Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 icon

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000




НазваТолкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Сторінка11/31
Дата01.07.2012
Розмір5.93 Mb.
ТипДокументи
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   31
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот Д.doc
3. /психоанализ/З.Фрейд/~$ истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
4. /психоанализ/З.Фрейд/ВЛЕЧЕНИЯ И ИХ СУДЬБА.DOC
5. /психоанализ/З.Фрейд/Из истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
6. /психоанализ/З.Фрейд/Психопатология обыденной жизни.DOC
7. /психоанализ/З.Фрейд/Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращени.DOC
8. /психоанализ/З.Фрейд/СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА.DOC
9. /психоанализ/З.Фрейд/СТРОКИ БИОГРАФИИ.DOC
10. /психоанализ/З.Фрейд/Сознание и бессознательное.DOC
11. /психоанализ/З.Фрейд/ТРИ СТАТЬИ ПО ТЕОРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ.DOC
12. /психоанализ/З.Фрейд/Толкование сновидений.DOC
13. /психоанализ/З.Фрейд/Я и оно сознание и бессознат.DOC
14. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное Очерк истории психоан.DOC
15. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное.DOC
16. /психоанализ/З.Фрейд/вытеснение.DOC
17. /психоанализ/З.Фрейд/из книги толкование сновиден.DOC
18. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 1 15.DOC
19. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 16 28.DOC
20. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 29 35 введение в психоан.DOC
21. /психоанализ/З.Фрейд/случай невроза навязчивостиЧЕЛОВЕК-КРЫСА.doc
22. /психоанализ/М Кляйн/klein_zavist_i_blagodarnost.doc
23. /психоанализ/М Кляйн/Мелани Кляйн К вопросу маниак депрес состояний.doc
24. /психоанализ/Ненси Мак Вильямс Психоаналитическая диагностика.doc
25. /психоанализ/Обсессивный дискурс Вадим Руднев.doc
26. /психоанализ/Отто Кернберг/Кернберг Отто травма агрессия развитие.doc
27. /психоанализ/Отто Кернберг/Отто Кернберг Отношения любви.doc
28. /психоанализ/Салливан Г.doc
29. /психоанализ/Словарь по психоанализу Лапланш.doc
30. /психоанализ/Фромм Э Искусство любить.doc
Джозеф Вайсс
Дональдс Вудс Винникот разговор с родителями нестрашный психоанализ Винникотта
Влечения и их судьба
З. Фрейд. 1914-1915 г
З. Фрейд
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд сексуальная жизнь человека* [1]
Строки биографии
С. 184-188. Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд
З. Фрейд
З. Фрейд
Заметки об одном случае невроза навязчивости. (Случай Человека-Крысы) З. Фрейд. 1909 г
Мелани кляйн зависть и благодарность исследование бессознательных источников рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Маниакально-депрессивных состояний
Нэнси Мак-Вильямс
Вадим Руднев Обсессивный дискурс (патографическое исследование)
Отто Кернберг. Развитие личности и травма
Отто Ф. Кернберг
Предисловие к русскому изданию
Словарь по психоанализу Ж. Лапланш Ж. Б. Понталис
Исследование природы любви
Грильпарцеру, у которого имеется прелестный эпизод аналогич­ного содержания, использованный затем в «Геро и Леандре» (волны моря и любви — армада и буря).

Я должен отказаться и от подробного анализа обоих последних'от-рывков сновидения; я возьму из них лишь те элементы, которые отно­сятся к двум детским эпизодам, ради которых я вообще и сообщаю свое сновидение. Читатель вполне справедливо предположит, что к отказу от анализа меня побуждает наличность сексуального материала: это, правда, одно из моих оснований, хотя и не единственное. Человек часто не скрывает от себя самого много, что должно держать в тайне от других; здесь речь идет не о причинах, вынуждающих меня скрывать результаты анализа, а о мотивах внутренней цензуры, скрывающих от меня самого истинное содержание сновидения. Я должен поэтому ска­зать, что анализ всех этих трех отрывков моего сновидения вскрывает в них неприятное-хвастовство и довольно смешную манию величия, давно уже не имеющую места в бодрствующей жизни; последняя про­является даже в явном содержании сновидения (я удивляюсь своей хит­рости) и объясняет мое заносчивое поведение вечером накануне сно­видения.

К двум вышеупомянутым эпизодам детства относится следующее: я купил себе для путешествия новый чемодан, цвет которого — лилова-то-красный — несколько раз проявляется в сновидении (фиалки в моей петлице и мебель в аудитории). То, что все новое бросается людям в глаза, представляет собою обычное общеизвестное убеждение детей. Мне как-то рассказывали следующий эпизод из моего детства, воспо­минание о котором замещено воспоминанием о рассказе. В возрасте двух лет я страдал детской enuresis nocturna и в ответ на упреки отца*за-хотел утешить его обещанием купить в Н. (ближайший большой город) новую хорошую красную постель. (Отсюда в сновидений — что мы

стакан купили в городе или должны были купить; то, что обещано, нужно исполнить.) В этом обещании содержится вся мания величия ребенка. Значение enuresis nocturna ребенка в сновидении разъяснено нами уже в анализе одного из предыдущих сновидений. Есть еще один эпизод, относящийся к моему 7-летнему возрасту, который прекрасно сохра­нился в моей памяти. Однажды вечером перед тем, как лечь спать, я во­преки приказанию родителей удовлетворил свою потребность в их спальне и в их присутствии. Отец, ругая меня, заметил: из тебя ничего не выйдет! Это было, по-видимому, страшным оскорблением моему самолюбию, так как воспоминание об этом эпизоде постоянно прояв­ляется в моих сновидениях и связано обычно с перечислением моих за­слуг и успехов, точно я хочу этим сказать: видишь, из меня все-таки кое-что вышло. Этот детский эпизод дает материал для последней си­туации сновидения, в которой, разумеется, в целях мести, роли переме­шаны. Пожилой господин, очевидно, мой отец, так как слепота на один глаз объясняется его глаукомой, проделывает передо мною то же самое, что когда-то я перед ним. При помощи глаукомы же я ему напо­минаю о кокаине, весьма помогшем ему при операции, и этим как бы исполняю свое обещание. Кроме того, я насмехаюсь над ним; он слеп, и я держу перед ним стакан — это намек на мои успехи в области изуче­ния истерии, которыми я очень горжусь.

Если оба эпизода моего детства и без того уже связаны с темой мании величия, то воспоминанию о них во время путешествия в Аусзее помогло еще то случайное обстоятельство, что в моем купе не было ва­терклозета, я был готов испытать ночью неудобство, и действительно с соответствующим ощущением я и проснулся. Я сам был бы склонен придать этим ощущениям роль активного возбудителя сновидения, но придерживаюсь скорее другого воззрения, а именно того, что лишь мысли, скрытые в сновидении, вызваны упомянутой потребностью. Я никогда по этой причине не просыпаюсь, особенно же в такое раннее время, как в этот раз: без четверти три утр* Опыт в анализе сновидений убедил меня в том, что даже в сновидениях, толкование которых кажет­ся на первый взгляд исчерпывающим (так как и источники их, и жела­ния, лежащие в их основе, вполне доступны и очевидны), содержатся мысли, простирающиеся к далекому детству; ввиду этого я должен за­даться вопросом, не представляет ли собою эта особенность существен­ное условие всякого сновидения. Обобщая эту мысль, я говорю, что каждое сновидение в своем очевидном содержании связано со свежими переживаниями, скрытое же содержание его обнаруживает связь с бо­лее ранними переживаниями, которые, например, при анализе исто­рии остаются свежими до последнего дня. Это утверждение, однако, нелегко доказуемо; я буду иметь случай еще раз коснуться вероятной роли ранних переживаний детства в образовании сновидений. Из трех

рассмотренных нами особенностей памяти в сновидении одна — пре­обладание в сновидении элементов второстепенной важности — впол­не удовлетворительно разъяснена нами искажающей деятельностью сновидения. Две другие особенности — наличие свежих впечатлений и переживаний детства — нами лишь констатированы, но в недостаточ­ной степени разъяснены. Отметим же пока обе эти особенности, не стараясь их разъяснять; мы возвратимся к ним при психологическом объяснении состояния сна и при рассмотрении структуры душевного аппарата, когда мы увидим, что благодаря толкованию сновидения, как благодаря открытому окну, можно бросить взгляд в затаенные глубины нашей психики.

Об одном выводе из наших последних анализов сновидений я упо­мяну, однако, здесь. Сновидение представляется зачастую многосмыс-ленным: в нем могут не только объединяться, как показывают выше­приведенные примеры, несколько осуществлений желаний, но один смысл, одно осуществление желания может покрывать другое, покуда в самом последнем смысле мы не натолкнемся на осуществление жела­ния раннего детства.

6) CoMamimeckue источники снобидешш

если спросить интеллигентного человека, не сведущего в области психологии, но интересующегося проблемой сновидения, из каких ис­точников, по его мнению, проистекают сновидения, то можно заме­тить, что спрошенный будет всегда убежден в неопровержимости свое­го разрешения хотя бы части этой проблемы. Он упомянет тотчас же о влиянии, которое производит во время сна расстроенное пищеварение, случайное положение тела и другие мелкие ощущения на образование сновидений; он не предполагает, однако, что помимо всех этих момен­тов остается все еще многое, требующее особого разъяснения.

Какое место отводится соматическим источникам образования сновидения в научной литературе, мы уже подробно рассмотрели в первой главе, так что здесь достаточно лишь упомянуть о выводах на­шего обзора. Мы слышали, что различают три соматических источни­ка: объективные чувственные раздражения, получаемые извне, субъек­тивные внутренние возбуждения органов чувств и физические раздра­жения, получаемые изнутри; мы заметили далее склонность почти всех ученых, утверждающих наличие этих соматических источников, ото­двигать на задний план или совсем отрицать наличие каких бы то ни было психических источников сновидения. При рассмотрении воззре­ний относительно этих соматических источников мы узнали, что зна­чение объективных раздражений органов чувств — отчасти случайных

раздражений во время сна, отчасти же таких, которые присутствуют и в душе спящего — подтверждается многочисленными наблюдениями; последние говорят за то, что роль субъективных чувственных раздраже­ний проявляется в сновидениях воспроизведением гипнотических гал­люцинаций и что сведение наших сновидений к внутренним физическим раздражениям хотя и недоказуемо во всем своем объеме, но основыва­ется на общеизвестном воздействии, которое оказывает на содержание наших сновидений возбужденное состояние органов пищеварения и мочеполовой сферы.

«Нервные» и «физические» раздражения — вот соматические источ­ники сновидений, т.е., согласно большинству авторов, вообще единст­венные источники сновидений.

Мы слышали, однако, и целый ряд возражений, которые обраща­ются не столько против правильности, сколько против применимости теории соматических раздражений.

Как ни уверены все представители этой теории в своей непоколе­бимости и в своих фактических основаниях — особенно в отношении случайных и внешних нервных раздражений, которые нетрудно обна­ружить в содержании сновидения, — все же никто не отрицает того, что обильный материал представлений, имеющийся налицо в сновидени­ях, не допускает исключительного сведения к внешним нервным раз­дражениям. Мисс Калькинс'12' в течение шести недель наблюдала свои собственные сновидения и сновидения других лиц именно с этой точки зрения и нашла всего лишь 13,2 процента, в которых можно проследить элементы внешнего чувственного восприятия; лишь два случая из ее коллекции сводятся целиком к органическим ощущениям. Статистика подтверждает нам здесь то, в чем мы уже убедились из беглого обзора наших собственных наблюдений.

Ученые ограничиваются часто тем, что отличают сновидения, вы­званные нервным раздражением, от остальных форм сновидений. Спитта'64! разделяет сновидения на проистекающие от нервных раздра­жений и на ассоциационные. Ясно, однако, что это разрешение про­блемы недостаточно — необходимо установить связь между соматичес­кими источниками сновидений и комплексом представлений в послед­них.

Наряду с первым возражением относительно постоянного наличия внешних источников раздражения можно выставить и второе относи­тельно недостаточности теории для разъяснения сновидений, достига­емого сведением их к этого рода источникам. Представители назван­ной теории должны нам дать разъяснение, во-первых, относительно Того, почему внешние раздражения представляются в сновидении не в своем истинном виде, а постоянно искажаются, и, во-вторых, почему Результат реакции воспринимающей души на это искаженное раздра-

жение бывает столь изменчив и неопределен. В ответ на этот вопрос мы слыхали от Штрюмпеля^66', что душа, вследствие своей изолирован­ности от внешнего мира, во время сна не может давать правильного толкования объективным чувственным раздражениям, а вынуждается на основании неопределенного возбуждения к образованию иллюзий. Он говорит:

«Как только благодаря внешнему и внутреннему нервному раздра­жению во время сна возникает ощущение или целый комплекс ощуще­ний, чувств или вообще какие-либо психические процессы и усвояют-ся ею, то процесс этот вызывает в душе образы, относящиеся к кругу представлений бодрствующего сознания, т.е. воспроизводит прежние восприятия либо в их сыром виде, либо же в связи с соответственными психическими ценностями. Он как бы собирает вокруг себя большее или меньшее количество таких образов, от которых впечатление, про­истекающее от нервного раздражения, получает свою психическую ценность. В соответствии с бодрствованием и здесь говорят обычно, что душа во сне толкует впечатления, проистекающие от нервных раз­дражений. В результате такого толкования мы и получаем сновидения, составные части которых обусловлены тем, что нервное раздражение по законам воспроизведения совершает на душевную жизнь свое пси­хическое воздействие».

По существу своему сходным с этим учением является утверждение Вундта'76', что представления сновидений проистекают по большей части от чувственных раздражений, главным же образом от раздраже­ний общего чувства и представляют собою поэтому в большинстве слу­чаев фантастические иллюзии и лишь в незначительной мере чистые представления памяти, повышенные до степени галлюцинаций. Соот­ношение содержания сновидения с раздражениями, вытекающее из этой теории, похоже, по мнению Штрюмпеля, на то, «как будто десять пальцев немузыкального человека бегают по клавишам рояля». Снови­дение представляется, таким образом, не душевным явлением, проис­текающим из психических мотивов, а последствием физического раз­дражения, выражающимся в психической симптомологии, так как ду­шевный аппарат, испытывающий раздражение, не способен ни на какое другое изменение. На аналогичной посылке построено, например, и объяснение навязчивых представлений: Мейнерт старается разъяснить их известным сравнением с циферблатом, на котором отдельные циф­ры кажутся более отчетливыми.

Как ни популярна эта теория соматических раздражений и как ни подкупает она своей простотой, все же чрезвычайно легко подметить ее слабые стороны. Всякое соматическое раздражение, побуждающее во сне душевный аппарат к толкованию через посредство образования ил­люзий, может послужить поводом бесчисленного количества таких же

толкований, т.е. выразиться в содержании сновидения в бесконечно разнообразных формах. Учение Штрюмпеля и Вундта не может, одна­ко, привести ни одного мотива, который регулировал бы соотношение внутреннего раздражения и представления, избранного для его толко­вания: она не может разъяснить «странный выбор», который соверша­ют часто раздражения при своей репродуцирующей деятельности. (Липпс «Основные посылки душевной жизни». Другие возражения на­правляются против основной посылки всего учения об иллюзиях, про­тив того, что душа во сне не в состоянии познать истинной природы объективных чувственных раздражений. Старый физиолог Бурдах'8' показывает нам, что душа и во сне способна правильно толковать вос­принимаемые чувственные впечатления и реагировать на них: он гово­рит, что некоторые более важные для индивидуума впечатления не подвергаются искажению и что субъект гораздо скорее пробуждается от произнесения собственного имени, чем от безразличного слухового ощущения; это предполагает, однако, что душа и во сне различает между собою ощущения. Бурдах заключает из этих наблюдений, что во время сна налицо не неспособность к толкованию чувственных впечат­лений, а недостаток интереса к ним. Те же аргументы, которыми поль­зовался в 1830 году Бурдах, имеются в 1883 году и у Липпса в его крити­ке теории соматических раздражений. Душа напоминает нам поэтому спящего в анекдоте, который на вопрос: «Ты спишь?» — отвечает: «Нет», в ответ же на просьбу: «Одолжи мне 10 крон», говорит: «Я сплю».

Недостаточность теории соматических раздражений очевидна еще и в другом отношении: наблюдение показывает, что внешние раздра­жения не обязательно вызывают сновидения, хотя и появляются в со­держании последних, если сновидения все же бывают налицо. На раз­дражение осязания, испытываемое мною во сне, я могу реагировать различным образом: я могу не заметить его и увидеть потом по пробуж­дении, что, например, у меня не закрыта нога или неправильно согну­та рука; патология указывает на многочисленные примеры того, что различные раздражения во время сна не оказывают никакого воздейст­вия. Я могу ощутить раздражение как бы сквозь сон, что обыкновенно и происходит с болезненными ощущениями, но ощущение это не по­служит канвой для сновидения. И, в-третьих, я могу проснуться от раз­дражения с целью его устранить. И лишь четвертая возможность за­ключается в том, что нервное раздражение может вызвать у меня сно­видение. Однако первые три возможности настолько же часты, если не чаще, чем четвертая. Последняя не могла бы наступить, если бы не было налицо мотивов сновидения вне соматических источников раз-Дражения.

Вполне справедливо заметив вышеуказанные пробелы в объясне­нии сновидений соматическими раздражениями, другие авторы, Шер-

нер'58' и Фолькельт'72', старались точнее определить душевную дея­тельность, при помощи которой соматические раздражения вызывают причудливые, странные сновидения: таким образом, они снова перене­сли сущность сновидения в область душевной жизни, в психическую активность. Шернер дал не только поэтическое образование психичес­ких особенностей, проявляющихся при образовании сновидения; он был уверен, что открыл и закон, согласно которому и душа оперирует с воспринятыми ею раздражениями. Освобожденная от дневных оков, фантазия в сновидении стремится, по мнению Шернера, символически изобразить природу органа, от которого исходит раздражение, и самый характер последнего; получается, таким образом, своего рода «сон­ник», при помощи которого на основании сновидений можно судить о физических ощущениях, состоянии отдельных органов и различных раздражениях.

«Так, например, образ кошки выражает дурное настроение, вид светлого, гладкого хлеба — наготу, человеческое тело, как целое, изо­бражается в сновидении в виде дома, отдельные части тела в виде час­тей дома. В сновидениях, вызванных зубной болью, полости рта соот­ветствуют сводчатые части дома, а переходу глотки в пищевод — лест­ница; в сновидении, вызванном головной болью, для изображения головы фантазия избирает потолок комнаты, сплошь усеянный отвра­тительными пауками» (Фолькельт^72'). «Сновидение выбирает для каж­дого органа различные символы; вдыхающее легкое находит себе выра­жение в раскаленной печке с бушующим пламенем; сердце — в пустых ящиках и корзинах; мочевой пузырь в круглых мешкообразных или во­обще лишь полых предметах. Особенно важно то, что в конце сновиде­ния орган или его функция представляются в истинном виде и даже большею частью на собственном теле спящего. Так, например, снови­дение о зубной боли кончается обычно тем, что спящий вырывает себе зуб». Нельзя сказать, чтобы эта теория толкования сновидения нашла широкое распространение в ученом мире. Она показалась прежде всего чересчур экстравагантной; в ней не заметили даже той доли истины, которая, несомненно, в ней имеется. Она приводит к восстановлению толкования сновидения при помощи символики, которой пользовались древние, с той только разницей, что область, из которой берется толко­вание, ограничивается физическим миром человека. Недостаток науч­ной конкретной техники при толковании составляет слабую сторону учения Шернера. Возможность произвола при толковании сновидений здесь, по-видимому, не исключается, особенно потому, что каждое раз­дражение может проявляться в сновидении различнейшим образом: так, например, уже последователь Шернера Фолькельт не соглашался с его утверждением, будто человеческое тело изображается в сновидении в виде дома. Несомненно, вызывает возражение и то, что здесь снови-

дение представляется в виде бесполезной и бесцельной душевной дея­тельности, так как, согласно данной теории, душа довольствуется тем, что фантазирует об интересующем ее раздражении.

Еще одно возражение наносит серьезный удар учению Шернера о символизации физических раздражений в сновидении. Эти физические раздражения постоянно налицо; душа во время сна доступнее для них, чем в бодрствующем состоянии. Непонятно, таким образом, почему душа не грезит непрестанно всю ночь и не каждую ночь обо всех этих органах. Если на возражение ответить тем, что глаза, уши, зубы, ки­шечник и пр. должны испытывать особые раздражения, чтобы пробу­дить деятельность сновидения, то возникает трудность установления такого усиленного раздражения — это возможно лишь в самых редких случаях. Если сновидение о летании является символизацией поднима­ния и опускания стенок легких, то сновидение это либо должно гре­зиться чаще, либо же во время этого сновидения должна наблюдаться повышенная деятельность легких. Возможен, однако, еще и третий случай, наиболее вероятный изо всех: что иногда действуют особые мо­тивы, имеющие целью обращать внимание на постоянно имеющиеся налицо ощущения. Но этот случай выводит уже нас за пределы теории Шернера.

Значение теории Шернера и Фолькельта заключается в том, что она обращает внимание на целый ряд особенностей содержания снови­дения, требующих объяснения и скрывающих за собою новые истины. Совершенно справедливо, что в сновидениях содержатся символиза­ции телесных органов и их функций, что вода в сновидении означает часто потребность в мочеиспускании, что мужской половой орган изо­бражается при помощи насоса, палки или колонны.

Сновидения, изобилующие яркими красками, безусловно могут быть сведены к раздражению зрительных органов. Сновидение, сооб­щаемое Шернером о том, что на мосту стоят два ряда красивых белоку­рых мальчиков, дерутся друг с другом, потом возвращаются на свои места, пока, наконец, спящий сам не садится на мост и не вынимает из челюсти большого зуба; или другое сновидение Фолькельта, в котором чон видит два ряда ящиков и которое опять-таки заканчивалось выни­манием зуба, — все эти сновидения не дают право считать теорию Шернера созданием праздной фантазии и отрицать наличия в ней зерна истины.

Обсуждая теорию соматических раздражений, я все время не ука­зывал аргумента, вытекающего из наших анализов сновидений. Если Мы при помощи метода, который другие авторы не применяли к своему материалу, установили, что сновидение обладает особой ценностью в качестве психического акта, что мотивом его образования служит жела­ние и что переживания предыдущего дня дают главнейший материал

для его содержания, то всякая другая теория сновидения, отрицающая этот метод и вместе с тем считающая сновидение бесцельной и загадоч­ной психической реакцией на соматические раздражения, не имеет под собою никакой почвы. В этом случае, что совершенно невероятно, должны были бы быть два различных вида сновидений, из которых одни наблюдаются лишь нами, другие же прежними исследователями сновидений. Мы должны теперь согласовать с нашей теорией те факты, на которые опирается распространенное учение о соматических раз­дражениях.

Первый шаг к этому мы уже сделали, когда говорили, что деятель­ность сновидения вынуждает к переработке всех возбуждающих его мо­ментов в одно целое, мы видели, что если с предыдущего дня остаются два или более ценных переживания, то желания, вытекающие из них, объединяются в сновидения, а также и то, что впечатления, имеющие психическую ценность для материала сновидения, объединяются в без­различных переживаниях предыдущего дня при том условии, если между теми и другими могут быть образованы связующие представле­ния. Сновидения пользуются, таким образом, реакцией на все то, что имеется в данный момент живого и свежего в спящей душе. Из предыду­щих анализов сновидений мы знаем, что материал их представляет собой собрание психических рудиментов и следов воспоминаний, за которыми необходимо признать (вследствие предпочтения свежего и детского материала) психологически неопределенный характер «жи­вости». Нам не будет трудно ответить на то, что произойдет, если к этому материалу во время сна прибавится новый материал — раздраже­ния. Эти раздражения приобретают опять-таки ценность для сновиде­ния тем, что они «живы»; они объединяются с другими психическими моментами и вместе с ними образуют материал сновидения. Выражаясь иначе, раздражения во время сна перерабатываются в осуществление желания, остальными частями которого остаются уже знакомые нам психические остатки предыдущего дня. Такого соединения может, од­нако, и не произойти; мы уже слышали, что по отношению к физичес­ким раздражениям во время сна возможно и безразличие. Там же, где оно происходит, находятся, очевидно, представления, которые способ­ны дать выражение обоим источникам сновидения, соматическому и психическому.

Сущность сновидения нисколько не изменяется, когда к его психи­ческому источнику прибавляется соматический материал; оно остается осуществлением желания, каким бы образом выражение его ни обу­словливалось «живым» материалом.

Я охотно уделяю здесь место ряду особенностей, которые делают значение внешних раздражений для сновидения изменчивым. Я ут­верждаю, что взаимоотношение индивидуальных, физиологических и

«случайных моментов обусловлено тем, как в отдельных случаях вос­принимают интенсивные объективные раздражения во время сна; обычная или случайная глубина сна в связи с интенсивностью раздра­жения дает иногда возможность подавить раздражение настолько, что оно совершенно не нарушает сна, в другой же раз то же самое раздра­жение может заставить проснуться или же, наконец, дать повод к вклю­чению раздражения в сновидение. Сообразно с этим внешние объек­тивные раздражения у одного субъекта могут чаще или, наоборот, реже проявляться в сновидениях, нежели у другого. Я лично сплю превос­ходно, и меня разбудить очень трудно, внешние впечатления чрезвы­чайно редко проявляются в моих сновидениях, между тем как психи­ческие мотивы чрезвычайно легко заставляют меня грезить. Я наблю­дал у себя лишь одно сновидение, в котором можно подметить наличие объективных болезненных раздражений, и как раз на примере этого сновидения легко показать, какой эффект может вызвать внешнее раз­дражение.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   31

Схожі:

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи