Материалы международной конференции icon

Материалы международной конференции




Скачати 96.59 Kb.
НазваМатериалы международной конференции
Дата02.07.2012
Розмір96.59 Kb.
ТипДокументи
1. /Работы/Аналитическая психология К.doc
2. /Работы/ВКЛАД ПСИХОАНАЛИЗА В ПОНИМАНИЕ депрессии.doc
3. /Работы/Введение в концепцию психзащиты.doc
4. /Работы/Глава 16 в книге 4 из ПЕРЕНОС.doc
5. /Работы/Глава 17 из третьей книги Метапсихология.doc
6. /Работы/Групповой объект разведдеятельности.pdf
7. /Работы/ДАОССКИЕ ПРИТЧИ.pdf
8. /Работы/Зависимости.doc
9. /Работы/Заметки о контрпереносе.doc
10. /Работы/Концепция Эриксона.doc
11. /Работы/Краткосрочная позитивная терапия.pdf
12. /Работы/МЕЖДУ ЖУТКИМ И ВОЗВЫШЕННЫМ.doc
13. /Работы/Материалы международной конференции.doc
14. /Работы/Механизмы психологической защиты.doc
15. /Работы/Психоанализ детей.doc
16. /Работы/Психология современного секса.doc
17. /Работы/Разрешение невротических конфликтов.pdf
18. /Работы/Руководство по телефонному консультированию.pdf
19. /Работы/СЛОВАРЬ.doc
20. /Работы/Семинар ПА в России.doc
21. /Работы/Современный Энциклопедический словарь.pdf
22. /Работы/Теории объектных отношений.doc
23. /Работы/Техника анализа защит.doc
24. /Работы/Тридцать методов для подавления творческих способностей.doc
25. /Работы/Часть 2 Образование суперэго и латентный период.DOC
К. Г. Юнга · Телесно-ориентированная психотерапия · Детский психоанализ · Классический и постклассический психоанализ · Психодрама и ролевые игры в индивидуальной и групповой психотерапии Программа курса
Вклад психоанализа в понимание
Введение в концепцию психологической защиты
Определение
Из третьей книги "Метапсихология", входящей в цикл "
Зависимости
Заметки о контрпереносе
Концепция Э. Эриксона
                                     между жутким и возвышенным        
Материалы международной конференции
Механизмы психологической защиты
Психоанализ детей
Психология современного секса
Абстиненция (правило абстиненции)
Тема лекции
Теории объектных отношений
Известные формы защиты
Тридцать методов для подавления творческих способностей кандидатов в психоаналитики
Образование суперэго и латентный период глава Предварительные стадии развития суперэго

МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
Дэвид М. Сакс1
Травма, конфликт и историческая вероятность с психоаналитической точки зрения2
Перевод с английского С. Панкова
Предисловие
Для меня большая честь получить приглашение на эту конференцию, посвященную возвращению России в мировое психоаналитическое сообщество, и я приветствую то обстоятельство, что вы выбрали название, которое отражает сущность традиционного психоаналитического подхода к пониманию настоящего благодаря изучению предшествующей ему истории. В данном случае вас интересует прежде всего исследование русских корней психоанализа в истории России, а также последствий запрета, который был наложен на психоанализ властью.
Я рад передать вам приветствие Международной Психоаналитической Ассоциации (IPA), ее Президента д-ра Горацио Эчигойена, а также представителей Комитета по новым группам, которым известно о деятельности профессора Михаила Решетникова, направленной на развитие психоаналитического сообщества в России.
Международная Психоаналитическая Ассоциация, так же как и вы, высоко оценивает значение психоанализа для понимания взаимосвязи между бессознательными психическими процессами и сознательной психикой, что является необходимым условием немедикаментозного лечения индивидов и углубления наших знаний о групповых процессах. Международная Психоаналитическая Ассоциация имеет в своих рядах многих коллег, испытавших на себе жизнь в условиях тоталитарных режимов и приступивших к изучению связанных с этими условиями индивидуальных и групповых стрессов после того, как в обществе произошли демократические перемены. Международная Психоаналитическая Ассоциация с искренней симпатией относится к тем, кто вступает на этот путь, и стремится по мере сил помогать своим коллегам в переходный период. Вместе с тем, общение с этими коллегами, в свою очередь, напоминает нам о необходимости учиться на личном опыте тех, кто жил в сходных условиях подавления. Мы разделяем вашу уверенность в том, что психоаналитический подход является существенным подспорьем для того, кто способен взять на себя ответственность, которую подразумевает свобода. Наше присутствие здесь свидетельствует о том, что мы испытываем к вам не меньший интерес, чем вы к нам. Я собираюсь сообщить вам о том, что я узнал во время посещения исполнительного совета Международной Психоаналитической Ассоциации в августе этого года.
Профессор Михаил Решетников любезно предоставил мне возможность вкратце упомянуть о научном аспекте этой программы, и теперь я хотел бы обратиться к выбранной мною теме: «Травма, конфликт и историческая вероятность с психоаналитической точки зрения».

Пожалуй, лучше всего начать этот короткий доклад с цитаты из Гари Морсона (Gary Morson, 1981), американского профессора-слависта, который утверждает в начале своей книги, посвященной русскому критику Бахтину, что «самое ценное в жизни и деятельности Михаила Бахтина – открытость, готовность к неожиданности». (Я обязан профессору Кристине Цварг за то, что она обратила мое внимание на уместность упоминания Бахтина в этой работе.) Говоря словами самого Бахтина, «в мире не установилось еще ничего окончательного, последнее слово мира и о мире пока не сказано, мир открыт и свободен; все еще находится в будущем и всегда будет находится в будущем». Таким образом моя лекция об «исторической вероятности» вполне в духе Бахтина. Международный психоанализ способен многое предложить нашим русским коллегам, но и русские коллеги могут предложить нам не меньше. В процессе тесного сотрудничества нас ожидает множество неожиданностей, которые обогатят нас новыми знаниями и которые заслужили бы одобрение Бахтина.
В последние годы западные психоаналитики взялись за изучение истории психоанализа для того, чтобы раскрыть связь некоторых событий с нашей потребностью скрыть острые конфликтные вопросы и болезненные для нашей профессии проблемы. Мы надеемся освободиться от ограничений в мировоззрении, унаследованном от основоположников психоанализа, равно как и на то, что наши последователи смогут освободиться от ограничений, свойственных нам. Даже опираясь на плечи исполинов, на которые, по его собственным словам, опирался Фрейд, нельзя забывать о том, что «исполины» прошлого не лишены человеческих черт и не вполне свободны от ограничений, продиктованных духом своего времени. Например, психоанализ создавался на базе науки XIX века, которая, как известно, основывалась на принципах позитивизма. Сейчас мы знаем, что подобный научный подход не позволяет удовлетворительным образом объяснить хаос бытия и непредсказуемость событий, а также оценить роль случайности в ходе истории. Не стремясь преуменьшить огромное значение достижений основоположников психоанализа, унаследованных современными специалистами, мы, тем не менее, понимаем, что этот вклад сохранит свою ценность для будущего лишь в том случае, если мы сможем отойти от их системы референций, не лишенной ограничений, присущих своему времени. Об интеллектуальном разброде, царящем в современном западном психоанализе, можно судить хотя бы по статье, опубликованной в 1995 году в «Journal of the American Psychoanalytic Association» и представляющей собой критический разбор работы Шеврина «Психоанализ как наука» ведущими специалистами в этой области. Беглого просмотра заглавий статей в ведущих журналах достаточно для того, чтобы убедиться в том, что многие психоаналитики обеспокоены проблемой науки, которая позволила бы понять сущность неожиданных, непредсказуемых явлений и случайностей. Возможность применения этих идей в клинической практике будет занимать в наступающие десятилетия лучшие умы в области психоанализа.
Вы можете спросить, какое это имеет отношение к нашей нынешней конференции? Я полагаю, что ответ на этот вопрос кроется в возросшем интересе к группе психоаналитиков, переживших травму политических репрессий, в готовности к неожиданностям, поджидающим нас при изучении конфликтных и травматических событий российской истории, благодаря которым мы можем по-новому взглянуть на нее. В противном случае, навязчивое стремление не повторить историю может привести к созданию как раз тех обстоятельств, которых мы старались избежать. Исходя из этого, я полагаю, что задача, стоящая перед историками, весьма схожа с задачей, которая стоит перед специалистами по психоаналитической терапии, чья работа заключается, помимо прочего, в максимально точном воссоздании подлинной истории своей собственной жизни. Это невозможно до тех пор, пока сохраняет силу пагубное влияние косного, неизменного подхода к проблеме конфликта и травмы. Новый взгляд на историю собственной личности сможет возникнуть лишь в том случае, если неожиданно будут обнаружены переживания, связанные с подавленным конфликтом и травмой. И соответственно, максимально точное воссоздание подлинной истории группы возможно лишь при условии, что историк способен раскрыть новое неожиданное значение исторических конфликтов и травм, которые до сих пор имели определенную устоявшуюся трактовку и, казалось, не нуждались в новых интерпретациях.
Попытаемся представить, каким образом произошло слияние параллельных путей индивидуальной и групповой психологии. Индивид, страдающий от последствий травмы и подавляющий конфликт, автоматически защищается от активации соответствующих воспоминаний в ходе воссоздания истории событий, связанных с этими стрессовыми (эмоциональными) переживаниями. Историк, которому приходится изучать исторические события, вызывающие у него желание устранить эмоциональный конфликт и травму, будет излагать исторические факты, исходя из защитной реакции на эти переживания. Поэтому нет ничего удивительного в том, что воссозданная им история будет отличаться теми же несообразностями и неточностями, что и личная история в изложении индивида, рассматривающего свою собственную жизнь сквозь призму защиты. Насколько известно, подобное непонимание вызывает к жизни тенденцию к измышлению новых аспектов данной истории. Для того, чтобы предотвратить эту тенденцию к повторению, историкам и аналитикам необходимо придерживаться взвешенной и устойчивой позиции в оценке конфликтов и травм, прослеживая цепочку подлинных причин и следствий, связывающую эти события с настоящим и будущим. Психоаналитический подход может способствовать наилучшему воссозданию истории, привлекая внимание историков к тому обстоятельству, что оценка травматических событий и событий, обусловленных целым комплексом причин, осложняется вследствие того, что историк может испытать потребность в искажении фактов, чтобы защитить себя от подавления переживаний, связанных со сходными событиями личного характера. К счастью, теперь аналитикам и историкам известно, что рассчитывать на «объективное наблюдение» не приходится, поскольку наблюдатель и наблюдаемое непрерывно влияют друг на друга. Ни аналитики, ни историки уже не испытывают желания уподобляться безучастной линзе микроскопа, потому что такая позиция превращает их работу в грубое ремесло. Подобно аналитику, который учится сохранять бдительность и предотвращать возможные искажения своих отношений с пациентом, сдерживая таким образом свою собственную защитную реакцию, историк учится сохранять бдительность и предотвращать возможные защитные реакции в процессе контакта со своим «пациентом» – совокупностью множества исторических событий травматического характера. Аналитик может научить историка осознавать свою потенциальную готовность к уклонению от столкновения с исторической травмой по причинам личного характера, между тем как историк может преподать аналитику урок того, что поступки индивида вбирают в себя, помимо общей истории личности, совокупность социального влияния и мотивов. Врожденная готовность рисковать ради дела, в том числе собственными чувствами, является залогом того, что и те, и другие специалисты смогут сделать неожиданные открытия.
Прежде всего, сотрудничество с Международной Психоаналитической Ассоциацией может помочь вам, как историкам, приобщиться к сложившейся в его рамках традиции обучения, в процессе которого затрагиваются вопросы, связанные со степенью свободы личности от потребности в защите от подавленных травм и конфликтов. Вместе с тем, эта традиция, в свою очередь, непременно обогатится благодаря исследованию российской истории, коль скоро вам удастся провести его вопреки той очевидной защите, в тени которой скрывается множество неожиданностей. Моими успехами в психоанализе и моим нынешним положением в Международной Психоаналитической Ассоциации я во многом обязан тому, что всегда хранил верность педагогическим принципам, которые я собираюсь сформулировать. В начале обучения любому будущему терапевту необходимо пройти курс персонального анализа для того, чтобы изучить свои собственные процессы вытеснения, а также те аспекты своей личности, которые сохраняются в тайне благодаря вытеснению. В случае успеха терапевт освобождается от потребности в защите от травматических переживаний, связанных с его биографией, и может помочь пациентам разобраться в своих подавленных чувствах и травматических переживаниях. В противном случае велика вероятность того, что терапевт будет подавлять пациента, а это чревато пагубными последствиями. Вместо того, чтобы содействовать раскрепощению пациента, терапевт становится чуть ли не дополнительным катализатором подавления. Говоря профессиональным языком психоанализа, нам не следует реагировать на запросы, связанные с переносом, действиями, которые носят характер контрпереноса. Надежда на облегчение состояния наших пациентов связана скорее с интерпретацией переноса.
Если личность не испытывает потребности автоматически защищаться от подавленных травм и конфликтов, спектр восприятия собственных переживаний расширяется, и человек обретает способность принимать более обдуманные и ответственные решения. Наша цель – не безответственная свобода, как утверждают неосведомленные критики. Заменяя принуждение на свободу выбора, психоаналитики предполагают наличие ответственности, необходимой для подобного выбора.
Примером успешного исследования истоков психоанализа с целью выявления подавленных аспектов и составления целостного представления о нашей истории я бы назвал возрождение интереса к проблеме последствий вытеснения травмы. Общеизвестно, что Фрейд на какое-то время оставил в стороне эту тему и занялся исследованием неврозов нетравматического происхождения, в ходе которого сделал значительные открытия в области взаимоотношений между бессознательным и сознательным. На мой взгляд, аналитики из многих стран мира смогли выявить подавленные аспекты нашей истории – пренебрежение травмой – благодаря достоинствам системы обучения, которую я только что описал. В течение определенного периода методы, рассчитанные на пациентов, страдающих неврозами, применялись в работе с людьми, перенесшими травму, и корни этого феномена следует искать в травме, связанной с отказом от идеализации Фрейда. Отказавшись от слепого преклонения перед авторитетом, аналитики смогли применить в лечении лиц, перенесших травму, новые и более совершенные методы, чем классический анализ. В качестве примеров можно привести: сотрудничество с агентствами, занимающимися проблемой жестокого обращения с детьми и бытового насилия; применение чрезвычайных мер в случае конфликтов социального характера; сотрудничество с отделениями полиции с целью снижения уровня насилия в тех ситуациях, когда необходимо спасти жизнь заложников; лечение наркомании и алкоголизма, которые, как правило, обусловлены травмой, и т. д.
В общем, аналитики убедились в том, что терапевт не может воссоздать уникальную историю пациента, не принимая во внимание собственную потребность в непрерывном подавлении переживаний, связанных с личными конфликтами и травмами. Терапия и обучение призваны свести к минимуму тенденцию к искажению истории пациента. Применительно к исследованию истории это означает, что историку тоже необходимо сознавать меру своей ответственности за воссоздаваемую им историю и отказаться от попыток уберечь себя от столкновения с историческими конфликтами и травмами. Повторяя слова американского журналиста Уолтера Липмана, историк должен «прямо смотреть на историю и видеть историю в целом». Для психоаналитического подхода эта позиция имеет такое же значение, как и надежда на возможность терапии индивида, на возможность ответственного, взвешенного и обдуманного решения, позволяющего понять истинную природу конфликтов и травм при воссоздании истории. Историки, подобно аналитикам, несут особую ответственность за непредвзятое освещение всех, без исключения, подобных фактов.
Было бы наивно верить в то, что психоанализ способен кардинально изменить течение истории, которую кидает из одной крайности в другую. Однако, несмотря на все сложности, психоанализ может помочь обществу избежать крайностей, обусловленных отрицанием конфликтов и травм, подобно тому, как он помогает в этом отдельным людям. Поэтому столь волнующей и многообещающей представляется возможность участвовать в конференции, которая позволяет совместить уникальный российский психоаналитический опыт, приобретенный за годы подавления, с психоаналитическим подходом, созданным специально для того, чтобы исследовать конфликты и травмы, скрытые в прошлом индивида и общества. Полагаю, уместно закончить наш разговор тем, с чего мы начали. В своих комментариях профессор Морсон (Morson, 1981) указывает на то, что одной из особенностей творчества Бахтина является осознание необходимости изучения того, как конфликт и травма влияют на развитие истории, которая складывается из случайностей и совпадений.

Схожі:

Материалы международной конференции iconIv международной научно-практической конференции «проблемы формирования новой экономики XXI века»
Материалы конференции будут размещены на web-ресурсе научно-практических конференций по адресу
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconДокументи
1. /Сакс Материалы международной конференции.doc
Материалы международной конференции iconМатериалы международной научно-практической Интернет -конференции
Донецький національний університет економіки І торгівлі імені михайла туган-барановського
Материалы международной конференции iconПерелік публікацій кафедри «Технологія машинобудування»
Материалы Третьей международной конференции «Стратегия качества в промышленности и образовании» Научный журнал Техн ун-та Варны....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи