А. И. Алиев, кандидат юридических наук icon

А. И. Алиев, кандидат юридических наук




Скачати 127.28 Kb.
НазваА. И. Алиев, кандидат юридических наук
Дата18.09.2012
Розмір127.28 Kb.
ТипДокументи
1. /aliev.rtfА. И. Алиев, кандидат юридических наук


А.И. Алиев,

кандидат юридических наук,

Бакинский государственный университет


Права человека, правовое положение иностранцев и право убежища: общетеоретические вопросы


В статье исследуются общетеоретические проблемы прав человека, правовой статус иностранцев и право убежища. Проводится анализ права убежища в контексте взаимосвязи международных норм и внутригосударственных норм Азербайджанской Республики. Также рассматриваются точки зрения авторитетных юристов-международников в отношении реализации права убежища. Выдвигаются предложения по поводу улучшения правовых норм Азербайджанской Республики в этой сфере.


General theoretic problems in the field of human rights, the legal status of foreigners and the right of sanctuary are discussed in the article. The article reflects a diligent comparison of the specific provisions of various international documents and the domestic legislation of the Republic of Azerbaijan. In addition, the opinions of authoritative international lawyers are also discussed in the article. Furthermore, several proposals about the development of the Azerbaijani legislation in the mentioned sphere are also made.


Важным направлением в правовом положении иностранцев является исследование основных прав и свобод иностранцев. В связи с этим необходимо проведение глубокого сравнительного исследования международных и внутригосударственных правовых норм в сфере прав человека, что имеет огромное значение для Азербайджанской Республики (АР), обретшей независимость в недавнем прошлом. В решении этой проблемы важную роль играет соответствие законодательства АР международным стандартам.

Разработка и принятие международных норм, регулирующих основные права и свободы человека, – это юридическое выражение и закрепление формально согласованных позиций государств. Следующий шаг – это их государственно-правовое признание, законодательно оформленное и претворенное в жизнь [1]. В юридической литературе правильно указывается, что режим населения на территории конкретного государства определяется как внутренним законодательством данного государства, так и международными договорами и соглашениями, участником которых является это государство [2].

Основными международными документами признана универсальность прав человека. С этой точки зрения, в юридической литературе указывается, что права человека – это права личности как участника общественных отношений, независимо от того, в каком государстве проживает, на любой территории она имеет одинаковые, всеобщие права [3]. Принято считать, что употребление в международных конвенциях принадлежности прав человека не к гражданам, а к индивиду является все более отчетливой тенденцией [4]. В обеспечении прав человека жизненно заинтересованы все народы [5]. Точное определение правового статуса человека и гражданина фактически является первым этапом формирования правового государства. В юридической литературе, говоря о правовой характеристике прав человека, различают права и свободы человека в объективном и субъективном смысле. В объективном смысле права и свободы человека – это система международных и национальных правовых норм, устанавливающих правовой статус личности, закрепляющих ее положение, правила взаимоотношений между людьми, отношения личности (гражданина) и государства. В субъективном смысле права и свободы человека – это принадлежащая конкретному лицу возможность (правомочие) совершения предусмотренного правовыми нормами и защищаемого государством действия (бездействия) [6].

В литературе различают „права человека” и „права гражданина”. Права человека являются исходными, они присущи всем людям от рождения, независимо от того, являются они гражданами государства, в котором живут, или нет, а права гражданина включают в себя те права, которые закрепляются за лицом только в силу его принадлежности к государству (гражданство). Таким образом, каждый гражданин того или иного государства обладает всем комплексом прав, относящихся как к общепризнанным правам человека, так и ко всем правам гражданина, признаваемым в данном государстве, а негражданин – лишь первой частью этого комплекса. Эта „дискриминация” допускается международным сообществом и объясняется правомерным желанием каждого государства предоставить весь комплекс прав только лицам, устойчиво связанным с судьбой страны и в полной мере несущим конституционные обязанности [7].

Проблема прав человека имеет большую историю. Государства с давних времен осуществляют определенные действия по защите прав человека: не только своих граждан, но и иностранцев, проживающих на территории данного государства. В Древней Греции особое место занимали договоры, регулирующие различные стороны жизни и положение иностранных граждан. Кроме того, существование в Греции института „проксении” занимало важное место в защите прав иностранцев. В Древнем Риме для защиты прав иностранцев был создан специальный институт и специальная должность – „praetor peregrinum”. В его компетенцию входила разработка принципов и норм, относящихся к положению иностранцев [8]. Как видно, регулирование важных вопросов правового положения иностранцев постоянно интересует государства.

Однако, как отмечалось выше, одной из основных задач, стоящих перед государством, является обеспечение и защита прав человека в целом. Говоря другими словами, государство, становясь участником многостороннего договора о правах человека, обязуется обеспечивать права и свободы не только своих граждан или граждан какого-то другого государства, а права человека в целом, независимо от гражданства лиц, т.е. индивида in abstracto [9].

Это считается одной из важных задач, стоящих перед международными организациями. Так, в п. 3 ст. 1 Устава ООН говорится о поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без упоминания о содействии всеобщему соблюдению этих прав и свобод. Хотя, несомненно, имеется в виду международное сотрудничество всех государств в обеспечении всеобщего соблюдения прав человека и основных свобод. Это подтверждается положениями ст. 55 Устава ООН, в которой указывается, что ООН содействует всеобщему соблюдению прав человека и основных свобод для всех [10].

Следует отметить, что Раздел II Конституции АР посвящен вопросам основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Широкое и подробное закрепление общих начал по правам человека, указание на принадлежность прав и свобод „каждому” должны считаться весьма положительным намерением Азербайджанской Республики. По вопросам обеспечения прав и свобод человека Конституция АР заложила весьма солидный фундамент. А именно, п. 5 ст. 71 Конституции АР закрепляет, что ни одно положение Конституции не может истолковываться как положение, направленное на упразднение прав и свобод человека и гражданина. Пункт 6 этой статьи еще более важен. В нем провозглашается, что на территории АР права и свободы человека и гражданина действуют непосредственно [11].

Все вышеперечисленное еще раз доказывает особое внимание со стороны АР к проблемам прав человека. Вместе с тем вышеуказанные положения не говорят о том, что данные нормы статичные и не нуждаются в усовершенствовании. АР, активно участвующая в международных договорах в области прав человека, сделала важные шаги в строительстве правового государства. А это возможно только в условиях принятия новых нормативно-правовых актов по важным социальным вопросам, ликвидации старых норм и устранения пробелов в законодательстве, а также усовершенствования внутригосударственных механизмов для их реализации. Данная тенденция хорошо просматривается при исследовании законодательных актов АР, определяющих права и обязанности иностранцев. Анализ законодательных актов, принятых в этой области, показывает, что внутригосударственные нормативно-правовые акты, связанные с определением правового статуса иностранцев, разработаны в соответствии с международно-правовыми нормами, а со стороны АР осуществляются действия для их практической реализации.

Право убежища тесно взаимодействует с правом на свободу передвижения и безопасное проживание иностранцев, и поэтому занимает особое место. Право убежища и общественные отношения, возникающие в связи с его реализацией, были подробно исследованы в юридической литературе такими учеными: Л. Оппенгейм, Г. Лаутерпахт, С. Пател, М.Д. Шаргородский, Е.А. Шибаева, Н.А. Ушаков, Л.Н. Галенская и другими учеными. Специальное изучение права убежища объясняется как принадлежностью этого права только иностранцам, так и тем, что оно является очень важным фактором в обеспечении прав и свобод человека. Учитывая это обстоятельство, необходимо отметить, что право убежища следует изучать на основе взаимного влияния законодательства АР и международно-правовых норм. В первую очередь изложим его краткое содержание, используя положения современной доктрины международного права.

По мнению Л.Н. Галенской, право убежища – это предоставление государством права безопасного проживания на его территории лицам, которые преследуются на своей родине или в других странах, за свои взгляды или деятельность [12]. О.И. Тиунов указывает, что право убежища связано с предоставлением по политическим мотивам права безопасного проживания определенному лицу в иностранном государстве, которое гарантирует этому лицу основные права и свободы, обязанность предоставления которых закреплена нормами международного права [13]. Кроме этого, указывается, что убежище представляет собой основанный на государственном суверенитете самостоятельный правовой институт, означающий оказание государством пребывания покровительства иностранному гражданину и лицу без гражданства, преследуемому на родине по политическим, религиозным и иным мотивам [14].

Основное положение, связанное с правом убежища, отражено в ст. 14 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. В части 1 ст. 14 указывается, что каждый человек имеет право искать убежище от преследований в других странах и пользоваться этим убежищем. Кроме того, в ч. 2 этой статьи говорится, что это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам ООН [10, с. 41].

Важные положения, связанные с правом убежища, сформулированы в Декларации „О территориальном убежище”, принятой Резолюцией 2312 Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1967 г. Принципы, закрепленные в Декларации „О территориальном убежище”, носят рекомендательный характер, в отличие от некоторых международных документов, принятых в области прав человека, в том числе Конвенцией „О статусе беженцев” 1951 г. Это же подчеркнуто в Преамбуле Декларации.

В трудах известных юристов-международников вполне справедливо утверждается, что институт убежища носит двойственный характер – с одной стороны, он определяется внутригосударственным правом, с другой – международным [15]. По нашему мнению, при исследовании различных аспектов права убежища, они должны быть исследованы с точки зрения взаимодействия международных и внутригосударственных правовых норм. В основе права убежища лежит государственный суверенитет, каждое государство само решает, кому оно предоставляет право убежища на своей территории, а кому отказывает. В части 3 ст. 1 Декларации 1967 г. указывается, что оценка оснований для предоставления убежища лежит на предоставляющем это убежище государстве. Кроме того, в ч. 1 ст. 1 указывается, что убежище, предоставляемое каким-либо государством в осуществление своего суверенитета лицам, имеющим основание ссылаться на ст. 14 Всеобщей декларации прав человека, включая лиц, борющихся против колониализма, должно уважаться другими государствами. Кроме того, в ч. 1 ст. 2 Декларации 1967 г. говорится, что положение лиц, упомянутых в п. 1 ст. 1, должно являться без ущерба для суверенитета государств и целей и принципов ООН предметом заботы международного сообщества [10, с. 405].

К числу приоритетных положений, связанных с правом убежища, относится ч. 2 ст. 1 Декларации 1967 г., которая гласит о том, что на право искать убежище и пользоваться убежищем не может ссылаться никакое лицо, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступление против мира, военное преступление или преступление против человечества по смыслу тех же международных актов, которые были выработаны, для того чтобы предусмотреть нормы относительно этих преступлений [10, с. 405].

Следует подчеркнуть, что в практике других государств существуют некоторые различия в порядке предоставления убежища. Например, в Преамбуле Французской Конституции 1946 г. (эта Преамбула была воспроизведена и в Конституции 1958 г.) отмечается, что всякий человек, преследуемый за свою деятельность в пользу свободы, имеет право убежища на территориях Республики [15]. В части 2 ст. 32 Конституции КНР говорится, что КНР может предоставлять убежище иностранцам, вынужденным эмигрировать по политическим принципам [17]. В части 1 ст. 16 Основного Закона ФРГ отмечается, что лица, подвергающиеся политическим преследованиям, пользуются правом убежища. В то же время указывается, что на это право не может ссылаться тот, кто приезжает из какого-либо государства-члена ЕС или какого-либо другого третьего государства, в котором обеспечено применение Соглашения „О статусе беженцев” и Конвенции „О защите прав человека и основных свобод” [18]. Кроме того, Законом ФРГ „О предоставлении политического убежища” 1993 г. урегулированы вопросы, связанные с реализацией права убежища в расширенной форме [20].

Правовое регулирование условий предоставления убежища является составной частью иммиграционного законодательства США. Основной акт, регламентирующий вопросы убежища – Закон об иммиграции и натурализации был в последствии дополнен рядом изменений и новых положений. Кроме этого, в Законе „О беженцах” 1980 г. указывается, что убежище может быть предоставлено лицам, прибывающим из стран, гражданами которых они являются, или, если речь идет о лицах без гражданства, из стран, в которых они последнее время проживали и куда они не могут или не желают возвращаться, а также, если они не могут или не желают пользоваться защитой данной страны. Отсутствие возможности или желания должно быть связано с преследованием таких лиц или с обоснованной угрозой преследования их по политическим или религиозным мотивам, вследствие расовой или национально-этнической принадлежности либо принадлежности к определенной социальной группе [20].

В Положении „О порядке предоставления политического убежища” в РФ, утвержденном Указом Президента РФ 26 июля 1995 г. указывается, что убежище предоставляется лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования за общественно-политическую деятельность и убеждения, отвечающие принципам, признанным мировым сообществом. Получившее убежище лицо не просто не подлежит выдаче, но и обретает особый статус, удостоверяемый специальным свидетельством [21].

В научных исследованиях, кроме политического убежища, упоминается и дипломати-ческое убежище. Такого типа убежище составляет противоречие с положением, зафиксированным в ч. 3 ст. 41 Венской конвенции „О дипломатических сношениях” 1961 г. Там указывается, что помещения представительства не должны использоваться в целях, не совместимых с функциями представительства, предусмотренными настоящей Конвенцией [22].

Такого типа убежище не признается другими государствами, кроме государств Латинской Америки, которые ратифицировали Гаванскую конвенцию „О дипломатическом убежище” от 20 февраля 1928 г. и Каракасскую конвенцию от 28 марта 1954 г.

В связи с правом убежища следует отметить, что оно предоставляется не только по политическим соображениям, а также по расовым, национальным, религиозным и подобным мотивам. Поэтому правильнее было бы его рассматривать и исследовать как территориальное убежище. Со стороны государства, предоставляющего убежище определенным лицам, предоставляются основные права и свободы в объемах не меньших, чем у других иностранцев. Однако государство, предоставляющее убежище, не должно позволять лицам, получившим убежище, заниматься деятельностью, противоречащей целям и принципам ООН. Это положение отражено в ст. 4 Декларации 1967 г. [10, с. 405].

Необходимо также отметить, что лицо, получившее убежище, не обладает иммунитетом от выдачи вообще. А именно, оно может быть на общих основаниях выдано другому государству за ранее или впоследствии совершенное преступление.

Важное положение, связанное с правом убежища, отражено в ст. 70 Конституции АР и объединяет в себе нижеследующие элементы:

1. В соответствии с общепризнанными международными правовыми нормами АР предоставляет политическое убежище иностранцам и лицам без гражданства.

2. Не допускается выдача другому государству лиц, преследуемых за свои политические убеждения, а также за деяние, не считающееся преступлением в АР [23].

Право предоставления политического убежища на основании п. 21 ст. 109 Конституции АР входит в компетенцию Президента АР. Другое важное положение, связанное с правом убежища, отражено в ст. 6 Закона АР от 13 марта 1996 г., в которой указывается, что Азербайджанская Республика предоставляет политическое убежище иностранцам и лицам без гражданства в соответствии со своей Конституцией и законодательством [23].

Как видно из Конституции АР, предоставление права убежища основывается на нормах международного права, и это соответствует практике демократических государств. В то же время, разработка и принятие специального законодательства в этой области служило бы более четкой постановке задач перед государственными органами АР и реально обеспечивало правовой статус иностранцев, воспользовавшихся правом убежища.


Литература


1. Карташкин В.А. Международная защита прав человека. Основные проблемы сотрудничества государств. – М.: Международные отношения, 1976. – С. 52.

2. Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. – 2-е изд., доп. – М.: Издательство МНИМП, 1999. – С. 244.

3. Корсик К.А. Особенности правового положения иностранных граждан в Российской Федерации. – М.: ОКТБ, 1998. – С. 26.

4. Franзois Borella. Nat1onal1te2 et c1toyennet. C1toyenn2 ete et nat1onal1te2 . Dom1n1que Calas, Clanole Emeri, Jacques Zylberger. Presses Universitaires de France. – 1997. – Р. 226.

5. Мовчан А.П. Права человека и международные отношения. – М.: Наука, 1982. – С. 17.

6. Азаров А.Я. Права человека. Новое знание. – М.: Общество „Знание России”, 1995. – С. 30.

7. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред.
М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо и Л.М. Энтина. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С. 86.

8. Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. – М.: Международные отношения, 1990. – С. 25–38.

9. Гусейнов Л.Г. Международная ответственность государств за нарушения прав человека. – К.: Институт государства и права НАН Украины, 2000. – С. 11.

10. Международные акты о правах человека: Сборник документов. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА’”М, 2000. – С. 38.

11. Конституция Азербайджанской Республики. – Баку, 2005. – С. 23.

12. Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. – М.: Международные отношения, 1982. – С. 30.

13. Тиунов О.И. Международное гуманитарное право: Учебник для вузов. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. – М, 1999. – С. 110.

14. Сафаров Н. Комментарий к Закону Азербайджанской Республики „О выдаче (экстрадиции) лиц совершивших преступления”. – Баку: Юридическая литература, 2001. – С. 46.

15. Галенская Л.Н. Право убежища. Международно-правовые вопросы. – М.: Международные отношения, 1968. – С. 45; Ястребова А.Ю. Институт убежища и статус беженцев в международном праве // Советское государство и право. – 1990. – № 10. – С. 130.

16. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. – М.: Издательство БЕК, 1996. – С. 138.

17. Конституции зарубежных государств // Журнал „Ганун”, 1994. – № 2–3. – С. 242.

18. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. – М.: Издательство БЕК, 1996. – С. 159–160.

19. Закон о предоставлении политического убежища. Asylverfahrensgesetz: Материалы по вопросам политики и общества в Федеративной Республике Германия; Перевод В. Ворбиц. – Издание Ассоциации ИНТЕР НАЦИОНЕС, Германия, Д.-53175. – Бонн, 1994. – С. 70.

20. Николайчик В.М. Правовые аспекты иммиграционной политики США. Статья 2. Право на убежище // США: Экономика, политика, идеология. – 1990. – № 10. – С. 70.

21. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: Учебник. – М.: Спарк, 1999. – С. 249.

22. Международное публичное право: Сборник документов. – Том 1. – М.: БЕК, 1996. – С. 284.

23. Конституция Азербайджанской Республики. – Баку, 2005. – С. 23.

Схожі:

А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconАктуальні проблеми дослідження довкілля Матеріали ІІІ регіональної наукової конференції студентів та молодих учених
Касьяненко Г. Я., кандидат хімічних наук, доцент; Корнус А. О., кандидат географічних наук, доцент; Говорун О. В., кандидат біологічних...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconМо­но­гра­фія Су­ми "Ви­дав­ництво Сум­ДУ"
М. В. Погорєлов – кандидат медичних наук; В.І. Бумейстер – доктор біологічних наук; Г. Ф. Ткач – кандидат медичних наук; С. Д. Бончев;...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconА. Ф. Волобуев профессор кафедры криминалистики Университета внутренних дел, кандидат юридических наук, доцент (г. Харьков) Расследование экономических преступлений: опыт России и Украины
Правоохранительные органы стран СНГ в настоящее время решают проблемы борьбы с экономической преступностью, которые во многом являются...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconКонституция Китайской Республики
Перевод текста Конституции и Дополнительных статей с китайского языка осуществлен магистром политологических наук В. П. Поляковым....
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconДоцент, кандидат технічних наук
Кандидат технічних наук за спеціальністю “Машини та процеси лісівничого комплексу” – 2006 р
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconА. Волобуев, профессор кафедры криминалистики Университета внутренних дел, кандидат юридических наук, доцент (г. Харьков) Фиктивное предпринимательство как способ сокрытия тяжких экономических преступлений
Фиктивное предпринимательство как способ сокрытия тяжких экономических преступлений
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconЗатверджую” Проректор з науково-педагогічної та виховної роботи З.І. Мамчур ” “ 2010 р робоча програма навчальної дисципліни
Розробники: Богуцький А. Б., кандидат геолого-мінералогічних наук, професор кафедри геоморфології і палеогеографії; Яцишин А. М.,...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconЗатверджую” Проректор з науково-педагогічної та виховної роботи З.І. Мамчур ” “ 2010 р робоча програма навчальної дисципліни
Розробники: Богуцький А. Б., кандидат геолого-мінералогічних наук, професор кафедри геоморф. і палеогеогр.; Яцишин А. М., кандидат...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconЕкологія І раціональне природокористування
А. О. Корнус, кандидат географічних наук, доц. (відп редактор); В. Ю. Некос, доктор географічних наук, проф.; О. П. Ковальов, доктор...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconЕкологія І раціональне природокористування
А. О. Корнус, кандидат географічних наук, доц.; В. Ю. Некос, доктор географічних наук, проф.; О. П. Ковальов, доктор географічних...
А. И. Алиев, кандидат юридических наук iconЛьвівський державний університет фізичної культури кафедра біохімії та гігієни «Затверджено»
Навчальну програму підготували: кандидат медичних наук, доцент Свистун Ю. Д., кандидат наук з фізичного виховання І спорту, доцент...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи