Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б icon

Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б




НазваБбк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б
Сторінка11/31
Дата11.06.2012
Розмір2.62 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   31
^

3.4. Понимание текста


Цель прочтения текста в конечном счете заключается в его понимании. Понять текст — значит раскодировать его смысл, освоить содержание, пережить то душевное состояние, которое испытывал автор текста в момент его создания. Кроме того, понимание добавляет к тексту еще нечто, что не было изначально заложено автором.

Согласно определениям, данным в словарях, понимание — универсальная операция мышления, связанная с усвоением нового содержания, включением его в систему устоявшихся идей и представлений. Понимание наделяет смыслом объекты социально-культурной и природной реальности и вводит их тем самым в привычный и связный мир человека. Оно всегда обусловлено социально-историческими и культурными предпосылками.

Есть концепция, утверждающая, что понимание есть оценка на основе некоторого образца, стандарта, нормы или принципа. Пониматься может все, для чего существует такой общий образец, начиная с явлений неживой природы и кончая поступками, индивидуальными психическими состояниями и

64

текстами. Результатом понимания является оценка понимаемого объекта с определенной устоявшейся точки зрения. Истолкование, делающее возможным понимание, представляет собой поиск стандарта оценки и обоснование его приложимости к рассматриваемому конкретному случаю.

В герменевтике — понимание есть работа сознания, направленная на смысл, некоторое идеальное содержание воплощенных в материальных телах явлений культуры. Воплощая эти смыслы, идеальные содержания, становясь их носителями, соответствующие материальные тела приобретают знаково-символьную функцию.

Понимание связано с предметами культуры. В качестве их выступают тексты, воплощенные в них смыслы, знания. В герменевтических теориях XIX в. (Ф. Шлейермахера, В. Дильтея) проблема понимания текста сводилась к проблеме проникновения через текст в душевный мир его автора. Понимать, — считают представители этого направления, — значит сознавать и чувствовать то, что создал и чувствовал пишущий, или другими словами: уподобить свое душевное состояние состоянию пишущего и, так сказать, отождествить себя с автором. Между тем подведение понимания текста под законы понимания другой личности не могут рассматриваться в качестве единственного и даже основного способа понимания текста.

Любой текст решает какую-либо проблему. Обычно под проблемой понимается явно сформулированный вопрос или комплекс вопросов, возникших в ходе познания. Но конкретный анализ проблемных ситуаций показывает, что далеко не каждая проблема сразу же приобретает вид явного вопроса. Не всякое исследование начинается с выдвижения проблемы и кончается ее решением. Нередко бывает так, что проблема формулируется одновременно с решением. Иногда случается даже, что она осознается только через некоторое время после решения. Зачастую поиск проблемы сам вырастает в отдельную проблему, решение которой требует особого таланта.

Проблема в самом общем смысле — это некоторое затруднение, колебание, неопределенность. Требуются действия по устранению этой неопределенности, но далеко не всегда ясно, что именно следует предпринять. Следовательно, чтобы понять текст, нужно увидеть решаемую им проблему. Проблема

65

есть свернутый замысел (идея) автора, который в тексте реализован, воплощен, развернут, в силу чего проблема — основная смысловая единица, логически «образующая», «организующая» текст. Проблема «задает» структуру, композицию, начало и завершение текста. Проблема и ее решение содержится в одном и том же тексте, но увидеть проблему непросто, ибо проблема и ее решение присутствуют в тексте по-разному. Нередко проблема в тексте присутствует неявно, скрыто, имплицитно, в то время как ее решение (ответ) в тексте наличествует открыто, очевидно. Это затрудняет обнаружение проблемы, а, следовательно, и понимание текста. По причине того, что эта проблема в тексте не содержится «физически» (ее нельзя прочитать), а находится как бы за пределами текста, ее приходится реконструировать в ходе прочтения.

Проблема понимания не возникала бы, если бы язык был устроен наподобие номенклатуры, в которой структурным ее частям однозначно и жестко приписывались значения, т.е. если бы они функционировали только в логических взаимосвязях между собой. В таком случае был бы возможен однозначный, полностью определенный перевод с одного набора значений на другой. Однако языки устроены иначе. Связь слов с внелин-гвистической реальностью осуществляется в них за счет соотнесения некоторых языковых единиц этого мира, так и за счет связей слов внутри единиц с объектами этого мира, так и за счет связей слов внутри языка как целостной системы.

Понимание текста происходит не поэлементно (не пословно), а через специфический механизм, обеспечивающий схватывание общего смысла текста. Это важное обстоятельство позволяет нам понимать речь «с полуслова» и предвосхищать то, что еще не сказано и не напечатано. Это предварительное понимание на уровне образа задает прогнозируемый смысл целого текста, высвечивает угол его рассмотрения и нуждается в подтверждении, осуществляемом логическими способами. Дальнейший анализ частей, фрагментов, структурных единиц текста приводит к достижению более глубокого и полного понимания, основанного на проверке выдвинутых гипотез.

Читатель «понял» автора, если в результате прочтения текста появилась возможность согласования (или преднамеренного рассогласования) их деятельности. Необходимо, чтобы у

66

автора и читателя возникло бы определенное соответствие их «моделей мира». Первым условием понимания текста является соответствие используемых автором и привычных для читателя знаковых моделей, слов-понятий, ключевых слов, т.е. их тезауруса.

В современных условиях, когда наряду с усилением тенденции интеграции продолжается и дифференциация науки, обычно возникает свой собственный язык для каждой дисциплины и отраслей производства. Сходное положение мы встречаем при чтении текстов, созданных малознакомыми нам культурами, в отдаленные эпохи. У авторов этих текстов, как и у их адресатов, были существенно отличающиеся «модели мира».

Близкие или даже тождественные по лексике термины имеют совершенно разные значения. Обычное использование «обыденных» слов создает иллюзию понимания там, где его на самом деле нет. В текстах, читателями которых могут оказаться представители других отраслей, а тем более других субкультур, такое использование незнакомых аудитории подъязыков заранее исключает адекватное понимание. Поэтому автор всегда должен представлять себе характер и объем словарного запаса потенциальной аудитории.

Еще одно условие понимания текста касается степени соответствия уровня вербализации (словесного воплощения) авторского замысла тому уровню вербализации, который необходим для понимания текста данной аудиторией. Одно из причин недостаточно высокой степени вербализации авторского замысла может быть то, что предмет изложения еще не достаточно оформлен логически, и именно потому не может быть отчетливо выражен словами-понятиями. Хорошо известно, что значительная часть творческих процессов протекает на интуитивном уровне, когда самим субъектом осознается только готовый результат. При изложении новой научной информации наиболее отчетливо обнаруживаются слабые места — либо недостаточная разработанность проблемы, либо просчеты в подготовке новых текстов. Далеко не всегда автор достаточно отчетливо осознает, что в тексте присутствуют элементы интуитивного знания, еще не получившие надлежащего логического основания. Естественно, что читателю трудно, а то и невозможно понять в тексте все то, что не имеет достаточной

67

степени вербализации. Ведь для этого реципиенту пришлось бы обладать тем же интуитивным знанием, что и автору.

Понимание текста осложняется также феноменом, известным под названием «герменевтический круг». В наиболее отчетливой формулировке он представлен Ф. Шлейермахером: для понимания целого необходимо понять его отдельные части, но для понимания отдельных частей уже необходимо иметь представление о смысле целого». Это парадокс предопределяет необходимость рассматривать понимание как сложный и многоступенчатый процесс, растянутый во времени. На этапе восприятия уже происходит предварительное понимание, пока еще мало-дифференцированное — как «достраивание отдельных частей воображаемыми элементами до некоторой целостности, охватываемой интуитивно. Это предварительное понимание на уровне выдвижения гипотезы задает смысл предмета понимания как целого, высвечивает угол его рассмотрения и нуждается в подтверждении. Дальнейший анализ частей текста приводит к достижению более глубокого и полного понимания, основанного на проверке выдвинутых гипотез, в котором смысл целого подтверждается смыслом частей, а смысл частей смыслом целого. Заключительный этап понимания — так называемый инсайт (озарение) — заключается в мгновенном по времени выявлении существенного смысла текста во взаимосвязи и причинной обусловленности со всей предшествующей информацией.

Таким образом, новая информация, будучи усвоенной, понятой находит свое место в сложившейся ранее системе знаний читателя.

Процесс понимания информации сопровождается эмоциональной реакцией организма, причем, как положительной, так и отрицательной. Логическое строение, соразмерность, четкость, последовательность и законченность текста имеют эстетическую ценность сами по себе и воспринимаются с чувством удовольствия, внутреннего удовлетворения.

Новая информация может встретить и внутреннее психическое сопротивление, непринятие ее личностью. Дело в том, что система взглядов личности базируется на усвоенных ранее знаниях, представляющих некую целостность, систему, где все структурные части взаимно уравновешены. Уравновешенный внутренний баланс создает состояние эмоционального комфорта.

68

Проникновение новой информации в сознание нередко его нарушает, приводя к разладу с самим собой. Психика человека, работая по принципу гомеостата, защищается от несущей угрозу внутреннему комфорту информации, выдвигая психологический барьер. Поэтому информация может быть не понята не только в силу недостаточной интеллектуальной подготовки, но еще и потому, что личность самостоятельно блокирует понимание, сознательно или подсознательно ограничивая его лишь первоначальным этапом на уровне восприятия.

В значениях слов представлена преобразованная и свернутая в материи языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств, связей и отношений, раскрытых совокупной общественной практикой. Но эти выработанные обществом знания, в которых зафиксирован, выкристаллизован коллективный опыт, начинают в сознании индивидов жить особой жизнью. Наряду с общественным, обусловленным практикой значениями в сознании субъекта возникают его собственные сугубо индивидуальные значения, обусловленные личными установками, опытом и конкретными ситуациями. Академик А.Н. Леонтьев предложил назвать эти значения «личностными смыслами». Основная идея вкратце сводится к тому, что объективное и общепринятое значение предмета, явления получает различные проекции в индивидуальном сознании. Иными словами, речь идет о переходе, преобразовании объективного значения в субъективно-индивидуальное. Эта форма инобытия объективного значения и является личностным смыслом.

Любые слова текста могут обладать для автора и читателя различным личностным, ситуационным смыслом, это является препятствием к взаимооднозначному пониманию текста. Причем, смыслы, которые индивид приписывает объектам понимания, он черпает из своего внутреннего мира.

Для процесса понимания особенно важно то, что преобразование значений в личностные смыслы происходит относительно легко и просто. Но обратный процесс — превращение смысла в значение — трудно. Некоторые психологи полагают, что наиболее полная передача личностных смыслов происходит лишь в процессе эстетической коммуникации. Т.е. наиболее эффективны те тексты, у которых эмоциональный настрой автора согласуется с эмоциональным настроем читателя, вызывает у

69него какие-то эмоциональные ассоциации. Безличный характер, придаваемый своим текстам многими учеными, диктуется желанием убрать из них свои личностные смыслы, оставив лишь объективизированные безличные значения. Однако есть немало специалистов, которые сомневаются в том, что таким образом действительно достигается однозначность и точность текстов. Личностный смысл остается почти в любом тексте, несмотря на старания автора. Ведь этот смысл обусловлен отношением автора к любой из упомянутых им теорий, гипотез, концепций.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   31

Схожі:

Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б
move to 0-13653079
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б
move to 0-13653079
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconКиїв-нпу-2008 ббк 91. 9: 74
move to 0-3102883
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconКиїв-нпу-2009 ббк 91. 9: 74
move to 0-3102869
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк ч215я8 Де І як публікувати результати дисертаційних досліджень
move to 1108-71743
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк ч215я8 Де І як публікувати результати дисертаційних досліджень
move to 1108-71743
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк ч215я8 Де І як публікувати результати дисертаційних досліджень
move to 1108-71743
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк ч215я8 Де І як публікувати результати дисертаційних досліджень
move to 1108-71743
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconБбк 85. 11 71 Патракеєв І. М., Толстохатько В. В, Жуков В.Є
Моделювання динамічних об'єктів транспортної системи міста методами штучного інтелекту
Ббк 78. 30 3-63 Зиновьева Н. Б iconГромадська організація «Львівська медична спільнота»
Збірнику тез наукових доповідей присвоюється відповідні бібліотечні індекси удк та ббк
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи