Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе icon

Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе




Скачати 205.39 Kb.
НазваКонтрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе
Дата17.09.2012
Розмір205.39 Kb.
ТипКонтрольные вопросы



ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Для студентов заочной формы обучения


Преподаватель: Погорелова Дарья Алексеевна


Луганск

2010

Список обязательной литературы


Германия

Э.Т.А. Гофман. Крошка Цахес по прозванию Циннобер.

Г.Гейне. Книга песен.


Франция

В.Гюго. Человек, который смеется.

О.де Бальзак. Гобсек.

П.Мериме. Кармен.

Ж.де Сталь. Корина.

Г.Флобер. Госпожа Бовари.


Англия

С.Кольридж, В.Вордсворт, П.Б.Шелли. Лирика.

Байрон. Паломничество Чайльд-Гарольда.

В.Скотт. Айвенго.

Ч.Диккенс. Торговый дом «Домби и сын»

У.Теккерей. Ярмарка тщеславия.

Дж.Элиот. Миддлмарч.


США

У.Уитмен. Листья травы.

Э.По. Ворон. Аннабел Ли. Новеллы (2-3 на выбор).

Г.Лонгфелло. Песнь о Гайавате.

Г.Мелвилл. Моби Дик.


Россия

Пушкин А.С. Стихотворения. Евгений Онегин.

Грибоедов А.С. Горе от ума.

Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки. Портрет.

Жуковский В.А. Светлана.

Поэзия Лермонтова М.Ю., Кольцова А.В., Тютчева Ф.И., Некрасова Н.А., Фета А.А. (одно стихотворение по выбору – наизусть)

Контрольные вопросы по теме «Романтизм»:

1. Особенности эпохи 1789–1830 гг. Понятие о романтизме как методе.

2. Романтическая философия. Концепция личности и искусства.

3. Развитие романтической теории в работах Ф. Шлегеля «Фрагменты» и предисловии к драме «Кромвель» Гюго.

4. Романтизм в Германии (периодизация, особенности, школы, представители).

5. «Йенский романтизм». Новалис. Тик.

6. «Гейдельбергская школа». Арним и Брентано.

7. Драматургия Г. Клейста.

8. Творчество Гофмана. Особенности новеллистики.

9. Проблема «двоемирия» в романе Гофмана «Кот Мурр».

10. Раннее творчество Гейне («Книга песен» и «Путевые картны»).

11. Тема любви в «Книге песен» Гейне.

12. Проблема романтического двойничества в «Истории Петера Шлемиля» Шамиссо.

13. Романтизм в Англии. Английская романтическая поэзия.

14. Творчество Байрона.

15. Творчество Шелли.

16. «Восточные поэмы» Байрона. Особенности конфликта и про-блема героя.

17. Особенности жанра поэмы в творчестве Байрона. Социально-политическая тема в «Чайлд Гарольде» .

18. В. Скотт и жанр исторического романа (на примере романа «Айвенго»).

19. Особенности романтизма во Франции ( периодизация, группи-ровка сил, актуальные проблемы, журналы, группы).

20. Проблемы личности в новелле Шатобриана «Рене».

21. «Адольф» Констана как роман о «герое времени».

22. Тема искусства и художника в романе Ж. де Сталь «Корина».

23. Творчество Гюго. Драматургия.

24. Художественное своеобразие романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери».

25. Особенности развития романтизма в Америке. Этапы, жанры, группы и направления, проблематика.

26. Ранний романтизм в Америке. Романистика Купера. Цикл ро-манов о Натти Бампо.

27. Новеллистика Э. По. Жанр «логической новеллы».

28. Творчество Э. По.

Контрольные вопросы по теме «Реализм»:

1. Литературный процесс в европейских странах в середине XIX века. Проблема реализма в зарубежных литературах 30-40-х годов XIX века.

2. Национальные особенности развития реалистической литера-туры в европейских странах и Америке.

3. Общая характеристика французской литературы./

4. Творчество Ж. Санд.

5. Новеллистика Мериме.

6. Исторический роман в творчестве Мериме.

7. Особенности мировоззрения и эстетики Стендаля. Проблема-тика и художественные особенности романа Стендаля «Красное и черное».

8. Новеллистика Стендаля.

9. «Отец Горио» Бальзака как «роман воспитания».

10. Образы «скупцов» в романах Бальзака «Евгения Гранде» и «Гобсек».

11. Философское содержание романа Бальзака «Шагреневая кожа».

12. Замысел, история создания и композиция «Человеческой коме-дии» Бальзака.

13. Проблема искусства и художника в романе Бальзака «Утрачен-ные иллюзии».

14. Особенности эстетики Флобера. Понятие «объективного мето-да». Творческий путь писателя.

15. Проблематика и образ главной героини в романе Флобера «Госпожа Бовари».

16. Исторический роман Флобера «Саламбо».

17. Творчество Гюго после 1830 года.

18. Социальная моральная проблематика роман Гюго «твер-женные».

19. Изображение революции в романе Гюго «93 год».

20. Творчество Бодлера. Темы, проблемы, мотивы сборника «Цве-ты зла».

21. Особенности развития реализма в английской литературе. Вик-торианство и литература.

22. Особенности мировоззрения и творческого метода Диккенса. Творческий путь.

23. Проблематика романа Диккенса «Тяжелые времена» («Холод-ный дом»).

24. Тема детства в романах «Оливер Твист» и «Домби и сын» Дик-кенса.

25. Английский «женский роман».

26. Творчество Теккерея. Особенности сатиры Теккерея в романе «Ярмарка тщеславия». Композиция и система образов.

27. Литературный процесс в Германии 1830–50-х годов.

28. Особенности мировоззрения и творчество Гейне 1830–50-х годов.

29. Образ лирического героя и сатирическая критика немецкой действительности в поэме Гейне «Германия».

30. Немецкая драматургия. Основные тенденции. Проблематика драмы Бюхнера «Смерть Дантона» (образы Дантона, Робеспьера, Камилла Демулена).

31. Американская литература середины XIX века (периодизация, направления, школы, проблематика).

32. Новеллистика Э. По.

33. Романистика Купера. Цикл романов о Натти Бампо.

34. Идейно-художественное своеобразие романа Н. Готорна «Алая буква» («Моби Дик» Г. Мелвилла)

Практические задания

I

Немецкая романтическая новелла-сказка («Крошка Цахес» Гофмана)

1. Прочитать новеллу Гофмана.

2. Особенности композиции и система персонажей в новелле. Пространственно-временные характеристики (хронотоп).

3. Особенности и функции фантастики в новелле. Общее и различное с фольклорной сказкой.

4. Мотив сна. Его функции.

5. Повествовательная манера. Символика. Образность.

6. Специфика выражения романтического Идеала. Двоемирие.

II

Образ героя и жанровое своеобразие поэмы Дж. Г. Байрона «Корсар»

Прочитать отрывок из поэмы:

II

Так на Пиратском острове, средь скал,

Когда костер бивачный полыхал,

Гремела речь о доле удальца,

Ложась, как песня, в грубые сердца.

Рассыпавшись по золоту песка,

Кто пел, кто пил, кто кровь счищал с клинка.

Достав из общей груды свой кинжал, –

И, видя кровь, никто не задрожал.

Те руль сбивали, те чинили бот;

Иной бродил задумчиво у вод;

Иные птицам ставили силок

Иль мокрый невод стлали на припек;

Кто с алчным взором на море глядел,

Где, показалось, парус забелел;

Те – о былых вели победах речь

Или гадали в жажде новых встреч;

Но что гадать? Все – дело их вождя,

А им – молчать, вслепую с ним идя.

Но кто их вождь? Гром имени его –

Во всех портах, но больше ничего.

Он чужд им, он повелевать привык;

Речь коротка, но грозен взор и лик;

И на пирах его не слышен смех, –

Но все ему прощают за успех;

Себе он в кубок не нальет вина,

И круговая – без него она;

Его еда, – кто всех грубей, и тот

Ее с негодованьем оттолкнет:

Лишь черный хлеб, да горстка овощей,

Да изредка – дар солнечных лучей

Плоды – вот весь его убогий стол,

Что и монах бы за беду почел.

Но, от услад животных далека,

Суровостью душа его крепка:

«Правь к берегу!» – «Готово». – «Сделай так!» –

«Есть». – «Все за мной!» – И разом сломлен враг.

Вот быстрота и слов его, и дел;

Покорны все, а кто спросить посмел, –

Два слова и презренья полный взгляд

Отважного надолго усмирят.

(…)

Безропотно они спешат, – опять

Морскую ширь готовясь рассекать.

Покорны все: сам Конрад их ведет,

И кто судить его приказ дерзнет?

Загадочен и вечно одинок,

Казалось, улыбаться он не мог;

При имени его у храбреца

Линяли краски смуглого лица;

Он знал искусство власти, что слепой

Всегда владеет, леденя, толпой.

Владело шайкой это волшебство;

Завидуя, – кто не сносил его?

Что верностью спаяло их, – реши?

Величье Мысли, магия Души!

Потом – на долю выпавший успех,

Чьим блеском ослепить умел он всех.

Он влек, незримо волю их ведя,

Все подвиги слагать к ногам вождя.

(…)

IX

Несхож с героем древности, кто мог

Быть зол, как демон, но красив, как бог,–

Нас Конрад бы не поразил собой,

Хоть взор в ресницах крылся огневой,

Хоть не Геракл, но на диво сложен,

Не выделялся крупным ростом он;

Но глаз того, кто лица изучил,

Его в толпе мгновенно б отличил;

Глядящего он удивлял, – но что

Таилось в нем, сказать не мог никто.

Он загорел, но тем бледней чело,

Что в черноту густых кудрей ушло;

Порою, мимолётно дрогнув, рот

Изобличал таимых дум полет,

Но ровный голос и бесстрастный вид.

Скрывали все, что он в себе хранит.

Порой лицо страшило всех: оно

Глубоко было изборождено, –

Как бы в душе он ощущал своей

Бой бешеных, неведомых страстей.

Быть может, так. Кто знает? Уголь глаз

Все наблюденья прекращал тотчас:

Едва ли кто, коль он глядел в упор,

Мог вынести его пытливый мор.

Заметив, что за ним следят, стремясь

Понять лица и тайн душевных связь, –

Он так на любопытного глядел,

Что тот бледнел и глаз поднять не смел;

Знал, что и выведать не удалось,

И Конрад видит сам его насквозь.

Тогда смех Дьявола в его устах

Сквозил, рождая бешенство и страх;

Когда ж в нем гнев рождался невзначай,

Вздыхало Милосердие: прощай!

(…)

XI

Но не Природа Конраду дала

Вести злодеев, быть орудьем зла:

Он изменился раньше, чем порок

С людьми и небом в бой его вовлек.

Он средь людей тягчайшую из школ –

Путь Разочарования прошел;

Для сделок – горд и для уступок тверд,

Тем самым он пред ложью был простерт

И беззащитен. Проклял честность он,

А не бесчестных, кем был обольщен.

Не верил он, что лучше люди есть,

И что отрадно – им добро принесть.

Отвергнут, оклеветан с юных дней,

Безумно ненавидел он людей.

Священный гнев звучал в нем как призыв

Отмстить немногим, миру отомстив.

Себя он мнил преступником, других –

Такими же, каким он был для них,

А лучших – лицемерами, чей грех

Трусливо ими спрятан ото всех.

Он знал их ненависть, но знал и то,

Что не дрожать пред ним не мог никто.

Его – хоть был он дик и одинок –

Ни сожалеть, ни презирать не мог

Никто. Страшило имя, странность дел;

Всяк трепетал, но пренебречь не смел:

Червя отбросит всякий, но навряд

Змеи уснувшей растревожит яд.

Червь отползет, – чем он вредить бы мог? –

Она ж издохнет, оплетясь вкруг ног;

Несчастному не скрыться от нее,

И жало все ж она вонзит свое.

(…)

XII

Нет злых насквозь. И он в душе таил

Живого чувства уцелевший пыл;

Не раз язвил он страстные сердца

Влюбленного безумца иль юнца,

Теперь же сам смирить стремился кровь,

Где (даже в нем!) жила не страсть, – Любовь!

Да, то была любовь, и отдана

Была одной, всегда одной она.

Прекрасных пленниц он видал порой,

Но проходил холодный и чужой;

Красавиц много плакало в плену, –

Он не позвал в покой свой ни одну.

Да, то была любовь, – всегда нежна,

Тверда в соблазнах, в горестях верна,

Все та ж в разлуке и в чужих краях,

И – о, венец ! – незыблема в годах.

Что крах надежд ему, что боль обид,

Когда она с улыбкою глядит?

Стихал мгновенно ярый гнев при ней,

И стон смолкал, хоть раны жгли сильней.

Ждал жадно встреч он, твердо ждал разлук,

Стараясь лишь не уделить ей мук.

Та страсть была все та ж, всегда и вновь,

И если есть любовь, то вот – любовь.

Он был преступен, – мы его клеймим! –

Но чистой был любовью он палим;

Её одну – последний дар – не мог

В душе холодной заглушить порок!..

^ Ответить на вопросы:

1. Прошлое и настоящее Конрада. Место героя в композиции по-эмы. Смысл названия.

2. Портрет героя, его особенности. Понятие «байронического ге-роя», средства создания романтического образа.

3. Способы характеристики героя. Авторские характеристики. Отношения Конрада с окружающими (пираты, Медора, «свет»).

4. Роль лирических отступлений.

5. Художественные средства (язык и стиль повествования, инто-нация, тропы).

^ Ш

Особенности повествовательной манеры Э. По (на материале новеллы «Овальный портрет»)

Замок, в который мой камердинер осмелился вломиться, чтобы мне, пораженному тяжким недугом, не ночевать под открытым небом, являл собою одно из тех нагромождений уныния и пышности, что в жизни хмурятся среди Апеннин столь же часто, сколь и в воображении госпожи Радклиф. По всей видимости, его покинули ненадолго и совсем недавно. Мы расположились в одном из самых маленьких и наименее роскошных апартаментов. Он находился в отдаленной башне здания. Его богатое старинное убранство крайне обветшало. На обтянутых гобеленами стенах висело многочисленное и разнообразное оружие вкупе с необычно большим числом вдохновенных произведений живописи наших дней в золотых рамах, покрытых арабесками. К этим картинам, висевшим не только на стенах, но и в бесконечных уголках и нишах, неизбежных в здании столь причудливой архитектуры, я испытывал глубокий интерес, вызванный, быть может, начинающимся у меня жаром; так что я попросил Педро закрыть тяжелые ставни - уже наступил вечер - зажечь все свечи высокого канделябра в головах моей постели и распахнуть как можно шире обшитый бахромой полог из черного бархата. Я пожелал этого, чтобы отдаться если не сну, то хотя бы созерцанию картин и изучению томика, найденного на подушке и посвященного их разбору и описанию. Долго, долго я читал - и пристально, пристально смотрел. Летели стремительные, блаженные часы, и настала глубокая полночь. Мне не нравилось, как стоит канделябр, и, с трудом протянув руку, чтобы не тревожить моего спящего камердинера, я поставил канделябр так, что свет лучше попадал на книгу. Но это произвело совершенно неожиданное действие. Лучи бесчисленных свечей (их было очень много) осветили нишу комнаты, дотоле погруженную в глубокую тень, отбрасываемую одним из столбов балдахина. Поэтому я увидел ярко освещенной картину, ранее мною вовсе не замеченную. Это был портрет юной, только расцветающей девушки. Я быстро взглянул на портрет и закрыл глаза. Почему я так поступил, сначала не ясно было и мне самому. Но пока мои веки оставались опущены, я мысленно отыскал причину. Я хотел выиграть время для размышлений - удостовериться, что зрение меня не обмануло, - успокоить и подавить мою фантазию ради более трезвого и уверенного взгляда. Прошло всего несколько мгновений, и я вновь пристально посмотрел на картину.

Теперь я не мог и не хотел сомневаться, что вижу правильно, ибо первый луч, попавший на холст, как бы отогнал сонное оцепенение, овладевавшее моими чувствами, и разом возвратил меня к бодрствованию.

Портрет, как я уже сказал, изображал юную девушку. Это было всего лишь погрудное изображение, выполненное в так называемой виньеточной манере, во многом напоминающей стиль головок, любимый Салли. Руки, грудь и даже золотистые волосы неприметно растворялись в неясной, но глубокой тени, образующей фон. Рама была овальная, густо позолоченная, покрытая мавританским орнаментом. Как произведение искусства ничто не могло быть прекраснее этого портрета. Но ни его выполнение, ни нетленная красота изображенного облика не могли столь внезапно и сильно взволновать меня. Я никак не мог принять его в полудремоте и за живую женщину. Я сразу увидел, что особенности рисунка, манера живописи, рама мгновенно заставили бы меня отвергнуть подобное предположение - не позволили бы мне поверить ему и на единый миг. Я пребывал в напряженном размышлении, быть может, целый час, полулежа и не отрывая взгляд от портрета. Наконец, постигнув истинный секрет произведенного эффекта, я откинулся на подушки. Картина заворожила меня абсолютным жизнеподобием выражения, которое вначале поразило меня, а затем вызвало смущение, подавленность и страх. С глубоким и трепетным благоговением я поставил канделябр на прежнее место. Не видя более того, что столь глубоко взволновало меня, я с нетерпением схватил томик, содержащий описания картин и их истории. Найдя номер, под которым числился овальный портрет, я прочитал следующие неясные и странные слова:

"Она была дева редчайшей красоты, и веселость ее равнялась ее очарованию. И отмечен злым роком был час, когда она увидела живописца и полюбила его и стала его женою. Он, одержимый, упорный, суровый, уже был обручен - с Живописью; она, дева редчайшей красоты, чья веселость равнялась ее очарованию, вся - свет, вся - улыбка, шаловливая, как молодая лань, ненавидела одну лишь Живопись, свою соперницу; боялась только палитры, кистей и прочих властных орудий, лишавших ее созерцания своего возлюбленного. И она испытала ужас, услышав, как живописец выразил желание написать портрет своей молодой жены. Но она была кротка и послушлива и много недель сидела в высокой башне, где только сверху сочился свет на бледный холст. Но он, живописец, был упоен трудом своим, что длился из часа в час, изо дня в день. И он, одержимый, необузданный, угрюмый, предался своим мечтам; и он не мог видеть, что от жуткого света в одинокой башне таяли душевные силы и здоровье его молодой жены; она увядала, и это замечали все, кроме него. Но она все улыбалась и улыбалась, не жалуясь, ибо видела, что живописец (всюду прославленный) черпал в труде своем жгучее упоение и работал днем и ночью, дабы запечатлеть ту, что так любила его и все же с каждым днем делалась удрученнее и слабее. И вправду, некоторые видевшие портрет шепотом говорили о сходстве как о великом чуде, свидетельстве и дара живописца и его глубокой любви к той, кого он изобразил с таким непревзойденным искусством. Но наконец, когда труд близился к завершению, в башню перестали допускать посторонних; ибо в пылу труда живописец впал в исступление и редко отводил взор от холста даже для того, чтобы взглянуть на жену. И он не желал видеть, что оттенки, наносимые на холст, отнимались у ланит сидевшей рядом с ним. И когда миновали многие недели и оставалось только положить один мазок на уста и один полутон на зрачок, дух красавицы снова вспыхнул, как пламя в светильнике. И тогда кисть коснулась холста, и полутон был положен; и на один лишь миг живописец застыл, завороженный своим созданием; но в следующий, все еще не отрываясь от холста, он затрепетал, страшно побледнел и, воскликнув громким голосом: "Да это воистину сама Жизнь!", внезапно повернулся к своей возлюбленной: - Она была мертвой"

^ Ответить на вопросы:

1. Композиция новеллы. Хронотоп. Система персонажей.

2. Особенности повествования и авторского стиля. Символика и метафоры. Роль и типы художественных деталей в повествовании.

3. Центральная мысль новеллы.

IV

Образ-характер в творчестве Бальзака

(по повести «Гобсек»)

Прочитать фрагмент повести Бальзака «Гобсек».

Ответить на следующие вопросы:

1. Поэтика названия. Определите общую художественную стра-тегию творческого метода Бальзака. Композиция каждой части.

2. Образ Гобсека. Социально-историческое значение образа ростовщика. Насколько его фигура характерна для изображаемой эпохи? Прошлое и настоящее Гобсека. Стилистическая окраска описания жизни Гобсека в прошлом ( первый отрывок):

«Мать пристроила его юнгой на корабль, и в десятилетнем возрасте он отплыл в голландские владения Ост-Индии, где и скитался двадцать лет. Морщины его желтоватого лба хранили тайну страшных испытаний, внезапных ужасных событий, неожиданных удач, романтических преврат-ностей, безмерных радостей, голодных дней, попранной любви, богатства, разорения и вновь нажитого богатства, смертельных опасностей, когда жизнь, висевшую на волоске, спасли мгновенные и, быть может, жестокие действия, оправданные необходимостью. Он знал г-на де Лалли, адмирала Симеза, г-на де Кергаруэта и д’Эстена, Байи де Сюффрена, г-на де Пор-тандюэра, лорда Корнуэлса, лорда Гастингса, отца Типпо-Саиба и самого Типпо-Саиба. С ним вел дела тот савояр, что служил в Дели радже Махад-жи Синдиаху и был пособником могущества династии Махараттов. Были у него и какие-то связи и с Виктором Юзом и другими знаменитыми корса-рами, так как он долго жил на острове Сен-Тома. Он все перепробовал, чтобы разбогатеть, даже пытался разыскать пресловутый клад – золото, за-рытое племенем дикарей где-то в окрестностях Буэнос-Айреса. Он имел отношение ко всем перипетиям Войны за независимость Соединенных Штатов».

Портрет Гобсека и его жилище (в следующем отрывке):

«Не знаю, можете ли вы представить себе с моих слов лицо этого че-ловека, которое я, с дозволения Академии, готов назвать лунным ликом, ибо его желтоватая бледность напоминала цвет серебра, с которого слезла позолота. Волосы у моего ростовщика были совершенно прямые, всегда аккуратно причесанные и с сильной проседью – пепельно-серые. Черты лица, неподвижные, бесстрастные, как у Талейрана, казались отлитыми из бронзы. Глаза, маленькие и желтые, словно у хорька, и почти без ресниц, не выносили яркого света, поэтому он защищал их большим козырьком потрепанного картуза. Острый кончик длинного носа, изрытый рябинами, походил на буравчик, а губы были тонкие, как у алхимиков и древних ста-риков на картинах Рембрандта и Метсу. Говорил этот человек тихо, мягко, никогда не горячился. Возраст его был загадкой: я никогда не мог понять, состарился ли он до времени или же хорошо сохранился и останется мо-ложавым на веки вечные. Все в его комнате было потерто и опрятно, на-чиная от зеленого сукна на письменном столе до коврика перед кроватью, – совсем как в холодной обители одинокой старой девы, которая весь день наводит чистоту и натирает мебель воском. Зимою в камине у него чуть тлели головни, прикрытые горкой золы, никогда не разгораясь пламенем. От первой минуты пробуждения и до вечерних приступов кашля все его действия были размерены, как движения маятника. Это был какой-то чело-век-автомат (homme modèle), которого заводили ежедневно. Если тронуть ползущую по бумаге мокрицу, она мгновенно остановится и замрет; так же вот и этот человек во время разговора вдруг умолкал, выжидая, пока не стихнет шум проезжающего под окнами экипажа, так как не желал напря-гать голос. По примеру Фонтенеля, он берег жизненную энергию, подавляя в себе все человеческие чувства. И жизнь его протекала так же бесшумно,

2 Буквальный перевод немецкого слова «Wechsel» (вексель) – «обмен».

как сыплется струйкой песок в старинных песочных часах. Иногда его жертвы возмущались, поднимали неистовый крик, потом вдруг наступала полная тишина, как в кухне, когда зарежут в ней утку. К вечеру человек-вексель2 становился обыкновенным человеком, а слиток металла в его гру-ди превращался в человеческое сердце. Если он бывал доволен истекшим днем, то потирал себе руки, а из глубоких морщин, бороздивших его лицо, как будто поднимался дымок веселости, – право, невозможно изобразить иными словами его немую усмешку, игру лицевых мускулов, выражав-шую, вероятно, те же ощущения, что и беззвучный смех Кожаного Чулка. Всегда, даже в минуты самой большой радости, говорил он односложно и сохранял сдержанность. Вот какого соседа послал мне случай, когда я жил на улице Де-Грэ…<…> Если человечность, общение меж людьми считать своего рода религией, то Гобсека можно было назвать атеистом. Хотя я по-ставил себе целью изучить его, должен, к стыду своему, признаться, что до последней минуты его душа оставалась для меня тайной за семью замками. Иной раз я даже спрашивал себя, какого он пола. Если все ростовщики по-хожи на него, то они, верно, принадлежат к разряду бесполых».

Выделите основные мотивы, художественные детали, сравнения и метафоры, с помощью которых Бальзак создает портрет своего героя.

Можно ли выделить общий принцип их оформления в данном тексте?

В каких отношениях находятся внутренний мир героя и место, где он проживает?

Почему герой представляет для рассказчика (Дервиля) загадку? Роль мотива тайны в отрывке.

Развивается ли характер Гобсека? В какой мере судьба и характер Гобсека получают в повести объяснение?

3. Образ Дервиля и позиция его как рассказчика.

4 Способы выражения авторского отношения к Гобсеку.

^ V

«Объективный стиль» Флобера

(по роману «Госпожа Бовари»)

Прочитать приведенный ниже отрывок. Действие его начинается после того, как Родольф Буланже де Ла-Юшетт пообещал Эмме Бовари бежать вместе с ней из города.

«Как только Родольф пришел домой, он, не теряя ни секунды, сел за свой письменный стол, под оленьей головой, висевшей на стене в виде трофея. Но стоило ему взять в руки перо, как все слова вылетели у него из головы, и, облокотившись на стол, он задумался. Эмма уже была для него как бы далеким прошлым; принятое им решение мгновенно образовало между ними громадное расстояние.

Чтобы не совсем утратить память о ней, Родольф, подойдя к шкафу, стоявшему у изголовья кровати, вынул старую коробку из-под реймских бисквитов, куда он имел обыкновение прятать женские письма, – от нее пахло влажной пылью и увядшими розами. Первое, что он увидел, – это носовой платок, весь в выцветших пятнышках. То был платок Эммы, кото-рым она вытиралась, когда у нее как-то раз на прогулке пошла носом кровь. Родольф этого уже не помнил. Рядом лежал миниатюрный портрет Эммы; все четыре уголочка его обтрепались. Ее туалет показался Родоль-фу претенциозным, в ее взгляде – она делала глазки – было, по его мне-нию, что-то в высшей степени жалкое. Глядя на портрет, Родольф пытался вызвать в памяти оригинал, и черты Эммы постепенно расплывались, точ-но живое и нарисованное ее лицо терлись одно о другое и смазывались. Потом он стал читать ее письма. Они целиком относились к отъезду и бы-ли кратки, деловиты и настойчивы, как служебные записки. Ему хотелось почитать длинные ее письма – более ранней поры. Они хранились на са-мом дне коробки, и, чтобы извлечь их, он вывалил все остальные и маши-нально начал рыться в груде бумаг и вещиц, обнаруживая то букетик, то подвязку, то черную маску, то булавку, то волосы – темные, светлые… Иные волоски цеплялись за металлическую отделку коробки и рвались, ко-гда она открывалась.

Скитаясь в воспоминаниях, он изучал почерк и слог писем, разнооб-разных, как их орфография. Были среди них нежные и веселые, шутливые и грустные: в одних просили любви, в других просили денег. Какое-нибудь одно слово воскрешало в его памяти лицо, движения, звук голоса; в иных случаях, однако, он ничего не в силах был припомнить.

Заполонив его мысль, женщины мешали друг другу, мельчали, об-щий уровень любви обезличивал их. Захватив в горсть перепутанные письма, Родольф некоторое время с увлечением пересыпал их из руки в руку. Потом это ему надоело, навело на него дремоту, он убрал коробку в шкаф и сказал себе:

– Все это ерунда!..

Он и правда так думал; чувственные наслаждения вытоптали его серд-це, точно ученики – школьный двор: зелени там не было вовсе, а то, что в нем происходило, отличалось еще большим легкомыслием, чем детвора, и в про-тивоположность ей не оставляло даже вырезанных на стене имен.

– Ну-с, приступим! – сказал он себе и начал писать:

«Мужайтесь, Эмма, мужайтесь! Я не хочу быть несчастьем Вашей жизни…»

– В сущности это так и есть, – подумал Родольф, – я действую в ее же интересах, я поступаю честно.

«Тщательно ли Вы обдумали свое решение? Представляете ли Вы себе, мой ангел, в какую пропасть я увлек бы Вас за собой? О нет! Вы шли вперед доверчиво и безрассудно, в чаянии близкого счастья… О, как же мы все несчастны! Какие мы все безумцы!»

Родольф остановился – надо было найти какую-нибудь важную при-чину.

– Не написать ли ей, что я потерял состояние?.. Нет, нет! Да ведь это ничего не изменит. Немного погодя все начнется сызнова. Разве таких женщин, как она, можно в чем-нибудь убедить?

Подумав, он опять взялся за перо:

«Я никогда Вас не забуду, поверьте, моя преданность Вам останется неизменной, но рано или поздно наш пыл (такова участь всех человеческих чувств) все равно бы охладел! На смену пришла бы душевная усталость, и

4 Во французском оригинале игра слов: «Et il y avait un dernier adieu, séparé en deux mots: A Dieu! ce qu’il jugeait d’un excellent gout». См.: Flaubert G. Madame Bovary. – М., 1974. – Р.292.

кто знает? Быть может, мне бы еще пришлось терзаться при виде того, как Вы раскаиваетесь, и меня бы тоже охватило раскаяние от сознания, что страдаете Вы из-за меня! Одна мысль о том, как Вам будет тяжело, приво-дит меня в отчаяние, Эмма! Забудьте обо мне! Зачем я Вас встретил? Зачем Вы так прекрасны? В чем же мое преступление? О Боже мой! Нет, нет, всему виною рок!»

– Это слово всегда производит соответствующее впечатление, – по-думал Родольф.

«О, будь Вы одною из тех легкомысленных женщин, что встречают-ся на каждом шагу, я, конечно, мог бы на это пойти из чистого эгоизма, и тогда моя попытка была бы для Вас безопасна. Но Ваша очаровательная восторженность, составляющая тайну Вашего обаяния и вместе с тем слу-жащая источником Ваших мучений, она-то и помешала Вам, волшебница, понять всю ложность нашего будущего положения! Я тоже сперва ни о чем не думал и, не предвидя последствий, отдыхал, словно под сенью ман-цениллы, под сенью безоблачного счастья».

– Еще, чего доброго, подумает, что я отказываюсь от нее из скупо-сти… А, все равно! Пора кончать!

«Свет жесток, Эмма. Он стал бы преследовать нас неотступно. Вам пришлось бы терпеть все: и нескромные вопросы, и клевету, и презрение, а может быть, даже и оскорбления. Оскорбление, нанесенное Вам! О!.. А ведь я уже мысленно возвел Вас на недосягаемый пьедестал! Память о Вас я буду носить с собой как некий талисман! И вот, за все зло, которое я Вам причинил, я обрекаю себя на изгнание. Я уезжаю. Куда? Не знаю. Я схожу с ума. Прощайте! Не поминайте лихом. Не забывайте несчастного, утра-тившего Вас. Научите Вашу дочь молиться за меня».

Пламя свечей колебалось. Родольф встал, затворил окно и опять сел за стол.

– Как будто все. Да, вот что еще надо прибавить, а то как бы она за мной не увязалась:

«Когда Вы станете читать эти печальные строки, я буду уже далеко. Чтобы не поддаться искушению снова увидеть Вас, я решил бежать немед-ленно. Прочь, слабость! Я еще вернусь, и тогда – кто знает? – быть может, мы с Вами уже совершенно спокойно вспомним нашу былую любовь. Прощайте!..»4

После слова «прощайте» он поставил восклицательный знак и мно-готочие – в этом он видел признак высшего шика.

– А как подписаться? – спросил он себя. – Преданный Вам? Нет. Ваш друг?.. Да, вот это хорошо.

«Ваш друг»

Он перечитал письмо и остался доволен.

– Бедняжка! – расчувствовавшись, подумал он. – Она решит, что я – твердокаменный. Надо бы тут слезу пролить, да вот беда: не умею я пла-кать. Чем же я виноват? Родольф налил в стакан воды и, обмакнув палец, капнул на бумагу – на ней тотчас же образовалось большое бледное чер-нильное пятно. Он поискал, чем запечатать письмо, и ему попалась печат-ка с Amor nel cor5.

– Не очень это сюда подходит… А, ничего, сойдет!

Затем он выкурил три трубки и лег спать».

Ответить на следующие вопросы:

1. Эстетические взгляды Флобера. Понятие «объективного стиля» Проблема авторской активности (подготовить по учебнику само-стоятельно).

2. Место эпизода в развитии романного действия. Композиция.

3. Носитель речи в эпизоде. Соотношение внутренней речи Ро-дольфа и его письма. Стилевое оформление той и другой формы ре-чи. Выделите функции письма в данном отрывке.

4. Образ Родольфа.


Каковы особенности характера Родольфа?

В чем состоит специфика его памяти? Как она функционирует? Про-следите развитие мотива памяти в отрывке.

Какое значение Родольф придает другим людям?

Каким образом сам процесс написания прощального послания связан с темой смерти у Флобера?

5. Особенности речи повествователя.


Реализация принципа «показа».

Какую роль играет у Флобера несобственно-прямая речь?

6. Укажите границы применения принципов «объективного стиля»?




Схожі:

Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconКонтрольные вопросы по теме 1 Литература к теме 1
Для каждого понятия установлен один стандартизованный термин. Применение терминов- синонимов стандартизованного термина запрещается....
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconВопросы по теме "Понятие и принципы предпринимательской деятельности"
Какие виды предпринимательской деятельности могут осуществляться только государственными предприятиями?
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconТема 21. Организационная культура понятие организационной культуры
Понятие организационной культуры. На любом предприятии существуют сложившиеся убеждения от­носительного того, как должна быть организована...
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconКонтрольные вопросы по дисциплине «Экономика и финансы предприятий» для специальности «Менеджмент организаций», дневное и заочное отделение
Понятие предприятия. Имущество предприятия и источники его формирования. Виды предприятий
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconО. М. Куницкая особенности соглашения (договора) государственно-частного партнерства в литературе понятие «государственно-частное партнерство»
Гчп определяют в общем виде как социально-экономическое явление и как конкретные проекты, реализуемые на объектах государственной...
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconКонтрольные вопросы по дисциплине «Менеджмент»
Контрольные вопросы по дисциплине «Менеджмент» для 3-го курса дневной формы обучения
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconКонтрольные вопросы Какие функции возлагаются на главный документ?
Как в таблице Excel найти нужные данные (например, заданную фамилию в списке сотрудников предприятия)?
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconКонтрольные вопросы по дисциплине «Сопротивление материалов» для 2-го курса дневной формы обучения
По каким признакам и как классифицируются нагрузки (силы), действующие на части машин и сооружений?
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconВопросы к экзамену по курсу «история всемирной литературы XVII xviii в в.» Общая характеристика зарубежной литературы XVII в., ее особенности, эстетические искания
Контрольные вопросы к экзамену по курсу «история всемирной литературы XVII xviii в в.»
Контрольные вопросы по теме «Романтизм»: Особенности эпохи 1789-1830 гг. Понятие о романтизме как методе iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине «Патентознавство», группа дид-02 Сформулируйте понятие термина «интеллектуальная собственность»
Как подразделяется интеллектуальная собственность с точки зрения законодательства?
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи