
46. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Йозеф Брейер никролог.doc
47. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
48. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология 1.doc
49. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
50. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология.doc
51. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях.doc
52. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Механизм навязчивых идей и фобий.doc
53. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.doc
54. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.pdf
55. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.doc
56. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.pdf
57. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Некоторые замечания относительно понятия БСЗ в ПА.doc
58. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Несколько замечаний по повобу понятия БСЗ.doc
59. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Неудовольство культурой.doc
60. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О ПРЕВРАЩЕНИИ ВЛЕЧЕНИЙ В ОСОБЕННОСТИ АНАЛЬНОЙ ЭРОТИКИ.doc
61. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О параное 111.doc
62. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О преврацении влечений в особенности анальной эротики.doc
63. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О сновидении.doc
64. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ОЧЕРК ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИЗА 2.doc
65. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Об унижении любовной жизни.doc
66. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Остроумие и его отношение к бессознательному.doc
67. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории ПА.doc
68. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории психоанализа.doc
69. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерки об истерии.doc
70. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПА религия культура.pdf
71. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПОЛОЖЕНИЯ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ .doc
72. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ППОЖ Забывание иностранных слов .doc
73. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и меланхолия 1.doc
74. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и миланхолия.doc
75. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа Удовольствия.doc
76. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа наслаждения.pdf
77. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону удовольствия.doc
78. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Положение о 2 принципах психической деятельности.doc
79. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Представление о мотивах и личности в ПА.doc
80. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психология масс и анализ человеческого Я.doc
81. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психопатология обыденной жизни.doc
82. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Разделение психической лекции Л 31.doc
83. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют ......doc
84. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращ.doc
85. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сексуальная жизнь человека.doc
86. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сознание и бессознательное.doc
87. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинен Строки биогр О снов Псих масс и анал чел Я.pdf
88. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинения Строки биографии.doc
89. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Строки биографии.doc
90. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ТРУДНОСТЬ НА ПУТИ ПСИХОАНАЛИЗА.doc
91. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Табу девственности.doc
92. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Теория личности.doc
93. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Толкование сновидений.doc
94. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Три статьи по теории сексуальности.doc
95. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Трудности на пути ПА.doc
96. /Фрейд Зигмунд/ЗФ УС Представлени о мотивах и личности в ПА.doc
97. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Человек Моисей и монотеистическая религия.pdf
98. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этот человек Моисей.doc
99. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этюды об истерии предисловия.doc
100. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Я и Оно.doc
101. /Фрейд Зигмунд/ЗФ.doc
102. /Фрейд Зигмунд/Заметки о контрпереносе.doc
103. /Фрейд Зигмунд/Зигмунд Фрейд Введение в психологию.doc
104. /Фрейд Зигмунд/Оккупация Метапсихология.doc
105. /Фрейд Зигмунд/Печаль и меланхолия.doc
106. /Фрейд Зигмунд/Список Фобий и извращений.doc
107. /Фрейд Зигмунд/Фрейд БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.doc
108. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ДОСТОЕВСКИЙ И ОТЦЕУБИЙСТВО.doc
109. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
110. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ПСИХОЛОГИЯ МАСС И АНАЛИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Я.doc
111. /Фрейд Зигмунд/Фрейд Я и Оно.doc
112. /Фрейд Зигмунд/Фрейд- Человек Моисей и монотеизм.doc
Преследование касается не только моего способа мышлейй ния, но и моей расы, я с рядом друзей покинул город, • бывший мне с раннего детства и на протяжении 78 лей отечеством
Сознание и бессознательное
Психология масс и анализ человеческого я*
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Достоевский и отцеубийство
Печаль и меланхолия
Список различных фобий и извращений
Оккупация (пленённость, захваченность объектом)
Зигмунд Фрейд. Введение в психологию
З. Фрейд Заметки о контрпереносе
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
Этюды об истерии
Зигмунд Фрейд Сборник произведений
З. Фрейд Этот человек Моисей
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
З. Фрейд табу девственности
З. Фрейд: теория личности
З. Фрейд трудность на пути психоанализа
Строки биографии строки биографии
Строки биографии психология масс и анализ человеческого "Я"
Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
З. Фрейд сексуальная жизнь человека
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Лекции по психоанализу. М., С. 334-349. Зигмунд фрейд разделение психической личности (тридцать первая лекция)
З. Фрейд Психопатология обыденной жизни
З. Фрейд Психология масс и анализ человеческого Я
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Зигмунд фрейд
З. Фрейд По ту сторону удовольствия
По ту сторону принципа удовольствия
З. Фрейд Печаль и меланхолия
Печаль и меланхолия
З. Фрейд забывание иностранных слов
З. Фрейд положения о двух принципах психической деятельности
Этюды об истерии
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Зигмунд фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд Остроумие и его отношение к бессознательному
З. Фрейд об унижении любовной жизни
З. Фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Остров доброты татьяны бонне
Зигмунд Фрейд о сновидении
От редактора статьи
З. Фрейд недовольство культурой
Ii томе «Kleiner Schriften zur Neurosenlehre». О превращении влечений
З. Фрейд Некоторые замечания относительно понятия бесознательного в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Невозможно отрешиться от мысли, что обычно люди меряют все ложной мерой: они
З. Фрейд мы и смерть
Остров доброты татьяны бонне
Механизм навязчивых идей и фобий
Книга З. Фрейд "Массовая психология и анализ человеческого "Я"
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд Йозеф Брейер
Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)
З. Фрейд Заметки о случае обессивного невроза
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
З. Фрейд женственность
З. Фрейд Дискуссия с Посторонним
Фрейд З. Достоевский и отцеубийство
Достоевский и отцеубийство
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд влечения и их судьба
Введение в психологию
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. фрейд будущее одной иллюзии
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд бессознательное
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Бессознательное
З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия
Примечание издателя
Влечения и их судьба
З. Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия» из кн. ЗюФрейд «Я и Оно» М.: Зао изд-во эксмо-пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998 г. Стр. 711- 768
З. фрейд строки биографии
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
З. фрейд строки биографии
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Из третьей книги "Метапсихология", входящей в цикл "
Основные доктрины манипуляции сознанием § Технология манипуляции как закрытое знание
Определение
Название книг и статей
Влечения и их судьба
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Сознание и бессознательное
Сознание и бессознательное
3игмунд фрейд
Примечание издателя

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним


Internationaler Psychoanalytischer Verlag. Leipzig,Wien, Zürich, 1926

Послесловие: 'Internationale Zeitschrift für Psychoanalyse', Bd. 13, 326-32, 1927

ВВЕДЕНИЕ

Титул этого маленького сочинения будет не понятен сам по себе. Поэтому я сразу объясню его. Дилетанты = не-врачи, а проблема состоит в том, можно ли и не-врачам позволить проводить анализ. Эта проблема имеет как временную, так и территориальную обусловленность. Что касается времени, то до сих пор еще не позаботились выяснить, кто же проводит психоанализ. Действительно, об этом практически совсем позабыли. Eдинство было лишь в желании, а именно, психоаналитические сеансы никогда не должен проводить тот, у кого в глубине души лежит к нему антипатия. И все это с различными обоснованиями. А требование, что анализировать должны только врачи, соответствует, таким образом, новой и, по-видимому, более дружественной установке к анализу со стороны медиков. То есть при условии, что она не окажется всего на всего лишь несколько модифицированным изменением их прежней негативной установки к анализу. Признается и то, что при определённых условиях необходимо проводить аналитическое лечение, но если проводить, то это должны делать только врачи. Почему возникли такие ограничения и будет далее предметом исследования.

Эта проблема по-разному решается разными странами и далеко не во всех странах она рассматривается как достойная особого внимания. Для Германии и Америки она означает академическую дискуссию, так как в этих странах любой больной может лечиться по своему собственному предпочтению, выбирая, как и кем — то есть любой, кто пожелает, может, назвавшись "знахарем" лечить любого больного, если только он берёт на себя ответственность за свои действия. Закон вообще не регулирует эту сферу, если только не возникает необходимость наказания за нанесение вреда больному. А в Австрии, в которой и для которой я пишу, закон превентивен: он запрещает не-врачам предпринимать лечение больных, не дожидаясь его плачевного исхода. Таким образом, проблема, могут ли дилетанты-не-врачи лечить больного посредством психоанализа, имеет здесь практический интерес. По-видимому, как только такая проблема поднимается, она тотчас решается посредством соблюдения буквы закона. Нервные люди являются больными, дилетанты являются не-врачами, психоанализ — метод для устранения или облегчения нервных страданий, а потому все такого рода лечения сохраняются за врачами. Следовательно, не позволяется дилетантам проводить ана­лиз нервных людей, если это случается — это наказуется. При таком положении дел вряд ли кто-то отважится заняться рассмотрением проблемы дилетантского анализа. Между тем, здесь имеются и некоторые особенности, о которых закон совсем не заботится, но несмотря на это, их всё же следует учитывать. Возможно, выяснится и такое, что больные в нашем случае не похожи на обычных больных, а дилетанты – так вообще не являются дилетантами. Врачи так те вообще не могут определённо сказать, чего же они ожидают от психоаналитического лечения, на чём они основывают исключительность своих притязаний. Если можно будет доказать таковое, то тогда появляется вполне справедливое требование к тому, чтобы закон не применялся без учёта каждого конкретного случая психоаналитического лечения, проводимого дилетантами.

I

Произойдет ли подобного рода переоценка критериев, позволяющих проводить психоанализ, зависит от лиц, которые не обязаны знать все тонкости аналитического лечения. Это наша задача, рассказать об этом посторонним лицам, которых мы могли бы сейчас обозначить как несведущих в нашем деле. Мы сожалеем, что не можем сделать их свидетелями одного из психоаналитических сеансов. "Аналитическая ситуация" не выносит присутствия третьего. Кроме того, отдельные сеансы лечения слишком неравноценны между собой. Один некомпетентный созерцатель, попавший на любой сеанс, скорее всего, получил бы совершенно превратное впечатление. Посторонний наблюдатель скорее всего не смог бы понять то, что происходит между аналитиком и пациентом, или просто бы скучал. Таким образом, этот «специалист» должен во благо ли, во зло, удовлетвориться предоставляемой нами информацией, которую мы хотим сообщить ему, не скрывая трудностей психоаналитического лечения.

Итак, больной может страдать от колебаний настроения, с которыми он не справляется, или впадать в малодушное уныние, из-за которого он ощущает скованность своей энергии, так как он абсолютно ни на что не может осмелиться, или боязливо смущается в компании незнакомых людей. Он может совершенно неожиданно ощутить, что исполнение его привычной профессиональной работы вызывает у него большие трудности, как и любое более или менее серьезное решение и любое начинание. В один из дней — неизвестно почему — он пережил мучительный припадок страха и с тех пор не может без больших усилий самостоятельно переходить улицу или ездить по железной дороге, а возможно и вообще должен отказаться и от того, и от другого. Или, что является особенно примечательным, его мысли идут своим собственным путём, не позволяют проявиться самостоятельной воле пациента. Его преследуют побуждения казалось бы совершенно безразличные для него, и все же он не может от них отказаться. Ему навязываются необычайно смехотворные задачи, наподобие подсчета общего числа окон на фасадах домов. Или при выполнении простых действий, например, бросить письмо в почтовый ящик или выключить газовую плиту, чуть позже он начинает сомневаться, действительно ли он это сделал. Возможно, что всё это лишь вызывает у пациента досаду и небольшое раздражение; однако такое состояние может стать совершенно невыносимым, если вдруг возникает ощущение невозможности отделаться от навязчивой идеи, что он обязательно должен толкнуть какого-то ребенка под колёса вагона, сбросить неизвестного ему че­ловека с моста в воду, а возможно, пациент весь день будет себя спрашивать, не является ли он тем самым убийцей, которого ищет полиция, как виновника раскрытого сегодня преступления. Конечно же, это совершенно очевидная бессмыслица, он и сам это хорошо знает, он ещё ни разу ни одному человеку не сделал ничего плохого, но даже если бы он действительно был тем разыскиваемым убийцей, испытываемое им ощущение - чувство вины — никак не могло бы быть больше.

Или же наш пациент — пусть в этом случае это будет женщина — страдает совершенно иначе, и в другой области. Женщина эта ─ пианистка, но её пальцы сведены судорогой и отказываются служить. Когда она ещё только собирается выйти в общество, у нее сразу же появляется естественная потребность, удовлетворение которой было бы несовместимо с пребыванием в обществе. Таким образом, она вынуждена отказаться от посещения вечеров, балов, театров, концертов. А если она, в крайнем случае, там всё же находится, то на нее сразу обрушиваются сильные головные боли и другие болезненные ощущения. Часто приём пищи у неё заканчивается рвотой, что может при большой продолжительности стать опасным для её жизни. Наконец, достойно сожаления и то, что она не выносит даже малейшего волнения, которого в жизни просто невозможно избежать. В такие моменты она впадает в бессознательное состояние, часто сопровождающееся мышечными судорогами, напоминающими жуткую болезнь (эпилепсию).

А другие больные чувствуют неполадки в себе в специфической области, где эмоциональная жизнь предъявляет особые требования к телу (физиологии). Если это мужчины, то они часто считают себя неспособными на проявление нежных чувств к другому полу, в то время как по отношению к менее любимым объектам в их распоряжении, возможно, найдётся весь необходимый арсенал средств. Или их чувственность привязывает их к лицам, которых они презирают, от кото­рых они хотели бы освободиться. Или она ставит их в такие условия, что реализация желания для них самих становится противной. Если это женщины, то они из-за страха, или отвращения, или каких-то других затруднений чувствуют неспособность следовать требованиям половой жизни; если они отдаются любви, то находят себя обманутыми в наслаждении, которое дает природа в качестве награды за их уступчивость.

Все эти лица признают себя больными и ищут врачей, которые могли бы избавить их от таких нервных расстройств. Врачи особым образом классифицируют эти страдания. Они диагностируют их в соответствии со своими точками зрения, под различными названиями: неврастения, психастения, фобия, невроз навязчивости, истерия. Они тщательно исследуют органы, связанные с симптомами, сердце, желудок, кишечник, гениталии, и не находят в них никаких патологических признаков. Они советуют отказаться от привычного для больных образа жизни, поболь­е отдыхать, заниматься укрепляющими процедурами, принимать тонизирующие медикаменты, и даже добиваются в результате этого временного облегчения страданий пациентов — или вообще ничего. Наконец, больные узнают, что имеются лица, которые специально занимаются лечением именно их страданий и идут к ним на анализ. Наш Посторонний, которого я представляю себе здесь присутствующим постоянно, ранее, при изложении нервных болезненных проявлений выказывал явные признаки нетерпения. Теперь же он становится внимательным, заинтересованным и говорит примерно следующее: "Итак, сейчас мы узнаем, как поступит аналитик с пациентом, которому врач не смог помочь".

Между психоаналитиком и пациентом не происходит ничего иного, кроме того, что они беседуют друг с другом. Аналитик не применяет традиционных медицинских инструментов и исследований, да и медикаментов он не предписывает. Если это только возможно, он позволяет пациенту находиться в своём прежнем окружении и в своих обычных отношениях с людьми в течение всего аналитического лечения. Конечно, это не является обязательным условием, и даже не всегда в таком виде лечение может быть осуществлено. Аналитик назначает пациенту определённое время, а на самих сеансах просит больного спонтанно говорить, внимательно выслушивает его, затем говорит и сам, прося пациента в свою очередь выслушать и его.

Вид нашего Постороннего свидетельствует теперь о явном удовлетворении и расслаблении, но хорошо заметна и определённая доля презрения с его стороны. Словно бы он подумал: "И ничего-то более? Слова, слова и снова слова, — как говорит принц Гамлет". Конечно же, в голове у Постороннего должна проноситься издевательская речь Мефистофеля о том, как удобно манипулировать словами, речь, которую вряд ли когда забудет хотя бы один немец. Посторонний ещё добавляет: "Итак, это один из видов колдовства, Вы говорите и этим устраняете страдания пациента".

Конечно, это было бы колдовством, если бы действовало именно так, мгновенно. Колдовству, безусловно, свойственна быстрота, можно сказать, неожиданность успеха. Но на аналитическое лечение уходят месяцы и даже годы; такое длительное «колдовство» теряет обязательный для него атрибут чудесного. Впрочем, мы не хотели бы презирать слово. Это же мощный инструмент, это — средство, с помощью которого мы сообщаем друг другу наши чувства, это ─ средство оказывания воздействия на других людей. Слова могут принести несказанное благо, но и ужасные страдания. Конечно, первым творением было дело, слово пришло позднее, в некоторых отношениях замена физической активности словом — явление культурного прогресса. Но первоначальное слово всё же было колдовством, магическим актом, и еще многое из своей прежней силы оно продолжает сохранять.

Посторонний продолжает: "Давайте допустим, что пациент не лучше чем я разбирается в сути аналитического лечения. Как можете Вы привести его к вере в магию слова или речи, которая должна освободить его от страданий?"

Естественно, к этому пациента нужно подготовить, и для этого существует довольно простой путь. Пациента просят быть совершенно искренним со своим аналитиком, ничего не удерживать и не утаивать, ничего из того, что ему приходит в голову, и даже вообще не считаться ни с какими помехами, которые бы могли воспрепятствовать высказыванию каких-либо мыслей или воспоминаний. Каждый человек хорошо знает, что у него есть такого, о чём бы он рассказал лишь с неимоверным трудом, или что он вообще считает недопустимым сообщать. Это его "интимные дела". Пациент также догадывается (а это уже означает большой прогресс в психологическом самопознании), что имеется и нечто другое, в чем он неохотно сознался бы даже самому себе и потому легко это скрывает от самого себя, изгоняет из своего сознания, когда оно всё же всплывает в нём. Возможно, в какой-либо ситуации пациент заметит появление особой психологической проблемы, заключающейся в том, что собственная же мысль должна охраняться от него самого (от Самости). Словно бы его Самость не являлась больше чем-то единым и цельным, качества, которые пациент всегда ей приписывал, словно бы в нём имелось и еще что-то другое, что может противопоставляться этой Самости. Ему может как бы померещиться что-то в виде противоположности между Самостью и душевной жизнью в широком смысле. Если теперь пациент принимает требования анализа говорить всё, то при таких необычных предпосылках в недалёком будущем становится возможным общение и обмен мыслями на совершенно ином уровне, что может привести к своеобразному результату.

"Я понимаю, — говорит наш Посторонний слушатель, — Вы считаете, что любой невроз имеет в своей основе что-то угнетающее пациента, какую-то тайну, а побуждая больного человека высказать её, Вы освобождаете его от душевного гнёта и излечиваете . Но это тот же самый принцип исповеди, которым католическая церковь еще с незапамятных времен обслуживает себя для сохранения своего господства над душами".

Здесь нам нужно ответить: "и да, и нет". Вероятно, исповедь действительно входит в анализ, как бы являясь его начальным принципом. Но всё это тем не менее далеко отстоит от того, чтобы соответствовать сути анализа или объяснить его воздействие. На исповеди грешник говорит то, что он знает, а в анализе невротик должен сказать гораздо больше. Мы ничего не слышали и о том, чтобы исповедь когда-либо обладала силой, устраняющей проявляющиеся симптомы болезни.

"Тогда я вообще ничего не понимаю, — звучит возражение Постороннего. — Что же это должно значить: сказать больше, чем знает. Но я могу себе легко представить, что Вы, как аналитик, оказываете на Вашего пациента более сильное влияние, чем исповедующий отец на исповедуемое дитя, так как Вы намного дольше, интенсивнее, а также индивидуальнее занимаетесь с пациентом. Это более сильное воздействие Вы используете для того, чтобы отвести пациента от его болезненных мыслей и опасений. Было бы достаточным уже одного того, что таким путём Вам удаётся преодолевать даже чисто физиологические проявления в виде рвоты, поноса, судорог. Но я знаю о том, что подобного рода воздействия очень эффективны при введении больных в гипнотическое состояние. Вероятно, посредством Ваших усилий, Вы оказываете гипнотическое воздействие на пациента, и всё за счёт суггестивной связи с личностью больного человека, даже если это Вы и не намеревались использовать. А все чудеса Вашей терапии являются тогда следствием гипнотического внушения. Но насколько я знаю, гипнотическая терапия работает намного быстрее Вашего анализа, который, как Вы говорите, продолжается месяцами и годами".

Оказывается, что наш Посторонний не настолько невежественен и беспомощен, как мы посчитали вначале. Легко заметить, что он пытается понять психоанализ при помощи своих прежних познаний, присоединяя его к чему-то прежде знакомому. Сейчас перед нами трудная задача прояснить для Постороннего, что это ему не удастся, что анализ является методом sul generis, чем-то совершенно новым и своеобразным, что психоанализ может быть понят только при помощи новых взглядов — или, если хотите, новых гипотез. Но Посторонний заслуживает еще и ответа на свое последнее замечание.

То, что Вы сказали об особом личном влиянии аналитика, конечно же, достойно большого внимания. Такое влияние действительно существует и играет в анализе большую роль. Но оно очень сильно отличается от гипнотического воздействия. Мы думаем, что нам удастся доказать Вам, что ситуации тут и там совершенно различные. Возможно, будет просто достаточно одного замечания, что мы не используем личное влияние как "суггестивный" момент для того, чтобы подавить симптомы страдания, что происходит при гипнотическом внушении. И далее, было бы ошибочным полагать, что этот момент непременно должен являться носителем и покровителем лечения. Возможно, лишь вначале это так; а позднее суггестивный момент противится нашим аналитическим намерениям и вынуждает нас прибегнуть к довольно серьёзным контрмерам. Я хотел бы на одном из примеров показать Вам, насколько далеко аналитическая техника вышла за пределы традиционной психотерапии, работающей посредством переключения интересов и внушения. Если наш пациент страдает от чувства вины, словно бы он совершил тяжкое преступление, то мы не советуем ему не обращать внимания на эти муки совести посредством подчеркивания «несомненной безвинности» пациента. Это он пытался делать и сам, и всегда безуспешно. Мы же пытаемся ему разъяснить, что такое сильное и надолго сохраняющееся ощущение вины должно быть обосновано чем-то реальным, что, возможно, удастся обнаружить.

"Меня бы поразило, — делает вывод Посторонний, — если бы посредством такого объяснения Вам удалось успокоить чувство вины Вашего пациента. Каковы Ваши аналитические намерения, и чем Вы собственно занимаетесь с пациентом?"

Если я хочу быть до конца понятым Вами, то тогда я, наверное, должен представить Вам ту часть психологического учения, которая неизвестна или еще недостаточно оценена по заслугам за пределами аналитического круга. Из этой теории можно легко вывести, чего конкретно мы хотим от больного и каким путём мы этого достигаем. Я представлю ее в догматическом виде, словно бы эта теория уже была завершенной научной системой. Но не считайте только, что наша теория сразу же возникла наподобие какой-либо философской системы. Мы разрабатывали ее очень медленно, подолгу сражаясь за каждую частичку, непрерывно модифицируя нашу теорию в постоянном контакте с реальностью, пока она, в конце концов, не приобрела ту форму, в которой она, по-видимому, вполне подходит для наших целей. Всего лишь несколько лет назад я вынужден был бы излагать это учение другими словами. Естественно, что я не могу ручаться за то, что сегодняшняя форма изложения останется неизменной. Вы хорошо знаете, что наука не является откровением с небес, ей с самого начала не присущ характер чего-то определенного, неизменного, безошибочного, чего так страстно жаждет человеческое мышление. Но в том виде, в каком сейчас находится наше учение, оно является именно тем, что мы имеем. Если Вы примете к сведению, что наша наука (психология) очень молода, что она вряд ли насчитывает сотню лет, и что она, по-видимому, занимается труднейшим материалов, который ещё доступен для исследовательской деятельности людей, то Вы сможете с пониманием отнестись к моему изложению. Но всегда, когда захотите, Вы можете прерывать меня, если не сможете следовать за мной или пожелаете более подробных объяснений.

"Я хочу прервать Вас еще до того, как Вы начнёте. Вы сказали, что хотите изложить для меня новую психологию, но я считал раньше, что психология не является новой наукой. Существует достаточно психологии и психологов, а в школе я слышал о значительных достижениях в этой области".

Этого я и не думал оспаривать. Но если Вы посерьёзнее рассмотрите этот вопрос, то окажется, что эти значительные достижения скорее относятся к физиологии органов чувств. Учение о душевной жизни не могло быть создано прежде, так как его появление было невозможно из-за одной единственной, но существенной ошибки. Что охватывает оно сегодня, как преподносится оно в школе? Кроме действительно ценных взглядов на физиологию органов чувств, в психологии есть ещё классификация и определения наших психических процессов, которые благодаря использованию в обыденном языке стали общим достоянием всех образованных людей. Но очевидно, что этого недостаточно для понимания нашей душевной жизни. Разве Вы не заметили, что каждый философ, писатель, историк и биограф придумывает свою собственную психологию, выдвигает свои особые гипотезы о закономерностях и целях психических актов, причём, всё это в определенной мере действительно соответствует истине и в то же время отличается огромной ненадёжностью? Очевидно, что здесь отсутствует общая основа. А потому и оказывается, что в психологической области отсутствуют, так сказать, и уважение, и авторитет. Любой человек в соответствии со своими собственными вкусами может здесь "заниматься браконьерством". Если Вы затронете физическую или химическую проблему, то молчать будут все, кто не обладает "специальными знаниями". Но если Вы отважитесь на какое-либо психологическое утверждение, то Вы должны будете столкнуться с мнениями и возражениями каждого человека. Вероятно, в этой области вообще не существует "специальных знаний". У каждого человека есть его личная душевная жизнь, поэтому-то каждый и принимает себя за психолога. Но это мне не кажется достаточным логическим основанием. Рассказывают, что у одной женщины, пожелавшей поработать "воспитательницей", спросили, умеет ли она обращаться с маленькими детьми. "Конечно, — ответила та сразу, — сама-то я была когда-то маленьким ребенком".

"И этот не замечаемый всеми психологами "общий фундамент" душевной жизни Вы хотите обнаружить посредством наблюдения за больными?"

Я не считаю, что такой «патологический» источник обесценил бы наши данные. Например, эмбриология не достигла бы признания, если бы она не смогла полностью объяснить возникновение врожденных уродств. Но это профессионалы-специалисты, чьи мысли идут своим собственным объективным путём, размышляют-то они о проблемах, которые им абсолютно безразличны. Да и школьная психология, Вы что же считаете, что когда-либо она могла бы внести хоть малейший вклад в объяснение подобного рода аномалий в душе человека? А кроме того, с каждым из нас случается то, что по ночам наше мышление вступает на свой собственный путь и создаёт вещи, которые мы по­том не понимаем, которые нам чужды и внушают опасения, чем-то напоминая болезненный бред, ─ я подразумеваю наши сновидения. Народ всегда держался веры, что сновидения имеют какой-то смысл, какую-то ценность, что они что-то означают. Вот этот-то смысл сновидений школьная психология никогда не сможет понять. Она вообще ничего не может поделать со сновидениями. Когда она пытается привести объяснения, то все они оказываются непсихологическими, как, например, объяснения раздражением органов чувств, неодинаковой глубиной торможения различных частей головного мозга и тому подобным. И тем не менее можно сказать, что психология, которая не может объяснить сновидения, бесполезна в деле понимания нормальной душевной жизни и не может претендовать на звание науки.

"Вы становитесь агрессивным, наверное, мы коснулись-таки болезненного места у Вас. Я конечно слышал, что в анализе большую ценность придают сновидениям, толкуют их, ищут связанных с ними воспоминаний о действительных происшествиях и так далее. Но известно также и то, что толкование сновидений сильно подвержено произволу аналитиков, и что они сами не справились с распрями из-за правильного способа толкования сновидений, за получение исключительного права на выведение по ним «истинных» заключений. Если это так и есть, то Вы не должны чрезмерно преувеличивать достоинства, которые анализ имеет по сравнению со школьной психологией".  

Здесь Вы действительно во многом правы. Конечно же, толкование сновидений, как для теории, так и для практики анализа приобрело несравнимую ни с чем важность. Если я кажусь агрессивным, то это для меня лишь один из путей защиты. Когда я думаю обо всех тех безобразиях, которые некоторые аналитики устроили с толкованием сновидений, я легко падаю духом и признаю правоту пессимистического изречения нашего великого сатирика Нестроя, которое гласит: "Любой прогресс всегда велик лишь наполовину того, как он выглядел вначале!" Но разве Вы не знали, что сами люди всё запутывают и искажают, все, что ни попадёт в их руки? Но, конечно, немножко осторожности и самодисциплины и большинства опасностей при толковании сновидений можно избегнуть. Но не считаете ли Вы, что если мы и далее будем отклоняться от нашей темы, то я никогда не смогу завершить моё изложение?"  

 

«Да, Вы хотели рассказать о фундаментальной основе новой психологии, если я правильно Вас понял".

Я бы не хотел начинать подобным образом. Вначале я хочу рассказать Вам о том, какие предположения о структуре психического anпарата мы сформировали во время психоаналитических исследований.

"Могу ли я спросить, что именно Вы называете психическим аппаратом, и из чего он построен?"

Чем является психический аппарат, Вам скоро будет понятно. Из какого материала он строится, об этом я прошу не спрашивать. Это не представляет особого психологического интереса, и является для психологии столь же безразличным, как для оптики вопрос, делать ли стенки телескопа из металла или картона. Мы вообще оставляем в стороне материальную точку зрения, но отнюдь не пространственную. Мы представляем перед собой определённый неизвестный аппарат, который предназначен для психического функционирования, и именно в качестве инструмента, состоящего из нескольких частей — которые мы называем инстанциями, каждая из которых снабжается особой функцией и имеет определённое пространственное расположение относительно друг друга, то есть пространственные отношения между ними можно описать словами: "впереди" и "позади", "поверхностно" и "глубоко"; это хорошо помогает при изображении активности психических функций. Я пока еще остаюсь понятным?

"Вряд ли, возможно позднее я пойму сказанное Вами лучше, но в любом случае это какая-то особая анатомия души, которой уже вообще больше невозможно обнаружить у серьёзных естествоиспытателей".

Чего же Вы хотите, это просто вспомогательное представление, как и многое другое в науке. Самые первые идеи в науке всегда были довольно грубыми. В подобных случаях можно говорить оpen to revision (открытая к изменениям). Я полагаю излишним прибегать здесь к ставшему популярным "как будто". Ценность такового выражения философ Ханс Вайхингер (Vaihinger) на­звал бы "фикцией", и зависит эта ценность от того, насколько многого посредством такой теоретической конструкции можно объяснить.

Итак, продолжаю: мы стоим на почве житейской мудрости и признаем в людях особую психическую структуру, которая, с одной стороны, находится между внешними раздражителями органов чувств и ощущением внутренних физиологических потребностей, а с другой стороны, посредничает между ними. Мы называем эту подструктуру сферой Я. Теперь это не является чем-то новым, каждый из нас допускает такую гипотезу, если он не философ, а некоторые даже в том случае, когда они философы. Но мы не считаем, что этим мы полностью исчерпали описание психического аппарата. Кроме этого Я, мы хорошо изучили другую психическую область, которая более обширнее, грандиознее и темнее, чем Я, область, которую мы называем сфера Оно. Отношение между обеими инстанциями и должно нас, прежде всего, интересовать.

Схожі:

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

З. Фрейд Дискуссия с Посторонним iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи