Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) icon

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)




Скачати 384.04 Kb.
НазваIi. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)
Сторінка1/2
Дата02.09.2013
Розмір384.04 Kb.
ТипДокументи
  1   2
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд Зигмунд/Freid-Rat 1.doc
3. /Фрейд Зигмунд/Kon (2) Френйд Я и Оно.doc
4. /Фрейд Зигмунд/Kon Френйд Я и Оно.doc
5. /Фрейд Зигмунд/Leonardo.doc
6. /Фрейд Зигмунд/~$ Бессознательное.doc
7. /Фрейд Зигмунд/~$ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
8. /Фрейд Зигмунд/Алфавитка книг ФРЕЙДА .doc
9. /Фрейд Зигмунд/Влечения и их судьба - Фрейд.doc
10. /Фрейд Зигмунд/Глава 16 в книге 4 из ПЕРЕНОС.doc
11. /Фрейд Зигмунд/Глава 17 из третьей книги Метапсихология.doc
12. /Фрейд Зигмунд/Глава 4 Основные принципы манипуляции сознания.doc
13. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Толкование сновидений.doc
14. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд - Три статьи по теории сексуальности.doc
15. /Фрейд Зигмунд/З. Фрейд Бессознательное.doc
16. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой 11.doc
17. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд Недовольство культурой.doc
18. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд По ту сторону принципа удовольствия.doc
19. /Фрейд Зигмунд/З.Фрейд-Влечения и их судьба.doc
20. /Фрейд Зигмунд/ЗФ - Человек Моисей и монотеистическая религия.doc
21. /Фрейд Зигмунд/ЗФ 1.doc
22. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Bessozn.doc
23. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Leonardo.doc
24. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Анализ конечный и бесконечный.pdf
25. /Фрейд Зигмунд/ЗФ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ 1.doc
26. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Бессознательное.doc
27. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.doc
28. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Будущее одной иллюзии.pdf
29. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в ПА лекции.pdf
30. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 1 - 15.doc
31. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 16 - 28.doc
32. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психоанализ Лекции 29 - 35.doc
33. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Введение в психологию.doc
34. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба 1.doc
35. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Влечения и их судьба.doc
36. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Вытеснение.doc
37. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз .doc
38. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Гипноз 1.doc
39. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Дискуссия с посторонним.doc
40. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский и отцеубийство.doc
41. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Достоевский.doc
42. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Женственность.doc
43. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза от СИ.doc
44. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Заметки о случае обессивного невроза.doc
45. /Фрейд Зигмунд/ЗФ История болезни Анны О.doc
46. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Йозеф Брейер никролог.doc
47. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
48. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология 1.doc
49. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология и анализ человеческого Я.doc
50. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Массовая психология.doc
51. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях.doc
52. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Механизм навязчивых идей и фобий.doc
53. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.doc
54. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Мы и смерть.pdf
55. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.doc
56. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Недовольство культурой.pdf
57. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Некоторые замечания относительно понятия БСЗ в ПА.doc
58. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Несколько замечаний по повобу понятия БСЗ.doc
59. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Неудовольство культурой.doc
60. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О ПРЕВРАЩЕНИИ ВЛЕЧЕНИЙ В ОСОБЕННОСТИ АНАЛЬНОЙ ЭРОТИКИ.doc
61. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О параное 111.doc
62. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О преврацении влечений в особенности анальной эротики.doc
63. /Фрейд Зигмунд/ЗФ О сновидении.doc
64. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ОЧЕРК ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИЗА 2.doc
65. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Об унижении любовной жизни.doc
66. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Остроумие и его отношение к бессознательному.doc
67. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории ПА.doc
68. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерк истории психоанализа.doc
69. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Очерки об истерии.doc
70. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПА религия культура.pdf
71. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ПОЛОЖЕНИЯ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ .doc
72. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ППОЖ Забывание иностранных слов .doc
73. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и меланхолия 1.doc
74. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Печаль и миланхолия.doc
75. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа Удовольствия.doc
76. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону принципа наслаждения.pdf
77. /Фрейд Зигмунд/ЗФ По ту сторону удовольствия.doc
78. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Положение о 2 принципах психической деятельности.doc
79. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Представление о мотивах и личности в ПА.doc
80. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психология масс и анализ человеческого Я.doc
81. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Психопатология обыденной жизни.doc
82. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Разделение психической лекции Л 31.doc
83. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют ......doc
84. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращ.doc
85. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сексуальная жизнь человека.doc
86. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сознание и бессознательное.doc
87. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинен Строки биогр О снов Псих масс и анал чел Я.pdf
88. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Сочинения Строки биографии.doc
89. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Строки биографии.doc
90. /Фрейд Зигмунд/ЗФ ТРУДНОСТЬ НА ПУТИ ПСИХОАНАЛИЗА.doc
91. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Табу девственности.doc
92. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Теория личности.doc
93. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Толкование сновидений.doc
94. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Три статьи по теории сексуальности.doc
95. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Трудности на пути ПА.doc
96. /Фрейд Зигмунд/ЗФ УС Представлени о мотивах и личности в ПА.doc
97. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Человек Моисей и монотеистическая религия.pdf
98. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этот человек Моисей.doc
99. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Этюды об истерии предисловия.doc
100. /Фрейд Зигмунд/ЗФ Я и Оно.doc
101. /Фрейд Зигмунд/ЗФ.doc
102. /Фрейд Зигмунд/Заметки о контрпереносе.doc
103. /Фрейд Зигмунд/Зигмунд Фрейд Введение в психологию.doc
104. /Фрейд Зигмунд/Оккупация Метапсихология.doc
105. /Фрейд Зигмунд/Печаль и меланхолия.doc
106. /Фрейд Зигмунд/Список Фобий и извращений.doc
107. /Фрейд Зигмунд/Фрейд БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ.doc
108. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ДОСТОЕВСКИЙ И ОТЦЕУБИЙСТВО.doc
109. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ..doc
110. /Фрейд Зигмунд/Фрейд ПСИХОЛОГИЯ МАСС И АНАЛИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО Я.doc
111. /Фрейд Зигмунд/Фрейд Я и Оно.doc
112. /Фрейд Зигмунд/Фрейд- Человек Моисей и монотеизм.doc
Преследование касается не только моего способа мышлейй ния, но и моей расы, я с рядом друзей покинул город, • бывший мне с раннего детства и на протяжении 78 лей отечеством
Сознание и бессознательное
Психология масс и анализ человеческого я*
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Достоевский и отцеубийство
Печаль и меланхолия
Список различных фобий и извращений
Оккупация (пленённость, захваченность объектом)
Зигмунд Фрейд. Введение в психологию
З. Фрейд Заметки о контрпереносе
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
Этюды об истерии
Зигмунд Фрейд Сборник произведений
З. Фрейд Этот человек Моисей
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
З. Фрейд табу девственности
З. Фрейд: теория личности
З. Фрейд трудность на пути психоанализа
Строки биографии строки биографии
Строки биографии психология масс и анализ человеческого "Я"
Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
З. Фрейд сексуальная жизнь человека
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Зигмунд Фрейд. "Ребенка бьют": к вопросу о происхождении сексуальных извращений
Лекции по психоанализу. М., С. 334-349. Зигмунд фрейд разделение психической личности (тридцать первая лекция)
З. Фрейд Психопатология обыденной жизни
З. Фрейд Психология масс и анализ человеческого Я
Уильям С. Буллит, Зигмунд Фрейд представления о мотивах и личности в психоанализе
Зигмунд фрейд
З. Фрейд По ту сторону удовольствия
По ту сторону принципа удовольствия
З. Фрейд Печаль и меланхолия
Печаль и меланхолия
З. Фрейд забывание иностранных слов
З. Фрейд положения о двух принципах психической деятельности
Этюды об истерии
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Зигмунд фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд Остроумие и его отношение к бессознательному
З. Фрейд об унижении любовной жизни
З. Фрейд очерк истории психоанализа не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
Остров доброты татьяны бонне
Зигмунд Фрейд о сновидении
От редактора статьи
З. Фрейд недовольство культурой
Ii томе «Kleiner Schriften zur Neurosenlehre». О превращении влечений
З. Фрейд Некоторые замечания относительно понятия бесознательного в психоанализе
Остров доброты татьяны бонне
Невозможно отрешиться от мысли, что обычно люди меряют все ложной мерой: они
З. Фрейд мы и смерть
Остров доброты татьяны бонне
Механизм навязчивых идей и фобий
Книга З. Фрейд "Массовая психология и анализ человеческого "Я"
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» из кн. З. Фрейд «Психоаналитические этюды»
З. Фрейд Массовая психология
З. Фрейд Йозеф Брейер
Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)
З. Фрейд Заметки о случае обессивного невроза
Отчет о начале лечения, данный Фрейдом, и дальнейшее его обсуждение в Венском Психоаналитическом обществе, заняли два вечера 30 октября и 6 ноября
З. Фрейд женственность
З. Фрейд Дискуссия с Посторонним
Фрейд З. Достоевский и отцеубийство
Достоевский и отцеубийство
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Статья из первого издания «Терапевтического лексикона практикующего врача», изданного доктором Антоном Бумом в 1891 году
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд влечения и их судьба
Введение в психологию
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. Фрейд введение в психоанализ
З. фрейд будущее одной иллюзии
Остров доброты татьяны бонне
З. Фрейд бессознательное
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Бессознательное
З. Фрейд человек моисей и монотеистическая религия
Примечание издателя
Влечения и их судьба
З. Фрейд «По ту сторону принципа удовольствия» из кн. ЗюФрейд «Я и Оно» М.: Зао изд-во эксмо-пресс; Харьков: Изд-во «Фолио», 1998 г. Стр. 711- 768
З. фрейд строки биографии
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
З. фрейд строки биографии
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Из третьей книги "Метапсихология", входящей в цикл "
Основные доктрины манипуляции сознанием § Технология манипуляции как закрытое знание
Определение
Название книг и статей
Влечения и их судьба
Что же это было, что мешало современникам понять личность Леонардо
Сознание и бессознательное
Сознание и бессознательное
3игмунд фрейд
Примечание издателя





. II. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер)

К тому времени, как фройлен Анна О. заболела (в 1880 году), ей испол­нился 21 год. Наследственность ее может считаться глубоко невропатической, поскольку у некоторых ее отдаленных родственников были психозы. Ее родите­ли в этом отношении были нормальны. Сама она до того времени была вполне здорова, когда росла, она не проявляла признаков невроза. Она была замеча­тельно умна, обладала удивительной способностью все схватывать на лету и интуитивной прозорливостью. У нее был мощный интеллект, способный пере­варивать массу духовной пищи и нуждающийся в ней - хотя и не получающий ее после окончания школы. Она обладала большим поэтическим даром и вооб­ражением, находящимися под контролем острого и критичного здравого смыс­ла. Благодаря этому последнему качеству она была совершенно невнушаема:, на нее могли влиять лишь аргументы, но не простые утверждения. Ее сила воли отличалась энергичностью, упорством и настойчивостью; иногда она достигала степени упрямства, которое отступало лишь перед ее добротой и уважением к другим людям.

Одной из основных черт ее характера была сочувствующая доброта. Даже во время болезни ей очень помогало то, что она могла ухаживать за бедными больными людьми, удовлетворяя таким образом свой могущественный ин­стинкт. Чувства ее всегда были слегка преувеличенными, как например, чрез­мерная веселость или уныние; в этом смысле она иногда была человеком на­строения. Элемент сексуальности был у нее удивительным образом недораз­вит.1 Пациентка, жизнь которой была мне известна в той степени, в какой жизнь одного человека редко становится известной другому, никогда не влюблялась; и в бесчисленных галлюцинациях, появлявшихся в период ее болезни, этот элемент ментальной жизни никогда не проявлялся.

Эта девушка, в которой бурлила интеллектуальная витальность, вела чрезвычайно монотонную жизнь в своей пуританской семье. Она украшала свою жизнь тем способом, который, возможно, оказал решающее влияние на возникновение ее заболевание - предаваясь систематическим фантазиям, которые она описала как свои частный театр . Всем казалось, что она рядом, хотя на самом деле она жила в волшебных сказках своего воображения; но никто не замечал этого, поскольку, когда с ней заговаривали, она всегда откликалась. Она занималась этим практически постоянно, пока исполняла свои домашние обязанности, которые она исполняла безукоризненно. Я опишу, как это при­вычное фантазирование в период ее нормального самочувствия плавно перешло в заболевание.

Течение болезни разделяется на несколько явно различимых фаз:

А) Латентный инкубационный период. С середины июля 1880 года до 10 декабря. Эта фаза заболевания обычно скрыта от нас; но в данном случае вследствие своих индивидуальных особенностей она полностью доступна; и это само по себе придает истории немалый патологический интерес. Я буду описы­вать далее эту фазу.

Б) Манифестная болезнь. Особого вида психоз, парафазия, сходящееся косоглазие, серьезные нарушения зрения, параличи в форме контрактур полно­стью в правой верхней и обеих нижних конечностях, частично в левой верхней конечности, парез мышц шеи. Постепенное уменьшение контрактур в области правой руки. Некоторое улучшение, которое было прервано глубокой психиче­ской травмой (смертью отца) в апреле, после чего последовал:

' [Фрейд цитирует это предложение (не совсем слово в слово) в примечании к первому из его "Трех очерков по теории сексуальности" (1905 d), стандартное издание, 164, ив главе 2 своей автобиографии (1925 d)].


В) Период продолжительного сомнамбулизма, последовательно сменяю­щегося более нормальными состояниями. Ряд хронических симптомов сохра­нялся до декабря 1881 года.

Г) Постепенное исчезновение патологических состояний и симптомов к июню 1882 года.

В июле 1880 года отец пациентки, которого она страстно любила, заболел периплевритным абсцессом, от которого он не c\ior излечиться и умер в апреле 1881 года. Во время первых месяцев болезни отца Анна посвятила всю свою энергию уходу за ним, поэтому никто не был удивлен, что ее собственное здо­ровье в значительной степени ухудшилось. Никто, возможно даже сама паци­ентка, не знал, что происходит с ней; но слабость, анемия и отвращение к пище стали столь сильными, что к ее величайшему сожалению ей больше не позволя­ли ухаживать за отцом. Непосредственной причиной был весьма серьезный ка­шель, по поводу которого я впервые ее осматривал. Это был типичный tussis nervosa. Она вскоре начала проявлять явное стремление к полуденному отдыху, за которым вечером следовало сноподобное состояние, а затем состояние зна­чительного возбуждения.

В начале декабря появилось сходящееся косоглазие. Офтальмолог оши­бочно объяснил это как следствие пареза отводящей мышцы. 11 декабря паци­ентка легла в кровать и оставалась там до 1 апреля.

Затем быстро развился ряд очевидно новых нарушений: левосторонняя за­тылочная боль; сходящееся косоглазие (диплофия), явно увеличивающееся при возбуждении; жалобы на то, что стены комнаты съезжаются (влияние косогла­зия); нарушения зрения, которые^было сложно анализировать; парез мышц, находящихся впереди шеи, так что пациентка могла передвигать голову, лишь вдавливая его назад между поднятыми плечами и поворачивая всю спину; кон­трактура и анестезия правой верхней, а после некоторого времени правой ниж­ней конечности. Последняя была полностью распрямлена и изогнута. Позже тотже симптом появился в левой нижней конечности, и, наконец, в левой руке; однако пальцы этой руки в некоторой степени сохраняли способность двигаться. Не было также полной ригидности в плечевых суставах. Контрактура достигала максимума в мускулах верхней части рук. Область локтей оказалась наиболее подвержена влиянию анестезии, когда на более поздней стадии стало возможно провести более тщательную проверку. В начале заболевания невозможно было провести действенную проверку анестезии вследствие сопротивления пациент­ки, проистекающего из чувства тревожности.

Когда пациентка была в этом состоянии, я взялся за ее лечение и сразу понял серьезность тех психических нарушений, с которыми я столкнулся. У нее присутствовали два полностью различных состояния сознания, которые до­вольно часто и без предупреждения сменялись и в течение болезни становились все более и более дифференцированы. В одном из этих состояний она распозна­вала окружающую среду; она была меланхолична и тревожна, но относительно нормальна. В другом состоянии она галлюцинировала и вела себя "скверно", т.е. насильственно; она кидала в людей диванными подушками, насколько по­зволяли ее имеющиеся на данный момент контрактуры, отрывала пуговицы от постельного белья с помощью тех пальцев, которыми она еще могла шевелить, и т.д. На этой стадии болезни, если что-то в комнате передвигалось или кто-то входил или выходил (пока она была в другом состоянии сознания), она жалова­лась на то, что "потеряла" какое-то время и способна заметить провал в ходе своих сознательных мыслей. Поскольку окружающие пытались это отрицать и успокаивать ее, когда она жаловалась, что сходит с ума, она швыряла в них по­душками и обвиняла их, что они что-то с ней делают, оставляя ее при этом в грязи, и т.д.

/•'

Эти "провалы"2 уже наблюдались до того, как она слегла в постель; она останавливалась посреди предложения, повторяла последние слова и после ко­роткой паузы продолжала говорить. Эти разрывы постепенно возрастали, пока

2 Французский термин: "absences".


не достигли описываемого состояния; и во время кульминации ее болезни, ко­гда контрактуры распространились на левую часть тела, она лишь на протяжение короткого времени за целый день была в какой-либо степени нормальна. Но нарушения вторгались даже в те моменты, когда она функционировала относи­тельно сознательно. Это были чрезвычайно быстрые изменения настроения, чрезмерно, но непродолжительно по­вышавшегося, а иногда глубокая тревожность, упрямое сопротивление любым терапевтическим усилиям и пугающие галлюцинации черных змей - так она ви­дела свои волосы, ленты и прочие подобные вещи. В то же время она продол­жала убеждать себя не быть такой глупой: то, что она видит, это на самом деле ее волосы и т.д. В те моменты, когда ее сознание было достаточно ясным, она жаловалась на глубокую тьму в своей голове, на то, что она не способна думать, что она становится слепой и глухой, что у нее две самости, она реальная, а дру­гая дьявольская, принуждающая ее вести себя плохо.

Днем она впадала в дремотное состояние, которое заканчивалось пример­но через час после заката. Затем она просыпалась и жаловалась на то, что ее что-то мучает - или чаще продолжала в безличной форме повторять "Мучение, мучение". Вместе с развитием контрактур проявились далеко идущие функцио­нальные нарушения ее речи. Сперва стало заметно, что ей стало сложно нахо­дить слова, и эти трудности постепенно возрастали. Позже она утратила управ­ление грамматикой и синтаксисом. Она не могла больше спрягать глаголы и использовала лишь инфинитивы, по большей части некорректно образованные от причастий; она упускала определенные и неопределенные артикли. С тече­нием времени она практически полностью лишалась слов. Она мучительно со­бирала их из четырех или пяти языков и изъяснялась абсолютно невразумительно. Когда она пыталась писать (прежде чем ее контрактуры окончательно не устранили такую возможность), она применяла тот же жаргон. В течение двух недель она была абсолютно нема, и, несмотря на значительные и продол­жительные усилия заговорить, не могла произносить ни слова. Здесь впервые стал ясен психический механизм ее заболевания. Как я узнал, она чувствовала себя очень оскорбленной тем, о чем решила не говорить. Когда я это предполо­жил и побудил ее говорить об этом, запрет, который лишал ее возможности го­ворить и на любые другие темы, исчез.

Это изменение совпало с возвращением способности двигаться к ее ле­вым конечностям в марте 1881 года. Ее парафазия исчезла; но с этих пор она говорила лишь по-английски - однако, сама она, очевидно, не знала об этом. Она вступала в споры со своей сиделкой, которая, конечно, не могла ее понять. Лишь спустя несколько месяцев я смог убедить ее, что она говорила по-английски. Тем не менее она все еще могла понимать окружающих, которые го­ворили по-немецки. Лишь в моменты крайней тревожности речевая способ­ность полностью оставляла ее, или она использовала смесь из всех языков. В то время, когда она чувствовала себя лучше всего и наиболее свободной, она гово­рила по-французски и по-итальянски. Между этими периодами и теми, когда она говорила по-английски, была полная амнезия. К этому времени ее косогла­зие начало уменьшаться и проявлялось лишь во время сильного возбуждения. Она вновь смогла держать голову. 1 апреля она впервые встала с кровати.

5 апреля умер ее любимый отец. Во время болезни она видела его очень редко и лишь на короткое время. Это была наиболее глубокая психическая травма, которую она когда-либо переживала. За взрывом перевозбуждения по­следовал глубокий ступор, который продолжался около двух дней, и из которо­го она вышла в сильно изменившемся состоянии. Во-первых, она была гораздо спокойней, и ее чувство тревожности в значительной степени уменьшилось. Контрактура ее правой руки и ноги сохранилась, так же как и их анестезия, хотя последняя была слишком глубокой. Значительно ограничилось поле зрения: в доставлявшем ей такое удовольствие букете цветов она могла единовременно видеть лишь один цветок. Она жаловалась на то, что не может узнавать людей. В нормальном состоянии, как она говорила, она могла узнавать их лица без ка­ких-либо намеренных усилий; сейчас она была вынуждена совершать утомительную» "распознавательную работу"3 и должна говорить себе: "У этого чело­века такой-то и такой-то нос, такие-то и такие-то волосы, должно быть это - та­кой-то". Все люди, которых она видела, казались ей восковыми фигурами, ни­как с ней не связанными. Она находила, что присутствие некоторых из ее близ­ких родственников вызывает у нее сильное напряжение, и эта негативная уста­новка постепенно усиливалась. Если кто-то, кого она обычно была рада видеть, входил в комнату, она могла узнать его и на некоторое короткое время пони­мать окружающее, но вскоре вновь погружалась в молчание, игнорируя своего посетителя. Я был единственным, кого она всегда узнавала, когда я входил; по­ка я говорил с ней, она всегда находилась в контакте с окружающим и была достаточно оживленной, если не считать внезапных разрывов, вызванных од­ним из ее галлюцинаторных "провалов",

Теперь она говорила только по-английски и не могла понимать, что гово­рят ей на немецком. Все вокруг нее были вынуждены говорить с ней по-английски; даже сиделка научилась достигать таким путем некоторого взаимо­понимания. Однако она могла читать французские и итальянские тексты; если она читала это вслух, то у нее с чрезвычайной легкостью получался восхити­тельный импровизированный английский перевод.

Она вновь начала писать, но особым образом. Она писала левой рукой, которая была более подвижной, и использовала романские печатные буквы, ко­пируя алфавит из своего издания Шекспира.

Она и раньше ела чрезвычайно мало. а сейчас вовсе отказалась от корм­ления. Однако она позволила мне кормить ее и вскоре начала принимать боль­ше пищи. Но она никогда не соглашалась есть хлеб. После еды она всегда по­лоскала рот, и делала так даже в том случае, если по какой-либо причине ничего не съела - это показывает, насколько рассеянной она была в отношении таких вещей.

3 В оригинале по-английски "recognizing work".


Ее дремотные состояния днем и глубокий сон после заката продолжались.


Если после этого она выговаривалась (я позже объясню, что под этим подразу­мевается), она была в ясном сознании, спокойной и бодрой.

Это сравнительно переносимое состояние продолжалось недолго. Около десяти дней спустя после смерти ее отца был приведен консультант, которого, как всех незнакомцев, она полностью игнорировала, когда я демонстрировал ему все ее особенности. "Это как экзамен/'4 - сказала она, смеясь, когда я по­просил ее прочесть французский текст вслух по-английски. Приглашенный док­тор вмешался в разговор и попытался привлечь ее внимание, но напрасно. Это была истинная "негативная галлюцинация" такого рода, какие часто вызывают­ся экспериментально. В конечном итоге он преуспел в прорыве этого барьера, выдувая дым ей в лицо. Она неожиданно увидела перед собой незнакомца, бро­силась к двери, чтобы взять ключ, и упала на пол без сознания. Затем последо­вала короткая вспышка гнева, а затем сильный приступ тревожности, который мне было сложно успокоить. К несчастью я должен был в тот вечер уехать из Вены, и когда я несколько дней спустя вернулся, я обнаружил пациентку в го­раздо более худшем состоянии. Она все это время находилась полностью без пищи, была очень тревожна, и ее галлюцинаторные провалы были полны ужа­сающих фигур, мертвых голов и скелетов. Поскольку она реагировала на эти вещи так, как если бы она их действительно переживала, и частично выражала это в словах, люди вокруг нее были в значительной мере осведомлены о содер­жании ее галлюцинаций.

Обычный порядок был таков: дремотное состояние днем, затем после за­ката глубокий гипноз, для которого она придумала техническое название "облака".5 Если в это время она была способна пересказать галлюцинации, ко­торые у нее были в течение дня, она просыпалась в ясном сознании, спокойной и бодрой. Она вполне рационально принималась за работу, писала или рисовала

4 В оригинале по-английски "That's like an examination".

5 В оригинале по-английски "clouds".


до поздней ночи. Около четырех часов она ложилась спать. На следующих день вся последовательность событий повторялась. Это был действительно замеча­тельный контраст: в дневное время не отвечающая ни за что пациентка, кото­рую преследуют галлюцинации, а ночью - девушка с полностью ясным созна­нием.

Несмотря на ночную эйфорию, ее психическое состояние неуклонно ухудшалось. Появились сильные суицидальные импульсы, вследствие которых для нее стало нежелательным продолжать жить на третьем этаже. Таким обра­зом она против своей воли была перевезена в загородный дом в окрестностях Вены (7 июня 1881 года). Я никогда не угрожал ей этим переездом из дома, к которому она относилась с ужасом, но она сама, ничего не говоря, ожидала и боялась его. Это событие еще раз показало, в какой степени в ее психическом расстройстве доминирует аффект тревожности. Как после смерти отца устано­вилось более спокойное состояние, так и сейчас, после того, что в действитель­ности произошло то, чего она боялась, она снова стала спокойней. Тем не ме­нее, непосредственно за переездом последовали три дня и три ночи полностью без сна или питания с бесчисленными попытками суицида (однако, поскольку она была в загородном доме, они не были опасными), разбивание окон и т.д. и галлюцинации, которые не сопровождались провалами - которые она могла от­личить от других своих галлюцинаций. После этого она стала спокойнее, позво­лила сиделке накормить себя и даже приняла на ночь хлорал.

Прежде, чем продолжить рассказ об этом случае, я должен еще раз вер­нуться назад и описать одну из особенностей, которую я упоминал лишь мимо­ходом. Я уже говорил, что до этого момента в течение болезни она впадала в дремотное состояние каждый день, и после заката этот период переходил в глу­бокий сон - "облака". (Вероятно, возможно отнести эту регулярную последова­тельность непосредственно к ее переживания, когда она заботилась о своем от­це в течении нескольких месяцев. По ночам она следила за сном больного или тревожно просыпалась, прислушиваясь, и не спала до утра; днем она могла прилечь на короткий отдых, как это обычно делают сиделки. Этот паттерн про­буждения ночью и сна днем, похоже, сохранялся на протяжении ее собственной болезни и долгое время после того, как сон заменился гипнотическим состоя­нием). После глубокого сна, продолжавшегося около часа, она просыпалась не­отдохнувшей, раскачивалась из стороны в сторону и продолжала повторять:

"Мучение, мучение", причем глаза ее все время были закрыты. Было заметно, как во время своих провалов в дневное время она очевидно измышляла некото­рую ситуацию или эпизод, ключ к которой можно было получить из нескольких слов, которые она бормотала. Затем произошло так - сперва случайно, но позже намеренно - что кто-то возле нее повторил одну из этих фраз, когда она жалова­лась на "мучения". Она присоединилась и начала описывать некоторую ситуа­цию или рассказывать историю, сперва с некоторыми колебаниями и на своем парафазическом жаргоне; но чем дольше она продолжала, тем свободнее она говорила, пока наконец не перешла на вполне правильный немецкий. (Это от­носится к раннему периоду, прежде чем она начала говорить лишь по-английски [стр.25]). Истории всегда были печальными, а некоторые из них оча­ровательные, в стиле "Книги без картинок" Ганса Андерсона, и, возможно, они конструировались по этой модели. Как правило, их начало или основная ситуа­ция касалась девушки, которая в тревоге сидит у постели больного. Но она так­же создавала свои истории и по другим сюжетам. Спустя несколько мгновений после того, как она закончила свой рассказ, она просыпалась, очевидно успоко­енная, или, как она это называла "gehaglich"6 Во время ночи она вновь не отды­хала и утром после пары часов сна ее явно занимали другие идеи. Если по ка­кой-либо причине она не могла мне рассказать свою историю в период вечернего гипноза, она не могла после этого успокоиться и на следующий день должна была рассказывать мне две истории, чтобы это могло произойти.


6 Она использовала это самодельное слово вместо правильного немецкого слова "behaglich", что означает "комфортабельный".

Основные черты этого феномена - возрастание и интенсификация ее про­валов в автогипнозе по вечерам, влияние продуктов ее воображения как психи­ческих стимулов, и облегчение и устранение ее состояния стимуляции, когда она озвучивала их в своем гипнозе - оставались постоянными в течение всех во­семнадцати месяцев, пока она находилась под наблюдением.

Истории, естественно, стали более трагичными после смерти ее отца. Од­нако, после ухудшения ее ментального состояния, которое последовало, когда ее сомнамбулизм был прерван уже насильственным образом, ее вечерние рас­сказы перестали носить характер более или менее свободно создаваемых поэти­ческих композиций и превратились в пересказ пугающих, ужасных галлюцина­ций, (Их было возможно понять из поведения пациентки в течение дня). Я уже [стр.27] рассказывал, в какой полной степени освобождалось ее сознание, когда потрясаемая страхами и ужасом она воспроизводила эти пугающие образы и вербально их озвучивала.

Пока она была за городом, я не мог навещать каждый день, и ситуация развивалась следующим образом. Обычно я навещал ее по вечерам, когда знал, что обнаружу ее в состоянии гипноза, и затем я освобождал ее от всего набора продуктов воображения, которые она накопила со времени моего прошлого ви­зита. Основным являлось то, что это должно было осуществиться полностью, чтобы привести к хорошим результатам. Когда это проделывалось, она стано­вилась полностью спокойной и на следующий день была послушной, легкой в общении, трудолюбивой и даже веселой; но на следующий день она постепенно впадала в дурное настроение, спорила и противоречила, и это все проявлялось еще более заметно на третий день. Когда она так себя вела, было нелегко разговорить ее, даже во время гипноза. Она описала эту процедуру, говоря о ней серьезно, как "лечение разговором", а в шутку как "прочистку труб"7. Она зна­ла, что после того, как озвучит свои галлюцинации, она утратит свое упрямство ( Две эти фразы на английском: "talking cure" и "chimney-sweeping") и то, что она описывала как свою "энергию". И когда после сравнительно долгого интервала она была в плохом настроении, то она отказывалась говорить, и я был вынужден преодолевать это нежелание настойчивостью и убеждением, а также использованием таких изобретений, как повторение специальной форму­лы, с которой она начинала свои истории. Но она никогда не начинала гово­рить, прежде чем не убеждалась в моей идентичности, ощущая мои руки. В те вечера, когда ее не могла успокоить вербализация, было необходимо вернуться к применению хлорала. Я несколько раз применял его раньше, но я должен был давать ей пять грамм, и сну предшествовало состояние интоксикации, продол­жавшееся несколько часов. Когда я присутствовал, это состояние было эйфорическим. В мое отсутствие оно было весьма противоречивым и характеризова­лось тревожностью наряду с возбуждением (кстати, можно отметить, что это глубокое состояние интоксикации никак не повлияло на ее контрактуры). Я мог избегать использования наркотиков, поскольку вербализация ее галлюцинаций успокаивала ее, хотя и не вызывала сон; но когда она была за городом, ночи, в которые она не получала гипнотического облегчения, были столь невыносимы, что, несмотря ни на что, было необходимо прибегнуть к хлоралу. Но постепен­но стало возможным уменьшение дозы.

Устойчивый сомнамбулизм не вернулся. Но, с другой стороны, сохраня­лось чередование двух состояний сознания. Начинала галлюцинировать посре­ди разговора, убегала, пыталась влезть на дерево и т.д. Если ее удерживали, она быстро возвращалась к прерванной фразе, не зная, что произошло в этом интер­вале. Однако, все эти галлюцинации вновь всплывали и пересказывались в ее гипнозе.

В целом ее состояние улучшилось. Она без затруднений принимала питание и позволяла сиделке кормить ее; исключением был хлеб, который она про' сила, но отвергала в тот момент, когда он касался ее губ. Паралитическая кон' трактура ноги в значительной степени уменьшилась. Произошли улучшения и ее способности суждения, и она стала проявлять привязанность к моему другу доктору Б. Доктору, который навещал ее. Она получала удовольствие от обще­ния с щенком ньюфаундленда, которого ей подарили и которого она нежно лю­била. Как-то раз, однако, ее любимец напал на кошку, и можно было наблюдать великолепную сцену, когда хрупкая девушка, сжимая в левой руке хлыст, била огромного зверя, чтобы спасти его жертву. Позже она ухаживала за бедными, больными людьми, и это в величайшей степени ей помогало.

После того, как я вернулся из поездки, длившейся несколько недель, я получил наиболее убедительное свидетельство патогенного и возбуждающего влияния комплексов ее идей, продуцировавшихся во время провалов или второ­го состояния, и того факта, что влияние этих комплексов можно было откло­нить, давая им вербальное выражение во время гипноза. В течение этого интер­вала не осуществлялось "лечение разговором", поскольку было невозможно подтолкнуть ее к тому, чтобы она рассказала кому-либо то, в чем она исповедо­валась только мне - даже доктору Б., которому она в других отношениях была предана. Я обнаружил ее в скверном моральном состоянии, инертной, безответ­ственной, находящейся в скверном расположении духа, даже злобной. Из ее ве­черних историй стало очевидно, что ее поэтический дар и воображение иссяка­ли. То, что она рассказывала, было все больше и больше связано с ее галлюци­нациями и, например, с теми вещами, которые раздражали ее на протяжении последних дней. Они были облечены в воображаемую форму, но являли собой непосредственно сформулированные стереотипные образы, а не разработанную поэтическую продукцию. Ситуация стала выносимой лишь тогда, когда я орга­низовал для пациентки переезд обратно в Вену на неделю и вечер за вечером побуждал ее рассказывать мне от трех до пяти историй. Когда я этого добился, было проработано все, что накопилось за недели моего отсутствия. Лишь теперь восстановился прежний ритм: на следующий день после того, как она да­вала вербальное выражение своим фантазиям, она была дружелюбна и весела, на второй день становилась более раздражительной и менее уступчивой, а на третий день вела себя совершенно "скверно". Ее моральное состояние было функцией времени, прошедшего с момента последней вербализации. Это происходило потому, что каждый спонтанный продукт ее воображения и каждое событие, которое было ассимилировано патологической частью ее сознания, сохранялось в качестве психического стимула до тех пор, пока не было переска­зано в гипнозе, после чего оно полностью прекращало свое воздействие.

Когда осенью пациентка вернулась в Вену (хотя не в тот дом, в котором она заболела, а в другой), ее состояние было вполне выносимым как физически, так и ментально; очень немногие ее переживания - в действительности лишь самые потрясающие ее - превращались в патологические психические стимулы. Я надеялся на продолжительное и возрастающее улучшение, считая, что посто­янная загрузка ее сознания новыми стимулами может предотвращаться тем, что она будет давать им регулярное вербальное выражение. Но с самого начала я оказался разочарован. В декабре произошло явное ухудшение ее психического состояния. Она вновь стала возбужденной, мрачной и раздражительной. У нее больше не было "действительно хороших дней", даже когда было невозможно обнаружить, что нечто внутри нее осталось "застрявшим". К концу декабря, во время Рождества, она была особенно утомленной и в течение целой недели по вечерам не рассказывала мне ничего нового, но лишь продукты воображения, которые она создавала под давлением огромной тревожности и эмоций во вре­мя Рождества 1880 года [годом ранее]. Когда описание сцены завершалось, она чувствовала сильное облегчение.

Прошел уже год с тех пор, как она была отделена от .своего отца и нахо­дилась в кровати, и за это время условия ее состояния прояснились и могли быть особым образом систематизированы. Ее перемежающиеся состояния соз­нания, характеризующиеся тем, что, начиная с утра, ее провалы (т.е. появление ее второго состояния) становились все чаще с течением дня и полностью за­хватывали ее к вечеру - эти чередующиеся состояния ранее отличались одно от другого главным образом в том, что одно из них (первое) было нормальным, а второе чуждым; сейчас, однако, они отличались еще и в том, что в первом из

них она жила, подобно всем окружающим, в зиму 1881-2 года, тогда как во вто­ром состоянии она жила зимой 1880-1 года и при этом полностью забывала все последующие события. Единственным фактом, который, не смотря ни на что, оставался в ее сознании большую часть времени, был тот факт, что ее отец умер. Ее с такой интенсивностью уносило в предыдущий год, что в новом доме она галлюцинировала свою старую комнату и, когда хотела выйти в дверь, уда­рялась в печь, стоящую в той же позиции относительно окна, как в предыдущей комнате была дверь. Переход из одного состояния в другое происходил спон­танно, но мог быть легко вызван любым чувственным впечатлением, которое живо напоминало ей предыдущий год. Достаточно было подержать перед ее глазами апельсин (во время первой части своей болезни она питалась преиму­щественно апельсинами), чтобы перевести ее из 1882 года в 1881. Но этот пере­ход в прошлое происходил не в какой-то общей или неопределенной манере;

она проживала предшествующую зиму день за днем. Я мог бы лишь подозре­вать, что это происходит, если бы каждый вечер во время гипноза она не гово­рила о том, что возбуждало ее в тот же самый день 1881 года, и если бы ее мать в 1881 году не вела дневник, бесспорно подтверждающий наличие этих собы­тий. Это воспроизведение переживаний предшествующего года продолжалось до тех пор, пока болезнь не перешла в финальную фазу в июле 1882 года.

Было интересно также наблюдать способ, которым эти ожившие психиче­ские стимулы, принадлежащие к ее второму состоянию, проникали в первое, более нормальное состояние. Например, как-то утром пациентка сказала мне, смеясь, что она не знает, что случилось, но она почему-то на меня сердится. Благодаря дневнику матери я знал, что произошло год назад; и, несомненно, это повторилось вновь в предшествующем вечере гипноза: соответствующим вечером 1881 года я вызвал у пациентки сильное раздражение, В другой раз она ска­зала мне, что с ее глазами что-то странное; она неправильно воспринимает цве­та. Она знает, что на ней коричневое платье, но видит его как голубое. Мы вскоре обнаружили, что она может нормально и ясно различать все цвета по визуальному тесту, и что нарушение касается лишь материала ее платья. Причина заключалась в том, что в этот же период 1881 года она была занята одеждой для отца, которая была сделана из того же материала, из которого было сделано ее платье, но была не коричневой, а голубой. Часто можно было видеть, что эти всплывающие воспоминания оказывают влияние заранее; нарушение нормаль­ного состояния происходило раньше, чем во втором состоянии постепенно пробуждалось воспоминание.8

Ее вечерний гипноз был сильно перегружен, поскольку мы должны были говорить не только о текущих продуктах ее воображения, но также о событиях и "огорчениях"9 1881 года. (К счастью, я к тому времени уже освобождал ее от продуктов воображения прошлого года). Но в дополнение ко всему этому рабо­та, которую пациентка должна была проделать со своим доктором, осложнялась третьей отдельной группой нарушений, которые можно было устранять сход­ным образом. Это были психические события периода инкубации болезни меж­ду июлем и декабрем 1880 года; именно они вызвали весь истерический фено­мен, и, когда они получали вербальное выражение, симптомы исчезали.

Когда это произошло впервые - когда в результате случайной и спонтан­ной вербализации такого рода во время вечернего гипноза исчезло нарушение, сохранявшееся в течение значительного промежутка времени, - я был очень удивлен. Это было летом, в период чрезвычайной жары, и пациентка страдала от жажды, поскольку она обнаружила, что почему-то не может пить, не отдавая себе отчет в причинах этого явления. Она брала желанный стакан с водой, но как только он касался ее губ, она отстраняла его, как человек, страдающий гид­рофобией. Когда она это делала, на пару секунд затем она переходила в состоя­ние провала. Она жила лишь на фруктах, ела дыни и т.д., чтобы уменьшить му-

  1   2

Схожі:

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Ii. Случай I. Истории болезней (Бройер и Фрейд) Фройлен Анн О. (Бройер) iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи