Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 icon

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000




НазваТолкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Сторінка1/31
Дата12.07.2012
Розмір5.93 Mb.
ТипДокументи
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот Д.doc
3. /психоанализ/З.Фрейд/~$ истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
4. /психоанализ/З.Фрейд/ВЛЕЧЕНИЯ И ИХ СУДЬБА.DOC
5. /психоанализ/З.Фрейд/Из истории одного детского неврозаЧЕЛОВЕК-ВОЛК.doc
6. /психоанализ/З.Фрейд/Психопатология обыденной жизни.DOC
7. /психоанализ/З.Фрейд/Ребенка бьют к вопросу о происхождении сексуальных извращени.DOC
8. /психоанализ/З.Фрейд/СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА.DOC
9. /психоанализ/З.Фрейд/СТРОКИ БИОГРАФИИ.DOC
10. /психоанализ/З.Фрейд/Сознание и бессознательное.DOC
11. /психоанализ/З.Фрейд/ТРИ СТАТЬИ ПО ТЕОРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ.DOC
12. /психоанализ/З.Фрейд/Толкование сновидений.DOC
13. /психоанализ/З.Фрейд/Я и оно сознание и бессознат.DOC
14. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное Очерк истории психоан.DOC
15. /психоанализ/З.Фрейд/бессознательное.DOC
16. /психоанализ/З.Фрейд/вытеснение.DOC
17. /психоанализ/З.Фрейд/из книги толкование сновиден.DOC
18. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 1 15.DOC
19. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 16 28.DOC
20. /психоанализ/З.Фрейд/лекции 29 35 введение в психоан.DOC
21. /психоанализ/З.Фрейд/случай невроза навязчивостиЧЕЛОВЕК-КРЫСА.doc
22. /психоанализ/М Кляйн/klein_zavist_i_blagodarnost.doc
23. /психоанализ/М Кляйн/Мелани Кляйн К вопросу маниак депрес состояний.doc
24. /психоанализ/Ненси Мак Вильямс Психоаналитическая диагностика.doc
25. /психоанализ/Обсессивный дискурс Вадим Руднев.doc
26. /психоанализ/Отто Кернберг/Кернберг Отто травма агрессия развитие.doc
27. /психоанализ/Отто Кернберг/Отто Кернберг Отношения любви.doc
28. /психоанализ/Салливан Г.doc
29. /психоанализ/Словарь по психоанализу Лапланш.doc
30. /психоанализ/Фромм Э Искусство любить.doc
Джозеф Вайсс
Дональдс Вудс Винникот разговор с родителями нестрашный психоанализ Винникотта
Влечения и их судьба
З. Фрейд. 1914-1915 г
З. Фрейд
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд сексуальная жизнь человека* [1]
Строки биографии
С. 184-188. Сознание и бессознательное См.: Фрейд З. Я и оно
Три статьи по теории сексуальности © Издательство «Алетейя» (г. Спб), 1998 г
Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000
Зигмунд Фрейд
З. Фрейд «Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа». «Алетейя» спб. 1998г
Остров доброты татьяны бонне
Остров доброты татьяны бонне
Очерк истории психоанализа Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 Не следует удивляться субъективному характеру предлагаемого «Очерка истории психоаналитического движения»
З. Фрейд
З. Фрейд
З. Фрейд
Заметки об одном случае невроза навязчивости. (Случай Человека-Крысы) З. Фрейд. 1909 г
Мелани кляйн зависть и благодарность исследование бессознательных источников рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Маниакально-депрессивных состояний
Нэнси Мак-Вильямс
Вадим Руднев Обсессивный дискурс (патографическое исследование)
Отто Кернберг. Развитие личности и травма
Отто Ф. Кернберг
Предисловие к русскому изданию
Словарь по психоанализу Ж. Лапланш Ж. Б. Понталис
Исследование природы любви




Толкование сновидений

Зигмунд Фрейд

Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000


ВВЕДЕНИЕ

Делая попытку толкования сновидений, я не переступаю, на мой взгляд, замкнутого круга невропатологических интересов. Сновидение в психологическом анализе служит первым звеном в ряду анормальных психических феноменов, из которых дальнейшие — истерические фо­бии, навязчивые мысли и бредовые идеи — должны интересовать врача по практическим соображениям. На такое практическое значение сно­видение — как мы увидим — претендовать не может. Но тем значитель­нее его теоретическая ценность в качестве парадигмы. Кто не умеет объяснить себе возникновение сновидений, тот напрасно будет ста­раться понять различного рода фобии, навязчивые мысли, бредовые идеи и их терапевтическое значение.

Эта тесная взаимозависимость, которой обязана своей важностью разбираемая нами тема, является, однако, причиной и недостатков предлагаемой работы. Пробелы, имеющиеся в последнем в столь обиль­ном количестве, соответствуют стольким же точкам соприкосновения, в которых проблема возникновения сновидений входит в более общие проблемы психопатологии, которые не освещаются тут и которым будут посвящены дальнейшие исследования, сколько это позволят время и силы.

Своеобразие материала, с которым приходилось оперировать мне для толкования сновидений, чрезвычайно затрудняло мою работу. Из изложения само собой будет ясно, почему все сновидения, описанные в литературе или собранные от неизвестных лиц, совершенно непри­годны для моих целей. У меня был только выбор между собственными сновидениями и сновидениями моих пациентов, пользующихся психо­аналитическим лечением. Использование последних затруднялось, кроме того, тем, что эти сновидения осложнялись привхождением нев­ротических элементов. С сообщением же собственных сновидений была неразрывно связана необходимость раскрывать перед чужим взо­ром больше интимных подробностей моей личной жизни, чем мне бы хотелось и чем вообще должен открывать их автор — не поэт, а естест­воиспытатель. Это было неприятно, но неизбежно. И я примирился с этим, лишь бы не отказываться вообще от аргументации своих психо­логических выводов. Я не мог, конечно, противостоять искушению при помощи различного рода сокращений и пропусков скрывать наиболее интимные подробности; но это всегда служило во вред данному приме­ру как доказательному аргументу. Я могу надеяться только, что читате­ли моей книги поймут мое затруднительное положение и будут ко мне снисходительны и, далее, что все лица, которые так или иначе затраги­ваются в этих сновидениях, не откажутся предоставить по крайней мере этой сфере полную свободу мысли.


Предисловие ko Второму изданию

Тем, что со дня выхода моей книги еще не прошло десяти лет, а уже появилась потребность во втором ее издании, я обязан отнюдь не инте­ресу специалистов, к которым обращался я во введении. Мои колле­ги — психиатры — не дали себе труда разделаться с тем первоначаль­ным недоумением, которое должно было вызвать в них мое новое по­нимание сновидений, а философы, привыкшие смотреть на проблему сновидения как на добавление к вопросам сознания, не поняли, оче­видно, что именно отсюда можно извлечь кое-что, ведущее к коренно­му преобразованию всех наших психологических теорий. Отношение научной критики могло только подтвердить мое ожидание, что участью моей книги будет упорное замалчивание ее.

Первое издание моей книги не могло быть разобрано полностью и той небольшой кучкой смелых сторонников, которые следуют за мной по пути врачебного применения психоанализа и которые по моему примеру толкуют сновидения, чтобы использовать это затем при лече­нии невротиков. Ввиду этого я считаю себя обязанным выразить благо­дарность тем широким кругам интеллигентных и любознательных лиц, сочувствие которых и вызвало предложение спустя девять лет взяться снова за мой нелегкий и во многих отношениях капитальный труд.

С удовлетворением могу я сказать, что исправлять и изменять мне пришлось очень немногое. Я включил только кое-где новый материал, добавил несколько замечаний, вытекавших из моих продолжительных наблюдений, и местами кое-что переработал. Все существенное же о сновидении и его толковании, а также и вытекающие из последнего общие психологические принципы остались без изменения. Все это — по крайней мере, субъективно — выдержало испытание временем. Кто знаком с моими другими работами (об этиологии и механизме психо­неврозов), тот знает, что я никогда не выдавал неготового и неполного за полное и готовое и всегда старался изменять свои утверждения, ког­да они переставали соответствовать моим убеждениям. В сфере же тол­кования сновидений я остался на своей первоначальной точке зрения. За долгие годы своей работы над проблемой неврозов я неоднократно колебался и менял свои взгляды. Только в своем «толковании сновиде­ний» я всегда находил твердую точку опоры. И многочисленные мои научные противники обнаруживают большую чуткость, избегая столк­новения со мной на почве проблемы сновидения.

Материал моей книги, эти в большинстве своем уже обесцененные давностью сновидения, на примере которых я объясняю принципы толкования сновидений, также оказались при пересмотре не нуждаю­щимися в какой-либо переработке. Для меня лично эта книга имеет еще другое субъективное значение, которое я сумел понять лишь по ее

окончании. Она оказалась отрывком моего самоанализа — реакцией на смерть моего отца, на крупнейшее событие и тягчайшую утрату в жиз­ни человека. Поняв это, я счел невозможным уничтожить черты этого воздействия. Для читателя же совершенно безразлично, на каком мате­риале учится он оценивать и толковать сновидения.

Там, где необходимое замечание не укладывалось в логическую связь с прежним изложением, я заключал его в квадратные скобки.

Берхтесгаден, лето 1908 г.

Предисловие k третьему изданию

В то время как между первым и вторым изданиями этой книги про­шло девять лет, потребность в третьем ощутилась немногим более чем через год. Я вполне вправе радоваться такой перемене. Но если прежде пренебрежение моим трудом со стороны его читателей я не считал до­казательством его негодности, то теперь пробудившийся к нему инте­рес не доказывает еще его положительных качеств.

Прогресс научной мысли не оставил в стороне и «толкования сно­видений». Когда в 1899 году я писал эту книгу, сексуальной теории еще не было, а анализ сложных форм психоневрозов только еще зарождал­ся. Толкование сновидений должно было стать вспомогательным сред­ством для осуществления анализа неврозов. Углубившееся изучение последних само, в свою очередь, стало оказывать влияние на толкова­ние сновидений. Учение о последнем пошло по пути, который недоста­точно определенно был выражен в первом издании этой книги. Благо­даря собственному опыту и работам В. Штекеля и других я научился правильнее оценивать объем и значение символики в сновидении (или, вернее, в бессознательном мышлении). И таким образом в течение этих лет скопилось многое, требовавшее особого внимания к себе. Я попы­тался использовать все это, прибегнув к помощи примечаний и вставок в тексте. Если добавления эти угрожают местами переступить рамки изложения или если не везде удалось поднять первоначальный текст до Уровня наших нынешних взглядов, то к этим недостаткам своей книги я прошу снисхождения; они являются лишь следствиями и результата­ми быстрого темпа развития нашего знания.

Я решаюсь, кроме того, сказать заранее, по каким другим путям от­клонятся последующие издания «Толкования сновидений», — если окажется в них потребность. Они должны будут приблизиться более к богатому материалу поэзии, мифа, языка и народного быта, с другой же • стороны, коснутся более подробно, чем теперь, отношения сновидений к неврозам и психическим расстройствам.

Господин Отто Ранк оказал мне весьма ценные услуги при подборе материала, и я выражаю ему и другим глубокую благодарность за их указания.

Вена, весна 1911 г.


НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО ВОПРОСУ О СНОВИДЕНИЯХ'

В дальнейшем изложении я постараюсь привести доказательство того, что существует психологическая техника, которая позволяет тол­ковать сновидения и что при применении этого метода любое сновиде­ние оказывается осмысленным психическим феноменом, которое может быть в соответствующем месте включено в душевную деятель­ность бодрствования. Я попытаюсь далее выяснить те процессы, кото­рые обусловливают странность и непонятность сновидения, и вывести на основании их заключение относительно природы психических сил, из сотрудничества или соперничества которых образуется сновидение. Но на этом пункте изложение мое и закончится, так как далее пробле­ма сновидения переходит в более обширную проблему, разрешение ко­торой нуждается в другом материале.

Своему изложению я предпосылаю обзор работ других авторов, а также и современного положения проблемы сновидения в науке; делаю я это потому, что в дальнейшем буду иметь мало поводов возвращаться к этому. Научное понимание сновидения, несмотря на тысячелетние попытки, ушло вперед очень мало. В этом так единодушны все авторы, что излишне выслушивать по этому поводу их отдельные голоса. В со­чинениях, список которых я прилагаю в конце своей книги, имеется много ценных замечаний и интересного материала для нашей темы, но там нет ничего, или почти ничего, что касалось бы самой сущности сновидения и разрешало бы его тайну. Еще меньше перешло, понятно, в понимание интеллигентных читателей-неспециалистов.

Первое сочинение, в котором сновидение рассматривается как объект психологии, принадлежит, по-видимому, Аристотелю («О сно­видениях и толковании их»). Аристотель заявляет, что сновидение дья­вольского, а не божественного происхождения; это раскрывает, одна­ко, его глубокий смысл. Ему знакомы различные типы сновидений, он знает, например, что сновидение превращает мелкие раздражения, на­ступающие во время сна, в крупные (кажется, будто идешь через огонь

До 1900 года.

и горишь, когда на самом деле происходит лишь незначительное согре­вание той или другой части тела), и выводит отсюда заключение, что сновидение может обнаружить перед врачом первые, незаметные при­знаки начинающегося изменения в теле. Более подробно изучить труд Аристотеля я не мог ввиду отсутствия необходимой подготовки.

Древние до Аристотеля считали сновидение, как известно, не про­дуктом грезящей души, а внушением со стороны Божества: мы уже видим у них оба противоположных направления, имеющиеся налицо во всех исследованиях сна и сновидения. Они отличают истинные и ценные сновидения, ниспосланные спящему для предостережения или для предсказания будущего, от тщеславных, обманчивых и ничтожных, целью которых было смутить спящего или ввергнуть его в гибель. Это донаучное понимание сновидений вполне гармонировало с общим ми­ровоззрением древних, которое проецировало в качестве реальности во внешний мир только то, что имело реальность в душевной жизни. Оно принимало во внимание, кроме того, впечатление, которое получало мышление наутро от оставшегося воспоминания о сновидении, так как в этом воспоминании сновидение противостоит остальному психичес­кому содержанию как нечто чуждое, происходящее словно из иного мира. Было бы ошибочно, однако, предполагать, что учение о сверхъ­естественном происхождении сновидения не имеет сторонников и в настоящее время; не говоря уже обо всех поэтических и мистических писателях, которые изо всех сил стараются наполнять каким-нибудь содержанием остатки столь обширной в прежнее время сферы сверхъ­естественного, покуда она не завоевывается естественнонаучным ис­следованием: очень часто встречаются чрезвычайно развитые, далекие от всяких подозрений люди, которые пытаются обосновать свою рели­гиозную веру в существование и во вмешательство сверхчеловеческих духовных сил именно необъяснимостью явлений сна (Гаффнер'32'). Понимание сновидений некоторыми философскими системами, на­пример шеллингианцами, представляет собою очевидный отзвук твердо­го убеждения древних в божественном происхождении сновидений.

Писать историю научного изучения проблемы сновидения тем более трудно, что в этом изучении, как ни ценно оно в некоторых своих частях, нельзя заметить прогресса в определенном направлении. Дело никогда не доходило до возведения фундамента из прочно обоснован­ных результатов, на котором последующий исследователь мог бы про­должить свою постройку. Каждый новый автор принимается за изуче­ние проблемы сызнова. Если бы я стал рассматривать авторов в хроно­логическом порядке и про каждого из них сообщать, какого он был воззрения на проблему сновидения, мне пришлось бы, наверное, отка­заться от составления общего наглядного обзора современного состоя­ния проблемы сновидения. Я предпочел поэтому связать изложение с сущностью разбираемых вопросов, а не с авторами, и постараюсь при

каждой проблеме указывать, какой материал имеется в литературе для ее разрешения.

Так как, однако, мне не удалось осилить всю чрезвычайно разбро­санную и разностороннюю литературу вопроса, то я прошу читателей удовлетвориться сознанием, что я не упустил ни одного существенного факта, ни одной значительной точки зрения.

До недавнего времени большинство авторов считали необходимым рассматривать сон и сновидение вместе, а обычно присоединяли сюда еще и изучение аналогичных состояний, соприкасающихся с психопа­тологией, и сноподобных явлений (каковы, например, галлюцинации, видения и т.п.). В противоположность этому и в более поздних работах обнаруживается стремление суживать по возможности тему и исследо­вать какой-нибудь один только вопрос из области сновидений. В этой перемене я вижу выражение того взгляда, что в таких темных вещах по­нимания можно достичь лишь целым рядом детальных исследований. Я и предлагаю здесь не что иное, как такое детальное исследование специально психологического характера. У меня нет оснований занять­ся проблемою сна, так как это уже почти чисто физиологическая про­блема, хотя и в характеристике сна должно быть налицо изменение ус­ловий функционирования душевного аппарата. Я опускаю поэтому и литературу по вопросу о сне.

Научный интерес к проблеме сновидения сводится к следующим отдельным вопросам, отчасти скрещивающимся друг с другом.

а) Отношение сновидения k бодрствованию

Наивное суждение пробуждающегося человека предполагает, что сновидение, если и не происходит из другого мира, то, во всяком слу­чае, переносит его самого в этот чуждый мир. Старый физиолог Бур-дах' ' °' ', которому мы обязаны добросовестным и остроумным опи­санием явлений сновидения, выразил это убеждение в довольно часто цитируемом положении: «...жизнь дня с ее треволнениями и пережива­ниями, с радостями и горестями никогда не воспроизводится в снови­дении; последнее стремится скорее вырвать нас из этой жизни. Даже когда вся наша душа преисполнена одной мыслью, когда острая боль разрывает наше сердце или когда какая-либо цель поглощает целиком весь наш разум, — даже тогда сновидение оживляет нечто совершенно своеобразное, или же берет для своих комбинаций только отдельные элементы действительности, или же, наконец, входит в тон нашего на­строения и символизирует действительность».

В аналогичном смысле высказывается и Л. Штрюмпель'66' в своем справедливо прославившемся исследовании природы и возникновения сновидений: «Кто грезит, тот уносится из мира бодрствующего созна-

ния...»: «В сновидении совершенно исчезает память относительно строго упорядоченного содержания бодрствующего сознания и его нормальных функций...»: «Почти полное отделение души в сновидении от осмысленного содержания и течения бодрствования».

Подавляющее большинство авторов придерживается, однако, про­тивоположного мнения относительно взаимоотношения сновидения и бодрствования. Так, Гаффнер'32' с' "Ь «Прежде всего сновидение слу­жит продолжением бодрствования. Наши сновидения находятся всегда в связи с представлениями, имевшими место незадолго до того в созна­нии. Такое наблюдение найдет всегда нить, которой сновидение связа­но с переживаниями предшествующего дня». Вейгандт'75' прямо про­тиворечит вышеупомянутому утверждению Бурдаха: «Очень часто, по-видимому, в огромном большинстве сновидений можно наблюдать, что они возвращают нас в повседневную жизнь, а вовсе не вырывают из нее». Мори'48! говорит в своей лаконической формуле: «Nous revons de се que nous avons vu, dit, desire ou fait»1. Иессен'36' в своей психологии, появившейся в 1855 г., высказывается более подробно: «Более или менее содержание сна всегда определяется индивидуальностью, воз­растом, полом, общественным положением, умственным развитием, привычным образом жизни и фактами всей предшествующей жизни».

Древние никогда не представляли себе иначе взаимозависимости сновидения и жизни. Я цитирую по Радештоху'54' стр' '"': «Когда Ксеркс перед походом на греков не послушался добрых советов, а пос­ледовал воздействию постоянных сновидений, старый толкователь снов, перс Артабан, сказал ему очень метко, что сновидения в боль­шинстве случаев содержат то, о чем думает человек во время бодрство­вания».

В стихотворении Лукреция «De rerum natura» («О природе вещей») есть одно место (IV, 962):

«Et quo quisque fere Studio devinctus adhaeret, aut quibus in rebus mul-tum sumus ante morati atque in ea ratione fuit contenta magis mens, in som-nis eadem plerumque videmur obire; causidici causas agere et componere leges, induperatores pugnare ac proelia obire»2 и т.д.

(ФР-).

Нам снится то, что мы видели, о чем говорили, чего желали и что делали

Если же кто-нибудь занят каким-либо делом прилежно,

Иль отдавалися мы чему-нибудь долгое время,

И увлекало наш ум постоянно занятие это,

То и во сне представляется нам, что мы делаем то же:

Стряпчий службы ведет, составляет условия сделок,

Военачальник идет на войну и в сраженья вступает...

(лат., перевод Петровского Ф.А.)

Цицерон, «De divinatione, II» («О дивинации»), говорит то же, что потом Мори:

«Maximeque reliquiae earum rerum moventur in animis et agitantur, de quibus vigilantes aut cogitavimus aut egimus»1.

Противоречие обоих этих воззрений относительно взаимоотноше­ния сновидения и бодрствования, по-видимому, действительно нераз­рывно. Здесь уместно вспомнить о Ф. Гильдебрандте'35', который пола­гает, что своеобразные особенности сновидения вообще нельзя описать иначе, как посредством «целого ряда контрастов, которые переходят часто в противоречия». «Первый из этих контрастов образует, с одной стороны, полная отделенность и замкнутость сновидения от действи­тельной, реальной жизни и, с другой стороны, постоянное соприкос­новение их друг с другом, постоянная их взаимозависимость. Сновиде­ние есть нечто строго отделенное от действительности, пережитой во время бодрствования, — так сказать, герметически замкнутое бытие, отрезанное от действительной жизни непроходимой пропастью. Оно отрывает нас от действительности, убивает в нас нормальное воспоми­нание о ней, переносит нас в другой мир, в другую среду, не имеющую решительно ничего общего с действительностью...» Гильдебрандт гово­рит далее, что во сне все бытие наше словно исчезает за «невидимой дверью». Во сне едешь, например, на остров Святой Елены и приво­зишь живущему там Наполеону превосходный, дорогой мозельвейн. Экс-император встречает очень любезно. Чувствуешь положительно жалость, когда пробуждение разрушает интересную иллюзию. Но начи­наешь сравнивать сновидение с действительностью. Виноторговцем ты никогда не был и быть не хотел. Морского путешествия не совершал и, во всяком случае, никогда не отправился бы на Святую Елену. К Напо­леону вообще не питаешь никакой симпатии, а скорее врожденную патриотическую ненависть. И вдобавок тебя не было еще на свете, когда на острове умер Наполеон. Думать о какой-либо личной привя­занности нет никаких оснований. Все сновидение представляется в виде какого-то чуждого феномена.

«А все же, — продолжает Гильдебрандт, — мнимое противоречие вполне правдиво и правильно. На мой взгляд, эта замкнутость и обо­собленность идет рука об руку с наитеснейшей связью и общностью. Мы можем сказать даже: что бы ни представляло собою сновидение, оно берет свой материал из действительности и из духовной жизни, ра­зыгрывающейся на фоне этой действительности. Что бы оно ни делало с ним, оно никогда не отделится от реального мира и его самые комич-

И все это по большей части происходит в душе как следы того, о чем мы в бодрствующем состоянии думали или что делали (лат., перевод Рижского М.И.).

ные и странные формы должны будут всегда черпать свой материал из того, что либо стояло перед нашими глазами в действительной жизни, или же уже заняло так или иначе место в нашем бодрствующем мышле­нии, короче говоря, из того, что мы пережили внешне или внутренне».

б) Материал сновидения. Память 0 сновидении

То, что весь материал, образующий содержание сновидения, так или иначе происходит от реальных переживаний и во сне лишь воспро­изводится, вспоминается, — это, по крайней мере, должно быть при­знано бесспорнейшим фактом. Но было бы ошибочно полагать, что такая взаимозависимость содержания сновидения с бодрствующим со­стоянием без всякого труда может быть констатирована поверхност­ным исследованием. Ее приходится отыскивать очень долго, и в целом ряде случаев она остается вообще скрытой. Причина этого заключается в целом ряде особенностей, которые обнаруживает память в сновиде­нии и которые хотя и всегда отмечались, однако не нашли еще себе удовлетворительного объяснения. Между тем, безусловно, стоит труда подробнее остановиться на них.

Прежде всего бросается в глаза то, что в содержании сновидения имеется материал, за которым по пробуждении человек отрицает при­надлежность к своему кругу знаний и переживаний. Он вспоминает, что это снилось ему, но не помнит, что когда-либо пережил это. Он ос­тается затем в неизвестности, из какого источника черпало сновиде­ние; им овладевает искушение уверовать в самостоятельную творчес­кую способность сновидения; но неожиданно, иногда спустя долгое время, новое переживание переносит мнимо утерянное воспоминание на более раннее переживание и находит тем самым источник сновиде­ния. Приходится сознаваться тогда, что в сновидении человек знал и вспомнил нечто, чего не помнил в бодрствующем состоянии.

Особенно характерный пример такого рода рассказывает Дель-беф!16' из собственного опыта. Ему приснился двор его дома, покры­тый снегом; под снегом он нашел двух полузамерзших ящериц. Любя животных, он поднял их, согрел и отнес их в нору возле стены. Туда же положил он несколько листьев папоротника, который они, как он знал, очень любили. Во сне он знал название растения: Asplenium ruta mu-ralis. Сновидение продолжалось и, к удивлению Дельбефа, показало ему двух новых зверьков, растянувшихся на остатках папоротника. Он поднял глаза на дорогу, увидел пятую, шестую ящерицу, и скоро вся Дорога была усеяна ящерицами, которые направлялись все в ту же нору возле стены.

Действительные познания Дельбефа включали в себя очень мало

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Схожі:

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /Фрейд Зигмунд/3Ф Зловещее.doc
2. /Фрейд...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Толкование сновидений Зигмунд Фрейд Из книги «Толкование сноведений», сборник произведений, Эксмо-Пресс 2000 iconДокументи
1. /психоанализ/Вайсс Дж Как работает психотерапия.doc
2. /психоанализ/Винникот...

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи