Предисловие к русскому изданию icon

Предисловие к русскому изданию




НазваПредисловие к русскому изданию
Сторінка14/19
Дата01.07.2012
Розмір4.8 Mb.
ТипДокументи
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот Д.doc
3. /психоанализ/З.Фрейд/~$ истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
4. /психоанализ/З.Фрейд/ВЛЕЧЕНИЯ И ИХ СУДЬБА.DOC
5. /психоанализ/З.Фрейд/Из истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
6. /психоанализ/З.Фрейд/Психопатология обыденной жизни.DOC
7. /психоанализ/З.Фрейд/Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращени.DOC
8. /психоанализ/З.Фрейд/СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА.DOC
9. /психоанализ/З.Фрейд/СТРОКИ БИОГРАФИИ.DOC
10. /психоанализ/З.Фрейд/Сознание и бессознательное.DOC
11. /психоанализ/З.Фрейд/ТРИ СТАТЬИ ПО ТЕОРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ.DOC
12. /психоанализ/З.Фрейд/Толкование сновидений.DOC
13. /психоанализ/З.Фрейд/Я и оно сознание и бессознат.DOC
14. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное Очерк истории психоан.DOC
15. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное.DOC
16. /психоанализ/З.Фрейд/вытеснение.DOC
17. /психоанализ/З.Фрейд/из книги толкование сновиден.DOC
18. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 1 15.DOC
19. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 16 28.DOC
20. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 29 35 введение в психоан.DOC
21. /психоанализ/З.Фрейд/случай невроза навязчивостиЧЕЛОВЕК-КРЫСА.doc
22. /психоанализ/М Кляйн/klein_zavist_i_blagodarnost.doc
23. /психоанализ/М Кляйн/Мелани Кляйн К вопросу маниак депрес состояний.doc
24. /психоанализ/Ненси Мак Вильямс Психоаналитическая диагностика.doc
25. /психоанализ/Обсессивный дискурс Вадим Руднев.doc
26. /психоанализ/Отто Кернберг/Кернберг Отто травма агрессия развитие.doc
27. /психоанализ/Отто Кернберг/Отто Кернберг Отношения любви.doc
28. /психоанализ/Салливан Г.doc
29. /психоанализ/Словарь по психоанализу Лапланш.doc
30. /психоанализ/Фромм Э Искусство любить.doc
Джозеф Вайсс
Дональдс Вудс Винникот разговор с родителями нестрашный психоанализ Винникотта
Влечения и их судьба
З. Фрейд. 1914-1915 г
З. Фрейд
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд сексуальная жизнь человека* [1]
Строки биографии
С. 184-188. Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд
З. Фрейд
З. Фрейд
Заметки об одном случае невроза навязчивости. (Случай Человека-Крысы) З. Фрейд. 1909 г
Мелани кляйн зависть и благодарность исследование бессознательных источников рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Маниакально-депрессивных состояний
Нэнси Мак-Вильямс
Вадим Руднев Обсессивный дискурс (патографическое исследование)
Отто Кернберг. Развитие личности и травма
Отто Ф. Кернберг
Предисловие к русскому изданию
Словарь по психоанализу Ж. Лапланш Ж. Б. Понталис
Исследование природы любви
проституткой, т. е. это было бы намного предпочтительнее, чем то, что обычно происходит. Не то, чтобы я считал проституток высокоразвитыми личностями другого пола; но если они за­рабатывают себе на жизнь, выходя на панель, и достаточно дружелюбно настроены, они, по крайней мере, прекрасно знают о проблемах возника­ющих у подростков в этой области и в обращении с ними смогут про­явить симпатию, понимание и поддержку; но, к сожалению, большинство подобных экспериментов осуществляются под руководством людей, ко­торые сами страдают тяжелыми отклонениями, хотя и несколько иного характера. С первым гетеросексуальным опытом подростка связано бес­численное множество крайне неприятных переживаний, которые порой очень серьезно отражаются на развитии личности в целом. Если ранее у человека не было никаких фантазий, обусловленных сексуальным жела­нием, или он избегал любых поведенческих проявлений, касающихся области гениталий (что практически однозначно свидетельствует о нали­чии у него первичной генитальной фобии, о которой я уже рассказывал), то можно с уверенностью утверждать, что при непосредственном сексу­альным контакте будет иметь место преждевременный оргазм; прежде­временное семяизвержение резко разрушает интеграцию и оставляет двоих в совершенно бессмысленной ситуации, хотя за несколько минут до этого они очень много значили друг для друга. Такая развязка крайне негативно отражается на самооценке мужчины и тем самым дает толчок еще более неблагоприятному процессу, который подчас завершается импотенцией. Воспоминание о столь травматичном происшествии, явля­ющееся предпосылкой для переживания тревоги, неизбежно приводит к одному из двух исходов: оно либо порождает упадническое убеждение, что то же самое произойдет и впредь, что он напрочь лишен 'мужествен­ности', что его потенция оставляет желать много лучшего; либо толкает его к неистовым попыткам доказать обратное, которые при условии до­статочно упорного повторения, способны привести к желаемому резуль­тату. Не будь в прошлом опыте подростка определенной генитальной активности и не обладай женщина исключительным талантом успокаи­вать мужчину, снижая его тревогу и даже сексуальное возбуждение, этот

Часть 2

преждевременный оргазм, по всей вероятности, стал бы весьма симво­личным началом его гетеросексуальной жизни. Нужно ли говорить, что по значению этот случай сопоставим с выпитым стаканом воды: если человек воспринимает это событие совершенно спокойно и рассматрива­ет происходящее с рациональной точки зрения, то оно не будет иметь абсолютно никакого значения, кроме того, что инцидент единожды имел место быть, и впоследствии выяснится, был ли это единичный эпизод или такая ситуация станет типичной. Типичной такая ситуация стано­вится редко, если только она не повлекла за собой прискорбных послед­ствий - не запечатлелась в качестве подтверждения полного отсутствия умения интегрировать ситуации, обусловливающие удовлетворение сек­суального желания, или как канал для появления некоторых других фе­номенов, о которых я еще буду рассказывать.

В других обстоятельствах при недостатке опыта и серьезном лично-

стном расстройстве желание может разрядиться в оргазме, как правило, только одного из партнеров; но сразу после удовлетворения динамизма желания и дезинтеграции ситуации, способствовавшей его реализации, обоих подростков или по крайней мере одного из них может охватить чувство вины, стыда или отвращения к другому. Это переживание никак нельзя назвать полезным приобретением, помогающим человеку научиться жить в нашем непростом мире. Гораздо реже встречается, но приводит к столь же негативным последствиям событие, относящееся к разряду пер­вых экспериментов с сексуальным поведением, однократное пережива­ние которого может вызвать гиперактивность высокого уровня. Тракто­вать его следует, основываясь на общей теории гиперактивности, любые проявления которой крайне губительны для человека. Поскольку сексу­альное желание имеет под собой очень мощный биологический базис и у некоторых даже на подростковой стадии систематически проявляется очень сильное влечение, такая гиперактивность может привести к зна­чительному снижению самоуважения из-за неприятных ситуаций, вы­званных то и дело проявляющимся осуждением со стороны окружаю­щих, и, наконец, потому, что гиперактивность подобного рода блокирует практически все общепринятые способы поддержания самооценки на до­статочно высоком уровне. Многие подростки, чья самооценка раньше зна­чительно колебалась в зависимости от успешности учебы, став студента­ми, ощутили ее резкое снижение, что, несомненно, было обусловлено их гиперактивностью по отношению к сексуальным объектам. Результатом стало переживание сильной тревоги, поскольку их исключительность уже в первом семестре оказывалась под угрозой.

Все эти разнообразнейшие проблемы, возникающие в подростковом периоде, толкают человека к неумеренному употреблению алкоголя, иг­рающего в нашей культуре роль психогигиенического поддерживающего средства, применение которого, однако, приводит к весьма печальным последствиям. Иногда мне кажется, что алкоголь - это величайшее из человеческих изобретений, являющееся основой существования и раз­вития западного общества. Я совершенно уверен, что ни одна из слож­ных, запутанных и тем не менее выдающихся общественных структур не смогла бы существовать достаточно долго, чтобы приобрести широкую известность и большой вес, если бы подавляющее большинство ее членов

252

Глава 17

не прибегало к помощи этого бесценного химического соединения, даю-

щего освобождение от нестерпимого гнета тревоги. Но присущее ему свой­ство облегчать тяготы человеческих проблем в определенных обстоятель­ствах может таить в себе серьезную уг-розу, что, как мне кажется, не требует дополнительных разъяснений. Как и многие другие на время исцеляющие, но никоим образом не снимающие тяжесть социальной от­ветственности средства, он дорого обходится пусть не всем, но очень мно­гим. Специфика алкоголя в том, что он практически сразу перекрывает протекание сложных, высокоразвитых референтных операций, особенно сравнительно недавних (которые еще не успели глубоко и обширно вне­дриться в процессы отражения окружающего мира), но при этом практи­чески не затрагивает более давние и фундаментальные динамизмы лич­ности. Он все больше разрушает систему самости, начиная с вновь при­обретенных и самых сложных ее функций. Поэтому личность в состоя­нии алкогольного опьянения в большей степени подвержена влиянию тревоги, но в действительности ее действие, как правило, ощущается уже потом, ретроспективно. Поскольку функция самости, вне всякого сомнения тесно связанная с возникновением тревоги, подавляется и раз­рушается алкоголем, в отличие от остающихся у человека воспомина­ний, как вы понимаете, его переживание тревоги носит ретроспективный характер. А проблемы, способствующие формированию у человека алко­гольной зависимости, как мне кажется, в первую очередь связаны с труд­ностями в сексуальной сфере, которые наиболее актуальны на подрост­ковой стадии развития личности.

Разделение желания и близости

А теперь мне бы хотелось рассмотреть такой крайне неблагоприят-

ный, но исключительно важный аспект развития в подростковом перио­де, как разделение интерперсональных взаимоотношений на отношения, основанные на желании, и те, интеграция которых способствует удовле­творению потребности в близости, т. е. мотивированные переживанием одиночества. Такое жесткое разделение свидетельствует о гораздо более серьезном личностном отклонении, чем просто классификация гетеро­филических объектов - например, на хороших и плохих женщин, о ко­тором я уже упоминал. Потребность в близости имеет глубокие корни и свою собственную историю поэтапного развития, тогда как возникнове­ние сексуального желания, а вместе с ним и соответствующих поведен­ческих проявлений - событие сравнительно недавнее. Последствия раз­вития этих двух видов интерперсональных взаимоотношений, которые едва ли можно считать параллельными процессами, являют собой благо­датнейшую почву для возникновения различных проблем, представляю­щих профессиональный интерес для психиатра. Некоторым из тех, кто оказался в такой печальной ситуации, приходится прибегать к сублима­ции (как мы продолжаем называть этот процесс) своего желания, что означает частично удовлетворять ее, сообразуясь с социально приемле­мыми целями. Мне бы хотелось еще раз подчеркнуть, что такой подход на самом деле представляет собой исключительно опасный перерасход

Часть 2

имеющегося потенциала, который порой приводит к весьма прискорб-

ным последствиям. Я не буду сейчас вдаваться в подробности, описывая, что в этом случае происходит с желанием. Но потребность в близости иногда проявляется следующим образом: представитель противополож­ного пола, во многом похожий на одного из родителей подростка, может стать предметом вполне зрелой <любви> и благоговения. Другим, хотя и не столь впечатляющим, примером является установление псевдоотно­шений по типу <брат-сестра>. Конечно же, наша культура изобилует многочисленными шутками и анекдотами, героиней которых становится девушка, старающаяся быть вам сестрой. Но вряд ли вы отдаете себе отчет в том, сколько несчастных подростков адаптируются к изменени­ям, сопровождающим процесс развития личности, завязывая такие псев­доотношения по типу <брат-сестра>, которые могут быть истолкованы окружающими как успешное продвижение по пути разрешения проблем, связанных с желанием и одиночеством. Другое изменение такого рода заключается в переработке и сохранении разделения девушек на плохих и хороших: все женщины хорошие - они слишком хороши; это настоль­ко возвышенные создания, что он просто не может подходить к ним с такими приземленными намерениями, как удовлетворение генитальных потребностей. И в то же время существует альтернативная тенденция, в рамках которой все женщины рассматриваются как крайне непривлека­тельные существа, пригодные только для строго определенных отврати­тельнейших действий, которые в результате становятся чисто формаль­ным занятием.

В ходе изменений, связанных с попытками отделить потребность в близости от потребности в генитальной интеграции, происходит форми­рование определенных личностных особенностей, которые мы несколько позже будем рассматривать, обозначив их термином диссоциация. Сре­ди людей с личностными особенностями подобного рода, несомненно ка­сающимися потребности в близости, встречаются такие, которым кажет­ся, что их неотступно преследуют лица противоположного пола, и они затрачивают массу времени, стараясь этого избежать. Другую катего­рию составляют так называемые женоненавистники - мужчины, край­не негативно относящиеся к любым, кроме самых поверхностных, контак­там с лицами другого пола. Когда желание диссоциируется, - а компо­ненты, входящие в структуру желания, диссоциируются очень часто, - такие поведенческие стратегии уже на подростковой стадии выливаются в затворнический образ жизни, что в некоторых случаях сопровождает­ся фантазиями, связанными с удовлетворением желания, а иногда и со­вершенной неосознанностью сексуальных потребностей. В последнем слу­чае установившаяся тенденция может привести к блокированию воспо­минаний о содержании всех снов, в которых, должно быть, происходило удовлетворение желания; другими словами, несмотря на ночные пол­люции, у человека не остается ровным счетом никаких воспоминаний о содержании сновидений. Столкнувшись с подобной ситуацией, человек начинает подозревать, что с ним произошло нечто исключительно пато­логическое. Другим проявлением этой же тенденции можно считать пе­реживание, которое я, исходя из мужской точки зрения, называю ужа­сом перед женскими гениталиями; хотя мужчина считает, что женщины

254

Глава 17

<это хорошо>, и ему многократно удавалось найти к ним нужный подход, при попытке интеграции непосредственно интергенитальной ситуации мужчиной овладевает поистине сверхъестественное чувство, полностью его парализующее. Как я уже говорил, все сверхъестественные эмоции, составляющие персонификацию не-Я, на данной стадии развития лично­сти определенно свидетельствуют о наличии в структуре личности серь­езной диссоциации. Еще одним возможным способом освобождения от напряжения желания является обращение к гомосексуализму; при этом человек может испытывать симпатию, равнодушие или антипатию к парт­неру, отвращение или восхищение по отношению ко всей ситуации в целом.

Что касается данной конкретной группы отклонений в развитии,

нужно также упомянуть о случаях, когда в реализации генитальных по­буждений оказываются задействованы существа, стоящие на более низ­ких ступенях эволюционной лестницы, чем человек, т. е. в качестве по­ловых партнеров используются животные или люди, предубежденное отношение к которым не позволяет считать их таковыми в полной мере. В крайне редких случаях изобретательность людей, страдающих пер­вичной генитальной фобией, проявляется в конструировании так назы­ваемых приспособлений для мастурбации. Этот феномен, привлекает куда более пристальное внимание, чем он того заслуживает и, предположи­тельно, может представлять немалый интерес для изучения параноид­ных состояний. Дело в том, что он действительно, хотя и лишь эпизоди­чески, встречается при параноидных состояниях на более поздних ста­диях развития, но нужно признать, что существует тенденция переоце­нивать взаимосвязь между этими феноменами.

Изолированный подросток

И наконец, мне хотелось бы рассмотреть весьма тяжелый случай - изоляцию на подростковой стадии, кардинальным образом отличающую­ся от отклонений в развитии, которые мы с вами только что обсуждали. Изоляция в подростковом периоде затронула многих из тех, с кем мы встречаемся в повседневной жизни или с кем психиатр сталкивается в своей практике. Вероятно, из-за ограниченности среды общения или из­за специфики обстановки в семье, либо по каким-то иным причинам изо­лированному подростку, как правило, не с кем вступить в контакт, и, следовательно, он оказывается лишен возможности установить близкие отношения с лицом другого пола, находящимся примерно в той же фазе развития. С теоретической точки зрения немалый интерес представляет прогрессивная динамика грез, свойственных таким людям; в момент пере­хода из предподросткового в подростковый период, объектом их постоян­ных фантазий становится противоположный пол. Степень вовлеченности в эти фантазии скрытых процессов сексуального желания главным обра­зом обусловливается тем, насколько различные воспитательные воздей­ствия, играющие роль промежуточного звена, сформировали основу для явных процессов. Иногда встречаются люди, у которых вследствие их изоляции так и не сформировались грезы, непосредственно связанные с

255

Часть 2

желанием, поэтому появившийся динамизм желания реализуется пре­имущественно во сне. Что само по себе отнюдь не свидетельствует о на­личии сколь-нибудь тяжелого личностного расстройства. Если бы мы могли исследовать несколько оказавшихся в изоляции людей (или если бы они, несмотря на недостаток опыта, оказались красноречивыми рассказчика­ми, что случается крайне редко), то было бы интересно узнать, как в ночных сновидениях отражается протекание скрытых процессов, свя­занных с удовлетворением сексуального желания. Некоторые из изоли­рованных подростков заменяют настоящий интерперсональный опыт гре­зами, в которых они взаимодействуют с воображаемыми четко персони­фицированными приятелями, и этот исключительно внутренний источ­ник идеализированных характеристик может возвести мощный барьер, мешающий впоследствии найти человека, вполне подходящего, по их мнению, для установления длительных интерперсональных взаимоотно­шений.

Фиксация предподростковой направленности потребности в близости

Я уже говорил, что вместе с развитием динамизма желания, хотя и не всегда параллельно с ним, происходит весьма благоприятное изменение: перенос направленности потребности в близости на человека, не похоже­го на самого подростка, представителя другого пола. А теперь мне хочет­ся обратить ваше внимание на частный случай этого этапа развития, когда динамизм желания формируется, но при этом направленность потребности в близости остается соответствующей предподрост­ковому периоду. В этой ситуации к стремлению заботиться и оберегать своего друга того же пола примешиваются все побуждения динамизма желания, характеризующиеся влечением к генитальному контакту с кем­либо или чем-либо. Подобная ситуация, как правило, приводит к интег­рации временных или постоянных гомосексуальных интерперсональных взаимоотношений, предполагающих различные пути разрядки гениталь­ного напряжения. Первый способ реализации сексуального желания пред­ставляет собой осознаваемые гомосексуальные грезы, сопровождаемые всевозможными предосторожностями, позволяющими, хотя бы отчасти защитить самоуважение причастного к этому человека. Обычно это со­провождается аутогенетальным удовлетворением желания, при этом за­частую можно наблюдать отчуждение или равнодушие к лицам противо­положного пола и некоторую отстраненность в контактах со своим полом. Таким образом, несмотря на наличие тенденции к удовлетворению же­лания в изофилической или моносексуальной диаде, осуществлению со­ответствующего поведения препятствует либо отсутствие поощрения вза­имного генитального удовлетворения, либо неспособность распознать при­знаки такого поощрения, а в некоторых случаях у подростка присутст­вует такой страх перед промежностью, что осуществление каких-либо сексуальных действий становится абсолютно невозможным. Таким обра­зом, сексуальное желание, сопровождающееся свойственной предподро­стковому периоду направленностью потребности в близости, дает им-

256

Глава 17

пульс фантазиям, которые можно оценить как гомосексуальные, сопро­вождаемым всевозможными защитными, обеспечивающими безопасность действиями, нацеленными на предотвращение распространения какой­либо информации или возникновения подозрений. Но сексуальное жела­ние так или иначе должно быть удовлетворено; для этого практически все прибегают к одному и тому же средству - самоманипуляции. Вмес­те с этим мальчики нередко демонстрируют или активное избежание, или полное равнодушие по отношению к девочкам, хотя один из самых надежных способов замаскировать свои истинные побуждения заключа­ется в том, чтобы найти женщину, способную создать у окружающих впечатление о вполне нормальном развитии подростка, но в то же время не воспринимающую его как мужчину. В такой ситуации практически всегда наблюдается увеличение социальной дистанции между данным подростком и всеми остальными мальчиками, за исключением только друга, являющегося объектом его грез. Между прочим, хотя то, о чем у нас сейчас шла речь, в первую очередь относилось к мальчикам, анало­гичные процессы и их проявления можно обнаружить и у девушек.

Другой путь реализации генитальных потребностей в такой ситуации - это осознаваемые гомосексуальные грезы, связанные с неадекватным поведением, цель которого - замаскировать их, а также с сильной тре­вогой, вызванной воображаемым или настоящим отказом. Это приводит к проявлениям злобы или к <стыду перед мастурбацией> и еще целому ряду мучительных переживаний, которые подростку очень нелегко вы­разить; но он знает, или почти уверен, что причиной всех его страданий так или иначе являются гомосексуальные грезы.

Третьей проблемой, с которой сталкивается подросток в подобных обстоятельствах, может оказаться ситуация наличия скрытых, недоступ­ных сознанию процессов, - неосознаваемых процессов, если использо­вать несколько устаревший термин, - сопровождаемых псевдогетеро­сексуальным поведением; при этом может наблюдаться снижение числа контактов с лицами своего пола, а возможно, что никаких изменений не произойдет. Такое положение вещей часто предвещает вечный поиск 'иде­альной' женщины (или 'идеального' мужчины, если речь идет о женщи­не), сопровождаемый бесконечными разочарованиями из-за несовершен­ства каждого нового кандидата на эту роль. Подобная ситуация создает все предпосылки для возникновения крайне дискомфортного напряже­ния ревности. Ревность, как мне кажется, в некоторых аспектах еще бо­лее нежелательное переживание, чем тревога; такое заявление с моей стороны, по всей вероятности, является некоторым преувеличением, по­скольку тревога, по крайней мере сильная тревога, чрезвычайно нежела­тельна. Но, как подсказывает мой опыт общения с людьми, обуреваемы­ми ревностью, страдания, испытываемые при этом человеком, сравнимы разве что с муками христианского ада.

Тем не менее еще одним способом разрешения ситуации, когда по­требность в близости зафиксировалась на лицах своего пола, может быть обращение к гомосексуализму, что, впрочем, либо сопряжено с такой ни с чем не сравнимой тревогой, что едва ли можно говорить о каком бы то ни было удовлетворении сексуального желания, либо вызывает такие связанные с ненавистью и недоброжелательностью побуждения, что даже

257

9 Салливан

Часть 2

при условии более или менее систематической реализации генитального желания самым ярким воспоминанием об этом, становятся всплески зло­бы. И наконец, вследствие продолжительной изофилической близости у подростка может сформироваться соответствующая его потребностям устойчивая гомосексуальная ориентация. Иногда это происходит посред­ством научения методом проб и ошибок, чаще всего - на основании чу­жого примера.

Каждый из предложенных мною вашему вниманию пяти вариантов допускает гетеросексуальные действия, не приносящие удовлетворения, однако обеспечивающие некоторую безопасность. В наименьшей степени ориентирован на маскировку своих истинных стремлений ярко выражен­ный гомосексуализм, связанный с переживаниями сильной тревоги и зло­бы. Можно, однако, привести множество примеров того, как люди в конце концов обзаводятся своим домом и гражданской женой или проходят че­рез все испытания законного брака и даже воспитывают детей, но все это делается преимущественно для того, чтобы обезопасить свою жизнь.

Развитие динамизма желания у людей с застреванием в ювенильной эре

Помимо ситуаций, когда при адекватном развитии динамизма жела-

ния направленность потребности в близости остается на уровне предпод­росткового периода, встречаются также случаи, когда динамизм жела­ния формируется у человека, еще не достигшего предподростковой стадии. Другими словами, человек, задержавшийся в своем развитии в ювенильной эре, достигает момента созревания динамизма желания и начинает действовать. Задержка на ювенильной стадии для людей, жи­вущих в наше время и в нашей культурной среде, вовсе не свидетельст­вует о наличии какого-то редкого отклонения в развитии. Доказательст­вом может служить последующее превращение некоторых из такого типа людей в тех, кого я называю <дамскими угодниками>, зафиксировавши­мися на ювенильной стадии. Вероятно, всем вам хорошо известна исто­рия Дон Жуана, а также то, как часто феномен Дон Жуана упоминается в психиатрической литературе; на основании моего собственного опыта работы с такими людьми я могу с уверенностью утверждать, что они, несомненно, относятся к категории задержавшихся на ювенильной ста­дии, но при этом испытывающих сексуальное желание. Я мог бы подроб­но описать другие проявления, отражающие этот же феномен, восполь­зовавшись сленговой терминологией: примерами такого рода являются женщины, обычно именуемые <соблазнительницами> и мужчины, кото­рых я называю <охотниками за девственницами>. Эти люди имеют более или менее выраженную склонность к хвастовству, испытывают ненасыт­ный интерес к порнографии и считают необходимым чувствовать себя желанными для своих мужчин или женщин. В жизни я знал нескольких из них, имевших в своем распоряжении нечто вроде <конюшни>, где со­держались разные люди, использовавшиеся для достижения различных целей, при этом некоторые из них предназначались для <появлений на людях>. Подобные поступки свидетельствуют о том, что сексуальное

258

Глава 17

желание сформировалось у человека, чей переход на предподростковую стадию развития был заранее обречен на неудачу. В описанных мною ситуациях люди, вместо того чтобы впадать в крайне тяжелое болезнен­ное состояние (что не так уж редко встречается, когда подростковые из­менения затрагивают лиц с серьезными личностными нарушениями), трансформировали свое желание в несколько иное русло.

Динамизм желания

как психобиологическй интегративный аппарат

Я уже предложил вам несколько более или менее типичных вариантов ситуаций, возникающих у людей с прогрессирующими затруднениями в развитии на подростковой стадии в связи с формированием динамизма желания, хотя эти затруднения еще не переходят в серьезные личностные нарушения. А теперь, поскольку мы с вами от проблем развития будем постепенно переходить к проблемам адаптации к среде, мне бы хотелось рассмотреть желание как динамизм в надежде, что вы еще не совсем забы­ли наш давний разговор о понятии динамизма. Желание - это пример динамизма, своеобразие которого обусловливается многими факторами, в частности тем, что его появление приходится на момент, когда и референт­ный аппарат, и способность мыслить и осуществлять коммуникацию уже не только заложены, но и достаточно хорошо развиты. Возможно, вы помните, как в ходе разговора о понятии динамизма, я подчеркивал, что человечес­кие динамизмы - это относительно устойчивые паттерны, которые, по край­ней мере иногда, отражают постнатальное происхождение и всегда - изме­нение посредством новых переживаний, в приобретении которых они игра­ют важнейшую роль. Потом мы с вами отметили, что все динамизмы кон­цептуализируются по двум основаниям: к первому из них относятся те, которые концептуализированы на основании связи с многочисленными ви­дами периодически возникающего напряжения и проявлениями которых служат интегративные, разъединяющие и изолирующие тенденции, а к другому - концептуализированные на основании процессов трансформа­ции энергии, характерных для каждой конкретной зоны взаимодействия.

Динамизм желания - последний, наиболее яркий и выразительный

из всех динамизмов, но в то же время, по-видимому, являющийся моде­лью каждого из них, проще всего может быть представлен как структура аппарата, обусловленного строением человеческого организма. Это чисто психобиологическая и тем не менее очень важная точка зрения. Рассма­тривая желание исключительно как свойство организма, т. е. с позиций психобиологии, в нем можно выделить три интегративных аппарата.

Под интегративным аппаратом я понимаю структуру ткани и функции, поддерживающие целостность психобиологического организма. Этими тре­мя интегративными аппаратами являются: эндокринная система, или си­стема желез внутренней секреции; вегетативная нервная система и цен­тральная нервная система.

Первый аппарат, а именно эндокринная система, обеспечивает пре­вращение организма в единое целое путем добавления в циркулирую­щие по телу человека жидкости сильнодействующих химических веществ.

259

Часть 2

Если говорить о динамизме желания, то выплеск этих веществ в кровь детерминирует появление у вас внешних признаков сексуального воз­буждения, недостаток которого сделает вас несостоятельным в этом во­просе. Таким образом, именно эндокринная система регулирует содер­жание тестостерона - синтетического химического элемента, тесно свя­занного с некоторыми из вырабатываемых яичками гормонов - и таким образом обусловливает внешние проявления желания у мужчины. Мо­жет быть выделен соответствующий нативный гормон, при этом его впры­скивание в кровь женщины также вызывает нечто, напоминающее жела­ние. Даже мужчина, интерперсональные импульсы которого никогда ра­нее не подвергались экспресс-исследованиям, не раздумывая сказал бы вам, что желание у него возникает под действием тестостерона. Однако эндокринный механизм - это еще не все: только лишь циркуляции в крови и лимфе сильнодействующих химических веществ недостаточно для появления сексуального желания.

Следующим важнейшим интегративным аппаратом, входящим в струк-

туру динамизма желания, является вегетативная нервная система, кото­рую принято разделять на автономную и симпатическую системы. Та­ким образом, у мужчин к моменту достаточного увеличения семенников проявляется нетерпение и при прочих соответствующих обстоятельст­вах возникает желание; нечто аналогичное происходит и с женщинами, сексуальное желание у которых проявляется примерно в период первого менструального цикла. Если в работе вегетативной части этого колос­сального интегративного аппарата происходит сбой, то человек может чувствовать желание, но при этом у него отсутствуют определенные физиологические проявления, необходимые для его удовлетворения, та­кие как увлажнение вагины или эрекция пениса.

И третьим важнейшим интегративным аппаратом, лежащим в основе динамизма желания, является центральный нервный интегративный ап­парат. Вероятно, у каждого человека был в жизни такой момент, когда при взгляде на произведение искусства он мгновенно испытал сексуаль­ное возбуждение. Не так уж трудно вызвать сексуальное желание, если предоставить человеку возможность наблюдать определенные вещи, ко­торые находят отклик в деятельности интегративного аппарата централь­ной нервной системы, а также включают в себя широкий ряд символиче­ских операций, весьма далеких, я бы сказал, от влияния уровня тестос­терона. Не будь этого аппарата, человек так никогда бы и не узнал, что означает это желание, если бы что-то не задело его генитальный аппа­рат. Если бы двое интеграторов в этот момент активно занялись делом, он, вне всякого сомнения, отреагировал бы на это определенным образом, едва ли испытал удовольствие от этого.

Динамизм желания как система зон взаимодействия

Итак, я подхожу к гораздо более актуальной с точки зрения психиа­трии области - я собираюсь рассмотреть динамизм желания как сис­тему зон взаимодействия. Когда мы раньше затрагивали проблему зон взаимодействия, мы утверждали, что все зоны взаимодействия с окру-

260

Глава 17

жающей средой, относящиеся к пограничной области между психобио­логией и психиатрией, характеризуются тремя важными группами их компонентов: рецепторами, эдукторами и эффекторами. А теперь поз­вольте мне вкратце сформулировать несколько идей, касающихся ком­понентов динамизма желания, - формирующегося позже всех других важнейших динамизмов, - который полностью удовлетворяет критери­ям зоны взаимодействия с окружающей средой.

С рецепторами в динамизме желания связаны генитально-тактиль-

ный и генитально-висцеральный компоненты, а также компонент <эро­генных зон>. Специфика тактильной чувствительности половых орга­нов такова, что при воздействии на нежную слизистую оболочку генита­лий любого раздражителя - будь то руки партнера, ширинка брюк или даже такой микроорганизм, как трихомонада - у человека тут же воз­никают весьма острые ощущения, непосредственно связанные с гени­тальной областью. Несмотря на то что эти ощущения появляются доста­точно рано, в отдельных случаях уже в позднем младенчестве, частью динамизма желания они становятся значительно позже, когда формиру­ются два других типа рецепторов.

Кроме генитально-тактильных ощущений рецепторный компонент динамизма желания включает генитально -висцеральный элемент, им­пульсы которого поступают по совершенно иным каналам, тем не менее он, так же как и два других, участвует в появлении желания. Иными словами, переживание желания так же часто возникает вследствие на­пряжения в гладких мышцах, как и в результате стимуляции отдельных тактильных областей. Например, желание, появляющееся у мужчины может быть вызвано напряжением в семенниках или в простате, или в обеих областях одновременно, а у женщины его стимулирует напряже­ние в фаллопиевых трубах, в слизистой матки или влагалища.

Актуализирующиеся после развития динамизма желания области, передающие важнейшие импульсы, могут рассматриваться как внешние по отношению к двум уже описанным источникам ощущений, поступаю­щих в центральную нервную систему. Это так называемые <эрогенные зоны> тела, одни из которых обусловлены строением тела, а другие - переживаниями, имеющимися в опыте человека. Одна из эрогенных зон охватывает область промежности. У женщин к эрогенным зонам, как правило, относятся соски. Другими словами, любое прикосновение к по­верхности сосков, так же как и стимуляция гениталий или напряжение во внутренних органах, запускает действие динамизма желания. Но не­зависимо от пола эрогенной зоной может быть любой участок тела чело­века, хотя 'индивидуальные' различия все-таки достаточно велики и за­висят от предшествующего опыта. Вот, собственно, и все, что я хотел сказать о рецепторном компоненте зон взаимодействия.

А теперь мы вкратце обсудим эдукторный компонент системы зон взаимодействия, называемой динамизмом желания. Спирман (Spearman^ в свое время сформулировал эдукцию взаимосвязей, выделенных в посту­пающей в мозг информации, как основу для знания - одно из самых глубоких и существенных для психиатра наблюдений за природой и про­явлениями человеческого интеллекта. Говоря об эдукторном компоненте зон взаимодействия, я имею в виду знание, - понимание, интерпретацию,

261

Часть 2

узнавание и обдумывание целей, - являющееся составляющей динамиз-

ма желания, который мы с вами сейчас рассматриваем как систему зон взаимодействия. Можно выделить три основных элемента процесса, про­текающего в области, именуемой <мозгом>, функционированием которой мы обычно объясняем способность понимать, что происходит и что нам в связи с этим следует делать. Я говорю о фасилитирующих, предупреди­тельных и тормозящих референтных процессах. Первый из них детерми­нирует идентификацию ситуаций, способных интегрироваться в соответ­ствии с тенденциями динамизма желания. Нелишне будет отметить, что очень многие люди прилагают большие усилия к развитию фасилитирую­щих символических операций в том, что касается интеграции ситуаций, направленных на разрядку сексуального напряжения. Предупредитель­ная активность позволяет нам скрыть истинную сексуальную подоплеку своего поведения, и именно благодаря ей нам чаще всего удается избегать неудобных положений. Тормозящие процессы затрудняют или полностью блокируют трансформацию совокупной деятельности рецепторного аппа­рата в состояние сексуального желания. Любому представителю западной культуры присущ высокий уровень развития аппарата, выполняющего функцию торможения интеграции ситуации, связанной с удовлетворени­ем желания, если интеграция такого рода вступает в конфликт с системой самости или с ее составляющими. Я думаю, что каждый человек, оглянув­шись на свое прошлое, может вспомнить периоды не покидавших его му­чительного беспокойства и дискомфорта и с высоты нынешнего опыта объ­яснить их присутствием неосознанного желания; причем его неосознан­ный характер определяется не сложностью опознания желания как тако­вого, а действием мощного импульса, затрудняющего его узнавание.

Вот, наконец, мы и подошли к обсуждению того, что нам более всего знакомо из собственного опыта, - эффекторных компонентов зон взаимо­действия, связанных с динамизмом желания. Для самого общего анализа, не затрагивающего огромное множество интереснейших компонентов, я пред­лагаю вам рассмотреть пять из них. К первым относятся вазомоторно-эрек­торные эффекторные компоненты уретрально-генитальной зоны взаимо­действия с окружающей средой, зачастую впервые проявляющиеся в мо­мент рождения - хотя это и не всегда заметно - и в дальнейшем периоди­чески активизирующиеся на протяжении всей жизни человека. Эта слож­ная реакция включает блокирование оттока крови по венам и увеличение ее поступления, что характерно не только для гениталий, но и для носа и мно­гих других частей тела, однако половые органы и нос оказываются наиболее чувствительными, по крайней мере в этих обстоятельствах. Кроме того, вазомоторно-эректорные компоненты - равно как и те, которые возникают значительно позже, в период полового созревания - представляют собой чисто секреторные эффекторные компоненты уретро-генитальной зоны вза­имодействия и ее системы зон, к которым у мужчин относятся такие функ­ции, как выделение Куперовой железой густого мускуса, выполняющего функцию смазки, продуцирование простатой белковой жидкости, не столь густой консистенции, а также выработка эпидидимисом и, возможно, се­менниками сложной по составу питательной белковой жидкости. В жен­ском организме происходит выделение мускуса, концентрация ионов водо­рода в котором соответствует концентрации сперматозоидов.

262

Глава 17

В качестве другого важного эффекторного компонента следует рас­сматривать всю совокупность паттернов действий скелетной мускулату­ры, которые мы в научных целях объединяем под рубрикой <позы и дви­жения полового акта>. Позы и движения полового акта достаточно слож­ны. Они принадлежат к незначительной группе феноменов, косвенно под­тверждающих оправданность концепции инстинктов по отношению к че­ловеческому поведению, поскольку данные поведенческие паттерны фор­мируются без какого бы то ни было специального обучения, как будто в нас, живущих по законам культуры, оживает один из первобытных ин­стинктов.

В структуру эффекторного аппарата входит также формирующийся в период пубертатных изменений комплекс совокупных движений, осуще­ствляемых в состоянии оргазма; отдельные их элементы присутствуют и ранее, но в единый паттерн они интегрируются лишь на подростковой стадии. У мужчин в основе оргазменных движений в первую очередь ле­жит способность к конвульсивным сокращениям связанного с простатой отдела уретры, являющаяся врожденной и обеспечивающая мужчине воз­можность осуществлять мочеиспускание. В период полового созревания устанавливается тесная (с сенсорной или рецепторной точки зрения) вза­имосогласованность между этим процессом и спазмом стенок семенников. Таким образом, мы видим, что сокращения гладкой мускулатуры, единст­венной функцией которых ранее было выведение из организма очередной порции мочи, теперь регулируют и выброс семени из резервуара, тогда как до наступления пубертатного возраста подобная согласованность функ­ций у человека отсутствует. Все это сопровождается возникновением в психике четкого образа, отражающего исключительно специфичное пере­живание, которое сопутствует удовлетворению динамизма желания.

Кроме уже описанных существуют и другие эффекторные компонен-

ты зон взаимодействия, составляющих динамизм желания. Если сексу­альное желание успешно удовлетворяется, то посредством целого ряда изменений аппарат возвращается в исходное состояние покоя, по тради­ции называемое спадом. Кажется совершенно очевидным, что у женщин спад является несколько более длительным процессом, но при этом по­сле оргазма женские эрогенные зоны, в том числе груди, также умень­шаются и приходят в спокойное состояние. Как у мужчин, так и у жен­щин после возвращения аппарата в первоначальное состояние динамизм желания под влиянием внешней или внутренней стимуляции может сно­ва превратиться в могущественного организатора, в значительной мере определяющего человеческую способность взаимодействовать с событи­ями внешнего мира.

Динамизм желания как паттерн скрытых и явных символических событий

Итак, теперь мне хотелось бы представить динамизм желания не с

точки зрения интегративного аппарата и не как систему зон взаимодей­ствия, а как паттерн скрытых и явных символических событий, т. е. событий, которые можно рассматривать как нечто подразумеваемое или

263

Часть 2

наблюдаемое. Скрытые и явные символические события, относящиеся к

внешним проявлениям динамизма желания, включают прототаксичес-

кие, паратаксические и реже - синтаксические переживания. Пережи­вания прототаксического вида, которые можно легко наблюдать на при­мере первичной генитальной фобии, неизменно присутствуют в любой ситуации. По всей вероятности, именно в динамизме желания, как ни в одном другом, паратаксис играет роль основополагающего элемента сим­волических операций. Это происходит в связи с тем, что наша культура существенно ограничивает использование синтаксиса по отношению к сексуальному желанию. Переживание скрытых и явных символических событий можно распределить на шесть основных рубрик. Первая рубри­ка - наблюдение и идентификация следующего: (а) чувственные ком­поненты интегративной тенденции, т. е. непосредственно желание; (в) интерперсональная ситуация, в которую вовлечен 'объект' - предполо­жительно, другой человек, участвующий в интегрировании ситуации, на­правленной на разрядку сексуального напряжения, но лишь в фантазиях; (с) интерперсональная ситуация принципиально иного характера, т. е. не просто связанная с другим человеком, а учитывающая соответствие воз­можному удовлетворению желания, побочные факторы, под действием которых возбуждение может стать весьма несвоевременным (например, неуместность сильного сексуального возбуждения, направленного на во­дителя машины, движущейся в одном потоке с вашей); (d) интерперсо­нальная ситуация, характеризующаяся наличием тревоги, вне всякого сомнения играющей огромную роль в жизни большинства из нас.

При благоприятных обстоятельствах к этим аспектам наблюдения и идентификации добавляется предвосхищение, относящееся ко второй из шести рубрик. Иными словами, после наблюдения и идентификации в действие вступает предвосхищение, хотя порой оно носит лишь руди­ментарный характер, а нередко практически отсутствует. Вслед за пред­восхищением, которое в контексте моих рассуждений можно отождест­вить с принятием решения, появляется третий аспект - активность, направленная на достижение или избежание цели, т. е. удовлетворение желания. Одновременно с этим в реальности происходит множество, по­видимому, неоправданных скрытых действий, - они и составляют мою четвертую рубрику переживания, - относящихся к последнему из упо­мянутых видов активности, т. е. к процессам, которые можно выявить только на уровне предположений, и которые сопровождают активность, направленную на достижение или избежание цели. Другими словами, я говорю о том, что происходит преимущественно в 'мозге'.

Вне зависимости от того, был динамизм желания реализован или из­бегнут, а также невзирая на степень удовлетворения сексуального жела­ния, после этого осуществляется ретроспективный или проспектив­ный, осознаваемый или неосознаваемый анализ данного переживания, который, собственно, и составляет мою пятую рубрику. Произошедшее анализируется, с тем чтобы выяснить, что может произойти в дальней­шем. Кроме того, если бы в эпоху пуританства индивидуальный сексу­альный опыт каждого человека зависел от осознаваемого анализа, боюсь, что желание, вероятно, исчезло бы совсем, вместе с ним и вся человече­ская раса. Соотношение осознаваемого и неосозноваемого в структуре

264

^

^Jl

Глава 17

анализа зависит лишь от культурно обусловленных факторов. Таким об­разом, стремится человек к удовлетворению сексуального желания или избегает его, так или иначе каждое переживание, связанное с каким-то конкретным эпизодом, неизменно подвергается как ретроспективному, так и проспективному анализу с целью развития умения достигать удовлетво­ренности и успеха в этой сфере человеческой жизни. И вот, наконец, мы подошли к моей шестой рубрике. В некоторых случаях - к счастью, не слишком часто - переживание включает в себя более сложные процессы, которые могут замещать ретроспективный или проспективный анализ, а могут просто несколько его усложнять. Это свидетельствует, хотя и не вполне отчетливо, о наличии личностного расстройства по крайней мере у одного из людей, вовлеченных в ситуацию, где динамизм желания высту­пает в качестве основной системы интегративных тенденций.

Динамизм желания

как система интегративных тенденций

Таким образом, я подошел к следующему, еще более важному, вопро­су. После рассмотрения динамизма желания в качестве системы скры­тых и явных символических событий мне бы хотелось представить ее как систему интегративных тенденций, т. е. как интеграцию человечес­ких характеристик, способствующих созданию ситуации с участием дру­гих людей. Иными словами, это сложная система мотивов, заставляю­щих нас взаимодействовать с другими или избегать контактов с ними.

Динамизм желания - это система интегративных тенденций:

(1) не поддающиеся анализу элементы которой сформировались на более ранних стадиях развития и трансформировались под влиянием переживания удовлетворения или переживания, связанного с присут­ствием тревоги, или под действием обоих факторов, а в некоторых слу­чаях - носящие признаки дезинтегрирующих изменений или усиле­ния диссоциации',

(2) связанные с тревогой компоненты которой широко варьируют в зависимости от индивидуальных особенностей, что обусловлено несоот­ветствиями в общественных предписаниях и их усилением вследствие специфики социальных институтов семьи и школы;

(3) некоторые компоненты которой в нашей культуре практически

никогда не бывают представлены в фокальном сознании, обусловлено ли

это селективным невниманием, маскирующими процессами, неверной

интерпретацией или действием диссоциативных процессов самости;

(4) которая нередко связана с остро переживаемой, а возможно, и

продолжительной дезориентацией в среде и, кроме того, со значитель-

ным ущербом для самооценки;

(5) которая, столкнувшись с затруднением, может пойти по пути час­тичного удовлетворения целого ряда других интегративных тенденций, в результате чего порой складывается видимость ее сверхъестественной значимости;

(6) периодическое частичное удовлетворение которой способствует

тому, что оставшиеся неудовлетворенными побуждения реализуются во

Часть 2

сне и грезах, свойственных состоянию бодрствования, что может суще­ственно подорвать самооценку либо привести к появлению предупреди­тельных процессов или увеличению социальной дистанции, которая, в свою очередь, в значительной степени снижает шансы приобрести благо­приятный жизненный опыт.

Положение (1) отражает простейший взгляд на динамизм желания.

Иными словами, интегративные тенденции, систематизировавшиеся в рам­ках динамизма желания, развивались на протяжении различных стадий личностного развития человека, а сформировавшись, подверглись влия­нию переживаний и отдельных их характеристик, которые мы с вами рассматривали ранее, как, например, изменения и дезинтеграция, целью которых является избежание тревоги, или актуальное развитие в усло­виях диссоциации.

Положение (2) подтверждает, что в нашей культуре подготовка чело­века к грядущим событиям, связанным с достижением сексуальной зре­лости, совершенно не отвечает реалиям жизни, что равносильно заявле­нию о том, что мы самые сексуально озабоченные люди на всем земном шаре. В пункте (4) я утверждаю, что динамизм желания - это опреде­ленная система интегративных тенденций, часто связанных с остро пе­реживаемой, а возможно, и продолжительной дезориентацией в среде.

Говоря о затруднениях в положении (5), я подразумевал людей, про­цесс развития которых был нарушен до вступления ими в подростковый период. Проиллюстрировать эту рубрику можно следующим образом: если бы ваше недовольство властями нашло разрядку в сексуальной ак­тивности, которая хотя и приносит лишь частичное удовлетворение, все же предпочтительнее, чем ничего, то, в случае если вы пострадали из-за действий властей, желание и проявления соответствующей активности приобрели бы для вас выдающееся, исключительное значение. Поэтому для тех, кто страдает личностными расстройствами, динамизм желания представляет собой систему интегративных тенденций, способных обеспе­чить канал для безотчетного и неосознаваемого удовлетворения многих подавленных интегративных импульсов, не имеющих непосредственного отношения к желанию. Человек с задержкой на ювенильной стадии, од­нажды достигающий генитальной зрелости, всеми возможными способами афиширует этот факт перед исследующими его учеными. Психиатры, как правило, не уделяют внимание этому богатейшему источнику информа­ции из-за кажущейся исключительной глупости таких пациентов, а также потому, что их жизнь не имеет большого значения для окружающих.

Паттерны проявлений интегративных тенденций потребности в близости и желания

Итак, с выражением глубочайшего сожаления по поводу вынужден-

ной сжатости изложения я предложил вам теоретически вполне оправ­данный и, может быть, даже исчерпывающий перечень подходов к сути понятия динамизма желания. Важно понимать, что все, сказанное о нем, в полной мере относится к любому динамизму; но, поскольку этот дина-

266

Глава 17

мизм возникает на достаточно позднем этапе в процессе развития лично­сти, он являет собой весьма показательный пример динамизма в целом. Чуть позже я попытаюсь подтвердить богатейшую многогранность чело­веческой жизни в отношении каждого динамизма сухими математичес­кими схемами возможных паттернов регуляции, частично обусловлен­ных динамизмом желания. Но сначала, памятуя о неразрывной связи между этими феноменами, мне бы хотелось вернуться к разговору об ориентации в среде и о ее нарушениях, поскольку эта проблема имеет отношение к двум очень мощным интегративным тенденциям, характе­ризующим подростковую и юношескую стадии развития - желанию и потребности в близости. При обсуждении вопросов нарушенной или не­адекватной ориентации на более поздних стадиях, в юношестве и далее, мы не можем разделять проявления этих двух мотивационных систем, присутствующих в человеческой жизни. Единственным оправданием подобного подхода может служить стремление к ясности изложения. Но хотя эти системы замысловато переплетены между собой, они тем не менее никогда не бывают идентичны друг другу.

Исходя из того богатейшего материала, который предоставляет нам история развития каждого человека, я уже пытался дать характеристи­ку чувству, обычно называемому одиночеством, доставляющему челове­ку исключительный дискомфорт и приносящему ему переживания, свя­занные с неадекватным способом реализации потребности в человечес­кой, интерперсональной близости. Поскольку мне представляется, что при обсуждении этой темы ничто не может быть излишним, позвольте еще раз напомнить вам основные интегративные тенденции, задейство­ванные в переживании одиночества. Все начинается еще в период мла­денчества с интегративной тенденции, о которой мы узнаем, только про­анализировав патологическую продукцию более поздних стадий, но ко­торую мы тем не менее без колебаний принимаем, - с потребности в контакте с живым существом. В дальнейшем она совершенствуется, пре­вращаясь в потребность в заботе - в оберегающем уходе, направленном на немедленную помощь в любой ситуации. Эта потребность сохраняется и в детстве, но к ней прибавляется потребность в участии взрослого, т. е. потребность в проявлении интереса и участия значимых взрослых в иг­рах ребенка. Эти действия принимают вид экспрессивной игры, необхо­димой, чтобы научить ребенка выражать свои чувства, воплощаются в мануальной игре, имеющей немаловажное значение для развития тонкой и исключительно сложной координации зрения и хватательных движе­ний рук и т. д., и в вербальной игре, закладывающей основу для всех важнейших составляющих личности, которые находят отражение в вер­бальном поведении и абстрактном мышлении. Участие взрослых делает эти проявления активности еще привлекательнее для ребенка, и они до­ставляют ему все большее удовольствие. К моменту вступления в юве­нильную эру к уже сформировавшимся потребностям прибавляется по­требность иметь товарищей, становящихся моделями, участвующими в процессе научения по методу проб и ошибок; вслед за этим новообразо­ванием человек приобретает потребность в принятии, хотя большинству из вас, вероятно, больше знакома обратная ее сторона - страх остракиз­ма, страх быть отвергнутым признаваемой значимой группой. На пред-

267

Часть 2

подростковой стадии к этим играющим большую роль в развитии лично­сти интегративным тенденциям прибавляется потребность в основанном на близости взаимообмене, в дружбе и в ни с чем не сравнимом ощуще­нии любви другого человека, способствующем формированию паттернов действий в той или иной ситуации, ценностной ориентации и т. д. На подростковой стадии человек испытывает все те же потребности в бли­зости, дружбе, принятии, взаимообмене и потребность в любви, но толь­ко в более совершенной форме - по отношению к представителю проти­воположного пола. Итак, перед нами в полной мере сформировавшаяся, законченная структура - потребность в близости, характерная как для юношеского периода, так и для всей последующей жизни.

Только что я предложил вашему вниманию краткий обзор, посвящен-

ный истории развития одной из мощнейших интегративных тенденций - потребности в близости; мои соображения о феномене желания, также принадлежащем к ряду основных интегративных тенденций, я также уже излагал. А теперь я попытаюсь рассмотреть возможные варианты за­мысловато переплетенных паттернов этих систем.

Теоретические паттерны проявлений двух сильнейших интегратив-

ных тенденций, потребностей в близости и в удовлетворении сексуаль­ного желания, можно классифицировать:

(1) на основании потребности в близости и ее направленности - ауто­филические, изотерические и гетерофилические;

(2) на основании предпочтений в выборе партнера для интеграции сексуальной ситуации или способа его замещения - аутосексуальные, гомосексуальные, гетеросексуальные и катасексуальные;

(3) на основании задействованности гениталий или объекта, их заме­няющего, - ортогенитальные, парагенитальные, метагенитальные, ам­фигенитальные, акты взаимной мастурбации и онанизм.

Работая над категориями, характеризующими потребность в близос-

ти (1), я обратился к древнегреческому слову philos, означающему <лю­бовь>, так как потребность в близости - это высочайшее проявление безусловной любви, и, поскольку она играет выдающуюся роль в жизни каждого человека, при классификации ситуаций интерперсональной бли­зости ее можно принять за общий знаменатель. Все многообразие прояв­лений этой потребности безотносительно к их эффективности в самом общем виде можно разделить на три категории - аутофилические, изо­филические и гетерофилические. Мы будем использовать эти категории при описании 'человека' - говоря о человеке в данном случае, я имею в виду некий гипотетический образ, основанный на том, что мы наблюдаем у других или переживаем сами. В развитии человека с преобладанием аутофилических тенденций отсутствовала предподростковая стадия или соответствующие изменения были дезинтегрировавны из-за резкого от­пора, который он получил, при попытке завязать те или иные отноше­ния, в результате чего он вернулся в состояние, предшествовавшее пред­подростковому периоду, где любовь концентрируется исключительно на персонификации себя, если человек вообще обладает такой способнос­тью и хоть как-то ее проявляет. Развитие аутофилика неизменно носит

268

неблагоприятный характер и подвержено различным девиациям. Доми­нирование изофилических тенденций лишает человека способности при­нять новообразования, характерные для предподросткового возраста, в связи с чем он продолжает рассматривать в качестве возможных парт­неров для установления близких отношений лишь максимально похожих на него людей, т. е. лиц своего пола. Гетерофилик успешно прошел предподростковый период и, вступив в подростковую стадию развития, осуществил перенос активного интереса, направленного на завязывание интерперсональных взаимоотношений и удовлетворение потребности в бли­зости, на своих полных антиподов - представителей другого пола. Изо­филические проявления совершенно естественны для периода между двумя с половиной и тремя с половиной годами; но эта стадия может продлиться и всю жизнь. Гетерофилическая ориентация представляет собой заклю­чительную стадию развития потребности в близости; многие достигают ее, даже если им не удается выйти за пределы юношеского периода.

А теперь я предлагаю вам подробнее познакомиться с пунктами (2) и (3), лежащими в основе всего, что я говорил вам о динамизме желания. Первый из них описывает основные характеристики интеграций, направ­ленных на реализацию динамизма желания, которые самым непосредст­венным образом связаны с осознаваемым желанием и его удовлетворе­нием; к ним я применяю термин сексуальные, который не следует путать с термином <эротические>. В моей классификации сексуального поведе­ния, построенной на предпочтении того или иного партнера, гомосексу­альный и гетеросексуальный типы ориентации очевидно связаны с пред­подростковой и подростковой фазами развития. Аутосексуальный тип отражает более раннюю стадию, т. е. желание уже сформировалось, но человек еще не достиг предподросткового и подросткового периодов. Ка­тасексуальный тип предполагает выход сексуальных предпочтений за рамки, присущие человеку как животному виду, т. е. в качестве партне­ров выступают умершие существа или представители фауны, что гово­рит об очень сложном замещении этими объектами того, что, как челове­ку кажется, он в принципе не может хотеть.

И наконец, мне хотелось бы рассмотреть динамизм желания с точки зрения задействованности гениталий (3) в скрытых и явных, осознавае­мых или неосознаваемых действиях, имеющих своей целью удовлетво­рение сексуального желания; и здесь речь пойдет о частях тела. Ситуа­ции, интегрируемые преимущественно желанием, являются сексуаль­ными ситуациями; но в то же время формирование паттернов сексуаль­ного поведения в равной степени зависит как от участия в нем половых органов, так и от характера ситуации. На основании особенностей кон­такта гениталий с партнером или заменяющим его объектом, я ввел шесть категорий, большинство из которых названы придуманными мною нео­логизмами. Ортогенитальные ситуации характеризуются предпочтени­ем, отдаваемым интеграции половых органов с естественными гениталь­ными рецепторами - гениталиями противоположного пола. В парагени­тальных ситуациях манипуляции половыми органами напоминают по­иск контакта с гениталиями другого пола, но при этом поведение челове­ка исключает возможность осуществления репродуктивной функции. Са­мым распространенным примером можно считать мастурбацию с посто-

269

ронней помощью, где рука играет роль парагенитального рецептора по отношению к стимулируемым половым органам; к другим примерам та­кого рода можно причислить пассивную роль в фелляции и активную роль в педерастическом контакте. В метагенитальных ситуациях за­действованы только половые органы партнера. Наиболее ярко, пожалуй, это иллюстрирует помощь в мастурбации другому человеку; сюда также можно отнести принятие пассивной роли в педерастическом акте или так называемую активную функцию в фелляции. Амбигенитальные си­туации, которые во французском языке обозначаются весьма оригиналь­ным выражением <шестьдесят девять>, заключаются в том, что гомо­или гетеросексуальная пара принимает практически аналогичную, если не сказать идентичную, позу по отношению как к гениталиям друг друга, так и к объектам, их замещающим. Кроме того, существуют также отно­сительно примитивные проявления взаимной мастурбации и еще более примитивные действия, называемые онанизмом.

Я не любитель выдумывать причудливые словеса, но все предложен-

ные мною термины несут огромную смысловую нагрузку. Не менее важ­но и следующее: в условиях нашей культуры основным критерием пре­успевания является способность человека осуществлять определенные действия со своими гениталиями или гениталиями другого человека, по­лучая удовлетворение, не испытывая при этом слишком сильной тревоги и не нанося ущерба личной самооценке. Поэтому психиатр, вынужден­ный рассматривать проблемы, возникающие в жизни обращающихся к нему людей, должен иметь некоторое представление об этой последней фазе интерперсонального содействия. В заключении я должен постули­ровать некоторые, насколько мне известно, уникальные нововведения: жесткое разделение потребности в близости и динамизма желания и принципиальное отличие общей интерперсональной направленности ди­намизма желания от определенных проявлений активности, которую гениталии - средоточие динамизма желания - осуществляют в наибо­лее предпочитаемой человеком форме.

Я выделил три категории близости, четыре категории генитальной ин­терперсональной направленности интеграции сексуального желания и шесть категорий генитальных взаимоотношений, которые в совокупности состав­ляют семьдесят два теоретических паттерна сексуального поведения при участии двух партнеров. Но на самом деле возможной можно считать ре­ализацию лишь сорока пяти паттернов сексуального поведения; вероят­ность воплощения шести других очень мала, все остальные неосуществи­мы вообще. В связи с этим мне хочется, чтобы вы поняли хотя бы всю невообразимую глупость навешивания ярлыков <гетеросексуал>, <гомо­сексуал> или <нарцисс> с целью классифицировать человека на основании характера его сексуальной и дружеской интеграции с другими. Такое раз­деление бесконечно далеко от хоть сколько-нибудь разумного подхода; оно настолько грубо и обще, что единственным следствием его использования может стать глубокое заблуждение как наблюдателя, так и его жертвы. К примеру, возводить феномен гомосексуализма в ранг проблемы - почти то же самое, что делать проблему из факта существования человечества.

Причина, заставляющая меня столь подробно классифицировать фе­номены данной области, такова: психиатр, отваживающийся на коррек-

270

Глава 17

цик) серьезных отклонений в развитии, практически всегда должен об­ращать внимание на то, какую роль в проблемах данного человека играет сексуальное желание. Если позволите, я продемонстрирую вам, что же­лание, как я его понимаю, - это не какое-то всеобъемлющее стремление, 'либидо' или что-то в этом роде. Под желанием я подразумеваю всего лишь чувственный аспект генитального побуждения. И заявляя, что пси­хиатр неизменно должен уделять ему внимание, я вовсе не хочу сказать, что жизненные проблемы первоначально или преимущественно связаны с генитальной активностью. Если говорить о живущих в условиях нашей культуры метрически взрослых людях, я осмелюсь утверждать, что про­блемы, возникающие в их интерперсональных взаимоотношениях, так или иначе найдут свое отражение в отдельных приемах, используемых ими для регулирования эмоции желания. На мой взгляд, данное утверж­дение в первую очередь относится к западноевропейской культуре, хотя у меня нет никаких причин полагать, что в условиях других культур все обстоит как-то иначе.

Если к моменту вступления в подростковый период человеку не уда­ется успешно справиться с большинством возникающих на его пути за­труднений, влекущих за собой тяжелые личностные деформации, то на подростковой и юношеской стадиях в его развитии произойдут серьез­ные отклонения. А поскольку желание в гораздо большей степени харак­теризует личность человека, чем, скажем, чувство голода, то информа­ция о личностных нарушениях, полученная из наблюдения за его сексу­альным поведением может быть полезна для психиатра; я говорю о ши­роком значении этого понятия, включающем грезы и всевозможные про­явления диссоциированных процессов, о которых речь пойдет чуть поз­же. Но было бы ошибкой думать, что можно исправить отклонения в развитии личности, просто слегка <подкорректировав> сексуальную жизнь человека, хотя подобная доктрина весьма удобна для психиатров с за­держкой в ювенильной эре. Полученный гонорар обеспечил бы им воз­можность удовлетворять интерес к порнографической продукции; но если психиатр серьезно подходит к своей работе, то крайне маловероятно, чтобы его устроил такой способ решения проблемы. Когда обратиться за психиатрической помощью пациента заставляют именно сложности в сексуальной сфере, мой опыт однозначно свидетельствует о том, что имен­но такой выбор области, вызывающей особое беспокойство, как нельзя лучше характеризует другие испытываемые им проблемы. Другими сло­вами, люди не просят у психиатров помощи в решении своих сексуаль­ных затруднений; но иногда они представляют эти затруднения в каче­стве испытываемой ими проблемы, и тогда, будучи верно интерпретиро­ванными, эти проблемы отражают истинные причины беспокойства че­ловека в его взаимоотношениях с людьми. Единственным исключением может быть человек, возведший сексуальную жизнь в ранг своей основ­ной интерперсональной активности, - только он способен действительно искренне считать трудности в сексуальной жизни своей величайшей проблемой. А потому позвольте мне обратиться к моим коллегам-психи­атрам с предостережением: если вы намерены всю жизнь заниматься психиатрией, задумайтесь, не скрывается ли за сексуальными пробле­мами приходящих к вам за помощью людей что-то еще. Обнаружить за

271

Часть 2

трудностями сексуального характера нечто гораздо более серьезное обычно не составляет особого труда; кроме того, в процессе коррекции других нарушений зачастую излечиваются и половые проблемы. Возможно, вы заметите некоторые расхождения между моими взглядами и историчес­ки сложившимися представлениями на сей счет.

Примечания к главе 17

^[Hortense Powdermaker, Life in Lesu: The Study of a Melanesian Society in New Ireland; New York: W. W. Norton & Co., Inc., 1933.]

^[См. главу 5, сноска 1.]

ЧАСТЬ 3

ПАТТЕРНЫ НЕАДЕКВАТНЫХ

ИЛИ НЕОБОСНОВАННЫХ

ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНЫХ

ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Схожі:

Предисловие к русскому изданию iconПрограмма вступительных испытаний по русскому языку и литературе
Программа разработана с учетом действующей программы по русскому языку и литературе. Экзамен по русскому языку требует знания учебного...
Предисловие к русскому изданию iconМіністерство освіти І науки, молоді та спорту України Херсонський державний університет
Вступительный экзамен по русскому языку предусматривает проверку знаний основных разделов программы по современному русскому языку,...
Предисловие к русскому изданию iconI. Венский кружок научного миропонимания
Перевод Ярослава Шрамко по изданию: Rudolf Carnap, Hans Hahn, Otto Neurath. Wissenschaftliche
Предисловие к русскому изданию iconПрактикум по русскому языку методические рекомендации и материалы для практических занятий и самостоятельной работы
...
Предисловие к русскому изданию iconПересекутся ли тропы науки и религии в познании истины предисловие из книги Т. Д. Шубейкиной «Спираль эволюции государства Российского», изд-во «Ноулидж», 2013, 611стр
Предисловие из книги Т. Д. Шубейкиной «Спираль эволюции государства Российского», изд-во «Ноулидж», 2013, 611стр
Предисловие к русскому изданию iconЗавдання для самостійної роботи змістовий модуль 1 обучение грамоте как особая ступень овладения первоначальными умениями чтения и письма тема Введение. Теория и методика обучения русскому языку как наука. Науки о языке – основа его методики
Тема Введение. Теория и методика обучения русскому языку как наука. Науки о языке – основа его методики
Предисловие к русскому изданию iconРусский язык 4р л12 Лабораторные работы по современному русскому языку [Текст] : учеб пособие для ун-тов. – М. Высш шк., 1985. – 112 с. Кільк прим.: 20
Лабораторные работы по современному русскому языку [Текст] : учеб пособие для ун-тов. – М. Высш шк., 1985. – 112 с
Предисловие к русскому изданию iconЛекция Введение. Теория и методика обучения русскому языку как наука. Науки о языке основа его методики
Лекция Введение. Теория и методика обучения русскому языку как наука. Науки о языке – основа его методики. Обучение грамоте как особая...
Предисловие к русскому изданию iconПрограмма вступительных испытаний по русскому языку и литературе
move to 281-8136
Предисловие к русскому изданию iconПредисловие Комментарии Глава 1 «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории культуры

Предисловие к русскому изданию iconПредисловие Комментарии Глава 1 «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории культуры

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи