А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж icon

А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж




НазваА. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж
Сторінка1/5
Дата21.05.2013
Розмір1.04 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5


А.В. Рудакова


Когнитология

и когнитивная лингвистика


Издание 2-е, исправленное


Воронеж

2004


В брошюре рассматривается становление когнитологии и выделение из нее когнитивной лингвистики, а также основные понятия и методы когнитивной лингвистики.

Может быть использована на занятиях по общему языкознанию, раздел «Когнитивная лингвистика».

Для филологов, студентов, аспирантов, специалистов по когнитивной лингвистике.


Научный редактор проф. И.А. Стернин


^ Рудакова А.В. Когнитология и когнитивная лингвистика / А.В. Рудакова. – Воронеж: «Истоки», 2004. – 80 с.


© Рудакова А.В., 2002

© Рудакова А.В., 2004


Содержание


1.Возникновение и развитие когнитологии…………………….4

2.Возникновение и развитие когнитивной лингвистики………9

3.Когнитивная лингвистика как научное направление……….13

4.Основные понятия когнитивной лингвистики………………23

Понятие концепта………………………………………..23

Структура сознания………………………….………..…25

Формирование концептов……………………………….34

Типы концептов………………………………………….37

Средства вербализации концептов……………………...47

Структура концепта…………………………………...…49

Концептосфера…………………………………………...52

Концептуализация и категоризация……………….……56

5. Методика лингвокогнитивных исследований………………61

Литература…………………………………………………….…69


^ 1. Возникновение и развитие когнитологии


В современной лингвистике особую актуальность приобретает когнитивный подход, который доказывает, что оперирование «классическими» категориями для описания и объяснения содержания и структуры языковых единиц не отвечает потребностям современных исследований.

Термин «когнитивная наука» (англ. cognitive science) был введен несколько десятилетий тому назад, чтобы обозначить определенный круг научных дисциплин, объединившихся для совместного изучения процессов, связанных с получением, обработкой, хранением, использованием, организацией и накоплением структур знания, а также с формированием этих структур в мозгу человека. Когнитивная наука – это наука о знании и познании, о результатах восприятия мира и предметно-познавательной деятельности людей, накопленных в виде осмысленных и приведенных в определенную систему данных, которые каким-то образом репрезентированы в нашем сознании и составляют основу ментальных, или когнитивных, процессов мышления. Большинством исследователей принимается определение когнитивной науки, согласно которому она представляет собой науку о системах репрезентации знаний и обработке информации, приходящей к человеку по разным каналам (Кубрякова 1994а:34).

По мнению Р. Шепарда, когнитивная наука – это «наука об общих принципах, управляющих ментальными процессами в человеческом мозгу, а такие принципы сложились и действуют потому, что и устройство мира подчиняется неким общим законам; не исключено, что законы мышления – это тоже в конечном счете законы, аналогичные законам механики» (Кубрякова 1994а:34).

Н.Н. Болдырев определяет когнитологию как науку, которая ставит своей целью проследить за тем, как осуществляются процессы восприятия, категоризации, классификации и осмысления мира, как происходит рост знания, какие системы обеспечивают различные виды деятельности с информацией (Болдырев 2001:8).

Таким образом, когнитивная наука – это самостоятельная область знаний, которая занимается изучением приобретения, переработки и использования информации человеком.

Информация – это сведения об окружающем мире и протекающих процессах, воспринимаемых человеческим сознанием или специальным устройством. В настоящее время наиболее распространенным является определение понятия информации на основе категории разнообразия. Существуя независимо от того, воспринимается она или нет, информация проявляется только при взаимодействии объектов или процессов, поэтому справедливо отмечают, что информация – это отраженное многообразие. Информация выявляется всегда в материальной форме в виде сигналов, реализуясь в качестве определенных структур (Бабушкин 1996:3).

Знания классифицируются как результаты постижения закономерностей объективного мира, как адекватное постижение реальности в сознании человека (Горский 1991:58). По своему генезису и способу функционирования знания являются социальным явлением. Отношение знаний к действительности носит сложный характер и развивается как в истории человеческой культуры, так и в процессе индивидуального развития личности. Знания могут быть донаучными, житейскими, художественными и научными (эмпирическими и теоретическими). Житейские знания основываются на здравом смысле и обыденном сознании и являются важной ориентировочной основой повседневного поведения человека (Философский энциклопедический словарь 1983:196).

Когнитивная наука – это наука междисциплинарная, которая интегрирует усилия ученых разных специальностей (психологов, логиков, философов, лингвистов, психолингвистов, математиков, программистов, кибернетиков, антропологов и др.) с тем, чтобы получить наиболее полное и адекватное представление о таком сложном феномене природы, как человеческое сознание и разум.

По мнению Е.С. Кубряковой, когнитивная наука – это не столько наука с точным представлением об объектах, которые она пытается анализировать, сколько «зонтиковый» термин, покрывающий собранные под «зонтиком» дисциплины для реализации ими особой междисциплинарной программы: изучения процессов, так или иначе связанных со знанием и информацией. Такие процессы называют «когнитивными», или же «когницией». В переводе с англ. cognition означает, прежде всего, «познание», а cognitive – «относящийся к познанию», глагол to cognize имеет и более широкое значение – «постигать», «познавать», «узнавать» и «понимать». Соответственно, и русские эквиваленты терминов приобретают более широкие значения. Трудности заключаются, однако, не только в том, что «когнитивный» может означать и «интеллектуальный», и «ментальный», и «рассудочный» в противовес эмоциональному, а также «относящийся к постижению мира умом человека», но и в том, что cognition может, как любое отглагольное имя, называть как процесс достижения знаний (познание), так и его результат (само знание). Поэтому, наряду с привычными русскими терминами при характеристике когнитивной науки, приходится использовать и кальку, термин «когниция» (Кубрякова 1994а:35; Демьянков 1992:39-77).

Несмотря на свою новизну, когнитивная наука имеет богатую предысторию. Когниция и разум были предметом внимания ученых с древнейших времен. По замечанию В.З. Демьянкова, двадцатое столетие прошло под знаком когниции (Демьянков 1994:17). Человеческим интеллектом, закономерностями мышления, источниками знаний и процессами его достижения – всем этим издавна занимались такие науки, как философия и логика, психология и биология. В философии существует специальный раздел, посвященный теории познания, в котором изучаются гносеологические проблемы – проблемы возможностей познания, отношения знаний к реальности, вопросы истинности и ложности знаний и т.п. В рамках когнитивной науки все эти вопросы звучат по-иному и возникают в связи с появлением в современной науке новых парадигм научного знания.

Побудительной причиной для возникновения и развития когнитивной науки стала разработка в 50-х гг. ХХ века электронно-вычислительных машин и базирующихся на них автоматизированных систем управления.

Интеллектуальный климат 50-60-х годов за рубежом был ознаменован взрывом интереса к процессам мышления. Подобный интерес был вызван целым рядом обстоятельств, связанных с ситуацией послевоенных лет, с последствиями миграции ученых в США, с легкостью налаживания научных контактов и их возрастающей потребностью.

По мнению Н.Н. Болдырева, когнитивная наука зарождается вскоре после Второй мировой войны в США, где были собраны лучшие ученые Германии и всей Европы. Правительство и Министерство обороны США выделяют огромные деньги на научные исследования и, в том числе, на изучение проблем быстрой и эффективной коммуникации. Во время войны становится ясным, что для успешного ведения боевых действий, при взаимодействии разных подразделений, родов войск и союзнических армий необходимо принятие быстрых решений для координирования совместных действий. Поэтому чрезвычайно важными оказываются проблемы связи и быстрой обработки информации. Американские ученые получают большие средства на развитие акустических лабораторий, на разработку совершенных каналов связи.

В это же время Р. Оппенгеймер, известный физик, один из создателей атомной бомбы, директор американского Института фундаментальных исследований в Принстоне, начинает ряд новых разработок в области теоретической физики и приходит к выводу, что решение многих проблем связано не только с тем, что необходимо выработать новый инструментарий и методы исследования, но и с тем, что нужно создать новые, в том числе и вычислительные, машины. Выясняется, что мощное воздействие на все, что происходит в теоретической физике, оказывает человек, и необходимо определить, каково же воздействие человека, наблюдателя на то или иное решение конкретных проблем. К обсуждению этих вопросов он приглашает крупнейших психологов (Дж. Миллер), кибернетиков (Н. Винер), специалистов по математическому моделированию, по теории информации, языковедов (Р. Якобсон, Н. Хомский).

Пытаясь выяснить, что такое человек, как он программирует и планирует свои действия, что зависит от него в науке, каков рост и прогресс знаний, ученые приходят к выводу, что за всеми этими научными проблемами, с позиций какой бы науки они не рассматривались, стоит нечто общее, и это общее есть сознание человека. Так зарождается в большой науке антропоцентрическая (ориентированная на человека, центр – человек) парадигма научного знания, которая обращается от простого описания научных проблем и явлений к пониманию роли человека и его сознания.

Параллельно этому математики и специалисты по теории информации задаются вопросом, как человек может в доли секунды обрабатывать огромный поток информации, которая поступает к нему по разным каналам, и принимать необходимые решения, какие мыслительные механизмы лежат в основе этих процессов. Психологи, изучая нарушения функций нервной деятельности человека, связанные с психологическими последствиями войны и с патологией мозга, также приходят к выводу о том, что они практически мало знают, как работает человеческое сознание в норме. Следовательно, необходимо было от изучения патологий перейти к изучению обыденного человеческого сознания для того, чтобы понять процессы, которые осуществляет человек, когда он познает и воспринимает мир. В результате психологи обращаются к исследованию того, что называется ментальными, познавательными, мыслительными процессами и что позднее получает общее название когнитивных процессов.

Кроме того, специалисты в области теории информации и психологи обратили внимание на то, что в обработке поступающей к человеку информации совершенно особое место занимает язык. По-видимому, он оказывается тем самым высоким уровнем, на котором информация, полученная по разным каналам, обрабатывается воедино, интегрируется, осмысляется, категоризуется и классифицируется. Поэтому именно лингвисты должны объяснить, как происходят эти процессы. Формируется понимание того, что лучший доступ к сознанию - это не только наблюдение за предметно-познавательной деятельностью человека как таковой, но это и наблюдение за языком как формой отражения и выражения мыслительных процессов. Именно через язык человек получает основные сведения о мире, и именно на языке он отражает эти знания в учебной, публицистической, научной и художественной литературе. Это воспринимается всеми как нечто само собой разумеющееся, как привычное явление. Однако за всем этим стоит конкретная мыслительная деятельность, определенные когнитивные процессы, которые необходимо было еще изучить. Это и определило появление и интенсивное развитие когнитивной науки.

«Днем рождения» когнитивной науки Дж. Миллер называет один из симпозиумов середины 50-х годов по теории информации, на котором основными участниками были математики. Изучение когнитивных процессов становится все более активно развивающейся и захватывающей областью всей современной науки. Дж. Брунер одним из первых начинает читать лекции о природе когнитивных процессов в Гарвардском университете, где в 1960 году вместе с Дж. Миллером организует первый Центр когнитивных исследований. Организационное выделение Центра когнитивных исследований означает не только концентрацию ученых на изучении ментальных процессов в особом ракурсе, но и на борьбе за преодоление догм бихевиоризма.

Для когнитивной психологии становится существенным, что в качестве канала связи может рассматриваться сам человек. Тогда он перестает интерпретироваться исключительно в бихевиористских терминах, т.е. как организм, принимающий определенные стимулы и реагирующий на них определенными реакциями. Он скорее начинает изучаться как «канал коммуникативной связи», получающий извне некую информацию, которую каким-то образом обрабатывает и перерабатывает, чтобы затем использовать и создавать новую. В фокус внимания тогда совершенно естественно попадают и системы коммуникации, используемые человеком. При таком понимании хода событий непосредственной предшественницей когнитивной науки считают теорию информации. В числе ученых, стоявших у истоков когнитивной науки, следует в таком случае назвать специалистов по психологии математики, экспериментальной психологии, искусственному интеллекту, компьютерной технике. Главенствующая роль в этом списке принадлежит психологам и лингвистам.

Выделяются некоторые аксиомы когнитивизма.

1. Исследуются не просто наблюдаемые действия (т.е. продукты), а их ментальные репрезентации, символы, стратегии и другие ненаблюдаемые процессы и способности человека.

2. На протекании этих процессов сказывается конкретное содержание действий и процессов.

3. Культура формирует человека: индивид всегда находится под влиянием своей культуры (Демьянков 1994:19).

Главной темой когнитивных исследований в 60-е гг. становится изучение ментальных процессов, притом не только руководящих человеческим поведением, но и направленных на постижение знаний, связанных с мышлением. Ядром этих исследований становится постепенно лингвистика.


^ 2. Возникновение и развитие когнитивной лингвистики


О рождении когнитивной лингвистики официально было объявлено весной 1989 года в Дуйсбурге на симпозиуме, организованном Рене Дирвеном и другими европейскими учеными. На нем было объявлено о создании Международной ассоциации когнитивной лингвистики, подготовке издания журнала «Когнитивная лингвистика» и серии монографий «Исследования по когнитивной лингвистике». В первом номере журнала «Когнитивная лингвистика» его главный редактор Дирк Герэртс так определил задачи нового лингвистического направления – исследование языка как средства организации, обработки и передачи информации. При этом когнитивная лингвистика опирается на изучение концептуальной и эмпирической (основанной на опыте человека) базы языковых категорий и понятий. Языковые формы изучаются не сами по себе, автономно, а с позиций того, как они отражают определенное видение мира человеком и способы его концептуализации в языке, общие принципы категоризации и механизмы обработки информации с точки зрения того, как в них отражается весь познавательный опыт человека, а также влияние окружающей среды.

Когнитивная лингвистика возникает как научное направление, которое отвечает на те же вопросы, что и когнитивная наука, но только в их непосредственной связи с языком. Когнитивная наука – это наука, которая, прежде всего, занимается когницией, а когнитивная лингвистика занимается когницией в ее языковом отражении.

Когниция (cognition) – это англоязычный термин, который по своему содержанию отличается от наиболее близкого ему русскоязычного термина «познание». В соответствии с определением, которое приводится в Краткой философской энциклопедии, «когниция» – это «знание, познание» (Краткая философская энциклопедия 1994:214). Иными словами, в отличие от термина «познание», «когниция» означает и сам познавательный процесс – процесс приобретения знаний, и результаты этого процесса – знания. Поэтому этот термин используется наряду с термином «познание».

Когда мы говорим о когниции, о познавательных процессах, мы в большей степени имеем в виду процессы сознательного научного познания мира или теоретического мышления. Когниция – это понятие, которое охватывает не только целенаправленное, теоретическое познание, но и простое, обыденное (не всегда осознанное) постижение мира в каждодневной жизни человека, приобретение самого простого – телесного, чувственно-наглядного, сенсорно-моторного – опыта в повседневном взаимодействии человека с окружающим миром. Это любой процесс (сознательный или неосознанный), связанный с получением информации, знаний, их преобразованием, запоминанием, извлечением из памяти, использованием. Это – восприятие мира, наблюдение, категоризация, мышление, речь, воображение и многие другие психические процессы или их совокупность.

Когниция, таким образом, как бы естественно разделяется на разные процессы, каждый из которых связан с определенной когнитивной способностью или видом когнитивной деятельности и поэтому может изучаться в отдельности. К ментальным способностям относят и способность говорить. Соответственно когниция неразрывно связана с языком, поскольку именно на языке мы, в основном, передаем накопленные опыт и знания, обмениваемся информацией, можем рассуждать о самих познавательных процессах и их результатах. Именно этот аспект когниции и относится в большей степени к лингвистике, в задачи которой входит изучить языковые системы знаний, т.е. языковые формы их передачи, организации, хранения, извлечения из памяти, языковые формы воздействия на знания и с помощью знаний и т.д. В то же время отличия между познанием и когницией, учет результатов как теоретического, так и обыденного мышления, коллективного и индивидуального знания, а также разграничение собственно мышления и других познавательных (в том числе психических) процессов и создают специфику когнитивной лингвистики как самостоятельного научного направления, определяют ее отличие от лингвистики традиционной (Болдырев 2001:9-10).

При анализе ментальных, или когнитивных, процессов обращение к лингвистике неизбежно: языковые данные обеспечивают наиболее очевидный и естественный доступ к когнитивным процессам и когнитивным механизмам; само их появление можно рассматривать как следствие определенного процесса и действие определенных механизмов, связанных с ментальной и когнитивной деятельностью человека. «Возможность объективировать ментальную деятельность, вербализуя ее результаты, описывая ее в «ословленном» виде, делает показания языка бесценными свидетельствами человеческого разума и человеческой неразумности» (Кубрякова 1994а:41).

Анализ познавательных процессов, анализ истинного или ложного знания и методов его получения – все это давно проводилось под эгидой философии и логики. В этом смысле у современной когнитивной науки могут развиваться такие аспекты изучения когниции, которые напрямую с языком не связаны. Вместе с тем сегодня прослеживается яркая тенденция сблизить исследование когниции с изучением языка, что не превращает, однако, ни когнитивную науку в науку только о языке, ни лингвистику в науку о знании. Сегодняшний этап когнитивной науки отражает такую стадию в ее развитии, когда разрешение массы насущных проблем концептуального анализа видится в последовательном изучении языковых проявлений деятельности человеческого сознания и связывается главным образом с познанием той инфраструктуры мозга – когнитивной системы, которая обеспечивает всю эту деятельность. Язык же рассматривается как ведущий когнитивный механизм человеческого сознания.

Признается, что когнитивный мир человека изучаем по его поведению, по осуществляемым видам деятельности, подавляющее большинство которых протекает при участии языка. Акцентируется, что язык не просто «вплетен» в тот или иной тип деятельности, но, как бы образуя ее речемыслительную основу, объективируя замысел деятельности, ее установки, разные компоненты деятельности образуют ту эмпирическую область данных, на базе которой могут далее изучаться такие когнитивные феномены человеческого сознания, как память, правила логического вывода и умозаключений и т.п. Поэтому лингвист вынужден строить предположения не только о том, какая система собственно лингвистических форм стоит за речемыслительной деятельностью, но и о том, как языковые выражения, категории, единицы связаны с восприятием мира и как они отражают его познание. Про эту ипостась языка и говорят, что он (язык) позволяет осуществить доступ к ненаблюдаемому когнитивному миру человека, структурам его сознания.

Именно лингвистические эксперименты обнаружили доказательства существования среди структур сознания разных форматов знания, начиная от единичных представлений и кончая сложными пропозициональными структурами, фреймами, сценариями и т.п., выявили существование упорядоченных способов хранения и переработки информации, способствующих легкости операций с нею, например, ее извлечения. Дискурсивные и текстовые данные выступают для когнитолога в троякой роли: с одной стороны, они существуют как данные, позволяющие судить о языке и его употреблении в особых целях, в определенных ситуациях; с другой стороны, они позволяют судить об обмене информацией, ее получении и осмыслении в актах коммуникации и, наконец, они существуют и как косвенные данные о мыслительной, интеллектуальной, ментальной деятельности человека, о его сознании и мышлении.

Важнейшей стороной связи когнитивной науки с лингвистикой оказывается и та часть лингвистики, которая приходится на исследование семантики, значения языковых форм и выражений. Ведь само значение определяется как когнитивный феномен, а любые данные об этом феномене – как проливающие свет на структуры сознания, их «форматы» и внутреннее устройство. И хотя среди этих структур выделяют как вербальные, так и невербальные, полагают, что наиболее существенные из представлений нашего мозга и имеющихся структур сознания – это те, которые уже сформировали значения языковых знаков, те, которые репрезентируют структуры сознания с помощью языковых знаков (Кубрякова 1994а:37).

К началу 80-х гг. стало очевидным, что в когнитивной науке должен быть получен более аргументированный ответ на два вопроса: 1) возможно ли вообще создание адекватной лингвистической теории без общей теории когнитивных процессов; 2) возможно ли построение общей теории когниции без лингвистики и без теории речевого поведения человека.

Ответ очевиден: современные теории интеллекта и языка должны совместно прояснить отношения, существующие в триаде «когнитивные процессы – языковые структуры – языковое поведение». Когнитивная программа исследований ставит себе целью «достижение интегрированной картины языка, мышления и поведения» (Кубрякова 1994а:42). Предпосылкой осуществления такой программы становится положение о том, что поведение человека определяется в значительной мере его знаниями, точно так же, как и его поведение – его языковыми знаниями. Кардинальной проблемой когнитивной науки становится в связи с этим усвоение языковых знаний, овладение родным языком, онтогенез речи. В формулировке Н. Хомского задача когнитивных исследований заключается в том, чтобы понять, как приходит знание вообще и знание языка, в особенности, к человеку. Ответ же его, касающийся языка, достаточно определен: поскольку ребенок за сравнительно короткий срок овладевает способностью говорить, причем делает он это на основе скудных «входных» данных, констатация этих факторов должна убедить ученых в том, что языковые способности носят врожденный характер. Изучить знания, компетенцию, языковую способность – и значит изучить внутренний механизм речи как часть биопрограммы человека.

В своей реальной деятельности человек оперирует сведениями о мире, и в его голове образуется постепенно некая база таких сведений. В банке знаний нуждается и машина. Если с целью создания банка знаний используется естественный язык, надо понять, как в самом языке оперируют знаниями. «Для этого, – подчеркивает один из крупных специалистов в области моделирования искусственного интеллекта Р. Виленски, – и надо знать, как функционирует язык. А поскольку функционирование языка есть, в конечном счете, выражение определенных значений, категория значения и анализ способов его выражения в языке становится тем главным, что изучают специалисты по искусственному интеллекту» (Кубрякова 1994а:45).

Для когнитивной науки является чрезвычайно существенным подключение ее через лингвистическую семантику к семиотике, т.е. по крайней мере, учет семиотических аспектов такой единицы, как знак. Он всегда рассматривался как носитель значения, и сегодня он тоже может получить новую интерпретацию как носитель любого кванта информации, особой структуры знания – концепта.

  1   2   3   4   5

Схожі:

А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconДокументи
1. /Адонина Л.В., Фисенко О.С. Когнитивная лингвистика.doc
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconСправочник 2-е издание, исправленное и дополненное
Книга одобрена Межвузовским редакционно-издательским экспертным советом по медицинской литературе Санкт-Петербурга
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconСтефан Куртуа Николя Верт Жан-Луи Панне Анджей Пачковский Карел Бартошек Жан-Луи Марголен
М.: Издательство «Три века истории», 2001, 2-е издание, исправленное, 780 с, илл
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconV всеукраинского научно-практического семинара с международным участием “Когнитология в системе гуманитарных наук”
Приглашаем Вас взять участие в работе V всеукраинского научно-практического семинара с международным участием “Когнитология в системе...
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconАксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи Сборник научных трудов Волгоград «Парадигма»
Аксиологическая лингвистика: лингвокультурные типажи: Сб науч тр. / Под ред. В. И. Карасика. Волгоград: Парадигма, 2005. – 310 с
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconАксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения Сборник научных трудов Волгоград «Перемена»
Аксиологическая лингвистика: проблемы коммуникативного поведения: Сб науч тр. / Под ред. В. И. Карасика, Н. А. Красавского. – Волгоград:...
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconКафедра теорії І методики кафедра теорії І методики
Більш 15 років керівником кафедри була кандидат педагогічних наук, доцент Рудакова Л. С
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconЧервень 06 – 90 років
Красногорський Микола Миколайович 06. 1922, м. Воронеж, Росія), доктор медичних наук (1964), професор (1965). Завідувач кафедри дитячих...
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconЮго-западный государственный университет (г. Курск, Россия) Харьковский автомобильно-дорожный национальный университет (Украина)
В работе форума примут участие выдающиеся ученые из учебных заведений России (г. Санкт-Петербург, г. Воронеж, г. Белгород, г. Орёл),...
А. В. Рудакова Когнитология и когнитивная лингвистика Издание 2-е, исправленное Воронеж iconДокументи
1. /Nbvjirj Что такое когнитивная психология.doc
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи