Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** icon

Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский**




Скачати 287.58 Kb.
НазваХронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский**
Дата04.07.2012
Розмір287.58 Kb.
ТипДокументи

УДК: 616.12-008.46-036.1


РЕГРЕССИОННЫЕ МОДЕЛИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ КЛАССОВ
ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ



П.Г. Кравчун*; Ю.Н. Мозговая*; И.Д.Рачинский**

*Харьковский государственный медицинский университет

*Сумский государственный университет


В исследование включены 124 пациента с ХСН I - IV ФК, средний возраст 64,3  5,1 года. В соответствии с ФК ХСН больные распределены на четыре группы. С целью моделирования функциональных классов ХСН был проведен множественный регрессионный анализ с пошаговым включением переменных, в результате которого были отобраны параметры, наилучшим образом описывающие модель больных с соответствующим ФК. Построение регрессионных моделей ФК ХСН производилось с учетом параметров внутрисердечной гемодинамики, сывороточных уровней провоспалительных цитокинов интерлейкина -1 и фактора некроза опухолей-, противовоспалительного цитокина интерлейкина-4,
С-реактивного белка и апоптоз-опосредуемых факторов (растворимого рецептора CD95 (sCD95) (APO-1,Fas) и белка р53).



В настоящее время наиболее широко используется классификация ХСН, предложенная Нью-Йоркской кардиологической ассоциацией (NYHA). В ее основу положены функциональное состояние ССС и толерантность к физической нагрузке [1]. Практически во всех широкомасштабных исследованиях для характеристики нарушения деятельности системы кровообращения применяется данная градация степени тяжести заболевания. В мае 1997 года V Конгрессом кардиологов Украины была одобрена рабочая классификация СН, предложенная научным обществом кардиологов [2], в которой как компонент была отображена эта систематика ХСН. Функциональный класс (ФК) – динамическая характеристика, которая дает возможность его трансформации с более высокого в более низкий уровень под влиянием терапии [3]. Построение регрессионных моделей ФК ХСН является актуальным и диагностически ценным, так как позволяет более четко охарактеризовать функциональный класс сердечной недостаточности и таким образом повысить уровень диагностики заболевания.


^ ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования- построение регрессионных моделей ФК ХСН с учетом параметров внутрисердечной гемодинамики, сывороточных уровней цитокинов, СРБ и апоптоз-опосредуемых факторов.


^ МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Под наблюдением находилось 124 больных ХСН со сниженной систолической функцией левого желудочка (фракция выброса
(ФВ) < 40%), І – ІV ФК (NYHA [5]). Из них 66,9% мужчин и 41 (33,1 %) женщина в возрасте от 46 до 75 лет, средний возраст пациентов составил 64,3  5,1 года. Больные были распределены на группы в соответствии с ФК ХСН: 1-я группа – 32 пациента с ХСН І ФК, 2-я - 31 пациент ХСН ІІ ФК, 3-я - 31 больной с ХСН ІІІ ФК, 4-я - 30 больных ХСН ІV ФК. Контролем служили результаты исследования 31 лица, сопоставимых по возрасту и полу, без клинико-инструментальных признаков ХСН.

Всем пациентам проводили общеклиническое обследование, Допплер-эхокардиографию по стандартной методике [4, 5, 6] на сонографе SSD-280 LS (Япония). Для оценки кардиогемодинамики определяли следующие показатели: конечно-диастолический (КДО) и конечно-систолический объемы (КСО) левого желудочка (ЛЖ) (мл), фракцию выброса (ФВ, %), конечно-систолический размер левого предсердия (ЛП) [4]; индекс жесткости миокарда ЛЖ (ИЖМ, %) [7]; давление наполнения ЛЖ (ДНЛЖ, мм рт. ст.); размер правого желудочка (ПЖ, см); максимальный размер правого предсердия (см) [4]. Для оценки диастолической функции ЛЖ у всех больных с синусовым ритмом изучались трансмитральный кровоток методом импульсной допплер-эхокардиографии по стандартной методике [4], конечно-диастолическое давление ЛЖ (мм рт. ст.) [8]. Определялись следующие показатели: максимальная скорость потока периода раннего наполнения (Vе, см/с) - амплитуда первого пика трансмитрального кровотока; максимальная скорость потока периода позднего наполнения (Vа, см/с) - амплитуда второго пика трансмитрального кровотока; отношение Vе : Vа - отношение между амплитудами волн Е и А; время замедления периода раннего наполнения (Т(зам)e, c) [9]; время изоволюмического расслабления (IVRT, c) [4]; конечно-диастолическое давление левого желудочка (КДД, мм рт. ст.) определялось по формуле Stork T.V. et al. (1989) [8]. Оценку транспульмонального кровотока проводили по методике Н. Шиллера и соавт. [4]. Определяли: скорость систолического потока (Vсист., см/с) и ее интеграл (Iсист., см2); среднее давление в легочной артерии (ДЛАср) [10]. Спектр кровотока через трикуспидальный клапан подобен трансмитральному потоку, однако он больше зависит от фаз дыхания и меньше по амплитуде. Определялись аналогичные трансмитральному кровотоку скоростные параметры. Для дефиниции трофологического состояния больных ХСН рассчитывали индекс массы тела (ИМТ, кг/м2) и значение жировой массы тела (ЖМТ, кг) [11]. При помощи иммуноферментного метода определяли сывороточное содержание фактора некроза опухоли- (ФНО-), интерлейкина-1
(ИЛ-1), интерлейкина-4 (ИЛ-4) с использованием иммуноферментных наборов «ProCon-TNF», «ProCon-IL-1» и «ProCon-IL-4» «Протеиновый контур» (Россия) соответственно. Определение С-реактивного белка выполняли иммуноферментным методом, используя набор «CRP EIA KIT» производства фирмы «DAI» (США). Содержание апоптоз-опосредуемых факторов (растворимого рецептора CD95 (sCD95)
(APO-1,Fas) и белка р53) в сыворотке крови производили имуноферментным методом с использованием тест-систем «sCD95 (APO1/Fas) ELISA KIT» и «р53 ELISA KIT» фирмы «DIACLONE Research» (Франция) соответственно.

С целью моделирования функциональных классов ХСН использовали пошаговый регрессионный анализ [12, 13] Метод позволяет определить степень сопряженности между количественными параметрами, направление и форму существующей связи, а также отнести изучаемый объект к одной из нескольких групп [14]. Для интерпретации направления связи между переменными определялся знак («+» или «–») регрессионного коэффициента-. Таким образом, устанавливали – связь положительная или отрицательная. Пошаговый метод позволяет формировать модель признаков, характеризующих данное явление. На каждом этапе (шаге) в модель включается либо исключается какая-то независимая переменная, что дает возможность выделить совокупность наиболее "значимых" переменных. Это позволяет сократить число последних, описывающих зависимость до тех пор, пока уравнение не станет удовлетворительно описывать исходные данные. Включение и исключение переменных определяются при помощи F-критерия. В работе использовалось значение «F-включения»=2,0 и «F-исключения»=1,9
[15, 14]. Процедура выделения главных компонент подобна вращению, максимизирующему дисперсию (варимакс) исходного пространства переменных: на диаграмме рассеяния можно рассматривать линию регрессии как ось x, повернув ее так, что она совпадает с прямой регрессии. Таким образом, критерий (цель) вращения заключается в максимизации дисперсии (изменчивости) "новой" переменной (фактора) и минимизации разброса вокруг нее. С целью увеличения степени взаимоотношения переменных с зависимым параметром производили логарифмическую трансформацию непрерывных величин (результатов эхокардиоскопии, сывороточных уровней цитокинов и т. д .) [16].

Результатом регрессионного анализа является оценка коэффициентов математической модели – линейной регрессионной функции. Это линейный многочлен следующего вида:


y=1x1 + 2x2 + 3x3 + … + nxn,


где xi наиболее информативные из анализируемых признаков;

i – коэффициенты.

После формирования окончательной модели рассчитывали значение стандартной ошибки, R2, F, и р для всего уравнения. Модель считали лигитивной в случае p<0,05 для F [17, 14 ].

Данные представлены в виде М±m, где М - средняя величина;
m – стандартная ошибка средней величины. Расчеты проводились на IBM PC при помощи пакетов прикладных программ STATISTICA 6.0 (StatSoft Inc., США) и Statgraphics 2.3 (StatGraph Corp., США) [18].


^ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

При проведении множественного регрессионного анализа с пошаговым включением переменных были отобраны параметры, наилучшим образом описывающие модель больных с I ФК ХСН (таблица 1). Среди них такие, как высокие (по отношению к II-IV ФК ХСН) значения соотношения сывороточного уровня ФНО-? к его клеточному рецептору sCD95
(ФНО-? : sCD95), отображающего баланс системы индуктор-рецептор реализации апоптоза [19], КСО ЛЖ и максимальной скорости раннедиастолического потока транстрикуспидального кровотока (Vе (Т)), низкая величина КДД ЛЖ.


Таблица 1 - Регрессионная модель I функционального класса ХСН


Параметр

M  m

  m

p

ФНО-? : sCD95, ЕД

1,46  0,05

0,805  0,097

< 0,001

КДД, мм рт. ст.

10,69 ± 0,57

- 0,030  0,008

< 0,001

Vе (Т), см/с

45,72 ± 1,38

0,029  0,002

< 0,001

КСО, мл

89,22 ± 4,48

- 0,002  0,001

< 0,05

^ Примечание. Статистическая характеристика модели:

стандартная ошибка модели = 0,240; R2 = 0,969; F = 734,4; p<0,001


Регрессионная модель I ФК описывается следующим уравнением:


РМI ФК = 0,805 х (ФНО-?/sCD95) – 0,03 х (КДД) + 0,029 х (Vе(Т)) –

– 0,002 х (КСО).


Корреляционный анализ (табл. 2) выявил положительную зависимость между значением соотношения ФНО-? : sCD95 и величиной КДД ЛЖ (r=0,51; pr<0,05). Таким образом, для I ФК ХСН (в сравнении с II-IV ФК) характерны наиболее низкое значение КДД и КСО ЛЖ, высокая максимальная скорость раннедиастолического транстрикуспидального потока и величины соотношения ФНО-? : sCD95.


Таблица 2 - Взаимосвязи между переменными

регрессионной модели I ФК ХСН


Зависимые
переменные

ФНО-?/sCD95

КДД

Vе (Т)

ФНО-?/sCD95



r=0,51; pr<0,05

r=-0,19

КДД

r=0,51; pr<0,05



r=-0,19

Vе (Т)

r=-0,19

r=0,04



КСО

r=-0,05

r=-0,16

R=-0,18


В таблице 3 представлены отобранные при пошаговом регрессионном анализе параметры больных со II ФК ХСН. При использовании других показателей происходила дестабилизация системы.

Таблица 3 - Регрессионная модель II функционального класса ХСН


Параметр

M  m

  m

p

IVRT, с

0,108 ± 0,005

9,325  1,272

< 0,001

T(зам)e, с

0,210 ± 0,007

4,382  0,673

< 0,001

Ve/Va (Т), ЕД

0,89 ± 0,05

- 0,244  0,059

< 0,001

^ Примечание. Статистическая характеристика модели:

стандартная ошибка модели = 0,27; R2 = 0,958; F = 686,7; p < 0,001



РМII ФК = 9,325 х (IVRT) + 4,382 х (T(зам)e) – 0,244 х (Ve/Va (Т)).


Три переменные описывают регрессионную модель II ФК ХСН. Это высокие значения IVRT и периода замедления раннедиастолического трансмитрального потока, а также низкая величина соотношения максимальных скоростей транстрикуспидального кровотока [20, 21].

Корреляционный анализ не выявил достоверных взаимосвязей между зависимыми переменными регрессионной модели II ФК ХСН (табл. 4).


Таблица 4 - Взаимосвязи между переменными

регрессионной модели II ФК ХСН


Зависимые переменные

IVRT

T(зам)e

IVRT



r=0,12

T(зам)e

r=0,12



Ve : Va (Т)

r=0,04

r=0,23


Таким образом, для больных со II ФК ХСН наиболее значимым является увеличение временных и скоростных параметров, характеризующих диастолическую функцию миокарда ЛЖ.

Отобранные при пошаговом регрессионном анализе параметры больных III ФК ХСН представлены в таблице 5.

Регрессионная модель III ФК ХСН представлена девятью параметрами в нижеприведенном уравнении:


РМ III ФК = - 2,816 х (T(зам)e) – 0,657 х (Ve/Va(Т)) – 0,201 х (ФНО-
-?/sCD95)+0,117 х (Ve/Va(М)) + 0,110 х (ЛП) + 0,037 х (ИЖМ) +

+ 0,030 х (КДД) + 0,010 х (СРБ) + 0,006 х (ИЛ-1).


Таким образом, при III ФК ХСН значимыми являются уменьшение продолжительности периода замедления ранне-диастолического потока трансмитрального кровотока, соотношения пиковых скоростей транстрикуспидального кровотока, значения величины ФНО-? : sCD95; увеличение пиковых скоростей трансмитрального кровотока, диастолического размера ЛП, индекса жесткости миокарда ЛЖ, величины КДД ЛЖ, сывороточных уровней СРБ и ИЛ-1.


Таблица 5 - Регрессионная модель III функционального класса ХСН


Параметр

M  m

  m

p

T(зам)e, с

0,14 ± 0,012

- 2,816  0,490

< 0,001

Ve : Va (Т), ЕД

0,68 ± 0,03

- 0,657  0,072

< 0,001

ФНО-? : sCD95, ЕД

0,75  0,05

- 0,201  0,062

< 0,01

Ve : Va(М), ЕД

1,70 ± 0,04

0,117 ± 0,035

< 0,01

ЛП, см

4,82 ± 0,19

0,110  0,031

< 0,001

ИЖМ, ЕД

9,43 ± 0,29

0,037 ± 0,012

< 0,01

КДД, мм рт. ст.

17,32 ± 0,46

0,030 ± 0,007

< 0,001

СРБ, мг/л

8,4  0,9

0,010 ± 0,005

< 0,05

ИЛ-1, пг/мл

47,0  1,1

0,006 ± 0,002

< 0,01

^ Примечание. Статистическая характеристика модели:

стандартная ошибка модели = 0,19; R2 = 0,980; F = 718,7; p < 0,001

Корреляционный анализ зависимых переменных, вошедших в регрессионную модель III ФК ХСН, выявил следующие зависимости (табл. 6).

Таблица 6 - Взаимосвязи между переменными

регрессионной модели III ФК ХСН


Зави-симые
пере-менные

T(зам)

Ve:

Va (Т)

ФНО-?:

sCD95

Ve:

Va(М)

ЛП

ИЖМ

КДД

СРБ

T(зам)



r=0,15

r=0,10

r=-0,42;

pr<0,05

r=-
=-0,51;

pr<0,05

r=-0,64;

pr<0,05

r=-0,68;

pr<0,02

r=-0,36;

pr<0,05

Ve:

Va (Т)

r=0,15



r=-0,42;

pr<0,05

r=0,16

r=0,09

r=0,03

r=0,07

r=0,22

ФНО-? : sCD95

r=0,10

r=-0,42;

pr<0,05



r=-0,06

r=0,01

r=0,02

r=-0,03

r=-0,17

Ve: Va(М)

r=-0,42;

pr<0,05

r=0,16

r=-0,06



r=0,82;

pr<0,01

r=0,88;

pr<0,01

r=0,90;

pr<0,001

r=0,32;

pr<0,05

ЛП

r=-0,51;

pr < 0,05

r=0,09

r=0,01

r=0,82;

pr < 0,01



r=0,36;

pr < 0,05

r=0,39;

pr < 0,05

r=0,35;

pr < 0,05

ИЖМ

r=-0,64;

pr<0,05

r=0,03

r=0,02

r=0,88;

pr<0,01

r=0,36;

pr<0,05



r=0,76;

pr<0,01

r=0,29;

pr<0,05

КДД

r=-0,68;

pr<0,02

r=0,07

r=-0,03

r=0,90;

pr<0,001

r=0,39;

pr<0,05

r=0,76;

pr<0,01



r=0,32;

pr<0,05

СРБ

r=-0,36;

pr < 0,05

r=0,22

r=-0,17

r=0,32;

pr<0,05

r=0,35;

pr<0,05

r=0,29;

pr<0,05

r=0,32;

pr<0,05



ИЛ-1

r=-0,38;

pr<0,05

r=-0,35;

pr<0,05

r=0,35;

pr<0,05

r=0,32;

pr<0,05

r=0,42;

pr<0,05

r=0,37;

pr<0,02

r=0,39;

pr<0,05

r=0,77;

pr<0,01


Между сывороточным уровнем СРБ и значением КДД ЛЖ, а также ИЖМ ЛЖ выявлены положительные зависимости ((r= 0,32; pr < 0,05) и (r= 0,29; pr < 0,05) соответственно). Обнаружены положительная зависимость между уровнем данного протеина и диастолическим размером ЛП (r= 0,35; pr < 0,05), величиной Ve/Va(М) (r= 0,32;
pr < 0,05); отрицательная с продолжительностью времени замедления раннедиастолического трансмитрального потока (r= -0,36; pr < 0,05).

Между сывороточным уровнем ИЛ-1 и вышеперечисленными параметрами внутрисердечной гемодинамики также выявлены корреляционные зависимости подобной направленности и силы. Однако в данном случае обнаружены зависимость и с величиной соотношения пиковых скоростей транстрикуспидальных потоков (r= -0,35; pr < 0,05); положительная зависимость с сывороточным уровнем СРБ (r= 0,77;
pr < 0,01) и умеренно-выраженная с величиной ФНО-?/sCD95 (r= 0,35;
pr < 0,05). Что касается величины ФНО-? : sCD95, то она коррелирует только с одним параметром внутрисердечной гемодинамики – с Ve :
Va (Т) (r= -0,42; pr < 0,05).

Величина КДД ЛЖ коррелирует с ИЖМ (r= 0,76; pr < 0,01), с диастолическим размером ЛП (r= 0,39; pr < 0,05), с величиной Ve/Va(М) (r= 0,90; pr < 0,001) и с временем замедления трансмитрального потока (r= -0,68; pr < 0,02). Подобные зависимости выявлены и для величин ИЖМ ЛЖ, ЛП, Ve/Va(М).

Таким образом, при III ФК ХСН наиболее значимыми являются прогрессирующее (по сравнению с больными с I и II ФК ХСН) нарушение диастолической функции миокарда как левого, так и правого желудочков [22] и увеличение содержания в сыворотке провоспалительных агентов, реверсия соотношения индуктор/рецепция апоптоза; уменьшение продолжительности периода замедления раннедиастолического потока трансмитрального кровотока, соотношения пиковых скоростей транстрикуспидального кровотока, значения величины ФНО-?/sCD95; увеличения пиковых скоростей трансмитрального кровотока, диастолического размера ЛП, индекса жесткости миокарда ЛЖ, величины КДД ЛЖ, сывороточного уровня СРБ и ИЛ-1. Следует также отметить, что между параметрами диастолической дисфункции миокарда желудочков и показателями ИЛ-1 и СРБ определяются достоверные корреляционные зависимости.

Отобранные при пошаговом регрессионном анализе параметры в группе больных с IV ФК ХСН представлены в таблице 7.


Таблица 7 - Регрессионная модель IV функционального класса ХСН


Параметр

M  m

  m

p

ИМТ, кг/м2

17,9  1,2

- 1,214  0,268

< 0,001

sCD95, пг/мл

132,5  12,7

0,874  0,092

< 0,001

T(зам)e, с

0,12 ± 0,011

- 0,560 ± 0,022

< 0,05

ФНО-, пг/мл

91,9 ± 2,5

0,265 ± 0,072

< 0,01

СРБ

14,4 ± 1,4

0,162 ± 0,08

< 0,02

ПЖ, см

3,66 ± 0,18

0,110 ± 0,036

< 0,001

р53, ЕД/мл

6,63  0,96

- 0,049 ± 0,010

< 0,001

КДО, мл

230,19 ± 4,04

0,004 ± 0,001

< 0,001

ФВ,%

21,60 ± 1.51

- 0,004 ± 0,001

< 0,001

ДЛАср, мм рт. ст.

37,34 ± 3,35

0,002 ± 0,001

< 0,01

^ Примечание. Статистическая характеристика модели:

стандартная ошибка модели = 0,16; R2 = 0,99; F=1200,8; p<0,001


При использовании других показателей, в дополнение к уже существующим, происходило уменьшение значения коэффициента F (ниже установленного уровня) у последних, что свидетельствовало о дестабилизации системы.

Десять параметров наилучшим образом описывают регрессионную модель IV ФК ХСН:


РМIV ФК = – 1,214 х (ИМТ) + 0,874 х (sCD95) – 0,560 х (T(зам)e) +
+ 0,265 х (ФНО-) + 0,162 х (СРБ) + 0,110 х (ПЖ) – 0,049 х (р53) +
+ 0,004 х (КДО) – 0,004 х (ФВ) + 0,002 х (ДЛАср).


На основании полученных данных можно отметить, что при IV ФК ХСН наиболее значимо: снижение массы тела (ИМТ), увеличение сывороточного уровня сигнальных молекул апоптоза (sCD95 и р53), концентрации ФНО-, СРБ; рост значения КДО левого и диастолического размеров правого желудочка, давления в легочной артерии, снижение
ФВ ЛЖ, укорочение периода замедления раннедиастолического потока трансмитрального кровотока.

Корреляционный анализ зависимых переменных регрессионной модели IV ФК позволил определить следующие закономерности (табл. 8).


Таблица 8 - Взаимосвязи между переменными

регрессионной модели IV ФК ХСН


Зави-симые пере-мен-ные

ИМТ

sCD95

T(зам)e

ФНО-

C-РП

ПЖ

р53

КДО

ФВ

sCD95

r=-0,81;

pr<0,02



r=0,11

r=0,42;

pr<0,05

r=0,55;

pr<0,02

r=0,24

r=0,37;

pr<0,05

r=0,41;

pr<0,05

r=-0,39;

pr<0,05

T(зам)e

r=0,16

r=0,11



r-0,40;

p<0,05

r=-0,27

r=0,07

r=0,01

r=-0,77;

pr<0,001

r=0,71;

pr<0,01

ФНО-

r=-0,41

r=0,42;

pr<0,05

r=-0,40;

pr<0,05



r=0,48;

pr<0,05

r=0,52;

pr<0,05

r=0,36;

pr<0,05

r=0,58;

pr<0,05

r=-0,61;

pr<0,01

CРБ

r=-0,22

r=0,55;

pr<0,02

r=-0,27

r=0,48;

pr<0,05



r=0,29

r=0,31

r=0,38;

pr<0,05

r=-0,31;

pr<0,05

ПЖ

r=-0,35;

pr<0,05

r=0,24

r=0,07

r=0,52;

pr<0,05

r=0,29



r=-0,46;

pr<0,05

r=0,58;

pr<0,01

r=-0,40;

pr<0,05

р53

r=-0,02

r=0,37;

pr<0,05

r=0,01

r=0,36;

pr<0,05

r=0,31

r=-0,46;

pr<0,05



r=0,34

r=0,17

КДО

r=-0,47;

pr<0,05

r=0,41;

pr<0,05

r=-0,77;

pr<0,001

r=0,58;

pr<0,05

r=0,38;

pr<0,05

r=0,58;

pr<0,01

r=0,34



r=-0,88;

pr<0,001

ФВ

r=0,38;

pr<0,05

r=-0,39;

pr<0,05

r=0,71;

pr<0,01

r=0,61;

pr<0,01

r=-0,31;

pr<0,05

r=-0,40;

pr<0,05

r=0,17

r=-0,88;

pr<0,001



ДЛАср

r=-0,36;

pr<0,05

r=0,48;

pr<0,05

r=-0,40;

pr<0,05

r=0,78;

pr<0,001

r=0,18

r=0,69;

pr<0,001

r=0,07

r=0,59;

pr<0,001

r=-0,70;

pr<0,001


Выявлена достоверная (pr < 0,02) отрицательная корреляционная зависимость (r= -0,81) между сывороточным уровнем sCD95 и значением ИМТ. Обнаружена положительная зависимость между данным параметром (sCD95) и уровнем ФНО- (r= 0,42; pr < 0,05), С-РП (r= 0,55; pr < 0,02), содержанием р53 (r= 0,37; pr < 0,05). Следует отметить, что у больных с IV ФК ХСН обнаружены корреляционные взаимосвязи между уровнем sCD95 и такими параметрами морфо-функционального состояния ЛЖ, как КДО (r= 0,41; pr < 0,05), ФВ (r= -0,39; pr < 0,05), а также давление в легочной артерии (r= -0,36; pr < 0,05). Установлена положительная зависимость между сывороточным уровнем протеина
р53 и концентрацией ФНО- (r= 0,36; pr < 0,05), а также отрицательная с размером ПЖ в диастолу (r= -0,46; pr < 0,05).

Уровень ФНО- положительно коррелировал с сывороточным содержанием СРБ (r= 0,48; pr < 0,05). Возможно также отметить, что ряд параметров внутрисердечной гемодинамики находится в зависимости с сывороточным уровнем данного цитокина: положительная между ФНО- и КДО ЛЖ (r= 0,58; pr < 0,05), диастолическим размером ПЖ (r= 0,52; pr < 0,05), давлением в легочной артерии (r= 0,78; pr < 0,05); отрицательная с ФВ ЛЖ (r= -0,61; pr < 0,01) и с временем замедления раннедиастолического потока (r= -0,40; pr < 0,05). Подобные направленности взаимосвязей выявлены между уровнем СРБ и значениями КДО, ФВ ЛЖ.

Установлены зависимости между величиной ИМТ больных с IV ФК ХСН и параметрами морфо-функционального состояния сердца. Величина ИМТ находится в обратной зависимости от диастолического размера ПЖ (r= -0,35; pr < 0,05), значения КДО ЛЖ (r= -0,47; pr < 0,05), уровня давления в легочной артерии (r= -0,36; pr < 0,05) и в прямой зависимости со значением ФВ ЛЖ (r= 0,38; pr < 0,05).

При проведении корреляционного анализа с вовлечением зависимых переменных регрессионной модели были обнаружены взаимосвязи между параметрами внутрисердечной гемодинамики. Так, выявлена отрицательная взаимосвязь между значениями КДО и ФВ ЛЖ (r= -0,88; pr < 0,001); КДО ЛЖ и продолжительностью времени замедления ранне-диастолического трансмитрального потока (r= -0,77; pr < 0,001); прямая зависимость между КДО ЛЖ и диастолическим размером ПЖ (r= 0,58; pr < 0,01), а также ДЛАср (r= 0,59; pr < 0,001). Обнаружена отрицательная зависимость между ФВ ЛЖ и размером ПЖ в диастолу (r= -0,40; pr < 0,05), ФВ ЛЖ и ДЛАср (r= -0,70; pr < 0,001), положительная - между ФВ ЛЖ и T(зам)e (r= 0,71; pr < 0,01). Определяется положительная взаимосвязь между ДЛАср и размером ПЖ (r= 0,69; pr < 0,001), обратная - между давлением в легочной артерии и T(зам)e (r= -0,40; pr < 0,05).

Таким образом, наиболее характерными чертами IV ФК ХСН являются снижение массы тела, увеличение сывороточного уровня сигнальных молекул апоптоза (sCD95 и р53), концентрации ФНО-, СРБ, рост значения КДО левого и диастолического размеров ПЖ, давления в легочной артерии, снижение ФВ ЛЖ, укорочение периода замедления раннедиастолического потока трансмитрального кровотока. Определяются корреляционные зависимости между трофологическим статусом (ИМТ) больных и сывороточными уровнями сигнальных молекул апоптоза, ФНО-, СРБ. Концентрации вышеперечисленных гуморальных факторов находятся в зависимости с параметрами
морфо-функционального состояния сердца. Необходимо отметить, что при IV ФК ХСН обнаруживаются зависимости между ИМТ и параметрами внутрисердечной гемодинамики. Исходя из полученных результатов, следует, что каждый функциональный класс характеризуют следующие параметры:

1) для I ФК ХСН (по сравнению с II-IV ФК) характерны наиболее низкое значение КДД и КДО ЛЖ, высокая максимальная скорость ранне-диастолического транстрикуспидального потока и величина соотношения ФНО-?/sCD95, а также взаимосвязь повышения сывороточного уровня ФНО-? и КДД. Для больных со II ФК ХСН наиболее значимым является увеличение временных и скоростных параметров, характеризующих диастолическую функцию миокарда ЛЖ;

2) при III ФК ХСН наиболее значимыми являются прогрессирующее
(в сравнении с больными с I и II ФК ХСН) нарушение диастолической функции миокарда как левого, так и правого желудочков и увеличение содержания в сыворотке провоспалительных агентов, реверсия соотношения индуктор/рецепция апоптоза; уменьшение продолжительности периода замедления раннедиастолического потока трансмитрального кровотока, соотношения пиковых скоростей транстрикуспидального кровотока, значения величины ФНО-?/sCD95; увеличение пиковых скоростей трансмитрального кровотока, диастолического размера ЛП, индекса жесткости миокарда ЛЖ, величины КДД ЛЖ, сывороточного уровня СРБ и ИЛ-1. Следует также отметить, что между параметрами диастолической дисфункции миокарда желудочков и ИЛ-1, СРБ определяются достоверные корреляционные зависимости;

3 десять параметров наилучшим образом характеризуют регрессионную модель IV ФК ХСН: снижение массы тела больных, увеличение сывороточного уровня сигнальных молекул апоптоза (sCD95 и р53), концентрации ФНО-, СРБ, рост значения КДО левого и диастолического размеров ПЖ, давления в легочной артерии, снижение ФВ ЛЖ, укорочение периода замедления раннедиастолического потока трансмитрального кровотока. Концентрации вышеперечисленных гуморальных факторов находятся в зависимости с параметрами морфо-функционального состояния сердца, параметрами трофологического статуса (ИМТ).

SUMMARY


124 patients with CHF of I-IV FC were examined, of middle age 64,3  5,1 years. Patients were divided into 4 groups according to FC of CHF. The multiple regressive analysis with step including of variables was made with aim of modeling of FC of CHF as a result were choosed parameters that describe the model of FC in the best way. Regressive models of FC of CHF were built according to parameters of hemodynamics, serum levels of antiinflammatory cytokines interleukin-1 and tumor necrosis factor-, proinflammatory cytokine interleukin-4, C-reactive protein and apoptosis-mediated factors (soluble receptor CD95 (sCD95) (APO-1,Fas) and p 53).


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. ACC/AHA Guidelines for the Evaluation and Management of Chronic Heart Failure in the Adult. A rapport of the American College of Cardiology / American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. 2001, by the American College of Cardiology and the American Heart Association, inc. – 55 p.

  2. Класифікація хронічної серцевої недостатності. Рекомендації з лікування хронічної серцевої недостатності / Робоча група Українського наукового товариства кардіологів. – Київ: Четверта хвиля, 2002. – 20 с.

  3. Статистично-аналітичний довідник стану здоров’я населення України у зв’язку з захворюваністю системи кровообігу. – Київ, 2000. – 66 с.

  4. Шиллер Н., Осипов М.А. Клиническая эхокардиография. – М., 1993. – 347 с.

  5. Feigenbaum H. Echocardiography. – Philadelphia: Lea  Febiger, 1994. – 5-th ed. –696 p.

  6. Teicholz L.E., Kreulen T., Herman M.V. Problems in echo-cardiographic volume determinations: echocardiography correlation // Circulation. – 1972. – Vol.46, Suppl. 11. – P. 7-11.

  7. Атьков О.Ю., Сергакова Л.М., Митина И.Н. Ультразвуковые методы исследования сердца // Болезни сердца и сосудов: Руководство для врачей: В 4 т.
    / Под ред. Е.И. Чазова. – М.: Медицина, 1992. – Т. 1. – С. 318-382.

  8. Stork T.V., Muller R.M., Riske S.G. Noninvasive measurement of left ventricular filling pressures by means of transmitral pulsed Doppler ultrasound // Amer. J. Cardiol. – 1989. – Vol.64, №10. – P. 655-660.

  9. Nishimura R.A., Abel M.D., Tajik A.J. Assessment of diastolic function of the heart: background and current applications of Doppler echocardiography. Part II. Clinical studies // Mayo Clin. Proc. – 1989. – Vol.64. – P. 181-204.

  10. Kwan-Leung K., Chan L. Comparison of three Doppler ultrasound methodik the Prediction of Pulmonary Artery Pressure // J. of Am. Coll. of Cardiol. – 1987. -Vol.9, №3. –
    P. 549-554.

  11. Стандарты обследования больного с ХСН со сниженной массой // Сердечная недостаточность. – 2001. – №3. - Том 2.

  12. Гринхальх Т. Основы доказательной медицины / Пер. с англ. – М.:
    ГЕОТАР-МЕД, 2004. – 240 с.

  13. Гланц С. Медико-биологическая статистика / Пер. с англ.–М.: Практика, 1998. –
    474 c.

  14. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. – М.: МедиаСфера, 2002. – 312 с.

  15. Бикел П., Доксам К. Математическая статистика / Пер. с англ. Ю.А. Данилова. – М.: Финансы и статистика, 1983. – Вып. 2. – 254 с.

  16. Прогностическое значение средней частоты сердечных сокращений и вариабельности ритма сердца, оцененных за короткое время в стандартных условиях в ранние сроки инфаркта миокарда / И.С. Явелов, А.Д. Деев, Е.Е. Травина, Н.А. Грацианский
    // Кардиология. – 1999. – № 6. – С. 6-13.

  17. Боровиков В.П., Ивченко Г.И. Прогнозирование в системе STATISTICA® в среде Windows. – М.: «Финансы и статистика», 2000. – 321 с.

  18. Платонов А.Е. Статистический анализ данных в медицине и биологии: задачи, терминология, логика, компьютерные методы. – М.: Изд-во РАМН, 2000. – 250 с.

  19. Apoptosis of hematopoietic progenitor cells and increased activation of the TNFa/Fas death pathway within the mouse bone marrow in congestive heart failure / P.O. Iversen, P.R. Woldbaek, T. Toennessen, G. Christensen // European Heart Journal. – 2001. –
    Vol. 22 (Abstr. Suppl). – P. 397.

  20. Stoian I., Ginghina C.,Coman I. The relation between right ventricular ejection fraction and left ventricular wall motion score // E. Heart J. – 2001. – Vol. 22 (Abstr. Suppl) . – P. 580.

  21. Survival after the onset of congestive heart failure in Framingham Heart Study subjects
    / K.K.L. Ho, K.M. Anderson, W.B. Kannel et al. // Circulation. - 2000. - Vol. 88. -
    P. 107-115.

  22. Swynghedauw В. Molecular mechanisms of myocardial remodeling // Physiological Reviews. - 1999. -Vol.79 (1).-P.215-262.


Поступила в редакцию 26 сентября 2005 г.

Схожі:

Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconЗначение интерлейкинов в прогрессировании хронической сердечной недостаточности у больных пожилого возраста с ишемической болезнью сердца мохамед Хассан Мохамед Сид Ахмед, асп
Сновные положения о роли цитокинов необходимо учитывать при лечении хронической сердечной недостаточности при ишемической болезни...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconУдк 616. 12 Некоторые вопросы профилактики хронической сердечной недостаточности у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями
В связи с не вполне удовлетворительными результатами лечения больных с хронической сердечной недостаточностью (хсн) и неблагоприятным...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconЛечение артериальной гипертензии, ишемической болезни сердца и хронической сердечной недостаточности у больных пожилого возраста
Автор: Дядык А. И., Багрий А. Э., Щукина Е. В., Холопов Л. С., Цыба И. Н., Приколота О. А., Христуленко А. Л., Багрий Е. А. Донецкий...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconКак неспецифический маркер воспаления у больных с хронической сердечной недостаточностью в пожилом возрасте мохамед Хасан Мохамед Сид Ахмед, аспирант
...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconСекция терапии
Вариабельность ритма сердца: связь с клиническими проявлениями сердечной недостаточности и желудочковыми аритмиями
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconВлияние магния оротата на липидный обмен у больных хронической сердечной недостаточностью с сопутствующим сахарным диабетом 2 типа

Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconСимпозиум «Современные подходы к лечению больных с хронической сердечной недостаточностью с систолической дисфункцией левого желудочка»
...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconНекоторые аспекты оценки качества жизни больных пожилого возраста с хронической сердечной недостаточностью м. Х. М. Сид Ахмед
При решении этой задачи необходимо учитывать важные медицинский и этический аспекты – уровень качества жизни (КЖ) пациента пожилого...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconРиндіна Н. Г., Кравчун П. Г., Паштиани Р. В
...
Хронической сердечной недостаточности п. Г. Кравчун*; Ю. Н. Мозговая*; И. Д. Рачинский** iconМозговая Г. П., доктор психологических наук нпу им. М. Драгоманова
Позитивный психологический климат в семье как основа психофизического здоровья и поведения у детей
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи