Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 icon

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000




НазваТолкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Сторінка12/31
Дата01.07.2012
Розмір5.93 Mb.
ТипДокументи
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   31
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот Д.doc
3. /психоанализ/З.Фрейд/~$ истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
4. /психоанализ/З.Фрейд/ВЛЕЧЕНИЯ И ИХ СУДЬБА.DOC
5. /психоанализ/З.Фрейд/Из истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
6. /психоанализ/З.Фрейд/Психопатология обыденной жизни.DOC
7. /психоанализ/З.Фрейд/Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращени.DOC
8. /психоанализ/З.Фрейд/СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА.DOC
9. /психоанализ/З.Фрейд/СТРОКИ БИОГРАФИИ.DOC
10. /психоанализ/З.Фрейд/Сознание и бессознательное.DOC
11. /психоанализ/З.Фрейд/ТРИ СТАТЬИ ПО ТЕОРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ.DOC
12. /психоанализ/З.Фрейд/Толкование сновидений.DOC
13. /психоанализ/З.Фрейд/Я и оно сознание и бессознат.DOC
14. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное Очерк истории психоан.DOC
15. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное.DOC
16. /психоанализ/З.Фрейд/вытеснение.DOC
17. /психоанализ/З.Фрейд/из книги толкование сновиден.DOC
18. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 1 15.DOC
19. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 16 28.DOC
20. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 29 35 введение в психоан.DOC
21. /психоанализ/З.Фрейд/случай невроза навязчивостиЧЕЛОВЕК-КРЫСА.doc
22. /психоанализ/М Кляйн/klein_zavist_i_blagodarnost.doc
23. /психоанализ/М Кляйн/Мелани Кляйн К вопросу маниак депрес состояний.doc
24. /психоанализ/Ненси Мак Вильямс Психоаналитическая диагностика.doc
25. /психоанализ/Обсессивный дискурс Вадим Руднев.doc
26. /психоанализ/Отто Кернберг/Кернберг Отто травма агрессия развитие.doc
27. /психоанализ/Отто Кернберг/Отто Кернберг Отношения любви.doc
28. /психоанализ/Салливан Г.doc
29. /психоанализ/Словарь по психоанализу Лапланш.doc
30. /психоанализ/Фромм Э Искусство любить.doc
Джозеф Вайсс
Дональдс Вудс Винникот разговор с родителями нестрашный психоанализ Винникотта
Влечения и их судьба
З. Фрейд. 1914-1915 г
З. Фрейд
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд сексуальная жизнь человека* [1]
Строки биографии
С. 184-188. Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд
З. Фрейд
З. Фрейд
Заметки об одном случае невроза навязчивости. (Случай Человека-Крысы) З. Фрейд. 1909 г
Мелани кляйн зависть и благодарность исследование бессознательных источников рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Маниакально-депрессивных состояний
Нэнси Мак-Вильямс
Вадим Руднев Обсессивный дискурс (патографическое исследование)
Отто Кернберг. Развитие личности и травма
Отто Ф. Кернберг
Предисловие к русскому изданию
Словарь по психоанализу Ж. Лапланш Ж. Б. Понталис
Исследование природы любви
Я еду верхом на серой лошади, вначале робко и нерешительно, как будто сижу неудобно. Я встречаю коллегу, он сидит на лошади молодцом и почему-то надо мною смеется (вероятно, потому, что я сижу очень не­ловко). Я стараюсь устроиться на моей умной лошади поудобнее, усажи­ваюсь получше и вдруг замечаю, что чувствую себя, как дома. Вместо седла у меня нечто вроде матраца; он заполняет собою весь промежуток между шеей лошади и крупом. Проехав улицу, я поворачиваю и хочу слезть с лошади у маленькой открытой часовни. Но проезжаю мимо и слезаю только у соседней. На той же улице имеется и постоялый двор. Я мог бы пустить туда лошадь и одну, но я предпочитаю отвести ее туда. У меня чувство, будто мне было стыдно приехать туда верхом. Перед постоялым двором стоит мальчик, показывает мне записку, которую я обронил, и смеется надо мною; на записке написано и дважды подчеркнуто: «Не есть». И вторая фраза: «Не работать». У меня чувство, будто я в чужом городе и мне делать нечего.

В сновидении этом трудно подметить, чтобы оно возникло под влиянием какого-либо болезненного раздражения. Накануне, однако, я страдал от фурункулов, мешавших мне двигаться; самый большой фу­рункул был у меня в паху и причинял мне при малейшем шаге нестер­пимые боли; утомление, отсутствие аппетита и усиленная работа при болезни — все, вместе взятое, послужило причиной моего угнетенного состояния духа. Мне было трудно принимать больных, но, конечно, это занятие не было так невозможно для меня при данном характере моей болезни, как, например, верховая езда. Сновидение, однако, изо­бражает именно последнюю; это наиболее энергичное отрицание стра­даний. Я вообще не езжу верхом, верховая езда мне никогда не снится; я всего один раз сидел на лошади, и то на неоседланной. Но в сновиде-

нии я еду верхом, точно у меня нет никаких фурункулов — вернее, имен­но потому, что я не хочу их иметь. Мое седло соответствует согреваю­щему компрессу, благодаря которому я только и уснул. Вероятно, вна­чале я не чувствовал боли, затем появилось болезненное ощущение, которое могло меня разбудить, но появилось сновидение и сказало ус­покоительным тоном: «Спи, ты не проснешься. У тебя нет никаких фу­рункулов — ты едешь верхом на лошади. Ведь с фурункулами ты бы ехать не мог!» Успокоительная роль удалась сновидению; боль была за­глушена, и я продолжал спать.

Сновидение, однако, не удовлетворилось тем, что внушило мне от­сутствие фурункулов при помощи представления, совершенно несо­вместимого с моей болезнью: подробности подавленного ощущения и образ, послуживший к его подавлению, служит ему также и материалом для приведения в связь ситуации сновидения с тем, что было «живо» в моей душе. Я еду верхом на серой лошади; цвет лошади соответствует в точности коляске перечного цвета, в которой я недавно встретил колле­гу П. Острая пища мне запрещена ввиду фурункулеза. Коллега П. не­много задирает передо мною нос (непереводимая игра слов: по-нем. «сидеть молодцом на лошади» — «hoch zu ross sitzen»; это же выражение обозначает фигурально и «задирать нос»), особенно с тех пор, как он занял мое место у одной пациентки, с которой я проделывал всевоз­можные кунстштюки. (В сновидении я сижу вначале на лошади в странной позе, точно клоун в цирке, т.е. делаю кунстштюки)', пациент­ка эта, однако, подобно лошади в анекдоте с неопытным всадником, делала со мной, что угодно. Таким образом, лошадь служит символи­ческим выражением моей пациентки (она в сновидении очень умна). «Я чувствую себя совершенно как дома», это соответствует моему поло­жению в доме, в котором меня заменил коллега П. «Я думал, вы сидите прочно в седле», — сказал мне недавно по этому поводу один из моих коллег. С такими болями, как у меня, было бы действительно кунст-штюком заниматься 8—10 часов психотерапией, но я знаю, что, будучи болен, я не долго смогу продолжать так работать, и сновидение содер­жит мрачный намек на ту ситуацию, которая мне угрожает: «нерабо­тать и не есть». При дальнейшем анализе я замечаю, что сновидению удалось перейти от моего желания избавиться от болезни, выраженного в верховой езде, к эпизоду моего детства: ссоре, произошедшей между мною и одним моим родственником. Кроме того, оно использовало элементы из моих путешествий в Италию; улица в сновидении напоми­нает мне о поездке в Верону и в Сиену. Более глубокий анализ приво­дит меня к мыслям сексуального характера.

Среди сновидений, сообщенных в предыдущих главах, можно найти несколько ярких примеров переработки так называемых нерв­ных раздражений. Таким примером может служить сновидение о питье

залпом; в нем соматическое раздражение является, по-видимому, единст­венным источником сновидения, а желание, вызванное ощущением — жажда, — единственным мотивом его. Аналогично обстоит дело и в других простых сновидениях, когда соматическое раздражение само по себе способно осуществить желание. Сновидение больной, которая ночью срывает у себя со щеки охлаждающий аппарат, обнаруживает довольно необычное реагирование осуществления желания на болез­ненное ощущение. • *

Мое сновидение о трех Парках вызвано, очевидно, голодом, но оно сводит этот голод вплоть до потребности ребенка в материнской груди и пользуется самой невинной потребностью для прикрытия более се­рьезной, лишенной возможности проявиться в таком неприкрашенном виде. В сновидении о графе Туне мы видели, каким образом случайная физическая потребность соединяется с более сильными, но и наиболее подавленными движениями души. И если в сообщаемом Гарнье случае Первый Консул превратил шум взорвавшейся адской машины в снови­дение о битве, то тут чрезвычайно ясно обнаруживается стремление, ради которого душевная деятельность вообще интересуется во время сна ощущениями. Сопоставить это сновидение Наполеона, обладавше­го, кстати, превосходным сном, с другим сновидением вышеупомяну­того студента, которому вслед за словами хозяйки, что ему пора в гос­питаль, приснилось, будто он спит в госпитале, и он продолжал спать, сказав себе: раз я уже в госпитале, то мне не нужно вставать, чтобы идти туда; последнее сновидение вызвано, очевидно, стремлением к удобству; спящий сознает мотив своего сновидения, но вместе с тем раскрывает загадку сновидения вообще.

В известном смысле все сновидения вызваны стремлением к удоб­ству; они служат желанию продолжить сон вместо того, чтобы про­снуться. Сновидение — страж сна, а не нарушитель его. По отношению к психическим моментам мы докажем правильность этого утверждения в другом месте; его же применимость к роли объективных внешних раз­дражений мы постараемся обосновать уже здесь. Душа либо совершен­но не считается с ощущениями во время сна, если только это возможно по отношению к интенсивности и к сознаваемому ею значению этих раздражений, или же она пользуется сновидением, чтобы отрицать на­личие этих раздражений, или же, в-третьих, будучи принуждена при­знать их, она старается истолковать их таким образом, чтобы они стали составной частью желаемой и согласуемой со сновидением ситуацией. Ощущение вплетается в сновидение и тем самым лишается своей ре­альности. Наполеон может продолжать спать, его сон нарушается лишь воспоминанием о канонаде под Арколе.

Желание спать должно быть учитываемо каждый раз в качестве мо­тива к образованию сновидения; каждое сновидение является его осу-

ществлением. Каким образом это ощущение постоянного и одинаково­го всегда и повсюду желания согласуется с другими желаниями, из ко­торых сновидение осуществляет то одно, то другое, — это послужит темой другого исследования. В желании спать мы имеем, однако, мо­мент, который может заполнить пробел теории Штрюмпеля и Вундта и разъяснить причудливость и изменчивость толкования внешних раз­дражений. Правильные толкования, на которые способна спящая ду­ша, требуют активного интереса и прекращения сна; душа избирает поэтому лишь такое толкование, которое совместимо с повелительной цензурой желания спать. Например, это соловей, а не ласточка, ибо ес­ли это ласточка, то сон кончен — наступило утро. Из всех доступных толкований раздражение избирает лишь то, которое может быть приве­дено в наиболее тесную связь с желаниями, имеющимися налицо в душе. Таким образом, все заранее строго обусловлено и ни в коем слу­чае не зависит от произвола.

Если внешние нервные и внутренние физические раздражения до­статочно интенсивны для того, чтобы вызвать психическую реакцию — поскольку последствиями их являются сновидения, а не пробужде­ние, — они представляют собой основу для образования сновидений и твердое ядро в его материале, к которому подбирается затем соответст­венное осуществление желания таким же образом, как и посредствую­щие представления между двумя психическими раздражениями. Это справедливо для большинства соматических элементов. В некоторых сновидениях соматический элемент преобладает в их содержании. В этом крайнем случае ради образования сновидения пробуждается даже далеко не интенсивное желание, но сновидение не может изобра­зить желания иначе, кроме как в осуществленном виде. Ему предстоит как бы задача решить, какое желание выбрать для этого. Если ощуще­ния носят болезненный или неприятный характер, то они еще не могут быть сочтены пригодными для образования сновидения. В распоряже­нии душевной жизни имеются желания, осуществление которых вызы­вает неприятные чувства; это представляется непонятным, но может быть объяснено наличием двух психических инстанций и цензуры между ними.

В душевной жизни, как мы уже слышали, бывают оттесненные же­лания, относящиеся к первой системе, против осуществления которых борется вторая система. Желания эти, однако, не уничтожаются; уче­ние об оттеснении, необходимое в психоневротике, утверждает, что такие оттесненные желания продолжают существовать, но наряду с ними появляется и гнет, отодвигавший их. Мы выражаемся вполне правильно, когда говорим о «подавлении» таких импульсов. Когда такое подавленное желание осуществляется, сброшенный гнет второй системы проявляется в форме неприятного чувства. Резюмирую эту

мысль: когда во сне появляются неприятные ощущения из соматичес­кого источника, то сновидение пользуется этим для осуществления ка­кого-либо подавленного желания — при большем или меньшем учас­тии цензуры.

Такое положение вещей объясняет целый ряд сновидений о страхе, между тем как другой ряд сновидений, противоречащих, по-видимому, теории желания, обнаруживает наличие другого механизма. Страх в сновидениях может быть психоневротическим; он может проистекать из психосексуальных раздражений, причем сам он соответствует оттес­ненному libido. Тогда страх этот, как и все сновидения о нем, получает значение невротического симптома, и мы стоим на пороге крушения тенденции осуществления желаний в сновидении. В других сновидени­ях ощущение страха дается соматическим путем (например, у легочных и сердечных больных при случайных затруднениях дыхания); тогда оно используется для осуществления в сновидении таких энергично подав­ленных желаний, проявление которых в сновидении по психическим мотивам имело своим последствием то же ощущение страха. Объеди­нить эти, по-видимому, два различных случая вовсе нетрудно. Из двух психических явлений, аффекта и представления, одно, более интенсив­ное, вызывает другое и в сновидении; иногда соматически обусловлен­ный страх пробуждает подавленное желание, иногда же пробужденное и связанное с сексуальным возбуждением представление вызывает по­явление страха. О первом случае можно сказать, что соматически обу­словленный аффект получает психическое толкование; в другом случае все имеет психическую основу, но подавленное содержание представ­ления легко заменяется соматическим толкованием, соответствующим ощущению страха. Трудности, возникающие здесь для понимания, имеют мало общего со сновидением; они проистекают из того, что мы этим утверждением затрагиваем проблемы появления страха и оттесне­ния его.

К наиболее влиятельным раздражениям внутреннего свойства от­носится, несомненно, общее самочувствие субъекта. Оно не обуслов­ливает содержание сновидения, но побуждает последнее производить выбор из материала, который служит для образования сновидения, приближая одну часть этого материала, соответствующую его сущнос­ти, и отодвигая другую. Кроме того, это общее самочувствие предыду­щего дня тесно связано с психическими остатками, играющими круп­ную роль в сновидении.

Когда соматические источники раздражения во время сна, иначе говоря, ощущения во время последнего, не обладают особою интенсив­ностью, то они, на мой взгляд, играют ту же роль в образовании снови­дения, что и свежие, но индифферентные впечатления предыдущего Дня. Я хочу этим сказать, что они привлекаются к образованию снови­дений лишь в том случае, если способны к соединению с содержанием

представлений психического источника. Они представляют собою де­шевый материал, применяемый всякий раз, как в нем ощущается по­требность; ценный материал, напротив того, нам предписывает харак­тер и цель своего применения. Это напоминает тот случай, когда, на­пример, меценат приносит художнику какой-нибудь редкий камень и поручает ему сделать из него художественное произведение. Величина камня, его окраска и чистота воды обусловливают самый характер про­изведения, между тем как при обильном материале, например мраморе, первенствующую роль играет не он сам, а идея художника. Лишь таким образом объясняется тот факт, что содержание сновидения, вызванно­го чрезвычайно интенсивными внутренними раздражениями, не по­вторяется во всех сновидениях и не имеется налицо в сновидении каж­дой ночи.

Свое мнение я постараюсь иллюстрировать примером, который вернет нас снова к толкованию сновидений. Однажды я старался по­нять, что означает ощущение связанности, невозможности сойти с места, спешка, недоделанность и т.д., которое так часто снится челове­ку и которое столь близко связано со страхом. В другую ночь мне при­снилось следующее: Не совсем одетый, я иду из квартиры в нижнем эта­же по лестнице на верхний этаж. Я перепрыгиваю через три ступени и удивляюсь, что так легко могу подниматься по лестнице. Внезапно я ви­жу, что навстречу мне вниз по лестнице идет горничная. Мне становится стыдно, я спешу, и вдруг появляется чувство связанности — меня словно приковывают к ступеням, и я не могу сойти с места.

Анализ: Ситуация сновидения заимствована из повседневной дей­ствительности. У меня в Вене две квартиры, разделенные между собой лестницей. В партере у меня приемная и кабинет, а во втором этаже жилые комнаты. Когда я поздно вечером засиживаюсь за работой, я по­дымаюсь ночью по лестнице к себе в спальню. Вечером накануне сно­видения я действительно поднялся по лестнице не совсем одетый — я снял воротник, галстук и манжеты; в сновидении же это превратилось чуть ли не в полное неглиже, хотя и довольно туманное. Перепрыгива­ние через ступеньки — моя всегдашняя привычка; сновидение, впро­чем, осуществляет одно из моих желаний, так как с легкостью ходьбы по лестницам я убеждаюсь в хорошем состоянии своего сердца. Далее, такая привычка подниматься по лестнице представляет собою резкий контраст с чувством связанности во второй половине сновидения, она показывает мне (это не требует даже доказательств), что сновидение чрезвычайно легко представляет себе моторные действия во всем их со­вершенстве: достаточно вспомнить хотя бы о летании в сновидении.

Лестница, по которой я подымаюсь, не похожа, однако, на лестни­цу моего дома; сначала я ее не узнаю, и только прислуга, попадающая­ся мне навстречу, показывает, где я нахожусь. Прислуга эта — горнич­ная одной пожилой дамы, у которой я бываю два раза в день и делаю

инъекции; лестница в сновидении очень похожа на ту, по которой я по­дымаюсь там ежедневно.

Какое отношение имеют, однако, эта лестница и эта женщина ко всему сновидению? Чувство стыда за небрежный туалет носит, несо-' мненно, сексуальный характер; горничная, которая мне приснилась, гораздо старше меня, ворчлива и безусловно непривлекательна. В ответ ' За этот вопрос мне приходит в голову мысль: когда я утром прихожу в 1 этот дом, у меня обычно*на лестнице начинается кашель и отхаркива­ние, отхаркиваю я обычно на лестницу. На последней нет ни одной плевательницы, и я придерживаюсь той точки зрения, что чистота лестницы может соблюдаться не за мой счет, что именно и побудит до­мовладельца скорее приобрести плевательницу. Привратница, тоже старая ворчливая женщина, обладающая, однако, преувеличенным стремлением к опрятности, придерживается в этом отношении другой точки зрения: она сторожит, не позволю ли я себе снова указанной вольности, постоянно ворчит, уличив меня на месте преступления, и обычно несколько дней после этого со мною не здоровается. Накануне сновидения привратница получила подкрепление в лице горничной.

Я, как всегда, торопился закончить инъекцию и собирался уже ухо­дить, когда в передней меня остановила прислуга и сказала: «Доктор, вы бы вытирали ноги, прежде чем входить в комнаты. Красный ковер весь грязный от ваших сапог». Вот несомненная причина к появлению в моем сновидении лестницы и горничной.

Между моим перепрыгиванием через ступени и отхаркиванием на лестнице имеется тесная связь. Катар горла и сердечная болезнь пред­ставляются в одинаковой степени наказанием за порок курения, отно­сительно которого я слышу аналогичные упреки от своей супруги.

От дальнейшего же толкования я должен отказаться до установле­ния общих оснований, вызывающих типические сновидения. О не­брежной одежде замечу только, что ощущение связанности в сновиде­нии появляется каждый раз, когда какая-либо ассоциация испытывает в нем необходимость. Особое состояние моей подвижности во сне не может быть причиной этого сновидения, так как за момент до этого мне ведь снилось, что я с легкостью перепрыгиваю через ступени.

г) Tummeckue сновидения

В общем говоря, мы не можем истолковать сновидение другого че­ловека, если он не желает выяснить нам бессознательные мысли, скры­вающиеся позади сновидения; это наносит тяжелый ущерб практичес­кому применению нашего метода толкования сновидений. Однако в противоположность свободной воле индивидуума создавать ориги­нальные сновидения и тем самым делать их недоступными пониманию

других, существует довольно значительное количество сновидений, ис­пытываемых почти каждым в совершенно одинаковой форме; мы при­выкли предполагать даже, что они у каждого человека имеют одинако­вое значение. Особенно интересны эти типические сновидения тем, что они, по всей вероятности, проистекают у всех людей из одинаковых источников, т.е., по-видимому, чрезвычайно пригодны для выяснения характера этих источников.

Типические сновидения заслуживают самого подробного рассмот­рения. Я, однако, коснусь лишь некоторых сновидений такого рода и прежде всего обращусь к так называемому сновидению о наготе и к сновидению о смерти близких родственников.

Сновидение о том, что человек, голый или дурно одетый, разгули­вает в присутствии других, наблюдается и без всякого сопутствующего чувства стыдливости. Однако сновидение о наготе интересует нас лишь в том случае, когда вместе с ним субъект ощущает стыд и смущение и хочет убежать или спрятаться и при этом испытывает своеобразное чув­ство связанности — он не может двинуться с места или не может изме­нить неприятной ситуации. Лишь в этом смысле сновидение типично: содержание его в других отношениях может представлять самые раз­личные вариации и индивидуальные особенности. Речь идет, главным образом, о неприятном ощущении стыда, о том, что субъект хочет скрыть свою наготу, но не может. Я думаю, что большинству моих чи­тателей прекрасно знакомо такое сновидение.

Характер «неглиже» обычно чрезвычайно неопределенен. Хотя и слышишь часто, «я была в сорочке», но это очень редко снится в отчет­ливом виде; большая часть «неглиже» настолько смутна, что она пере­дается в последующем рассказе альтернативой: «Я была либо в сорочке, либо в нижней юбке». Дефекты туалета обычно не настолько сущест­венны, чтобы оправдать довольно интенсивное чувство стыда. Для того, кто носит офицерский мундир, нагота часто заменяется незначи­тельным нарушением формы. «Я иду по улице без шашки и вижу офи­церов» или «иду без галстука», или «на мне полосатые брюки» и т.п.

Люди, которых стыдится спящий, по большей части всегда чужие. Никогда в этих типических сновидениях не наблюдается, что дефекты туалета, вызывающие такого рода стыдливое чувство, замечаются кем-либо или влекут за собою какие-нибудь последствия. Люди делают, на­оборот, совершенно безразличные физиономии или, как я подметил в одном чрезвычайно отчетливом сновидении, носят как бы торжествен­но чопорные маски. Это наводит на размышление.

Чувство стыдливости у спящего и безразличие встречаемых людей образуют противоречие, часто вообще проявляющееся в сновидении. Ощущению спящего должно было бы соответствовать удивление, ос­меяние или даже возмущение со стороны окружающих. Я полагаю, од-

нако, что эта необходимая особенность устраняется осуществлением желания, между тем как другая, сдерживаемая какой-то силой, продол­жает оставаться — и обе они не гармонируют друг с другом. У нас име­ется одно интересное доказательство того, что сновидение, в своей час­тично искаженной осуществлением желания форме, не встречает пра­вильного понимания. Это сновидение послужило основой одной сказки, известной в изложении Андерсена: «Новое платье короля». В этой сказ­ке рассказывается о двух обманщиках, которые соткали для короля драгоценное платье, видимое, однако, лишь добрым и верным поддан­ным. Король выходит на улицу в этом невидимом платье, и, преиспол­ненные магическою силою, все делают вид, будто не замечают наготы короля.

Последнее воспроизводит, однако, ситуацию нашего сновидения. Не нужно особой смелости, чтобы утверждать, что непонятное содер­жание сновидения дает повод к представлению о наготе, в котором вспоминаемая ситуация находит свой смысл. Ситуация эта вместе с тем лишается своего первоначального значения и служит чуждой ей цели. Мы услышим, однако, что такое понимание содержания сновидения сознательным мышлением двух психических систем наблюдается очень часто и должно быть признано фактором окончательного формирова­ния сновидения; мы узнаем далее, что при образовании навязчивых представлений и фобий доминирующую роль играет такое же понима­ние: опять-таки в сфере той же самой психической личности. Мы мо­жем и относительно нашего сновидения сказать, откуда взять им мате­риал для превращения. Обманщики — это сновидение, король — сам спящий, а морализирующая тенденция обнаруживает смутное созна­ние того, что в скрытом содержании сновидения речь идет о недозво­ленных желаниях, подвергшихся процессу оттеснения. Общий ком­плекс, в котором проявляются такие сновидения в моих анализах нев­ротиков, не оставляет никакого сомнения по поводу того, что в основе сновидения лежит воспоминание раннего детства. Лишь в детстве было время, когда мы показывались перед нашими близкими, воспитателя­ми, прислугой и гостями недостаточно одетыми и в то время не стыди­лись своей наготы1. У многих детей можно наблюдать даже в старшем возрасте, что раздевание отнюдь не вызывает у них чувства стыда. Они смеются, прыгают, хлопают себя по телу — мать запрещает им это де­лать, говорит: «Фу, как тебе не стыдно». Дети обнаруживают часто экс­гибиционистские наклонности. Пройдитесь по любой деревне, и вы обязательно увидите 3—4-летнего ребенка, который, как бы в честь ва­шего прихода, обязательно поднимет рубашонку. У одного из моих па-

Ребенок играет роль и в упомянутой сказке: там неожиданно раздается голос маленькой девочки: «Да ведь он совсем голый!»

циентов сохранилось воспоминание об эпизоде его раннего детства: ему было восемь лет, и однажды, раздевшись перед сном, он захотел было отправиться в рубашке к своей маленькой сестренке в соседнюю комнату, но прислуга преградила ему путь. В рассказах невротиков об их детстве раздевание перед детьми другого пола играет видную роль; с этим тесно связана мания параноиков, будто за ними наблюдают при одевании и раздевании. В половой психопатологии различаются груп­пы людей, у которых детское желание превращается в своего рода на­вязчивую идею, — это эксгибиционисты.

Это детство, лишенное чувства стыда, кажется нам впоследствии своего рода раем, а ведь самый рай не что иное, как массовая фантазия о детстве человека. Поэтому-то в раю люди и ходят обнаженными и не стыдятся друг друга до того момента, когда в них пробуждается страх быть изгнанными из рая, — начинается половая жизнь и обычная рабо­та. В этот рай сновидение может нас переносить еженощно. Мы уже высказывали предположение, что впечатления раннего детства (в доис­торический период приблизительно до четырех лет) сами по себе требу­ют воспроизведения и что последнее является осуществлением жела­ния. Сновидения о наготе суть таким образом
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   31

Схожі:

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи