Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент icon

Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент




НазваРихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент
Сторінка9/46
Дата23.05.2013
Розмір5.92 Mb.
ТипДокументи
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   46
^

Осквернение трупов


К ужасной группе людей, чувствующих влечение к убийству, надо отнести и некрофилов, насколько у них ужасное представление, от которого нормальный человек приходит в содрогание, вызывает чувство удовольствия и таким образом служит импульсом к некрофилическому акту.

Известные в литературе случаи лиц, оскверняющих трупы, производят впечатление патологических. В остальных случаях имеется не что иное, как необузданное вожделение при мысли, что наступившая смерть устраняет всякие препятствия к их удовлетворению (низкая нравственность и крайняя чувственность).

Подобный случай является, пожалуй, седьмым среди сообщённых Moreau ("Aberration du sens génésique", 1887, p. 243). Здесь 23-летний мужчина изнасиловал 53-летнюю женщину, убил её, затем совершил коитус, бросил её в воду, и снова достал её, однако оттуда, чтобы опять осквернить. В 1879 году его казнили. Пазухи лобной части мозга оказались утолщёнными и сросшимися с мозговой корой.

Несколько примеров некрофилии описаны другими французскими наблюдателями. Два случая касаются монахов, когда они находились на страже при умершем. В третьем случае дело касается идиота, который страдал периодической манией, попал в дом умалишённых и там, в мертвецкой, осквернял трупы женщин.

В других случаях замечается несомненное предпочтение трупов перед живыми женщинами. Если не предпринимаются никакие дальнейшие жестокости над трупом (разрезывание и т.д.), то, очевидно, сама безжизненность является для извращённого злодея раздражающим моментом. Возможно, что труп, как человеческая форма, связанная с абсолютным отсутствием воли, именно потому удовлетворяет болезненное влечение, что тут имеется полнейшая подчинённость предмета вожделения и отсутствие всякого противодействия.

Brierre de Boismont ("Gazette médicale", 1859, 21 Iuli) сообщает историю одного осквернителя трупов, который, заколов сначала сидевших у трупа 16-летней девушки из приличной семьи, пробирался затем к самому трупу. Ночью раздался вдруг стук как бы от падения мебели. Мать умершей тотчас прибежала на шум и увидела, как со смертного одра вскочил человек. Сначала она думала, что это вор, но потом выяснилось, в чём дело. Преступник оказался из приличной семьи. Он уже не раз осквернял трупы молодых женщин. Его присудили к вечному тюремному заключению.

Весьма интересна сообщённая Таксилем история прелата, который часто появлялся в парижском публичном доме и заставлял укладывать проститутку в постель, обставляя её как труп.

Реже встречаются случаи, где трупы оскверняются и разрезываются. Такие случаи непосредственно примыкают к влечению к убийству, причёт жестокость связана здесь с сладострастием индивидуума. Быть может, остаток морального чувства удерживает от злодейства над живой женщиной, быть может, фантазия уносит через акт убийства и присоединяется прямо к результату, трупу. Возможно, что и здесь мысль о полном безволии трупа играет роль (некросадизм).

Случай 12. Сержант Бертран – человек нежного сложения, странного характера, с детства замкнут, любит уединяться. О семье известно мало, но существование душевных болезней у предков, несомненно. Уже в раннем детстве он стал заниматься онанизмом. С девяти лет чувствовал склонность к лицам другого пола. С 13 лет у него появилось сильное влечение к половому удовлетворению с женщинами. Он много онанировал. При этом он всегда воображал себе, что находится в комнате, наполненной женщинами. Он представлял, что имеет с ними сношение и затем убивает их. Затем он представлял себе их трупами, которые он осквернял. Случалось, что он рисовал в воображении мужские трупы, но это ему было противно. Со временем у него появилось влечение проделывать это с действительными трупами. За отсутствием человеческих трупов он доставал трупы животных, разрезал им брюхо, вырывал внутренности и мастурбировал при этом. Он хотел испытать невероятное удовольствие. С 1846 года он не довольствовался уже трупами. Он убивал собак и проделывал с ними то же, что раньше. Сначала ему было страшно. В 1847 году, когда он случайно увидел на кладбище свежую могилу, эта страсть при явлениях сердцебиения и головной боли дошла до того, что, несмотря на близость людей и явную опасность, он вырыл труп. За отсутствием соответствующего инструмента для рассечения трупа, он довольствовался находившейся здесь лопатой. В 1847 и 1848 годах страсть к подобным жестокостям над трупами появлялась у него при явлениях головной боли почти через каждые 14 дней. С величайшими опасностями и трудностями он раз 15 удовлетворял своё влечение. Он руками вырывал трупы, в возбуждении не замечал порезов, ран, наносимых себе при этом. Он ножом разрезал живот, вырывал внутренности и в таком положении мастурбировал. Пол не играл для него важной роли, хотя он охотнее вырывал женские трупы. Во время этих актов он находился в неописуемом половом возбуждении. Под конец он снова зарывал труп. В июле 1848 года он случайно достал труп 16-летней девушки. Тут у него впервые появилось желание совершить коитус с трупом. "Я стал целовать труп, прижимал его к себе, и всё, что можно испытать с женщиной, ничто в сравнении с испытанным наслаждением. После ласк я разрезал труп и вынул внутренности. Затем снова закопал труп". С этого времени Бертран чувствовал страсть, перед разрезанием трупа иметь с ним половое сношение. Он это и совершил над трупами трёх женщин. Однако наиболее возбуждающим моментом было разрезывание трупа, но не половой акт. Последний всегда лишь являлся эпизодом основного акта и никогда не удовлетворял страсти. Эксперты признали "мономанию". Суд приговорил его к тюремному заключению на один год1.

Случай 13. Известный Ardusson, родился в 1872 году, происходит из семьи преступников и помешанных. Он не пил, не страдал эпилепсией, никогда не болел, но слаб был умом. Его приёмный отец, с которым он жил, был безнравственный человек. В детстве Ardusson занимался онанизмом и имел обыкновение проглатывать собственную сперму. Он ухаживал за девушками, не понимая, что над ним смеются. Он любил подсматривать за женщинами, когда они мочились, и ничего дурного в этом не видел. Со своим отцом он делил расположение попрошаек, ночевавших у них. Груди были для него фетишем, и он очень любил прикасаться к ним. Со временем он дошёл до некрофилии. Он выкапывал трупы, начиная с трёхлетних девочек и кончая 60-летними женщинами. У трупов он вырезал груди, совершал с ними куннилингус, и в виде исключения коитус и изувечивал их. Однажды он взял с собой женскую голову, в другой раз детский трупик. После своих ужасных деяний он снова приводил могилу в порядок. Он жил изолированно, для себя, был всегда в хорошем расположении духа, не покидавшем его даже в тюрьме. Ни стыда, ни раскаяния не чувствовал. Призванный на военную службу, он дезертировал. Любил пользоваться как пищей кошками и лягушками. Будучи пойман и доставлен на военную службу, он снова дезертировал. Его не наказали, так как он был признан психически ненормальным. Его, наконец, освободили. Он стал гробокопателем. При погребении 17-летней девушки с прекрасными грудями в нём снова пробудилась страсть вырыть труп. Подобные кощунства он совершал много раз. Голову, которую он однажды взял с собой, он покрывал поцелуями и называл невестой. Он был пойман, когда принёс домой разложившийся уже трупик ребёнка трёх лет и спрятал в солому. Невозмутимо улыбаясь, он признался во всём. Ardusson небольшого роста, череп лица симметричен, общий тремор, слабость, нормальные половые органы, отсутствие полового возбуждения. Интеллигентность очень низкая, морального чувства совсем нет. Тюремное заключение ему нравилось. (Epaulard)

        1. ^

          Истязания женщин (уколы, сечения и т.д.)


К убийцам и осквернителям трупов примыкают ещё такие случаи, где ранение жертвы вызывает вожделение, а вид изливающейся крови её доставляет дегенерату половое удовольствие. Таким чудовищем был маркиз де Сад, по имени которого связь сладострастия с жестокостью и названа садизмом.

Сюда относится также случай капитана, о котором сообщает Brierre de Boismont, и который заставил свою возлюбленную перед довольно частым коитусом приставлять себе пиявки к половым органам. Наконец, эта женщина заболела сильной анемией и лишилась рассудка.

Эта страсть между сладострастием и жестокостью со стремлением проливать и видеть кровь, особенно рельефно заметна в следующем случае, касающемся моего пациента.

Случай 14. Х., 25 лет, происходит от люэтического отца, умершего от паралитического слабоумия, и от истероневротической матери. Он слабого сложения, с многочисленными анатомическими признаками дегенерации. Уже в детстве были припадки ипохондрии и навязчивые идеи. Затем постоянное чередование экзальтации и угнетения. На 10 году чувствовал сильное желание видеть, как кровь течёт из его пальцев. Он поэтому часто колол и резал себе пальцы и великолепно чувствовал себя при этом. Довольно рано сюда присоединились эрекции, если он видел чужую кровь, например, служанки. Это вызывало у него особое сладострастие. Половое влечение всё росло. Он без постоянного влияния начал онанировать, при этом в его воображении рисовались женщины, у которых сочилась кровь. Собственная кровь его не удовлетворяла больше. Ему хотелось видеть кровь молодых женщин, в особенности симпатичных ему. Он еле удержался, чтобы не поранить своих двух кузин и горничную. Однако женщины сами по себе не симпатичные могли возбудить его своим туалетом и вызвать у него такое влечение. Ему удавалось противостоять своей страсти, но в его фантазии всегда рисовалась кровь, что поддерживало его сладострастное возбуждение. Существовала внутренняя связь между обеими мыслями и чувствами. Появлялись у него часто и другие фантазии. Так, например, он воображал себя в роли тирана, который приказывал расстрелять народ картечью. Он рисовал себе картину, как враги нападают на город, оскверняют женщин, убивают, грабят. В спокойное время он сам стыдился своих мыслей, о которых вспоминал с отвращением. Спустя много лет пациент стал неврастеником. Теперь ему достаточно было мысли о крови и кровавых сценах, чтобы вызвать эякуляцию. Чтобы освободиться от своего порока и своих диких фантазий, пациент вступил в половые сношения с женщинами. Коитус был возможен, но лишь тогда, когда пациент рисовал себе кровотечение из пальца девушки. Без этого он не мог достигнуть эякуляции. В период сильного полового возбуждения достаточно было вида симпатичной женской руки, чтобы вызвать сильную эрекцию. Испуганный чтением популярной книжки об онанизме, трактовавшей о тяжёлых последствиях, пациент впал в состояние тяжёлой общей неврастении и ипохондрии. Продолжительное и энергичное лечение поправило здоровье пациента. Около трёх лет он психически здоров, чувствует по-прежнему сильное половое влечение, но очень редко нуждается в прежних представлениях кровотечения. Он онанизма он совершенно отказался. Он находит удовлетворение в естественных половых сношения, вполне потентен.

Однако, большинство одержимых этой формой извращения, по-видимому, не возбуждаются нормальным раздражением женщины. Уже в вышеупомянутом случае необходимо было для достижения эрекции воображать себе кровотечение. Следующий случай касается мужчины, который под влиянием онанизма рано утратил эрекционную способность, так что вместо коитуса у него возник садистический акт. Этот случай, сообщённый Demme ("Buch der Verbrechen", Bd. II, p. 341), касается закалывателя девушек.

Случай 15. Н., солдат, 30 лет, в 1829 году был направлен на судебно-медицинское обследование. В разное время и в разных местах он ножом укалывал девушек в живот, охотнее всего в срамные части, и мотивировал это чрезвычайно повышенным, доходящим до исступления половым влечением, которое может быть удовлетворено только мыслью об уколах женщины или действительным выполнением этого. Это влечение преследовало его целыми днями. Он находился в крайне возбуждённом состоянии, пока не удовлетворял свою страсть. В момент укола он испытывал удовлетворение совершённого коитуса, причём это удовлетворение усиливалось при виде крови, стекающей с ножа. Уже на 10 году половое влечение ясно обнаружилось. Он стал предаваться онанизму и чувствовал после этого физическое и умственное ослабление. До того, как он стал "закалывателем девушек" он удовлетворял свою похоть мастурбированием молодых девушек и содомией. Мало помалу он пришёл к мысли, что приятого было бы уколоть красивую девушку в срамную область и насладиться видом стекающей с ножа крови. Он был человеком странным очень раздражительным, падким до женщин, сердитым1. По поводу своих проступков не чувствовал ни стыда, ни раскаяния. Вследствие ранних половых эксцессов он стал, по-видимому, импотентом, и при сильной беспрерывной похоти он под влиянием предрасположения дошёл до извращения полового чувства.

Случай 16. I.H., 26 лет. В 1883 году явился на консультацию по поводу сильной неврастении и ипохондрии. Пациент сообщает, что с 14 лет он начал онанировать и продолжал до 18 лет. С этого времени он утратил способность противостоять влечению. Из чувства страха, а также ввиду того, что за ним следили, как за больным, он до этого не мог сблизиться ни с одной женщиной. Да у него и нет настоящей потребности в незнакомом ему наслаждении. Случайно он увидел, как служанка, мывшая окно, разбила стекло и порезала сильно руку. Подавая помощь, он не мог удержаться от того, чтобы высосать текущую из раны кровь, причём он испытал сильное эротическое возбуждение до полного оргазма и эякуляции. С этого времени он всегда искал случай ощутить вкус свежей крови у женской особы. Приятнее всего была кровь молодой девушки. Для этого он готов был на всякие жертвы. Сначала он пользовался услугами одной девушки, которая позволяла колоть себе пальцы иглой или ланцетом. Но когда мать узнала, она удалила эту девушку. Теперь ему пришлось обратиться к проститутке, что было довольно трудно, но всё же удавалось ему. В промежутках он прибегал к онанизму и мануступрации со стороны женщин, что не доставляло ему удовлетворения и вызывало угрызения совести. Он посетил много курортов, обращался ко многим врачам, пользовался гидропатией, электричеством, укрепляющим лечением, но без особого успеха. По временам удавалось понизить его повышенную возбудимость сидячими ваннами, монобромной камфарой и бромистыми солями. Но предоставленный самому себе, пациент снова предавался прежней страсти и не жалел ни трудов, ни денег, лишь бы удовлетворить своё влечение упомянутым ненормальным путём.
        1. ^

          Осквернение женщин


Подчас садистическое извращённое стремление направлено к тому, чтобы привезти женщине страдание и осквернить её отвратительными или, по крайней мере, пачкающими веществами. Сюда относится следующий случай, опубликованный Arndt'ом.

Случай 17. Студент медицины А., был обвинён в Грейфсвальде в декабре 1871 года за то, что на улице девушкам из приличных семей показывал свои полностью обнажённые половые органы, которые свешивались из его панталон, и которые он предварительно до этого прятал за полами своего пальто. В отдельных случаях затем он преследовал бегущих молодых дам и, если он достигал их и прижимался к ним, то своей мочой загрязнял. Иногда это происходило в светлые дни. Он никогда не говорил при этом ни одного слова. А, 23 лет от роду, крепкого сложения, прекрасно одевается, манеры приличные. Признаки черепной прогении (резко выступающая вперёд нижняя челюсть и подбородок). Хроническая пневмония верхушки правого лёгкого. Пульс 60, при возбуждении 70-80. половые органы нормальны. Жалоба на временное расстройство пищеварения, головные боли, запоры, эксцессивное возбуждение полового чувства, что уже повело к онанизму, но не только к естественному удовлетворению. Жалобы на меланхолическое настроение, мучительные думы, извращённые явления без видимой причины. Например, он смеётся, когда ему грустно, бросает деньги в воду, ходит под проливным дождём. Его отец нервного темперамента, мать страдает мигренью. Брат подвержен эпилепсии. С юности пациент обнаруживал нервный темперамент, был склонен к судорогам и обморокам, внезапно коченел. В 1869 году он изучал в Берлине медицину. В 1870 году участвовал в походе. Его письма, относящиеся к этому времени, обнаруживают поразительную вялость и мягкость. По возвращении домой в 1871 году окружающих поразила его раздражительность. Затем он стал часто жаловаться на физические припадки и неприятности по поводу любви. Он слыл всегда приличным человеком. В тюрьме был спокоен, подчас углублялся в себя. Свои поступки совершал под влиянием эксцессивного полового возбуждения. Он отлично сознавал свои развратные действия и стыдился их затем. Он не испытывал при этом истинного полового удовлетворения. В настоящем своём положении не отдавал себе ясного ответа. Он считал себя чем-то вроде убийцы, который стал жертвой злой силы.

Случай 18. В., 29 лет, купец, женатый, с тяжёлой наследственностью. С 16 лет мастурбирует, пользуясь карманным электрическим аппаратом. Неврастеник, с 18 лет импотент, начал злоупотреблять абсентом после несчастной любви. Однажды он встретил на улице бонну в белом переднике, какой носила его первая любовь. Он не мог удержаться от того, чтобы не украсть передник. Он принёс его домой, мастурбировал туда, затем сжёг при вторичной мастурбации. Вернувшись на улицу, он увидел женщину в белом платье. Его охватила сладострастная мысль испачкать платье чернилами, что он и выполнил, находясь в состоянии сильного полового возбуждения. Затем он пришёл домой и, вспоминая об этом, мастурбировал. Другой раз у него при виде женщины явилось желание разрезать платье ножом. Во время выполнения этого, его схватили и обвинили как карманника. Иногда ему достаточно было увидеть на платье женщины пятно, чтобы дело дошло до оргазма и эякуляции. Такого же эффекта он достигал, когда ему удавалось сигарой поджечь платье проходивших мимо женщин1.

А. Молль ("Zeitschrift für Medicinalbeamte") недавно обнародовал случай, который в этом отношении является классическим.

Случай 19. Человек с университетским образованием, 31 года, с тяжёлой наследственностью, происходит от родителей, связанных кровным родством, издавна замкнутый в самом себе, сталкивался с 17-летнего возраста с подругами своей сестры, девочками лет 11. Их белые платья сделали его фетишистом, причём роль фетиша играло для него бельё. Он начал мастурбировать, воображая себе при этом девушку в белом платье, а также манипулировал со светлыми принадлежностями женского туалета. С 23 года коитус, по возможности с женщиной одетой в светлое платье. На 25 году он случайно увидел, как девушка запачкала на улице грязью своё светлое платье, что вызвало у него возбуждение, и с этого времени у него появилась страсть загрязнять женскую одежду, а впоследствии и портить её, рвать. Эта страсть колебалась в интенсивности, аккуратно возникала при виде белой женской одежды и по временам доходила до того, что он должен был удовлетворять её полуторахлористым железом или чернилами. При этом появлялся оргазм и эякуляция. По временам ему снилось женское бельё, и в момент прикосновения к нему наступала поллюция. Никакой душевной болезни в тесном смысле этого слова. Его присудили за порчу вещей к 50 маркам штрафа.
        1. ^

          Прочие насилия против лиц женского пола. Символический садизм


Упомянутыми группами ещё не исчерпаны формы, в которых проявляется садистическое влечение к женщине. Если влечение не чрезмерно велико, или имеется ещё достаточно моральное противодействие, то может случиться, что извращённая склонность удовлетворяется актом, по-видимому, бессмысленным, глупым, но имеющим для данного лица символическое значение.
        1. ^

          Умственный садизм


Садизм может иногда существовать лишь в мыслях. Так, он может в виде садистических сновидений сопровождаться поллюциями или актом мастурбации.

Что садизм остаётся умственным, это может зависеть либо от отсутствия возможности или решимости к его реализации, либо оттого, что нетронутая ещё этика заставляет воздерживаться от этого, либо, наконец, оттого, что эякуляционный центр легко раздражается, и достаточно садистической картины, нарисованной фантазией, чтобы получилась эякуляция и вместе с тем удовлетворение. Здесь дело идёт тогда о простом эквиваленте коитуса.

Случай 20. Д., агент, 29 лет, из болезненной семьи, мастурбировал с 14 лет, коитировал с 20, но без похоти и без удовольствия, так что он вскоре снова перешёл к мастурбации. Сначала этот акт сопровождался рисованием в его фантазии картинами унижения и обесчещивания женщин. Точно также чтение о насильственных действиях против женщин вызывало у Д. чувственное возбуждение. Крови он не мог видеть ни у себя, ни у других. К действительному выполнению садистических актов у него не было желания , ибо каждая ненормальность в половом акте ему была противна. Не любил он также видеть голых женщин. Как он дошёл до таких садистических идей, он не знает. Сообщил он всё это потому, что явился за врачебной помощью против неврастении.

Случай 21. Купец 40 лет. Ненормально рано пробудившаяся гетеро- и гиперсексуальность. С 20 лет случайный коитус и, за неимением ничего лучшего, онанизм. Развитие неврастении. Вследствие испуга при коитусе психическая импотенция. Лечение безрезультатно. Пациент огорчён и близок к отчаянию. Развитие слабости к девочкам-подросткам. Способный к нравственному противодействию, он боролся с этим влечением и был счастлив, когда мог удовлетворить его с девушками, которые, несмотря на свой юный вид, уже перестали быть неиспорченными. В таких случаях половая способность не оставляла желать ничего лучшего. Однажды он случайно увидел, как одна женщина дала пощёчину своей удивительно красивой 14-летней дочери. У него тотчас появилась сильная эрекция и оргазм. Такое же действие оказывало воспоминание. С тех пор, как только он видел, что наказывают маленькую девочку, у него появляется возбуждение. Ему даже достаточно слышать или читать об этом. Что этот поздний садизм не благоприобретённый, а бывший до сих пор в латентном состоянии, доказывается тем, что мысленный садизм существовал уже давно.

Случай 22. Г-н Х. "Первое проявление полового влечения наступило у меня на 13 году жизни. Ввиду моей лености мне пригрозили – и в не особенно строгой форме, что меня отдадут в ученики. Однажды я стал в своей фантазии рисовать себя в положении ученика каменщика, представлял себе, как я работаю в лёгкой рабочей одежде, обливаясь потом от напряжения, как более старшие мальчики обременяют меня работой, смеются надо мной, истязают меня. Это представление вызвало у меня своеобразное ощущение, которое я теперь признаю за сладострастие. И я представил себе наказание путём ударов в область около ануса, и здесь впервые у меня явилось извержение семени. Я совершенно не понял этого явления, до сего времени я смотрел на пенис, как на путь для выделения мочи, о размножении людей имел слабое представление или вернее не имел никакого, и потому не знал, как должен смотреть на внезапно появившуюся жидкость. Я назвал её "молоком мальчика" и в её появлении увидел удивительную случайность, разъяснением которой я и занялся. Я описываю это так подробно, чтобы показать, что я стал онанировать вполне инстинктивно, без всякого стремления к разврату, без какого-либо противозаконного желания. В последующие дни я убедился, что извержение семени можно легко вызвать ручными манипуляциями с пенисом, и так как испытываемое при этом сладострастное чувство доставляло мне удовольствие, и так как я ничего противоестественного в этом акте не видел, то онанизм скоро у меня вошёл в привычку. Соответственно первому поводу фантастические картины, сопровождающие онанизм, носили всегда извращённый характер. После прочтения вашей книги я считаю возможным определить их как смесь садизма и мазохизма гомосексуального типа при сопутствующих явлениях фетишизма. Единственной причиной этого я считаю возбуждение полового влечения без ясного представления об его сущности. Когда, наконец, в возрасте свыше 17 лет я в одном энциклопедическом словаре познакомился с естественной историей человека, то было уже поздно, так как вследствие многочисленных онанистических актов моё половое влечение уже было извращено. Я попытаюсь обрисовать те фантастические картины, которые сопровождали онанистический акт. Объектом их всегда были мальчики 10-16 лет, т.е. в возрасте, когда пробуждается сознание и распускается красота тела, но, во всяком случае, пока они носят короткие штаны. Последние были необходимой принадлежностью. Всякий мальчик из моих знакомых, действовавший на меня возбуждающим образом, пока он был в коротких штанах, не интересовал меня совершенно с того момента, как он надевал длинные брюки. Хотя я и не обнаруживал никогда внешним образом своего возбуждения, но в действительности я бегал на улице за каждым мальчиком в коротких штанах, подобно тому, как другие бегают за юбками. Это влечение было всеобъемлющим. Мне нравились одинаково все: я и мои товарищи, босяки-нищие в отрепьях, так же как принцы. Если выпадали дни, что я не встречал подходящего объекта для моей фантазии, то я измышлял для себя идеальные объекты, а когда я стал старше, то я представлял себе самого себя в самых разнообразных – возможных и невозможных положениях в соответствующем возрасте. Кроме штанов, которые должны быть так коротки, чтобы вся голень, начиная от колена, была видна, я требовал ещё вообще лёгкой детской одежды. Лифчики, блузы, матросские, длинные чёрные чулки или также короткие белые чулки, оставляющие открытыми колени и икры, играли в моей фантазии большую роль. Что касается носильного платья, то я любил в особенности из белой материи или совершенно новое чистое, или, наоборот, сильно загрязнённое, смятое и разорванное до того, что обнажены бёдра. Однако мне нравились также штаны из грубого или голубого сукна и кожаные узко обтягивающие ноги штаны. Объявления о продаже детского платья сильно меня возбуждали, притом тем сильнее, чем более дешёвыми были назначенные цены. Если, например, было написано: "Полный костюм для детей от 10 до 14 лет от 3 франков", то для меня это был повод для возбуждения. Я представлял себе, как я, длинноногий мальчик 14 лет, за бесценок приобретаю этот костюм, рассчитанный на восьмилетнего и потому мне узкий. Что касается тела моего объекта, то я требовал: коротко обстриженные, по возможности светлые волосы, дерзкое свежее лицо с блестящими осмысленными глазами, пропорционально сложенную стройную фигуру. Ноги, на которые я обращал особое внимание, должны быть очень стройными, узкие колени, напряжённые икры, элегантная ступня. Часто я ловил себя на том, как я рисовал подобные "идеальные" формы тела или одежду. О половых органах я при этом никогда не думал; определение педерастии я впервые узнал из вашей книги. Никогда у меня не было мысли о подобном акте. Совершенно голые образы почти никогда совершенно не действовали на меня, т.е. они влияли на моё эстетическое чувство, но не на половое. Описав, таким образом, объекты моей фантазии, я теперь сообщу, что с ними проделывал я в возбуждённом состоянии, тут я подхожу, в сущности, к основе моей аномалии, к уже упомянутой смеси садизма и мазохизма. Я не верю, что садизм и мазохизм две противоположности. Мазохизм есть особый вид садизма подобно тому, как альтруизм есть особый вид эгоизма. К этому, впрочем, я ещё вернусь впоследствии. Жестокости, которые я изобретал в свой фантазии, равным образом распространялись и на меня, и на всякого другого, и случалось, что я одновременно с кем-нибудь подвергался истязаниям, так что с одной стороны я наслаждался воображаемыми страданиями, а с другой стороны я видел, как другой извивается под ударами. Часто мне представлялось, что я и мой коллега вместе находились во власти некоего неумолимого, который одним бичом сразу проводил широкие кровавые полосы через четыре ягодицы. В эти минуты я испытывал и отраду собственного унижения, и радость сознания, что рядом со мною подвергается унижению другой, таким образом, мазохизм и садизм в одно и то же время. Если бы это были две противоположности, они не могли бы существовать одновременно. Я склонен, вообще, приписывать это внутреннее смешение того и другого свойствам моего строго объективного характера. Я стараюсь всегда возможно полнее войти в положение и чувства другого лица, так что о себе самом я сужу беспристрастно и беспощадно. Что касается формы моих садистически-мазохистических мыслей, то они состояли в главных чертах, как уже раньше было описано, в том, что мальчика, похожего на меня в критическом возрасте, или меня самого жестоким образом физически истязают. Пощёчины, удары по голове, таскание за волосы и за уши, удары палками, бичами, ремнями и т.д., попирание ногами и тому подобные истязания сменяли друг друга. Удары бичом производили наибольшее впечатление, если они наносились по коленям или обнажённым ягодицам, любил я также удары в ухо. Палочные удары были приятны по всему телу. Попирание ногами казалось мне более почётным и потому и более приятным, если оно производилось босыми ногами, а не в сапогах, таскание за уши при одновременном получении пощёчин или ударов бичом было мне особенно приятно. Я испытывал приятное ощущение, если бичевание являлось как бы наказанием за что-нибудь содеянное, и я после него униженно благодарил за наказание. Должен прибавить, что, за исключением нескольких пощёчин, полученных мною в детстве от товарищей во время игры, я никогда во всю жизнь не был наказываемым и никогда не видел даже издали, чтобы кого-нибудь наказывали так жестоко, как это изображала моя фантазия. Наказывавшая меня особа рисовалась мне различно, чаще всего в образе мужчины, редко – женщины (единственный случай гетеросексуальности). Постепенно я придумывал известную причину для наказания: это было или нарушение правил, или нарушение условия со стороны наказуемого. Особенно подробно детализирован был тот случай, когда не только подвергавшийся наказанию, но и наказывавший был мальчиком, похожим на меня. Чтобы придать этому случаю вид правдоподобия, я представлял себе дело таким образом, будто я отдавал бедного мальчика на службу в бедную семью, где был ребёнок одних с ним лет или моложе его. Или же я создавал в своём воображении особую школу, в которой каждый класс носил особую одежду, которую я подробно определял в целом ряде параграфов. Подобно тому, как это бывает в Англии, воспитанники старших классов имели право приказывать и наказывать младших, затем тем же правом обладали лучшие ученики по отношению к худшим и т.д. Совершенно особое место занимали ученики, преуспевшие в гимнастических играх. Они могли наказывать и хороших учеников, если последние плохо производили гимнастические упражнения. Если младший ученик, например, 12-летний, наказывал более взрослого (например, 15-летнего), я испытывал при этом наибольшее удовольствие, безотносительно к тому, играл ли я при этом активную, пассивную или нейтральную роль. Представление о том, как это горячило моих любимцев, опьяняло меня. Чувство человека, "находящегося между коленями", было для меня в высшей степени сладострастным, представление о поте приятным, запах грязных ног симпатичным. Если акт наказания проходил без одновременного онанизма (в последнем случае тотчас наступало отрезвление), то я часто преисполнялся сильнейшим сочувствием к наказанному, я охотно прижал бы его бедного, наказанного, красного от стыда, всхлипывающего, к себе и умолял бы его простить меня за причинённую ему боль. Подобно описанному в вашей книге "пажизму", питал я иногда чистое желание усыновить какого-нибудь мальчика-сироту, доставить ему средства для продолжения образования, сделать из него человека с тем, чтобы в старости он был мне верным другом. Особенно часто у меня являлось у меня стремление к перевоспитанию учеников средней школы. Я знаю недостатки современной педагогики на основании собственного опыта. Я вижу, как приходят туда здоровые, крепкие и духовно, и телесно дети, невинные, и как через несколько лет они становятся старикообразными, циниками, дегенератами, бредут в жизни без сил и без идеалов. Тогда появляется у меня стремление вмешаться в это дело, защитить юные существа, не для того, чтобы их использовать – подобные мысли очень далеки от меня в этот момент, но чтобы явиться их доброжелателем, спасителем и хранителем. Я ещё об этом буду говорить. Кроме этих мыслей, которые, хотя и носили постоянно приличный характер, но всё-таки стоят в связи с моим извращением, часто являлась мне мысль, внутренне связанная с ними, но уже грязная, половая, именно сделаться учителем у мальчиков, похожих на меня. Какая-нибудь семья берёт меня, бедного студента, из милости к себе в дом. Моя обязанность учить сына их, ленивого, нахального мальчишку и целый день заниматься с ним. Я должен помогать ему одеваться и раздеваться, должен вообще прислуживать ему, выказывать безусловное "повиновение", даже если он по злости предъявляет требования нелепые и позорные. "При нахальстве, непослушании или лени – побои". В этом случае, как и во всех подобных фантазиях, огромное значение в смысле возбуждения имел выбор определённых слов. Подчинённый должен был называть начальника "молодой человек", последний, хотя бы он был моложе подчинённого, называл его "вшивый мальчишка", "навозная куча", "негодяй", "дурак", всячески дрессировал его, при всяком выговоре и пощёчине заставлял его почтительно стоять или опускаться на колени. (Мысль о наказании путём стояния на коленях, часто на железной заострённой решётке, появлялась у меня при разных истязаниях.) Вообще выражения "побои", "пощёчины" и т.д., даже такие совершенно невинные названия, как мальчишка, паренёк, колени и т.д. возбуждали меня, когда они стояли в какой-нибудь связи между собой. Настолько тесно соприкасались эти слова с моими сладострастными фантазиями. И копролагния не дала мне пощады. Часто я представлял себе, что я во власти неуклюжего деревенского мальчишки, у которого я должен был лизать его грязные ноги во время его послеобеденного сна. Когда это ему уже не нравилось, то я получал сильный прощальный удар в лицо. Мне доставляли удовольствие и плевки, и вообще в этом отношении я доходил до ужасных пределов, предоставлял свой рот и в качестве плевательницы, и в качестве сосуда для испражнений. Иногда я получал приказание вылизать мокроту с пола, за каковую честь я принуждён был благодарить, что было связано ещё с просьбой о дальнейших унижениях. Все эти копролагнические явления, конечно, имели место и при садистической форме, однако, я заметил, что в нормальном состоянии мокрота мне была настолько противна, что при заболевании бронхитом я не мог проглатывать своей мокроты. Рабы моей фантазии часто получали отвратительную пищу, картофельную шелуху, обглоданные кости и т.д. и должны были спать на твёрдой земле. Должен обратить внимание на моё стремление к босоногим мальчишкам. Так, например, моей самой лучшей картиной являлся мальчишка-рабочий, одетый в истёртые разорванные штаны, который под жестокими ударами должен был везти тачку через болото, причём часто падал. Эта картина принадлежала к наиболее эффектной в моей грязной фантазии. Здесь я иногда даже переходил пределы моего извращения. Я представил себе однажды, что при усилиях этого мальчика отлетели пуговицы от штанов и обнажились половые части – единственный случай, где последние играли известную роль. Два другие раза я перешёл даже к действию, покинул свои мысленные рамки. Первый раз я разделся и остался в одной рубашке и кальсонах. Последние я завернул выше колен, бегал несколько секунд по комнате, стал на колени перед зеркалом и пустил струю мочи себе в лицо (!), причём я представлял себе, что это делает другой мальчик, который после победы надо мной в драке заставил меня стать на колени и таким путём выказывает своё величие и моё падение. Второй случай подобного рода имел место в прошлом году. Разделся я таким же образом, и, находясь в лихорадочном состоянии, еле дыша, бил себя палкой по ягодицам с такой силой, что спустя восемь дней ещё были заметны полосы и рубцы. В и этом случае я представлял себе, что меня наказывает за лень поставленный наблюдать за мной юноша. При выполнении этой своей фантазии испытывал я только небольшую боль и не испытывал никакого разочарования, наоборот – усиленное сладострастие, что противоречит большинству наблюдений из области мазохизма. Я прекратил удары только тогда, когда сильно устал. Во всяком случае, в этот день я был в особенно возбуждённом состоянии. Стояла сильная жара (31°C в тени), я сильно нервничал, так как вечером мне предстояло испытание, к которому я считал себя не вполне подготовленным. Интересно то, что я, несмотря на утомление, вызванное этим эксцессом, что обыкновенно препятствует умственной работе, выдержал успешно испытание. Получилась характерная картина: при сильной физической слабости сверхчеловеческая энергия, крупная борьба между духом и телом. О моём психическом состоянии до и после другого реального факта (история с мочой) я, к сожалению, не помню достаточно точно. Я уже раньше упомянул, что напечатанные слова часто оказывали на меня возбуждающее действие. Должен к этому прибавить, что такое же влияние оказывали картины и статуи. Для примера могу указать, как в течение нескольких дней возбуждал портрет мальчиков. Изображены были два мальчика, один приблизительно 11, другой 14 лет, крепкие малыши в домашней одежде, в передниках, с напряжёнными, загоревшими от солнца обнажёнными икрами, покрытыми лёгким волосяным пушком. Оба малыша стояли в таком положении, как будто их во время оживлённой игры в саду могучий оклик отца заставил остановиться. Щёки у детей ещё раскраснелись, у старшего мальчика особенно печальное выражение лица. По отношению к этим мальчикам я придумал длинную историю, в которой большую роль играла палка. Навряд ли на нормального человека картина могла оказать такое влияние. В театр я любил ходить на такие представления, где имеются роли мальчиков, и каждый раз сердился, когда эти роли выполнялись девочками, что лишало меня полового наслаждения. Когда я в пьесе "Флаксман, как воспитатель" увидел в роли школьника настоящего мальчика, моё восхищение не имело границ. Молодой артист играл прелестно. Резкое ослушание, смешанное с детским страхом – этот конгломерат чувств, который каждый ученик испытывает по отношению к директору и что даёт себя знать в жестокости ответов – были прекрасно переданы им и повели меня снова к онанизму. Больше всего, однако, влияли на меня печатные произведения, где был представлен широкий простор фантазии. Нет ни одного классика и вообще выдающегося писателя, в произведениях которых я не находил бы мест, служивших мне для возбуждения сладострастных ощущений. Особенно возбуждала меня в течение многих лет "Хижина дяди Тома", затем путешествие Зибальда, мореплавателя, в книге "Тысяча и одна ночь", именно приключение с чудовищем, когда Зибальд играл роль лошади. В этом рассказе я вижу указание на то, что мазохизм был известен уже древним арабам. Это желание быть лошадью, как и желание быть запряжённым часто появлялось в моих фантастических картинах. Я часто воображал себя то в виде запряжённой в повозку собаки, то в виде лошади, причём в период возбуждения я пытался объяснить это переселением душ, хотя в нормальном состоянии я никогда не верил в бессмертие души. Удивительно вообще то, что я в нормальном состоянии совершенно иначе думаю и чувствую, чем в возбуждённом. Так, в нормальном состоянии я ярый противник телесного наказания, приверженец теории, что человеческие ошибки можно исправлять убеждением, а не насилием и запрещениями, вызывающими дух противоречия. Таким образом, я убеждённый приверженец всех свободных стремлений, защитник человеческих прав и, несмотря на это, в другое время я нахожу удовольствие в мыслях о рабстве, в поступках, оскорбляющее человеческое достоинство. Наконец, по поводу моих половых вожделений к тому же полу должен я сделать ещё несколько указаний относительно моего характера и моей общественной жизни. В духовном отношении я чувствую себя всегда мужчиной, в половом отношении я нейтрален. Нормальный коитус, равно как и педерастия, никогда не были предметом моей фантазии. Охотнее всего я имею духовное общение с интеллигентными и серьёзными людьми, т.е. чаще всего с пожилыми или же с женщинами энергичного характера с мужским умом. С товарищами я почти не веду знакомства. В обыкновенном дамском обществе или с людьми плоскими, мало развитыми, я чувствую больше стеснения, чем с людьми, которые мне импонируют своим выдающимся умом, так как я не знаю по отношению к первым, что их интересует. К женщинам я далеко не чувствую отвращения. Я даже любуюсь их телесной красотой но любуюсь только, как красивым ландшафтом, розой, новым домом. Я совершенно спокойно могу вести разговоры о половых вещах без краски на лице, без того, чтобы кто ни будь подозревал, что со мной происходит.
        1. ^

          Садизм к излюбленному объекту. Бичевание мальчиков


Помимо описанных садистических действий над женскими индивидуумами, наблюдаются таковые же над излюбленными живыми и чувствующими объектами, детьми и животными. При этом может быть полное сознание, что жестокое влечение направлено, в сущности, на женщин и что только за неимением ничего лучшего пользуются ближайшим доступным объектом (ученики). Но состояние данного лица может быть и таково, что в сознание проникает только лишь страсть к жестокому деянию, сопровождающемуся сладострастным возбуждением, а действительный объект может оставаться в тени.

Первая альтернатива достаточна для объяснения в тех случаях, которые описывает доктор Альберт ("Friedreichs Blätter für gerichtliche Medicin und Sanitätspolizei", 1859, p. 77). В них сладострастный воспитатель без всякого повода сечёт по обнажённым ягодицам своих воспитанников.

О второй альтернативе, о садистическом влечении, бессознательном в отношении объекта, следует подумать там, где мальчики при виде сечения своих сверстников тотчас чувствуют половое влечение, что и сказывается на дальнейшей половой жизни.

Случай 23. К., 25 лет от роду, купец, обратился ко мне осенью 1889 года за советом по поводу аномалии его половой жизни, которая удерживала его даже от мысли о вступлении в брак. Пациент происходит из нервной семьи, в детстве был слабый, нервный, болел только корью. Впоследствии окреп. На восьмом году жизни он увидел, как учитель сечёт мальчиков. Он клал их голову промеж своих ног и сёк их розгами. Это зрелище вызвало у пациента сладострастное ощущение. "Не подозревая вреда и ужаса онанизма", он удовлетворял себя таким образом, и мастурбировал довольно часто, вспоминая о виденном. Так шло до 20 лет. Тут он узнал о вреде онанизма, сильно испугался, старался подавить в себе страсть к онанизму, но подпал под влияние умственного онанизма, который он считал безвредным. Для этого он только вспоминал картину сечения мальчиков. Пациент стал неврастеником, страдал поллюциями, пытался излечить себя посещением публичных домов, но здесь у него не появлялась эрекция. Он старался достигнуть нормальных половых ощущений путём частых встреч с приличными женщинами, но убедился, что он решительно невосприимчив к чарам прекрасной половины. Пациент интеллигентный, нормального сложения, остроумный, склонности к лицам одноименного пола не чувствует. Лечение клонилось к устранению неврастении, поллюций, запрещение психической и мануальной мастурбации, избежание всех половых раздражений, гипнотическое лечение для постепенного восстановления нормальной половой жизни.

Далее приведём случай абортивного садизма.

Случай 24. N., студент, явился в декабре 1890 года на приём. В ранней юности занимался онанизмом. По его словам он почувствовал половое возбуждение, когда увидел, как отец высек его сестру, а затем, когда присутствовал при сечении товарищей в школе. Созерцая такие картины, он всегда испытывал сладострастное ощущение. Когда именно это произошло впервые, он не помнит, но полагает, что приблизительно на шестом году жизни. Он не знает также в точности, когда начал заниматься онанизмом. Но утверждает, что половое влечение пробудилось у него при сечении других и что, вследствие этого, он бессознательно дошёл до онанизма. Пациент ясно помнит, что от четвёртого до восьмого года его секли самого, но это причиняло ему только боль и никогда не вызывало сладострастия. Так как ему не всегда представлялся случай видеть сечение других, то он представлял себе такие картины в своей фантазии. Это возбуждало его, и он онанировал тогда. Он всеми силами старался присутствовать в школе при сечении товарищей. У него появлялось тогда желание самому высечь других, и на 12 году он уговорил одного товарища согласиться на это. При этом он испытал громадное половое наслаждение. Когда же другой его высек, он чувствовал только боль. Желание сечь других было не очень велико. Ему гораздо приятнее было воображать себе подобные картины. Настоящих садистических наклонностей у него не было. Он не чувствовал потребности в том, чтобы видеть кровь и т.д. До 15 года его половое наслаждение состояло в онанизме с упомянутым участием фантазии. С этого времени (танцы, встречи с девицами) прежние фантазии почти совершенно исчезли и не вызывали уже почти сладострастные ощущения. Вместо них возникли воображения коитуса в естественном, не садистическом виде. "Здоровья ради" пациент решился впервые на коитус. Он оказался потентным и удовлетворён был актом. Он старался воздерживаться от онанизма теперь, но это ему не удавалось, хотя он сравнительно часто коитировал и находил в этом больше удовольствия, чем в онанизме. Он хотел отделаться от мастурбации, как от чего-то недостойного. Вреда он не замечал от неё. Коитировал раз в месяц, мастурбировал же 1-2 раза каждую ночь. Теперь он совершенно здоров в половом отношении. От неврастении не осталось и следа. Половые части нормальны.

Случай 25. Р., 15 лет, из приличного дома, происходит от истеричной матери. Брат и отец умерли в доме для душевнобольных. Две сестры умерли в конвульсиях в раннем детстве. Р. спокойный, смелый, способный, но иногда непослушный, вспыльчивый. Страдает эпилепсией, занимается онанизмом. Однажды выяснилось, что Р. подкупал деньгами бедного 14-летнего товарища В. и с его позволения щипал ему руки, ягодицы, бёдра. Когда В. начал плакать, у Р. появилось возбуждение и он правой рукой бил товарища, а левой манипулировал в кармане брюк. Р. заявил, что истязание товарища, которого он тогда очень любил, доставляло ему особое удовольствие и что эякуляция, наступившая при таком онанировании, вызывала у него чувство гораздо большего наслаждения, чем когда он онанировал один1.

Случай 26. К., 50 лет, без определённых занятий, удовлетворял своё извращённое половое влечение исключительно с мальчиками 10-15 лет. Он их склонял к взаимной мастурбации и в момент наивысшего возбуждения прокалывал им ушную мочку. Затем это уже не удовлетворяло его, и он совсем отрезал ушную мочку. Он был уличён и присуждён к пяти годам тюремного заключения2.
        1. ^

          Садистические акты над животными


Во многих случаях садисты, которые не могут решиться на преступлении в отношении человека или вообще не могут видеть человеческих страданий. Пользуются для возбуждения похоти созерцанием умирающих животных или умерщвляют их.

Замечателен сообщённый Гофманом случай. Один господин в Вене, по свидетельским показаниям многих проституток, убивал перед половым актом кур, голубей и других птиц, чтобы возбудить себя. Поэтому он получил там кличку "Куриный господин".

Ценно в этом отношении наблюдение Ломброзо, касающееся двух мужчин, у которых появлялась эякуляция, когда они убивали кур или голубей. Тот же автор сообщает в "Homo delinquete" (p. 201) об известном поэте, который испытывал сильное возбуждение при виде раздробления зарезанного телёнка.

Поразительный спорт, по Мантегацца, состоит у дегенератов-китайцев в том, что они содомируют гусей и во время эякуляции отрезают им голову (!). Этот же автор ("Fisiologia del piacere", 5. ed., p. 394-395) сообщает об одном господине, который однажды присутствовал при резке кур и с тех пор возымел страсть рыться в тёплых, ещё дымящихся внутренностях, так как это возбуждало у него сладострастье.

Интересно пробуждение садистических чувств в отношении животных в следующем случае Фере.

Случай 27. В., 37 лет от роду, мастурбировал с девяти лет. Однажды он вместе с другим мальчиком поместился на отлогости очень крутой улицы и начал мастурбировать, как вдруг навстречу им показался воз. Кучер изо всех сил кричал, чтобы они посторонились, и задерживал лошадей, которые до того напряглись, что искры полетели из-под копыт. В этот момент В. почувствовал сильнейшее половое возбуждение и, когда лошадь упала, у него появилось семяизвержение. С тех пор подобные зрелища вызывали тот же эффект, и он не мог противостоять желанию быть свидетелем подобных сцен. Если ему случалось видеть большие усилия, но не крайнее напряжение животных. То возбуждение хотя и являлось у него, но для удовлетворения приходилось прибегнуть к коитусу или мастурбации. Даже после того, как он стал мужем и отцом, этот садизм не исчез. Когда у одного из его детей появилась пляска святого Витта, он заболел истерическими припадками1.
        1. ^

          Садизм женщины


Что садизм, столь частое у мужчины извращение, наблюдается у женщины гораздо реже, понятно само собой. Во-первых, садизм, обусловливающий полное подчинение себе другого пола, по своей природе является патологическим усилением мужской половой особенности. Во-вторых, те препятствия, какие представляются осуществлению чудовищного влечения, оказываются для женщины гораздо более серьёзными, чем для мужчины.

Во всяком случае, садизм у женщины наблюдается, и объяснить его происхождение здесь можно только лишь общим чрезмерным раздражением моторной сферы.

В истории встречаются примеры женщин, садистическое извращение которых выражается в стремлении к власти, сладострастию и жестокости. Сюда относится Валерия Мессалина, Екатерина Медичи – вдохновительница Варфоломеевской ночи, великое удовольствие которой состояло в том, что в её присутствии бичевали розгами придворных дам и т.д.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   46

Схожі:

Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconМетодические указания для врачей-интернов министерство здравоохранения украины харьковский национальный медицинский университет
Современные предметы и средства экзогенной профилактики заболеваний полости рта: Метод указ для врачей-интернов / Сост. И. И. Соколова,...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент icon1. Проведение судебно-медицинской экспертизы предусмотрено
Цель занятия: Проверить и закрепить уровень знаний студентов по основным вопросам организации, правил проведения судебно-медицинской...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconEccle для европейских юристов
Программа предназначена для молодых юристов и специалистов, которая предоставляет уникальную возможность получить образование и профессиональные...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconLegal Source
Это отличный источник информации для юристов, ученых, предпринимателей, библиотекарей, студентов-юристов, практикующих адвокатов...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconИнформатика для юристов
С37 Информатика для юристов и экономистов / Симонович С. В. и др. — Спб.: Питер, 2001.—688 с.: ил
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconКонкурс на участие в дистанционном обучении адвокатов/юристов
Объявляется набор для участия в программе дистанционного обучения адвокатов и юристов международному праву прав человека
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconЛетняя программа eccle для европейских юристов
Программа предоставляет возможность получить знания и профессиональные навыки для молодых юристов и специалистов. Летняя программа...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconМинистерство здравоохранения украины донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького тестовые задания для аттестации врачей-интернов по специальности «стоматология» Донецк Тест №1
Расшифровка боковой трг мальчика 14 лет показала, что угол соотношения челюстей anb равняется 10. О чем свидетельствует данная величина...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент iconОтто Фон Ляш Так пал Кенигсберг
Гитлером к смертной казни, а его семья должна была быть репрессированной. После этого фон Ляш был заключен в Бутырку, потом сидел...
Рихард фон Крафт-Эбинг половая психопатия судебно-медицинский очерк для врачей и юристов Ташкент icon616. 053 Г 56 Гнатюк А. И
Книга предназначена для детских врачей, семейных врачей, педиатров-интернов, аспирантов, магистрантов, студентов медицинских вузов,...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи