Причины детской нервности icon

Причины детской нервности




Скачати 140.21 Kb.
НазваПричины детской нервности
Дата27.06.2012
Розмір140.21 Kb.
ТипДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины детской нервности и трудности Гарбузов.doc
3. /ГАРБУЗОВ/Психический инфантилизм Гарбузов.doc
4. /ГАРБУЗОВ/СТРАХИ~1.RTF
5. /ГАРБУЗОВ/причмны детской нервности.RTF
О неврозах слышали все родители. О том, что такое невроз, не знает никто из родителей
Причины детской нервности и трудности
Психический инфантилизм
К 5 годам ребенок начинает задавать вопрос «что будет?», и с этим приходит стрит дд последствия своих поступков. Ему внушили: «Будешь плохо себя вести, и тебя заберет «злой дядя, Баба-Яга, волк
Причины детской нервности




ПРИЧИНЫ ДЕТСКОЙ НЕРВНОСТИ

Природная гармоничность нарушается, в результате чего характер оказывается противостоящим темпераменту или какой-то его стороне, чаще его альтруистической направленности, что противоестественно и не может пройти безнаказанно. Родителей по той или иной причине «не устраивает» темперамент ребенка, и данный ему природой темперамент они пробуют изменить, «улучшить». Особенно часто это происходит тогда, когда, например, стремительность ребенка-сангвиника раздражает флегматичную мать или, наоборот, когда мать имеет сангвинический темперамент, а ребенок — флегматик. В таких случаях холерика хотят видеть покладистым, сангвиника — спокойным и тихим, флегматика — подвижным и быстрым.

Подавление темперамента, на наш взгляд,— частая причина детской нервности или трудности и одной основных звеньев в механизме возникновения невроза. Современный человек привык подавлять эмоции и собственный темперамент. Сангвиник, холерик, флегматик живут в жестких рамках общепринятого «хорошего тона», в котором нет места естественному проявлению эмоций и темперамента. За подавление эмоций и темперамента человек ХХ века платит ростом психосоматических заболеваний. Это плата за борьбу с собственной натурой, индивидуальностью.

Темперамент в своей основе неизменяем. Если характер и личностные особенности, сложившиеся прижизненно в результате воспитания, условий жизни, всех возможных влияний, подавляют темперамент, человек обречен на душевное раздвоение. Например, по темпераменту он должен действовать, но характер, личностные позиции, установки побуждают воздержаться. Для наглядности представим себе д'Артаньяна, который не отвечает действием на обиду, а благодарит за «справедливую критику». Подавленный темперамент — тот же тигр в клетке. Человек с подавленным темпераментом устает от борьбы с самим собой, от внутренней раздвоенности.

Темперамент как природное в человеке подавляется прежде всего неправильным воспитанием. В своей практике автор постоянно встречает четыре типа неправильного воспитания. Первый из них — неприятие «Я» В личных отношениях человека к человеку огромное значение имеют неосознаваемые мотивы. Если говорить об отношении родителей к ребенку, то это любовь или ее отсутствие. Отсутствие любви к ребенку и есть неприятие. Не любить свое дитя противоестественно. В этом нельзя признаться и самому себе. Такое безоговорочно осуждается всеми. Поэтому человек подавляет в себе осознание этого факта. Соответственно не осознаются и причины неприятия.

Неприятие может быть первичным, когда рождение ребенка было изначально нежелательным (не планировали его появление, хотели вначале «пожить для себя»; беременность стала причиной вынужденного брака; в период беременности женщина развелась с мужем и ребенок от него — нелепость и т. д.). При первичном неприятии беременность протекает с осложнениями, поскольку в неосознаваемом — стремление избавиться от нее, что приводит к угрозе самопроизвольного аборта. Неосознаваемые тенденции мощно влияют на такой сложный, согласованно протекающий физиологический акт, как роды. Поэтому и роды при неприятии могут непроизвольно затягиваться. Нет потуг, и роды приходится искусственно стимулировать. Однако роды могут быть и стремительными. Собственные данные, полученные при обследовании детей, причиной невроза у которых стало воспитание по типу неприятия, свидетельствуют, что угрожающий аборт наблюдался примерно у 65 % матерей нежеланных детей, затяжные или стремительные роды — у 60% из них.

Следует отметить, однако, что причины угрожающего аборта чаще иные и нередко они наблюдается у женщин, как раз страстно желающих ребенка. То же относится к стремительным и затяжным родам. О неприятии можно говорить только в том случае, если оно' проявляется в совокупности всех присущих ему признаков.

После родов, в первые месяцы жизни ребенка, если он чем-то сильно разочаровал родителей, может возникнуть также неосознаваемое вторичное неприятие. Причиной его оказывается, например, появление девочки вместо ожидавшегося мальчика или появление ребенка, разительно непохожего на родителей, когда «неизвестно, в кого он», или, того хуже, «неизвестно, чей он» (с позиции ревнивого мужа, и тогда неприятие — у него). Причиной вторичного неприятия может стать и выявление некоего физического дефекта, смущающая «некрасивость» ребенка, все, что вызывает досаду относительно его данных. Вторичное неприятие иногда возникает намного позже (родители ребенка развелись после его рождения, враждуют, а малыш похож на отца, обликом и поведением постоянно напоминает о нем; выявились умственное отставание, генетический дефект; ребенок с невропатией бессонными ночами, требовательным криком измучил мать, а она эгоистична, инфантильна, не созрела для трудностей материнства; мать одинока, а ребенок стал препятствием для устройства личной жизни — «заел» жизнь и т. д.).

При первичном и вторичном неприятии у матери наблюдаются настолько тугие соски, что ребенку не удается высосать ни капли молока из «каменной» груди, а также «беспричинное» исчезновение молока у кормящей матери. При неприятии глаза у матери равнодушные, руки неласковые, жесткие, как у добросовестного, но выбравшего профессию не по призванию врача, в ее голосе звучит раздражение, она не улыбается ребенку и ее уход за ним — казенный.

Уже грудной ребенок неосознаваемо улавливает отсутствие материнской любви. Но ведь она для него сверхпотребность, безопасность. Поэтому неприятие порождает в нем страх. Он возбужден или — чаще — подавлен, много болеет. При неприятии от рук матери исходят «не те токи» и руки ее жестки. Если жизнь начинается так, это неблагоприятное ее начало.

При неприятии в ребенке все раздражает, все вызывает досаду, что является основным признаком упомянутого типа неправильного воспитания. Малыш и «ест не так», и «плачет слишком много», «требователен», «капризен». При неприятии мать слишком часто называет дочь «безрукой», отец сына — «рухлей, балбесом» и оба вопрошают: «В кого вы такие уродились?». На ребенка постоянно сердятся, его все время ругают, ему ничто не прощается. Родители искренне полагают, что им не повезло с ребенком: «У людей дети как дети, а у нас...». Скажи им, что они напрасно придираются к нему, — обидятся, возмутятся: «Мы воспитываем, мы желаем ему добра». Однако воспитание здесь подменяется жестким контролем и суровыми замечаниями

При неприятии родителям часто не до ребенка, на него почему-то постоянно не хватает времени, до него никак не доходят руки. Его передоверяют бабушке, под разными предлогами, всегда «объективными», отправляют к ней в другой город. И искренне верят, что это делается «для его же пользы», что там ему лучше. Непринимаемого ребенка часто кладут в больницу, «чтобы хорошо подлечить», хотя лечить можно было и дома. Его каждый год отправляют в санаторий, «чтобы он окреп». Но ребенок воспринимает санаторий однозначно: папа и мама им недовольны и постепенно приходит к пониманию, что от него хоть на время хотят избавиться.

Нам приходилось лечить детей, навязчиво выдергивающих у себя волосы на голове, ресницы и брови. Сложилось впечатление, что многие из них, обезображивая себя, таким образом неосознаваемо как бы наказывают себя сами. Каждому из них мы задавали вопрос: «Что тебя больше всего беспокоит?» Отвечали разное, но нередко, проникшись доверием, вдруг горько спрашивали: «А родители у меня родные? Может, я подкидыш?».

это самый драматичный тип неправильного воспитания. Дети рано или поздно осознают, что родители их не любят. Сделав столь потрясающее его открытие, ребенок, как и его родители, противится осознанию этого факта, тем более что прямо о нелюбви ему не говорят. Обманывая себя, родители обманывают и ребенка, утверждая, что любят его.

Однако реальность рано или поздно открывает ребенку глаза на истинное положение вещей. А родители? Неужели они остаются слепыми до конца? В большинстве случаев именно так и происходит — не прозревают. Чем сильнее неприятие, тем невыносимее для родителей признать это многие все же приходят к осознанию печального факта.

Отец одного из наших пациентов попросил выслушать его в отсутствие сына и жены. Он рассказал, что в силу сложившихся семейных обстоятельств старшего сына до 3 лет растил он. Младший в раннем детстве рос без него. Когда старшему исполнилось 8 лет, а младшему 4 года, отец вернулся из дли тельной командировки и вплотную принялся за воспитание обоих сыновей, но вскоре осознал: старшего любит, младшего — нет. К старшему он относился критичнее, требовательнее, чем к младшему, но старший тем не менее ощущал — отец его любит. Младшему все прощал, ни в чем не отказывал, так как «был виноват перед ребенком», но младший чувствовал — отец его не любит. Младшего и направили к нам с неврозом.

Приведенный пример свидетельствует о том, что осознать факт неприятия возможно. Надежда подвести родителей к такому осознанию в каждом случае неприятия заставляет рассматривать столь драматический тип неправильного воспитания на страницах книги, посвященной вопросам профилактики детской нервности или трудности. Осознав факт неприятия, необходимо исключить его неблагоприятные последствия. Когда речь идет о собственном ребенке, не следует в таком случае все прощать непринятому, ни в чем ему не отказывать, пытаясь столь примитивно искупить вину перед ним. При таком поведении неприятие дополняется еще одним типом неправильного воспитания. Осознав, что ребенок не принят сердцем, родители, контролируя свое поведение разумом, могут и должны начать относиться к нему справедливо, проявлять терпение, такт, уделять ему как можно больше внимания. Уважение, внимание, понимание без виноватости в случае, когда «сердцу не прикажешь, смягчают отсутствие любви, компенсируют, а во многих случаях способны и породить любовь. К счастью, такое, чтобы в семье ребенка не любил никто, бывает редко. Не любят родители, но горячо любит бабушка. Она согреет сердце малыша, а родители уважительным отношением к нему исключат неблагоприятные последствия этого типа неправильного воспитания.

В чем же выражаются неблагоприятные последствия неприятия? В одном случае при неприятии ребенка сурово контролируют, жестко наказывают и он живет в условиях строгого режима; в другом к нему относятся истерично, протестно и он растет в атмосфере нескончаемых претензий; в третьем, наиболее частом, на него не обращают внимании, устраняются от его воспитания.

В первом случае темперамент подавляется полностью. Природные черты в ребенке раздражают родителей, и они лепят его характер таким, каким, в их понимании, он должен быть. Во втором случае в ребенке подавляются одни черты темперамента, чаще всего альтруистические, и соответственно заостряются другие — эгоцентричные, агрессивные. Подобное происходит в результате протестно-истерической реакции ребенка на неприятие его родителями. Заострение одних черт темперамента при подавлении других, закрепляемое в характере, размывает приспособительную суть темперамента и характера. Так упорство холерика перерождается в пагубное упрямство, живость сангвиника в не менее пагубную неустойчивость, целенаправленная неспешность флегматика — в пассивность. В третьем случае темперамент как будто не подавляется. На ребенка не обращают внимания, и он, казалось бы, живет и развивается в соответствии с натурой. Однако это не так. Отсутствие воспитания— тоже воспитание. Безнадзорность, дурные влияния при безнадзорности также воспитывают. Не ощущая внимания к се6ере6eаоw становится равнодушным к другим или истеричным протестным. Нет направленного воспитывающего влияния, но есть косвенное. Ребенок живет в семье, и на него оказывает воздействие жизнь ее взрослых членов. Его воспитывают и в том случае, когда все скрывают от него, и тогда, когда жизнь родителей обнажена; когда в семье много говорят и когда все молчат. Все это воздействует на формирование личности ребенка. Воспитывают, когда говорят о работе и о других, и тем, как об этом говорят; когда ссорятся или мирятся, когда семья дружна или каждый сам по себе; когда в семье кого- то третируют и когда отец — «квартирант»: приходит поздно, молча смотрит телевизор, читает, спит и утром неслышно уходит на работу. Все это — тоже воспитание.

На ребенка воздействует все: добры или нет родители; удовлетворены они жизнью или завидуют всем и каждому; оптимисты или всегда «смертельно усталые» и им «все надоело». Для него не безразлично, что у них разные характеры, то, к чему они стремятся, что предпочитают и что любят, чему радуются, печалятся, как негодуют, чего опасаются. Ребенок все видит, слышит, по-своему воспринимает и перерабатывает, на него воздействует буквально все, и это само по себе — воспитание. Ответа требует только одно: как его все это воспитывает?

Неприятие ребенка приводит в конце концов к неприятию родителей. Возникает взаимное отчуждение; что, в свою очередь, усугубляет взаимное неприятие. Неприятие порождает в ребенке чувство протеста.

И тогда один ищет компенсацию — отдушину, утешение вне семьи. Подрастая, найдя компанию таких же ущемленных и безнадзорных, он праздно проводит время, пренебрегает учебой. В компании к нему проявляют внимание, встречают его с радостью, в чем он и нуждается. Там весело, и он забывает о своих горестях. Но на этом пути он становится трудным. В характере формируются черты неустойчивости, негативизма, особенно в отношении взрослых, и он поступает вопреки их советам и требованиям. Чертами характера становятся необязательность, безответственность, эгоизм, отсутствие серьезных привязанностей, когда тот и приятель, кто с ним сегодня.

У другого формируется астероидный характер со склонностью к бурным сценам протеста с «двигательной бурей», при которой наблюдаются потеря самоконтроля, элементарной сдержанности, демонстративное поведение, когда возможны демонстративное нанесение порезов и столь же демонстративные попытки самоубийства. Вызывающее поведение наблюдается и вне семьи. В этом случае чертами характера становятся эгоистичность, лживость, манерность, склонность всегда и во всем обвинять других, начиная от родителей и кончая всеми окружающими. Здесь особенно отчетливо видно, к чему приводит подавление в темпераменте его альтруистической сущности.

Третий протестно замыкается в себе, и тут возможны два пути: формирование пассивного, апатичного характера или эгоцентрической тенденции доминировать над другими, часто за счет фанатичных усилий, когда пренебрегают здоровьем, надрываются, стремясь занять непременно первое место в учебе, спорте.

Четвертый не протестует, но в конце концов оказывается сломленным, и тогда у него формируется характер, который определяют как «бесхарактерность».

Пятый также не протестует, приспосабливается, но у него складывается тревожно-мнительный характер. У шестого возникает невроз.

Неприятие всегда приводит к неуверенности в себе. Если ребенка не любят собственные родители, у него не может, быть и уверенности в себе. Его не любят - и он чувствует себя гадким утенком. В итоге темперамент его подавлен, подавлена и естественность в приспособлении к жизни, и он не уверен в себе вдвойне.

Второй тип неправильного воспитания — гиперсоциальное. Встречается все более часто. Близко к неприятию ребенка хотят иметь не потому, что в нем есть глубокая душевная потребность, а потому, что дети должны быть у всех. Ребенка ждут, неосознаваемого отвергания нет. Он появляется и завоевывает сердце, его любят. Но дело здесь в ориентациях родителей. Это — «правильные» люди. Дети у них потому, что «так должно быть», и соответственно воспитание их — «как должно быть». Читаются и до формализма пунктуально выполняются рекомендации по «идеальному» воспитанию. Ребенка не берут на руки, даже если он заходится в плаче, поскольку «это непедагогично»; его кормят по часам, хотя он не хочет есть в положенный час и плачет от голода в неположенное время. Его укладывают спать, когда ему хочется играть и поэтому не уснуть. Ребенка настойчиво заставляют говорить «здравствуйте», хотя он стремится уйти или человек, с которым его непременно заставляют поздороваться, ему не нравится; он во что бы то ни стало должен сказать «спасибо», хотя подарок ему не по душе. С ним занимаются, несмотря на его полное нежелание заниматься именно этим и именно в это время. Все в его жизни строго регламентировано, все разделено только на белое и только на черное, на хорошее и плохое, на дозволенное и недозволенное. Культивируются педантизм и чрезмерная пунктуальность.

Похвала воспитателя в детском саду для его родителей высшее достижение ребенка, порицание — катастрофа. Если к завтрашнему дню нужно принести бумажных журавликов, его заставляют вырезать их и клеить, даже если он нездоров. «Надо» гипертрофировано до абсурда. Отметки в школе — самоцель. «Удовлетворительно» — трагедия для родителей.

Как врач, автор иногда со страхом думает: а вдруг выйдет книга с врачебно-педагогическими рекомендациями и в ней будет допущена опечатка. Ведь гиперсоциальные истово выполнят и нелепость, заключенную в опечатке. Ребенок у гиперсоциальных родителей как бы запрограммирован, формализован. Он чрезмерно дисциплинирован и чересчур исполнителен. И вот он и сам становится «правильным» сухарем и педантом. Теперь и для него похвала учительницы и отличная оценка — самоцель. Гиперсоциальный ребенок отныне живет как робот, автомат. И для него теперь все только белое и только черное. Эмоционально он сдержан, потому что эмоция подавлялись с младенчества, так как эмоциональная сдержанность считалась признаком интеллигентности, а проявление эмоций — чем-то постыдным. И, конечно, во всем ориентация на то, что скажут или надумают, как оценят его поступок другие. Когда он вырастет, то успехом для него будет только успех на работе.

При гиперсоциальном воспитании темперамент подавляется, особенно сангвинический; в холерическом и флегматическом заостряются элементы упорства, следования к цели, трудолюбия, а другие черты этих темпераментов подавляются. В итоге у таких детей формируется гиперсоциальный или тревожно-мнительный характер, приводящий их к психосоматическим заболеваниям и даже к неврозу, если они терпят тяжелую неудачу или крах притязаний.

Третий тип неправильного воспитания — тревожно-мнительное — наблюдается в тех случаях, когда с рождением ребенка одновременно возникает и неотступная тревога за него, за его здоровье и благополучие. Это антипод неприятия. Ребенка любят, но исступленно и поэтому не в радость ему и себе. Любовь превращается в страх потери того, кого любят.

Воспитание по типу тревожной мнительности нередко наблюдается в семье с единственным ребенком, а также в семье, где растет ослабленный или поздний ребенок. Характерно оно и для тревожных от природы родителей, когда обычные заболевания, травмы буквально вызывают панику, аппетит ребенка становится чрезвычайной заботой всей семьи, когда ночью встают несколько раз, чтобы поправить одеяло и «послушать, как он дышит», дотронуться до лобика — нет ли у него жара. При тревожно-мнительном воспитании ребенка не выпускают из квартиры, поскольку «бывают разные случаи» и на улице злые мальчишники». Его провожают в школу и встречают, чтобы перевести через улицу, по которой не ходит транспорт, и просто «на всякий случай». Ему тревожно заглядывают в глаза и по нескольку раз в день задают тревожные озабоченные вопросы. Естественность. У флегматика медлительность перерождается в пассивность, упорство — в упрямство, а целеустремленность — в ригидную требовательность, как и у холерика. Главное заключается в том, что у детей всех типов темперамента при эгоцентрическом воспитании подавляется социальная сущность темперамента, его альтруистические черты.

При первой же встрече со сверстниками эгоцентричный ребенок терпит неудачу. Жизнь и сверстники немедленно ставят все на свои места. Никто не признает такого ребенка принцем, никто — кумиром. Его претензии вызывают смех или получают жесткий отпор. Эгоиста не терпят все, и он закономерно обречен на крах и одиночество. Обескураживающая встреча со сверстниками в яслях или детском саду, в школе для таких детей — психическая травма. В результате холерик срывается на протестное поведение, сангвиник впадает в истероидность, флегматик - в тревожность и мнительность. На смену самоуверенности приходит неуверенность в себе. Теперь эти дети испытывают то, что переживается при неприятии, в данном случае — неприятии другими, за пределами семьи. Привыкшему в семье к противоположному к любви до обожания — неприятие непереносимо. Последствия примерно те же, что и при неприятии в семье, но здесь преобладает истероидность. Есть и другие последствия, которые будут освещены в главе, посвященной неврозам у детей. Они основаны на том, что теперь, чтобы приспособиться, приходится подавлять заостренные черты темперамента (эгоизм, агрессивность).

Утверждение, что воспитание начинается с колыбели,— не пустые слова. К 5 — 5 1/2 годам оно уже формирует фундамент личности и ее психическое здоровье. То, что закладывается до 5 — 5'/2 лет, закладывается прочно. И воспитание до этого возраста должно быть согласно с врожденной индивидуальностью ребенка, развивающим заложенные в каждом возможности. Если принять за 100% уровень умственного развития 18 — 20-летнего, то 20 % его имеет уже ребенок в 1 год, 50 % — 4-летний, 60 % — 6-летний. И Л. Н. Толстой убежденно отмечал: «От пятилетнего ребенка до меня — только шаг. Ребенок эмоционален с рождения, и в 3 — 4 года стиль его эмоционального реагирования закрепляется в. форме,. присущей данному ребенку, как и характер, основы которого складываются к 5 — 6 годам. В 5 — 6 лет ребенок окончательно принимает и свой биологический пол. Он уже не скажет: «Вырасту тетей — буду врачом, дядей — летчиком». В 5 — 6 лет ребенок физически совершенен. К этому возрасту ребенок или воспитан, или пора начинать трудное перевоспитание. 0й гармоничен или дисгармоничен как формй9уащаяся личность; родители и воспитатели в яслях или в садике довольны им или огорчены, если он нервный, трудный. С большой долей вероятности можно прогнозировать, как он будет учиться и что его ожидает в будущем.

Упустить в воспитании первые годы детства — до 5 лет — нельзя то период закладки фундамента ко всему будущему человека.


Гарбузов В.И.

Нервные дети: Советы врача. - Л.: Медицина,1990.

Схожі:

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДокументи
1. /ГАРБУЗОВ/О неврозах Гарбуз.doc
2. /ГАРБУЗОВ/Причины...

Причины детской нервности iconДемографическая ситуация в современной украине и ее причины т. И. Иванова, С. С. Марочко, А. В. Олейник
Целью данной статьи является: раскрыть сущность современной мировой демографической ситуации, ее признаки и особенности; показать...
Причины детской нервности iconКафедра детской терапевтической стоматологии с профилактикой стоматологических заболеваний Лектор профессор Каськова Л. Ф
Кафедра детской терапевтической стоматологии с профилактикой стоматологических заболеваний
Причины детской нервности iconДокументи
1. /детской хирургии/прогр пед 6 2007.rtf
2. /детской...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи