Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения icon

Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения




НазваПроблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения
Сторінка1/14
Дата30.06.2012
Розмір2.65 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Южно–Российский государственный технический университет

(Новочеркасский политехнический институт)




Шахтинский институт (филиал) ЮРГТУ (НПИ)




ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО КОМПЛЕКСА ВОСТОЧНОГО ДОНБАССА

И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ


Новочеркасск 2009




УДК 622.33(470.6)

ББК 33.31(235.7)

П 78


Работа выполнена в рамках госбюджетных НИР по темам П3–859 «Исследование и разработка основных концепций угольной шахты будущего для условий Восточного Донбасса» и П3–849 «Экономическое обоснование и оценка перспектив развития предприятий Российского Донбасса с учётом рационального природопользования».


Рецензенты: – д–р техн. наук Б. Б. Луганцев,

канд. экон. наук А. Д. Мельков


Авторы: О.В. Бондаренко, В.И. Кочергин, Ю.И. Кураков, Ю.М. Ляшенко, А.А. Обухов , И.А. Мартыненко, С.А. Масленни­ков, В.А. Матвеев, С.А. Михалев, А.Ю. Прокопов, С.Г. Страдан­ченко, Н.В. Титов, В.М. Феоктистов, Г.Ш. Хазанович, Э.Ю. Черкесова, В.А. Чуланов


П 78 ^ Проблемы развития горнодобывающего комплекса Восточного Донбасса и пути их решения: монография / Под ред. С.Г. Страданченко. – Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2009. – … с. – экз. ISBN …….


В книге рассмотрены основные результаты реструктуризации уголь­ной отрасли Восточного Донбасса. Освещены имевшие место раннее и со­временные проблемы угледобычи в рассматриваемом регионе. Дано обоб­щение результатов многолетних научных исследований авторов, направ­ленных на разработку конкретных мер по восстановлению и развитию гор­нодобывающего комплекса Восточного Донбасса.

Предназначена для инженерно–технических работников угольной промышленности, ученых и студентов вузов горного профиля.


УДК 622.33

ББК 33.31


© Шахтинский институт (филиал)

^ ЮРГТУ (НПИ), 2009

© Авторы, 2009

Предисловие


Сложный процесс реструктуризации угольной отрасли РФ, начавшийся в 1993–1994 гг. и включавший технические, технологические, организационные, социальные и экономические преобразования, имел различные побудительные мотивы и преследовал разные цели.

Угольные предприятия России, расположенные крайне неравномерно по гигантской территории страны, имели большое разнообразие по горно–геологическим условиям. Технико–технологическое состояние шахт и разрезов было кризисным. Основная задача реструктуризации была сформулирована следующим образом: преобразовать убыточную угольную отрасль в состоящую из конкурентоспособных, обеспечивающих саморазвитие в дальнейшей перспективе угольных компаний, функционирующих без бюджетных дотаций.

Основополагающими принципами реструктуризации были следующие:

– Россия должна оставаться в числе ведущих угледобывающих стран мира;

– значение гигантских угольных ресурсов РФ (более 5 трлн т) в топливно–энергетическом балансе нашей страны и стран ближнего зарубежья должно повышаться по мере истощения мировых запасов нефти и газа;

– объемы добычи угля в целом по стране и по ее угледобывающим регионам должны определяться уровнем рыночного спроса и тенденциями его изменения на внутреннем и мировом рынках энергоносителей;

– повышение конкурентоспособности угля должно обеспечиваться, главным образом, посредством снижения производственных затрат на его добычу и обогащение, а также вовлечением в разработку угольных месторождений с благоприятными горно–геологическими условиями и применением новых технологий выемки.

По глубине и масштабу социально–экономических последствий реструктуризации угольной отрасли Восточный Донбасс относится к числу наиболее проблемных угледобывающих регионов России. Структурные преобразования здесь на первоначальном этапе носили характер узковедомственной реформы, проводимой в неподготовленной социально–экономической среде.

Односторонность проводимых мероприятий (закрытие значительного числа шахт в короткие сроки) привела к массовому высвобождению рабочих, что в свою очередь породило ряд других серьезных социально–экономических проблем.

В финансировании мероприятий по социальной защите значительный объем средств направлялся на выполнение программ местного развития и содействия занятости населения. Но эффект от выполнения этих программ не соответствовал масштабам высвобождения трудовых ресурсов из отрасли, объемам средств, выделяемых на эти цели государством и привлекаемых исполнителями проектов на муниципальном уровне, а также социально–экономическим последствиям реструктуризации угольной промышленности страны в целом.

Для смягчения последствий закрытия шахт в регионе был создан целый комплекс организационно–экономических механизмов социальной защиты и обеспечения занятости работников угольной промышленности. Реализация этих механизмов осуществлялась в следующих основных направлениях:

– обеспечение социальных гарантий работникам действующих и ликвидируемых угольных предприятий;

– перевод высвобожденных работников ликвидируемых организаций на перспективные действующие предприятия отрасли и объекты социальной инфраструктуры в связи с их муниципализацией;

– внедрение стимулирующих факторов с целью ротации кадров – назначение негосударственных пенсий бывшим работникам отрасли;

– взаимодействие отраслевых управленческих структур с региональными и муниципальными органами Минтруда России по вопросам занятости населения;

– совершенствование форм и методов профессиональной переподготовки работников угольной промышленности в соответствии с требованиями рынка труда;

– развитие социального партнёрства в обеспечении социальной защиты работников угольной промышленности и др.

Важнейшую роль в процессах смягчения социальных последствий реструктуризации отрасли сыграли "Программы местного развития и обеспечения занятости для шахтерских городов и посёлков". Необходимо отметить, что начальный период их реализации совпал с неблагоприятными процессами и тенденциями в экономике страны, которые характеризовались:

  • общим снижением объемов производства промышленной продукции практически во всех секторах экономики;

  • массовым характером взаимных неплатежей;

  • распространением бартерных схем;

  • задержками оплаты труда работникам;

  • низким покупательным уровнем населения (особенно на глубоко депрессивных территориях);

  • высоким уровнем скрытой безработицы и коэффициентом напряженности на рынках труда.

В конце XX и начале XXI в. программы местного развития осуществлялись в 25 угледобывающих регионах и 79 муниципальных образованиях. В это время было реализовано более 900 проектов создания новых производств различного профиля и модернизации действующих с долевым участием средств государственной поддержки угольной отрасли. В конечном итоге население шахтерских городов и поселков РФ получило 27 тыс. новых постоянных рабочих мест, в том числе в Ростовской области – 7,2 тыс. В рамках этих программ были проведены, кроме того, социальные эксперименты по адресной поддержке бывших шахтеров и их семей. В Ростовской области, в частности, в ходе такого эксперимента почти 600 бывшим горнякам были предоставлены безвозмездные субсидии, направленные на обеспечение самостоятельной занятости и организацию предпринимательской деятельности, что позволило стабилизировать социальную обстановку в шахтерских городах.

Проблемы Восточного Донбасса неотделимы от состояния и тенденций развития угольной промышленности России в целом. Однако здесь, после реформирования отрасли, по сравнению с другими основными угольными бассейнами страны, сложилось наиболее тревожное (по значимости отрасли в экономике региона) положение: ликвидировано более 50 шахт; добыча антрацита снизилась с 25–30 млн т в 80–х годах прошлого столетия до 6–7 млн т; остающиеся в эксплуатации шахты переходят к отработке запасов более глубоких горизонтов, имеет место отставание в модернизации и реконструкции горного хозяйства; замедлился процесс строительства новых угледобывающих предприятий. Более того, из отрасли и региона в целом начался отток высококвалифицированных кадров горного производства.

Все это происходит в условиях, когда в мире окончательно сформировалось сознание главенствующей роли угля в энергетики будущего, растут мировые цены на этот вид топлива, бизнес, основанный на нём, становится привлекательным для инвесторов. Совершенно очевидно, что угольной отрасли Восточного Донбасса уже сейчас необходимо восстанавливать свое прежнее значение в экономике Ростовской области. Тем более, что в недрах последней остающиеся запасы угля оцениваются в 6,5 млрд т, из которых 5,7 млрд т – антрациты и 800 млн т – коксующиеся угли. Все это создаёт хорошие перспективы для развития угольной промышленности и строительства новых высокорентабельных шахт.

Авторы настоящей работы, длительное время занимающиеся упомянутыми выше проблемами, исследующие в начале XXI в. возможности выхода отрасли на бездотационную работу, посчитали необходимым поделиться своими соображениями по сложившейся в регионе ситуации с угледобычей, а также возможностям развития последней.

Работу выполнил коллектив преподавателей Южно–Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института) и специалистов Министерства энергетики, инженерной инфраструктуры и промышленности Ростовской области.

Предисловие к книге и заключение подготовлены д–ром техн. наук С.Г. Страданченко, д–ром экон. наук Э.Ю. Черкесовой; разделы 1 и 2 написаны: д–ром социол. наук О.В. Бондаренко, канд. техн. наук. В.И. Кочергиным, д–ром техн. наук Ю.В. Ляшенко, канд. техн. наук. И.А. Мартыненко, асп. С.А. Масленниковым, д–ром техн. наук В.А. Матвеевым, канд. техн. наук. С.А. Михалевым, канд. техн. наук. А.Ю. Прокоповым, д–ром техн. наук С.Г. Страданченко, д–ром техн. наук Н.В. Титовым, канд. техн. наук. В.М. Феоктистовым, д–ром техн. наук Г.Ш. Хазановичем, д–ром экон. наук Э.Ю. Черкесовой, д–ром социол. наук В.А. Чулановым, раздел 3 – д–ром техн. наук А.А. Обуховым, д–ром техн. наук Г.Ш. Хазановичем, раздел 4 – д–ром техн. наук Ю.И. Кураковым.

Предлагаемая книга – одна из первых, в которой проблемы социально–экономического и технического планов, сложившиеся после реконструкции отрасли, рассматриваются комплексно, в том числе с использованием системного анализа. Авторы будут благодарны читателям, которые сочтут нужным дать оценку работе и выскажут мнение по её содержанию.

1. Реструктуризация угольной отрасли

восточного Донбасса и ее последствия


1.1. Объективная необходимость реструктуризации

угольной промышленности России, цели и задачи

реформирования отрасли


Реструктуризация угольной промышленности России являлась необходимым и достаточно эффективным направлением модернизации отрасли, средством решения накопившихся многочисленных проблем в шахтерских городах и посёлках. Её инициировало, проводило и регулировало государство. Реформирование начиналось как сугубо отраслевая программа, в качестве основных целей которой провозглашалось: формирование конкурентоспособных угольных компаний, обеспечивающих свое самофинансирование в длительной перспективе; последовательное снижение государственной поддержки предприятиям отрасли; социально–экономическое, экологическое оздоровление и обеспечение социальной стабильности в угледобывающих регионах. Предусматривалось, кроме того, обеспечение социальной защищенности работников отрасли и высвобождающихся трудящихся.

Однако, реформирование отрасли привело к крупномасштабным социально–экономическим последствиям, размеры и значения которых были существенно недооценены в начале преобразований. Небывалые в мировой практике темпы закрытия шахт привели к массовому высвобождению тысяч работников угольной отрасли и необходимости их трудоустройства. Передача огромного числа объектов социальной инфраструктуры ведомственной принадлежности на баланс муниципальных образований потребовала скорейшего решения задач кадрового, административного, технического и особенно финансового обеспечения. Следствием проводимых преобразований стали депрессивный характер ситуации в регионе и резкое снижение уровня и качества жизни его населения. Внезапное падение тысяч людей на «социальное дно» обусловило, с одной стороны, чувство их отчужденности от общества, апатию, разочарованность в жизни в связи с отклонением ее от привычного курса, а с другой – возрастание социальной напряженности в угледобывающих регионах.

Анализ показывает, что ошибки реструктуризации были вызваны «революционным» подходом к решению объективно существующих проблем, игнорированием мирового опыта и особенно российской отраслевой специфики, отказом от поэтапной социальной инженерии, доминированием ведомственно–бюрократических методов управления, не учитывающих сложную социально–экономическую природу объекта преобразований, необходимость согласования интересов и совместного принятия решений.

Корректировка применяемых стратегий в сфере государственного управления территориальным развитием, совершенствование механизма финансирования реструктуризации, изучение и решение задач развития муниципальных образований, разработка и реализация программ местного развития, формирование механизма социального партнерства, обеспечивающего возможность согласования интересов федерального центра, субъектов федерации, муниципальных образований, предприятий и организаций угольной отрасли, профсоюзов позволили снизить уровень социальной напряженности в угольных регионах и приступить к стабилизации их социально–экономического положения. В целом угольной отрасли в результате реструктуризации удалось выжить и в значительной мере адаптироваться к условиям рыночной экономики.

Мировой опыт свидетельствует, что решающую роль в осуществлении реструктуризации и борьбе с её негативными социально–экономическими последствиями должно играть государство. Моноотраслевые территории неизбежно становятся депрессивными после закрытия градообразующих предприятий, что требует целенаправленной, систематической внешней поддержки на общенациональном и региональном уровнях управления. Государство придает импульс и обеспечивает благоприятные условия для развертывания территориального потенциала и возможностей местного самоуправления.

Ключевой проблемой реструктуризации было и остаётся решение задач социальной политики, от успешного решения которых зависит развитие таких направлений, как диверсификация угольного производства, переход на новые технологии добычи угля, обеспечение устойчивого развития угольной промышленности с учетом его социально–экономических последствий. В условиях перехода к постиндустриальной экономике личностный фактор играет решающую роль.

Именно поэтому крайне актуальным представляется исследование проблем социального развития, возникших в районах угледобычи, выявление тенденций развития социальных процессов, происходящих в ходе реструктуризации угольной отрасли, определение эффективности применяемой социальной инженерии, анализ результатов и оценка социально–экономических последствий реструктуризации.

Обобщая опыт реструктуризации угольных отраслей в РФ и зарубежных странах, можно выделить ряд её особенностей [1].

Во–первых, серьезные трудности в ходе осуществления программ реструктуризации во многом определялись неготовностью правительств стран, их реализующих, к разработке реалистичных программ и мер по оказанию поддержки угольным отраслям в сложный и болезненный переходный период.

Во–вторых, имела место недооценка роли угольной промышленности и её значения для будущего экономического развития.

В–третьих, только твердая политическая и финансовая поддержка реформ в угольной отрасли позволяла снизить социальные осложнения в шахтёрских регионах.

Реструктуризация угольной отрасли в России явилась органической составной частью рыночных реформ. Это был «комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на преобразование производственной и организационной структур угольной отрасли в целях повышения её эффективности и на решение сопряженных социально–экономических проблем угледобывающих регионов» 2.

Основными причинами, обусловившими необходимость реструктуризации угольной отрасли в стране, кроме, естественно, перехода её к рыночной экономике, стали:

снижение доли угля в топливно–энергетическом балансе страны (с 59% в середине 50–х гг. до 20% к началу 80–х и 14% к середине 90–х гг. ХХ века);

высокие затраты на добычу угля. Достаточно сказать что, к началу 1994 г. более половины шахт имели фактический срок службы свыше 40 лет (средний срок существования шахты) и лишь 8% являлись относительно новыми (со сроком службы менее 20 лет), 46% в течение длительного времени не подвергались реконструкции. В результате этих и ряда других объективных факторов технико–экономические показатели только 15% шахт соответствовали современным требованиям рыночной экономики.

Реструктуризацию угольной промышленности в России предусматривалось провести в три этапа и завершить в 2000 году. Первый этап (1993–1996 гг.) носил переходный характер и призван был решить такие задачи, как проведение экстренных антикризисных мер, структурная адаптация отрасли к новым (рыночным) экономическим условиям, закрытие особо убыточных и санация убыточных шахт и разрезов, концентрация производства вокруг конкурентоспособных и рентабельных предприятий. В этот период должны были быть использованы свободные цены на уголь и угольную продукцию, селективная государственная поддержка шахт и разрезов, акционирование предприятий угольной промышленности, создание региональных акционерных компаний.

Второй этап (1997–2000 гг.), носивший стабилизационный характер, был направлен на завершение структурных преобразований, внедрение экономических и правовых механизмов в рынок угля, создание условий для качественного обновления отрасли на основе инвестиционных программ.

Третий этап (с 2000 г.) предусматривал наращивание производственных мощностей угольной промышленности, расширение использования угля на основе новых наукоёмких технологий и обеспечение устойчивой работы угольной промышленности 3.

Поставленные цели достигались посредством реализации региональных программ реструктуризации угольной промышленности в сочетании с федеральными целевыми программами социально–экономического развития угледобывающих регионов и развития отношений социального партнерства и взаимодействия всех заинтересованных участников: предприятий отрасли, государственных органов управления на федеральном и региональном уровнях, профсоюзов. При этом основополагающими принципами реструктуризации стали:

– удовлетворение потребительского спроса на угольную продукцию в условиях свободных цен и конкуренции между производителями на внутреннем рынке первичных энергоресурсов при учете уровня рыночного спроса и тенденций его изменения на рассматриваемую перспективу;

– создание и сохранение резерва высокоэффективных мощностей по добыче угля с целью обеспечения возможных изменений рыночного спроса и энергетической безопасности основных регионов и страны в целом;

–стремление к повышению конкурентоспособности угля главным образом через снижение производственных затрат и повышение качества продукции. При этом снижение расходов на угледобычу должно было достигаться в первую очередь путем вовлечения в разработку наиболее благоприятных запасов, применения новых технологий, повышения концентраций горных работ и производства.

Записанные в «Основных направлениях реструктуризации угольной промышленности России (Москва, 1995 г.)» цели и принципы первоначально понимались и разделялись шахтерами. Определялось это тем, что реализация основных направлений реструктуризации отрасли могла бы решить по крайней мере три важнейших проблемы: повышение эффективности производственного потенциала угольной промышленности; создание экономических и финансовых условий прибыльного функционирования шахт; улучшение социально–экономического положения и экономической обстановки в угледобывающих регионах. Однако практика проведения социально–экономических реформ, включая и реструктуризацию угольной промышленности, все более убеждала в том, что перестройка отрасли изначально направлена на решение иных стратегических задач.

Так, согласно данным социологического исследования, 31,7% опрошенных полагали, что реструктуризация угольной отрасли в стране должна проводиться принципиально иначе, она осуществляется совершенно неправильно, 26% утверждали, что нужно вернуться к тому, что было до 1995 года; процесс нуждается в некоторых коррективах считали 14,6% респондентов и лишь менее процента опрошенных думали, что она проводится правильно. В целом идея реструктуризации угольной промышленности России и практика её реализации, особенно в Восточном Донбассе, по мнению 68% респондентов больше похожа на экономическую диверсию, чем на экономически обоснованное мероприятие, и сопровождается предательством национальных интересов страны, поскольку приведет к сырьевой зависимости России. И только каждый девятый (11,2%) не был согласен с данным утверждением.

Приведённые выше результаты социологических исследований вполне объяснимы. В России реструктуризация отрасли, особенно в первые годы её реализации, приводила к ценностным конфликтам, падению статуса рабочих и усилению маргинальности. Роль ценностей весьма существенна в переходные периоды развития общества, когда рушатся привычные моральные опоры и устоявшиеся в течение десятилетий представления и нормы поведения. Между тем, в ходе российских реформ укоренившаяся за годы социализма коллективистская система ценностей с сильными элементами патернализма вошла в противоречие с либеральной системой, взятой за образец при проведении реформ. Результатом этого в настоящее время является противоречивая ситуация, когда настоящий либерализм отсутствует, но и привычный коллективизм изрядно подорван.

Качественные перемены социально–экономического положения рабочих в ходе реформирования российского общества привели к кризису их социальной идентификации. Это вызывает у рабочих комплекс тревоги, подавленности, неуверенности в будущем.

Необходимым условием успеха реструктуризации является сочетание мер внешнего воздействия (в первую очередь государственной поддержки, а также средств финансово–промышленных организаций) и самоорганизации на уровне отдельных предприятий угольной промышленности и шахтерских поселений (а также более крупных муниципальных образований, в состав которых входят моноугольные объекты). При этом, на наш взгляд, государство может и обязано создать благоприятные условия для самоорганизации, обеспечить первоначальные инвестиции и смягчить социальные последствия реформ, но не в состоянии осуществить собственно самоорганизацию.

Однако в самом начале выполнения программы реструктуризации не были четко распределены обязанности, права и ответственность между государством, местными органами управления и руководством угольной отрасли: программа носила ведомственный характер и не могла контролировать более широкую систему территориально–отраслевого взаимодействия. Ограничиваясь выделением немалых средств, государство слабо контролировало их целевое использование, что неминуемо создавало условия для разного рода нарушений и прямых злоупотреблений. В ходе реструктуризации слабо использовались уже имеющиеся правовые средства, например, закон «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому государство не должно подменять предприятие при выплате долгов кредиторам и работникам.

Надо сказать, что иерархическое управление в России по–прежнему носит субъект–объектный характер, позволяющий министерским чиновникам совершенно не считаться с интересами территорий и тем более отдельных работников. Практика свидетельствует о том, что в ходе реструктуризации угольной отрасли в стране широко использовались традиционные бюрократические методы управления. Именно в этом заключается одна из причин негативных социально–экономических последствий. Так называемое совершенствование управления угольной отраслью, связанное с разграничением функций по управлению действующими и ликвидационными предприятиями угольной промышленности в форме создания (1998 г.) двух государственных учреждений – по вопросам реорганизации и ликвидации нерентабельных шахт и разрезов (ГУРШ) и по координации программ местного развития (ПМР) и решению социальных проблем, вызванных реструктуризацией отрасли (ГУ «Соцуголь»), не изменили радикальным образом методы и формы проведения государственной политики.

В проекте реструктуризации российской угольной промышленности, принадлежащем Международному банку реконструкции и развития (МБРР), было провозглашено: «Люди – превыше всего!», «Занятость не должна сокращаться ни в результате закрытия шахт, ни по другим причинам, пока не будет разработана и не получит финансирования адекватная система социальной защиты» 5. При разработке программы реструктуризации вовсе не игнорировались её социальные последствия. Напротив, социальный блок программы весьма обширен (социальная защита высвобождаемых работников; обеспечение охраны труда работников действующих шахт; повышение квалификации и переобучение высвобождаемых работников; совершенствование социальной инфраструктуры), а реальный опыт реструктуризации содержит множество примеров решения задач социальной защиты шахтеров, их трудоустройства и т.п. Фундаментальными причинами того, что задачи данного блока не были решены, явились несогласованность ведомственной программы реструктуризации с проблемами регионального развития; слабый государственный контроль за использованием дотационных средств; неэффективное использование выделенных средств на местах.

Специфика «российского подхода» заключается в минимизации не социальных последствий реформ, а расходов на решение социальных проблем. Отсутствие адекватной социальной помощи со стороны государственных, региональных и отраслевых органов активизируют систему самозащиты, работающую в основном в жестком режиме выживания. Потенциальные возможности самозащиты населения региона в настоящее время невелики и имеют тенденцию падения ниже критической отметки. Преодоление последней все чаще находит проявление в росте пассивных форм протеста (преступность, суицид, алкоголизм, наркомания молодежи депрессивных угольных регионов и т.п.).

Итак, в результате реструктуризации угольной отрасли России удалось выжить и в значительной степени адаптироваться к условиям рыночной экономики, но многие экономические и особенно социальные задачи реструктуризации остались нерешенными. Выделенные государственные средства в значительной степени использовались неэффективно, бессистемно, подвергались распылению, нецелевому использованию и прямому расхищению.

Попытки непосредственной поддержки угольной промышленности в том виде, в каком они имели место после распада СССР, были обречены на неудачу. Социальные трудности реструктуризации носят объективный характер, поскольку занятость в угольной отрасли неминуемо снижается как при уменьшении, так и при росте добычи угля. Закрытие убыточных шахт, оправданное экономически, не может не привести к негативным социальным последствиям. Увольнение тысяч работников следует рассматривать как социальную катастрофу, последствия которой очень трудно компенсировать даже с помощью продуманной системы мер.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Схожі:

Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconН. П. Пан Проблемы альтернативной энергетики в жилищно-коммунальном хозяйстве и пути их решения монография
Проблемы альтернативной энергетики в жилищно-коммунальном хозяйстве и пути их решения. Монографія. Л. Н. Шутенко
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения icon«Перспективы развития Восточного Донбасса»
Шукшунов В. Е. – Президент юргту(нпи), д-р техн наук, проф., Заслуженный деятель науки и техники рф, Президент Международной Академии...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения icon«перспективные технологии добычи и использования углей восточного донбасса»
Приглашаем Вас принять участие в работе регионального научно-практического семинара
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconДокументи
1. /Давиденко А.М., Кац М.Д., Поркуян О.В., Тошинский В.И.Некоторые проблемы повышения эффективности...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconРешение проблемы создания экологически чистого горнодобывающего производства
В рамках III международного конгресса и выставки «Цветные металлы 2011» (www nfmsib ru)
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconПостановка проблемы. Обращение к человеку, как к «мере всех вещей»
Западе, так и на Востоке. В то же время, это актуальная проблема, определяющая качество жизни населения, стратегию развития энергетики,...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconОбоснование параметров двухуровневой анкерной крепи для поддержания повторно используемых выработок в условиях шахт Восточного Донбасса
Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Российский государственный технический университет...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconЛ. В. Гнаповская что в имени твоем? (Поэтика антропонимического композита)
«понятийны» ли онимы. При этом предлагаемые пути решения проблемы их смысловой структуры варьируют в широком диапазоне – от вывода...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconГлинник Е. П., аспирант Белорусский государственный экономический университет оценка незавершенного производства в санаторно-курортных организациях: проблемы и пути их решения
Поэтому, по нашему мнению, моментом признания доходов от реализации санаторно-курортных услуг по путевкам, и соответствующих им расходов...
Проблемы развития горнодобывающего комплекса восточного донбасса и пути их решения iconИнформационное письмо Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас принять участие в работе Всероссийского инновационного Форума «Перспективы развития химической технологии и теплоэнергетического комплекса»
Приглашаем Вас принять участие в работе Всероссийского инновационного Форума «Перспективы развития химической технологии и теплоэнергетического...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи