Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми icon

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми




Скачати 278.92 Kb.
НазваРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Дата16.07.2012
Розмір278.92 Kb.
ТипДокументи



Розділ 1 Економіка природокористування і еколого-економічні проблеми




УДК [502/504+574](476-751.2)(082)


С.Д. Калашник, В.В. Сабадаш1


Социально-экономические и экологические факторы

формирования государственной политики

сохранения природно-ресурсного потенциала


В статье систематизированы социо-эколого-экономические факторы, определяющие тенденции и особенности формирования эффективной государственной политики сохранения природно-ресурсного потенциала.


Постановка проблемы исследования в общем виде

и ее взаимосвязь с важными научно-практическими задачами

Природно-ресурсный потенциал является ключевым компонентом социально-экономических систем, обеспечивающим поступательное их развитие. В условиях формирования социо-эколого-экономических предпосылок перехода к устойчивому развитию вопросы охраны окружающей среды, сохранения и эффективного использования природно-ресурсного потенциала социально-экономическими системами приобретают особую актуальность. Эффективное управление природным капиталом – важнейшая предпосылка достижения задекларированных целей устойчивого развития (Окружающая, 2002, с. 20–21).

В условиях трансформации социально-экономических систем возрастают значимость природно-ресурсного обеспечения и важность разработки и внедрения в практику хозяйствования адекватных механизмов и инструментов управления ресурсным потенциалом (Природно-ресурсна, 2006). Вопросам сохранения биоразнообразия уделяется особое внимание в разрабатываемой Стратегии национальной экологической политики на период до 2020 г.

Биологическое разнообразие является основным ресурсом, обеспечивающим воспроизводство социально-экономических и природных систем и способствующим их устойчивому развитию. Биоразнообразие – это вариабельность живых организмов из всех источников, включая наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются (Конвенция, 1992). В ст. 20 настоящей Конвенции отмечается, что страны, присоединившиеся к ней, берут на себя обязательство обеспечивать финансовую поддержку и стимулы в отношении тех видов деятельности на национальном уровне, которые направлены на достижение целей охраны живой природы.

В итоговом документе «Саммита тысячелетия» (World, 2002) – «Декларации тысячелетия» – мировое сообщество в лице государств-членов ООН выражает глубокую озабоченность состоянием окружающей среды и подтверждает обязательства по поддержанию усилий, направленных на решение приоритетных экологических задач с целью формирования условий и предпосылок устойчивого развития. Так, «Цель 7: обеспечить экологическую устойчивость» «Декларации тысячелетия» рекомендует внедрение принципов устойчивого развития в политику и программы социо-эколого-экономического развития стран с тем, чтобы «положить начало тенденции к сокращению потерь экологических ресурсов» (Окружающая, 2002). Основными направлениями, способствующими реализации этой цели, определены сокращение потребления энергоресурсов как на единицу ВВП, так и домохозяйствами, а также сокращение выбросов двуокиси углерода и потребление озоноразрушающих хлорфторуглеродов. При этом приоритетным является сохранение биоразнообразия, чему должны способствовать:

    • увеличение доли территорий, покрытых лесами;

    • расширение территорий, охраняемых для сохранения биоразнообразия;

    • предотвращение процессов опустынивания;

    • внедрение и широкое использование странами в проведении экологической политики адекватных механизмов и инструментов управления природными ресурсами: земельными, водными, лесными.


Анализ последних исследований и публикаций,

в которых положено начало решению данной проблемы

Темпы потребления ограниченных материальных (и в первую очередь природных) ресурсов социально-экономическими системами уже привели к значительному сокращению объемов как самих ресурсов, так и возможностей систем. Дисбаланс в системе «окружающая среда – экономика» вызван прежде всего нерациональным природопользованием (т.н. «ресурсными режимами») (Сабадаш, 2007б), что приводит к ограниченности природных ресурсов (Сабадаш, 2007а; Сабадаш, 2008б), и серьезным структурным сдвигам в структуре национальных хозяйств. Особенно эти проблемы актуальны для национальных экономик, в структуре которых преобладают энерго- и топливоемкие производства и экспорт которых является ресурсоемким (Данилишин, 2006).

Научно-методические и практические аспекты сохранения природно-ресурсного потенциала довольно детально исследованы в трудах украинских и зарубежных ученых: Балацкого О.Ф., Борщевского П.П., Буркинского Б.В., Бобылева С.Н., Веклич О.А., Гусева А.А., Данилишина Б.М., Мельника Л.Г., Мишенина Е.В., Неверова А.В., Перелета Р.А., Потравного И.М., Реймерса Н.Ф., Телиженко А.М., Харичкова С.К., Хенса Л., Хвесика М.А., Шимовой О.С. и др.

Вместе с тем, опираясь на достигнутые результаты и накопленный богатый опыт, в условиях ограниченности ресурсов, жесткой конкурентной борьбы за них и высокой вероятности возникновения крупномасштабных экологических конфликтов (ЭК) (Сабадаш, 2007а; Сабадаш, 2008в) вопросы сохранения биоразнообразия приобретают международный характер, что требует учета особенностей и специфики тенденций международного сотрудничества в этой области и глобального характера природно-ресурсных проблем. Необходимость такого подхода объясняется многоаспектностью и многогранностью проблемы, поскольку она затрагивает эколого-экономические интересы широкого круга экономических субъектов – от индивидуума до экономических союзов государств. Также в этом плане особо актуальными являются проблемы сохранения биоразнообразия на межгосударственном уровне в условиях трансграничного сотрудничества (Лукаш, 2006; 2008).


Постановка задачи

Цель данной статьи – структурирование, анализ влияния и исследование характера проявлений системы эколого-экономических факторов, определяющих тенденции современного природопользования, в процедурах формирования эффективной государственной политики сохранения природно-ресурсного потенциала.


Изложение основного материала исследования

В рыночной экономике биоресурсы, как и любые другие, являются неотъемлемым элементом сложной системы экономических отношений и носителем стоимости. В социально-экономических системах они выполняют важные функции: 1) биоразнообразие является производственным фактором экономических систем; 2) биоразнообразие является средством защиты биопродуктивных факторов экономических систем; 3) биоразнообразие является источником средств защиты здоровья человека и 4) биоразнообразие является источником информации (Мельник, 2008). Именно такая природа биоресурса позволяет применять к его оценке экономические методы. Эффективность сохранения биоразнообразия (как, впрочем, любого другого ограниченного ресурса) определяется соотношением выгод и затрат.

Наиболее действенными и эффективными стимулами снижения антропогенной нагрузки на биоресурсы и экосистемы являются экономические. Принятие решения о прямом использовании потенциала природного ресурса должно базироваться на всеобъемлющей оценке экономического эффекта и альтернативной оценке выгодности его функций как биологической ценности с учетом времени. Однако в силу своей специфичности определение выгод (эффектов) от сохранения биоресурса осложняется диспропорциями в распределении эффектов и «общими системными недостатками в теории и практике современной экономической науки» (Бобылев, 2008).

Таким образом, актуальными остаются вопросы совершенствования процедур и методических подходов к экономической оценке выгод/издержек от сохранения биоразнообразия как на локальном, так и международном уровнях. В связи с этим интерес представляют систематизация и анализ эколого-экономических факторов, определяющих тенденции в современной системе природопользования в странах транзитивной экономики. На наш взгляд, основными группами факторов, которые способствуют уменьшению биоразнообразия, являются такие.

Первая группа факторов: несовершенство механизмов и инструментов ресурсопользования в условиях рынка.

^ Проблемы ценообразования на природные ресурсы и услуги: в рыночной экономике, где стоимость ресурса должна определяться его ценностью, во многих случаях такие оценки либо неадекватны, либо вообще отсутствуют; такое явление называется «провалами рынка» (Бобылев, 2008).

^ Формирование рентной политики, предоставление субсидий, налоговых льгот, пр. К сожалению, во многих странах с неразвитой или переходной экономикой рентные подходы в природопользовании не отвечают целям эффективного ресурсопользования: «необхідно вдосконалити механізм платності за природні ресурси, забезпечити його відповідність реальній їх вартості. Діючі платежі в більшості випадків не відповідають рентному доходу, який може забезпечити природно-ресурсний потенціал» (Данилишин, 2006, с. 97). Многие предприятия в условиях отсутствия рыночной конкуренции получают экономические преимущества за счет протекционистских мер, предоставляемых государством льгот, субсидий на покрытие завышенных производственных и административных издержек, экспортных субсидий, налоговых льгот и пр., что не способствует внедрению ресурсосберегающих технологий.

^ Сложности экономической оценки эффекта использования природного ресурса, альтернативной выгоды, экологического ущерба, вследствие чего экономический субъект может принять неверное решение по поводу использования природного ресурса, территории с биологическими ресурсами. Часто экономический субъект осознанно выбирает альтернативные варианты использования ресурса (территории) в пользу «быстрой» выгоды в краткосрочном периоде, например, интенсивное земле- и лесопользование (ведение сельского хозяйства, лесозаготовка, охота, пр.), развитие инфраструктуры (строительство дорог, жилых и промышленных объектов, пр.).

^ Несовершенство экономико-правовых механизмов приобретения прав собственности на природные ресурсы – один из главных факторов возникновения ЭК между субъектами природопользования. Именно такие механизмы определяют права, возможности и ответственность субъектов природопользования через сложную систему режимов доступа, управления и использования ресурса (Сабадаш, 2007б). Как показывает практика хозяйствования и ресурсопользования, очень часто государство является наименее эффективным собственником, поэтому «нівелювати протиріччя між екологією й економікою можна на підставі поступової трансформації загальної державної власності на природні ресурси і відповідного реформування системи управління ресурсокористування, вирішення проблем ефективного використання природно-ресурсного потенціалу країни і деяких активів, які знаходяться в державній чи в змішаній власності» (Данилишин, 2006, с. 98).

^ Отсутствие адекватной политики экологического налогообложения, экологических штрафов, пр. Этот фактор является следствием неэффективной рентной политики, проводимой государством, и отсутствия четкой нормативно-правовой базы относительно прав собственности на природные ресурсы. Зачастую ставки экологических сборов являются довольно низкими, культура их уплаты ресурсопользователями только формируется, правовые и законодательные процедуры сбора и соответствующего контроля не урегулированы.

^ Неэффективная ресурсная и секторальная политика прежде всего в химической, металлургической и энергетических отраслях, сельском, лесном и рыбном хозяйстве. Кризисные явления в экономике, особенно в промышленных ее секторах, должны послужить толчком к широкому внедрению в практику хозяйствования эффективных стратегий использования природно-ресурсного потенциала. Ресурсосбережение рассматривается как ключевой качественный фактор роста экономики на ближайшую перспективу.

^ Нестабильность экономики порождает у экономических субъектов невозможность или нежелание реализации долгосрочных проектов, большинство которых является именно экологическими. В условиях ограниченности ресурсов (прежде всего финансовых и кадровых) и институциональных возможностей, снижения инвестиционной активности, спада промышленного производства и роста индекса потребительских цен акценты в приоритетности природоохранных затрат существенно смещаются в сторону сокращения количества экопроектов и объемов их финансирования.

^ Ресурсоемкая направленность экспортного потенциала: в слабо диверсифицированных экономиках ресурсоемкие экспортоориентированные секторы обеспечивают значительные объемы финансовых поступлений в бюджеты государства и промышленных корпораций, при этом практически весь экологический ущерб остается в стране-экспортере.

^ Решение тактических задач при формировании прибыли бизнеса, эксплуатирующего природные ресурсы (нефть, газ, лес, биоресурсы, руды, пр.). В совокупности с неадекватной рентной политикой такие действия не способствуют созданию материальной и технической основы для развития высокотехнологичных и наукоемких секторов экономики.

Вторая группа факторов: неразвитость и неэффективность институциональных подходов и инструментария для решения проблем сохранения природно-ресурсного потенциала.

^ Несбалансированная инвестиционная политика, ведущая к росту диспропорции между ресурсоэксплуатирующими и перерабатывающими, обрабатывающими и инфраструктурными отраслями экономики.

^ Отсутствие четкой и стратегически ориентированной экополитики, концепций, стратегий, направленных на сохранение биоразнообразия и достижение устойчивого развития. Несмотря на созданные правительственные организационные структуры (министерства, ведомства, комитеты, комиссии), отвечающие за формирование и проведение соответствующей политики в области природопользования и охраны окружающей среды, во многих случаях они не могут в силу разных причин и обстоятельств обеспечить приоритетность экополитики в общей системе социо-экономических и политических приоритетов государства. Нередко возникают и проблемы функционального характера: природоохранные функции и функции управления таких учреждений дополняются (или объединяются, дублируются) с другими, не свойственными им, что приводит к конфликту интересов. Частые реорганизации природоохранных ведомств, финансирование по «остаточному» принципу, делегирование, дробление, дублирование их функций, разделение ответственности и функций контроля также не способствуют формированию эффективной экополитики и системы адекватного мониторинга. Как отмечается в (Данилишин, 2006, с. 97): «... існуюча в Україні система контролю в галузі охорони навколишнього природного середовища є недостатньо оперативною та ефективною внаслідок дублювання функцій державного контролю низкою центральних органів виконавчої влади. Крім того, ради всіх рівнів та місцеві державні адміністрації також наділені правами здійснювати державний контроль, але керівники місцевих органів влади не несуть відповідальності за порушення вимог природоохоронного законодавства. Недоліки чинного законодавства разом з відсутністю чіткого розмежування функцій і координації діяльності між різними спеціально уповноваженими органами ускладнюють контроль за виконанням вимог природоохоронного законодавства і породжуть численні порушення». Частые реорганизации украинских природоохранных ведомств за несколько последних лет существенно снизили эффективность их работы: национальная экополитика утратила стратегические ориентиры и целостность, возникли серьезные проблемы с финансированием природоохранных программ, использованием материально-технической базы и кадрового ресурса.

^ Недостаточное (а в ряде случаев и неэффективное) участие общественных, экологических и неправительственных организаций в процессах принятия экологически важных решений и реализации экопроектов. Несмотря на то, что в последнее время общественные организации и объединения стали более активно участвовать в процессах принятия экологически важных решений, степень их влияния и возможности контроля принятых решений остаются довольно низкими, т.е. открытость экологической политики оставляет желать лучшего. Первоочередными задачами в этой области являются: расширение доступа заинтересованных лиц к информации по экопроектам и решениям; информационная пропаганда и поддержка экопроектов и экоакций; освещение вопросов экополитики в СМИ; публикации материалов, касающихся экопроектов, результатов дебатов и обсуждений по ним, пр. Отмечая достигнутый прогресс, следует обратить внимание на необходимость упрощения процедур доступа и участия общественности (территориальных общин) в экологически значимых действиях и решениях.

^ Неразработанность и/или неадекватность норм, стандартов, соглашений, квот, лицензий, регулирующих сферу природопользования. Примером могут служить процедуры гармонизации требований и норм природоохранных документов ЕС к национальным законодательствам: существует необходимость унифицировать не только процедуры оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), стратегической экологической оценки (СЭО) и комплексного предотвращения и ограничения загрязнения в организационно-функциональном плане, но и наполнить их конкретными правовыми нормами, полномочиями, правами и обязанностями субъектов ресурсопользования, подкрепить обоснованными стандартами, нормами, лимитами, которые должны строго соблюдаться участниками рынка.

^ Неосведомленность заинтересованных лиц (чаще всего на региональном и локальном уровнях) о необходимости учета косвенных эффектов (экономического, социального, культурного, просветительского) от сохранения природно-ресурсного потенциала.

Третья группа факторов: низкая эффективность государственной экологической политики, в т.ч. международной.

Проблемы адаптации международной законодательно-нормативной базы к особенностям национальной. Как правило, во многих странах приняты и действуют рамочные законы об охране окружающей среды, однако подзаконные акты второго уровня нередко отсутствуют (их введение откладывается на какой-либо срок по сравнению с вступлением в силу основного закона) или носят неполный характер. К тому же существуют серьезные проблемы с их выполнением и надзором за соблюдением. Такая ситуация приводит к несоответствию между нормативно-законодательными актами первичного и вторичного экологического законодательства. Приоритетным в этом направлении для Украины остается дальнейшая гармонизация национального природоохранного законодательства с европейскими нормами и требованиями. Важным аспектом законодательного сопровождения многосторонних природоохранных соглашений (МПС) является недопущение разработки национальной нормативно-правовой базы после ратификации МПС, без учета потребностей в организационно-институциональных, финансовых и кадровых ресурсах. Унификации и адаптации требуют правовая, нормативно-законодательная и организационно-экономическая базы.

^ Проблемы интеграции национальной экополитики в международную. Ключевую роль в проведении международной экополитики играют МПС. Украина является активным участником таких соглашений, цель которых – сохранение природно-ресурсного потенциала и биоразнообразия. Практическая реализуемость МПС напрямую зависит от политической воли правительств. Авторитет международных и региональных конвенций, соглашений и протоколов возрастает: присоединение стран к ним и их эффективная реализация способствуют формированию экоимиджа государства (региона), созданию необходимых условий экологической безопасности и расширению возможностей трансграничного сотрудничества. На сегодня правительство Украины координирует сотрудничество в рамках более 70 МПС в сфере охраны окружающей среды, ядерной и радиационной безопасности; Украина ратифицировала более двадцати международных и региональных конвенций, протоколов и соглашений (Данилишин, 2006). Однако существенным препятствием на пути эффективной их практической реализации и выполнения обязательств по ним являются неадекватная нормативно-правовая база, отсутствие (ограниченность) финансирования или нецелевое его использование, недостаточность институционального потенциала, проблемы с кадровым обеспечением.

^ Несовершенство финансовых механизмов, действующих в сфере охраны окружающей среды, в частности, экологических фондов (фондов охраны окружающей среды). Такие фонды созданы практически во всех постсоветских странах, однако их работа по финансированию природоохранных расходов проводится слабо. Несмотря на несколько возросшие объемы аккумулирования средств в фондах, проблемными остаются вопросы приоритетности направлений расходования, принятия решений об использовании средств, частные случаи нецелевого их использования, а также сотрудничество фондов с неправительственными, общественными, научными организациями и заинтересованными предприятиями (фирмами, учреждениями) в вопросах координации действий и принятия решений. Кроме того, сами процедуры доступа к финансированию природоохранных проектов зачастую слишком бюрократизированы, сложны и непрозрачны, из-за чего возникает опасность правонарушений и коррупции в этой сфере. Значительную финансовую и организационно-правовую поддержку экофонды могут получить со стороны международных донорских организаций и фондов (например, различных экологических и научных программ ЕС, Глобального экологического фонда, получивших широкое распространение в последнее время механизмов Киотского протокола, неправительственных, частных экологических фондов). Техническую и финансовую помощь в проведении экологической политики как приоритета национальных интересов оказывают международные организации: Международный валютный фонд (МВФ), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Европейская комиссия (ЕК). Однако привлечение этих финансовых инструментов требует от государств признания приоритетности экологических целей в стратегиях долгосрочного социально-экономического развития, чего многие страны пока не декларируют. Не способствуют притоку природоохранных инвестиций и финансовой помощи низкая эффективность использования финансовых ресурсов, слабая система контроля, нехватка квалифицированных кадров для подготовки качественных экопроектов и частые реорганизации природоохранных учреждений.

^ Необходимость разработки и внедрения эффективных механизмов предотвращения ЭК на межрегиональном и межгосударственном уровнях (Сабадаш, 2006; 2008а). Урегулирование ЭК обеспечивается привлечением и практическим использованием различных стратегий, приемов, методов и инструментов (табл. 1). Их выбор зависит от типа ЭК, его причин, предмета, динамики развития и интенсивности протекания, специфики интересов и особенностей сторон конфликта, пр. Под методом урегулирования (разрешения) ЭК подразумевается комплекс сбалансированных мер и инструментов экономико-правового характера, привлечение и использование которых будет способствовать достижению намеченных целей.


Таблица 1 – Механизмы урегулирования ЭК


Тип (вид)

Краткая характеристика инструментария

Игнорирование ЭК (или пассивная реакция на ЭК)

Нежелание или невозможность (по объективным или субъективным причинам) признавать существование ЭК (противоречия). В долгосрочной перспективе не исключается трансформация ЭК в латентный и при его дальнейшем игнорировании – в неразрешимый ЭК

Признание факта

(наличия) ЭК

Проведение исследований экологической проблемы (сбор, обработка и изучение информации; исследование фактов и оценка степени влияния ЭК на стороны конфликта и окружающую среду, пр.)

Урегулирование ЭК общими усилиями вовлеченных в него сторон

Основываясь на информации от всех вовлеченных в ЭК сторон и результатах совместных акций (действий, договоренностей), участники конфликта самостоятельно принимают согласованное решение, удовлетворяющее заинтересованные стороны

Урегулирование ЭК (консолидированное решение) на основе оценок, экспертиз, пр.

Чаще всего такая процедура урегулирования ЭК используется местными органами власти, институциональными структурами, др. уполномоченными организациями, поскольку они обладают необходимыми знаниями, опытом, универсальными процедурами, техническим и организационным потенциалом

Разрешение ЭК посредством судопроизводства

Привлечение третьей стороны для вынесения судебного решения по ЭК, основанного на законодательных нормах (национальных или международных) и соблюдении юридических процедур (криминальное, административное судопроизводство; конституционный, третейский, арбитражный суды, пр.)

Урегулирование ЭК через привлечение общественных, не-правительственных, политических и др. структур

Управление ЭК через процедуры влияния: лоббирование интересов; требования изменения нормативно-законодательной базы и регуляторных актов; инициирование общественных и политических акций, обсуждений, референдумов, дебатов, слушаний, комиссий, пр.

Урегулирование ЭК рыночными механизмами (инструментами)

Использование процедур регулирования цены на конфликтные ресурсы; трансформация ресурсных режимов (доступа, использования, управления) с целью урегулирования ЭК; использование прав на природные ресурсы (минеральные ресурсы, лес, вода, земля, др.); рыночные инструменты изменения социально-экономических систем (ценообразование, конкуренция, конъюнктура, налоги, льготы, преференции, ограничения, запреты, пр.)

Силовые методы

разрешения ЭК

Урегулирование ЭК под давлением силы: силовое противостояние, насильственные действия, вооруженное столкновение, акции гражданского неповиновения, умышленное саботирование решений, пр.

Другие методы

урегулирования ЭК

Любые другие методы (подходы), базирующиеся на желании и возможностях конфликтующих сторон урегулировать ЭК и не представленные в этой таблице


Приведенные в таблице методы урегулирования ЭК могут иметь следующую экономико-правовую направленность:

1) правовую (юридическую) (международные соглашения, конвенции, акты, пр.) (более подробно см.: Андрейцев, 1996);

2) политическую (межгосударственные соглашения, правительственные комиссии, совместные планы/сценарии, пр.);

3) институциональную (нормативы, добровольные соглашения, правила);

4) технологическую (нормы, стандарты, лимиты, перемещение производств, привлечение новых технологий, внедрение новых моделей производства и потребления (Концептуальні, 2007));

5) финансово-экономическую (тарифное и нетарифное регулирование, перераспределение финансовых потоков, помощь, компенсации, субсидии);

6) торговую (лицензирование, ограничения, запреты);

7) инновационно-информационную (сближение уровней социально-экономического развития, трансграничное сотрудничество, обмен знаниями, опытом, навыками, экологическое образование, доступ к информации, пропаганда, консультации);

8) общественную (общественные комиссии, дебаты, консультации, форумы, советы, обсуждения);

9) социокультурную (создание национальных парков, заповедников, охраняемых территорий, общность экологических интересов, повышение жизненного уровня, социальная поддержка).

Сравнительная эффективность некоторых из обозначенных методов урегулирования в зависимости от уровня ЭК приведена ниже в таблице.


Таблица 2 – Сравнительная эффективность методов урегулирования ЭК


Уровень


Направленность метода

Локальный

Региональный

Международный

Правовая

+

+

+

Финансово-экономическая

+

+

+

Институциональная

+

+

+

Информационная

+

+

+

Технико-технологическая

+

+

+/–

Социокультурная

+

+

+/–

Политическая



+/–

+


Украина накопила значительный положительный опыт решения проблем сохранения биоразнообразия на межгосударственном уровне. Так, Украина и Белорусь имеют протяженную линию особо охраняемых территорий (трансграничных регионов высокой экологической ценности): от истока р. Припять на западе до р. Сейм на востоке. Трансграничной территорией (Украина – Беларусь – Россия) с уникальной экосистемой является Полесье (бассейн р. Припять). Это крупнейшая заболоченная территория Европейского континента. Водно-болотные угодья, входящие в состав белорусского Полесья и имеющие международную ценность, охраняются Рамсарской конвенцией. Проведение обширных мелиоративных работ (1960-80 гг.) на значительных территориях Полесья привело к ощутимому нарушению экологического баланса, что, в свою очередь, негативно отразилось на биоразнообразии экосистем через деградацию почв, изменение климата, исчезновение лесных массивов.

В результате Чернобыльской катастрофы загрязнена радиоактивными осадками значительная территория Полесья, что привело к исчезновению многих видов растительного мира этого региона и миграциям представителей животного мира.

Отдельной трансграничной экологической проблемой, ухудшающей биоразнообразие, являются лесные пожары в зоне загрязнения ЧАЭС, охватывающие территорию Полесского радиационно-экологического заповедника и Припятских особо охраняемых территорий).

В разрабатываемой Стратегии национальной экологической политики на период до 2020 г. вопросам сохранения биоразнообразия уделяется значительное внимание. Неэффективное ресурсопотребление (особенно в сельском хозяйстве) привело к необратимым потерям природного потенциала и ухудшению биоразнообразия. Значительное экодеструктивное воздействие ощутили экосистемы водно-болотных угодий и степей. Постепенное восстановление их потенциала уже сегодня имеет положительные результаты: количество особо охраняемых территорий и заповедников насчитывает более 30 (около 5% территории Украины), 6 охраняемых территорий внесены в список ЮНЕСКО. В 1998 г. созданы два биосферных заповедника международного значения: Дунайский (Украина – Румыния) и Восточно-Карпатский (Украина – Словакия – Польша).

Стратегическими целями сохранения биоразнообразия на этих территориях являются:

- эколого-устойчивое развитие трансграничных территорий;

- совместное планирование и управление водными, земельными и лесными ресурсами;

- разработка и использование эффективных механизмов и инструментов предотвращения/урегулирования ЭК;

- привлечение общественности к принятию эколого-ориентированных решений;

- формирование прозрачных институциональных процедур использования и управления природно-ресурсным потенциалом территорий;

- экологическое просвещение населения.

Актуальными направлениями международного сотрудничества, требующими значительного импульса в развитии и проведении согласованной политики, прежде всего на межгосударственном уровне, в рамках сохранения трансграничных особо охраняемых территорий, экосистем и биоразнообразия на сегодня являются:

    • международный экосистемный проект «Простырь – Припять – Стоход»;

    • трехсторонний биосферный заповедник «Прибужское Полесье» (окрестности Шацка): регион рассматривается как часть формируемой международной экологической сети (Белорусь, Украина, Польша, Россия);

    • судоходный канал «Дунай – Черное море» (канал «Быстрое» на р. Дунай). В рамках этого проекта Украине и Румынии предстоит разрешить экологический конфликт, возникший из-за строительства этого канала (работы по его восстановлению Украина начала в июне 2003 г.). Хотя противоречия между странами по поводу канала имеют ярко выраженную экономическую окраску (Румыния является лидером по речным грузоперевозкам в этом регионе, а с приходом на рынок украинских компаний она утратит лидирующие позиции и значительную часть прибыли), экологический фактор, как оказалось, тоже играет существенную роль. И это признают все стороны конфликта. Проведенная Европейской экономической комиссией экспертиза проекта засвидетельствовала возможное негативное трансграничное воздействие на окружающую среду. По мнению Хьюго Мингарелли, председателя директората по вопросам стран Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии, спорный вопрос между Украиной и Румынией по поводу строительства глубоководного канала на Дунае нуждается в дополнительном и внимательном обсуждении: «Мы понимаем экономические интересы украинских властей: открыть глубоководный канал. Но не нужно принимать поспешных решений, которые могут причинить экологический ущерб экосистемеВсе, что связано с экологической системой, вызывает обеспокоенность у нас» (Бироваш, 2008). Несмотря на довольно неубедительные аргументы румынской стороны и Еврокомиссии, украинский премьер-министр заявила, что этот вопрос будет решен украинской стороной с учетом экологического фактора. Следовательно, если придерживаться процедуры урегулирования экологических противоречий, необходимо в данном случае применение положений Конвенции Эспо: проведение консультаций между сторонами; предоставление украинской стороной румынской проекта с возможностью внесения последней замечаний по проекту; участие в обсуждении проекта общественности с обеих сторон и предоставление румынской стороне окончательного варианта решения по проекту;

    • железнодорожная ветка Рени – Измаил;

    • проекты сохранения биоразнообразия Карпат в рамках Конвенции об охране и устойчивом развитии Карпат.

Методы и инструменты, имеющиеся в распоряжении экономических субъектов и применение которых будет способствовать сохранению природно-ресурсного потенциала, можно сгруппировать таким образом:

1) методы прямого государственного регулирования, включающие:

- формирование адекватной нормативно-правовой среды;

- институциональные инструменты;

- контрольно-административные подходы;

- штрафные, налоговые, субсидиарные инструменты;

- институты мониторинга и координации деятельнос­ти по сохранению биоразнообразия;

2) методы экономического стимулирования, базирующиеся на использовании рыночных механизмов:

- система фондов, субсидий, грантов;

- экологическое обучение, обмен опытом;

- совместные экопроекты;

- технологический трансфер, информационный обмен;

- расширение доступа к биоресурсам и услугам, пр. (Сабадаш, 2008г).


Выводы и перспективы дальнейших исследований

Исследование основных социо-эколого-экономических и организационно-правовых факторов, оказывающих влияние на формирование эффективной и адекватной политики сохранения природно-ресурсного потенциала, позволяет сделать такие выводы.

1. В условиях формирования социо-эколого-экономических предпосылок перехода к устойчивому развитию вопросы охраны окружающей среды, сохранения и эффективного использования природно-ресурсного потенциала социально-экономическими системами приобретают особую актуальность.

2. Эффективность сохранения биоразнообразия определяется соотношением выгод и затрат. Наиболее действенными и эффективными стимулами снижения антропогенной нагрузки на биоресурсы и экосистемы являются экономические.

3. Основными группами факторов, которые способствуют уменьшению биоразнообразия в социально-экономических системах, являются: а) несовершенство механизмов и инструментов ресурсопользования в условиях рынка; б) неразвитость и неэффективность институциональных подходов и инструментария для решения проблем сохранения биоразнообразия; в) низкая эффективность государственной экологической политики, в т.ч. международной.

4. Методы урегулирования ЭК могут иметь следующую направленность: правовую; политическую; институциональную; технологическую; финансово-экономическую; инновационно-информационную; социокультурную.

5. Для решения проблем сохранения природно-ресурсного потенциала эффективными методами и инструментами являются методы прямого государственного регулирования и методы экономического стимулирования.

6. Приоритетными задачами формирования целостной экологической политики, направленной на сохранение природно-ресурсного потенциала и биоразнообразия, являются следующие:

    • оптимизация экологических приоритетов в стратегиях социально-экономического развития;

    • гармонизация национального природоохранного законодательства к нормам международного;

    • усиление как самих экологических требований, так и системы мониторинга за соблюдением экологического законодательства в структурообразующих секторах экономики: промышленности, энергетике, транспорте, сельском хозяйстве;

    • неукоснительное соблюдение обязательств по МПС;

    • усиление роли национальных природоохранных учреждений (четкое определение функций, прав, обязанностей, разделение и закрепление полномочий, координация действий с другими учреждениями/организациями/органами власти);

    • улучшение правового и институционального потенциала государства;

    • повышение прозрачности деятельности экологических фондов, поиск частных инвесторов для экопроектов и инновационных финансово-экономических инструментов поддержки природоохранных программ и стратегий развития;

    • обеспечение доступа и повышение роли общественности в принятии экологически значимых решений.




  1. Андрейцев В. І. Екологічне право: Курс лекцій : Навч. посібник для юрид. фак. вузів / В. І. Андрейцев. – К. : Вентурі, 1996. – С. 66–86.

  2. Бироваш Максим. Канальи // Бизнес. – № 11 (790). – 17 марта 2008 г. – С. 11.

  3. Бобылев С. Н. Экономическая эффективность сохранения биразнообразия / С. Н. Бобылев, П. В. Михаленко // Эколого-экономический механизм сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий : ІІІ Междунар. науч.-практ. конф., 4-6 сент. 2008 г. : тезисы докл. – Брест : Альтернатива, 2008. – С. 23–25.

  4. Данилишин Б. М. Природно-екологічний потенціал в стратегії сталого розвитку України / Б. М. Данилишин // Наука та наукознавство. – 2006. – №3. – С. 94–100.

  5. Конвенция о сохранении биологического разнообразия [Електронний ресурс] – Женева. 22 мая 1992 года. Режим доступу: http://www.biodiv.org. (Актуально на 27.07.2008 р.) – Назва з титул. екрану.

  6. Концептуальні підходи до змін моделей споживання та виробництва при переході до стійкого розвитку / Л. Г. Мельник, О. І. Мельник, О. І. Карінцева [та ін.] // Механізм регулювання економіки. – 2007. – № 3. – С. 51–58.

  7. Лукаш О. А. Екологічний аспект транскордонного співробітництва / О. А. Лукаш // Механізм регулювання економіки. – 2006. – № 2. – С. 39–45.

  8. Лукаш О. А. Методичні підходи до оцінки еколого-економічної ефективності транскордонного співробітництва / О. А. Лукаш // Механізм регулювання економіки. – 2008. – № 3. – С. 181–185.

  9. Мельник Л. Г. Социально-экономические вопросы сохранения биоразнообразия в контексте устойчивого развития / Л. Г. Мельник, Н. К. Шапочка // Эколого-экономический механизм сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий : ІІІ Междунар. науч.-практ. конф., 4-6 сент. 2008 г. : тезисы докл. – Брест : Альтернатива, 2008. – С. 40–41.

  10. Окружающая среда и цели развития на тысячелетие. – Всемирный Банк, 2002. – 21 с.

  11. Природно-ресурсна сфера України: проблеми сталого розвитку і трансформацій : [за ред. Б. М. Данилишина]. – К. : ЗАТ „Нічлава”, 2006. – 704 с.

  12. Сабадаш В. В. Формирование эколого-экономических механизмов разрешения экологических конфликтов / В. В. Сабадаш // Экономика природопользования для устойчивого развития: теория и практика : междунар. научн.-практ. конф., 21–22 нояб. 2006 г. : тезисы докл. – Минск : БГЭУ, 2006. – С. 85–86.

  13. Сабадаш В. В. Тенденції сучасної ресурсної політики у забезпеченні еколого-економічної безпеки / В. В. Сабадаш // Механізм регулювання економіки. – 2007а. – № 2. – С. 50–59.

  14. Сабадаш В. В. Социально-экономическое измерение экологических конфликтов в достижении устойчивого развития / В. В. Сабадаш // Социально-экономический потенциал устойчивого развития / Под ред. проф. Л. Г. Мельника (Украина) и проф. Л. Хенса (Бельгия). – Сумы : ИТД „Университетская книга”, 2007б. – С. 963–982.

  15. Сабадаш В. В. Інституційні аспекти врегулювання екологічних конфліктів (регіональний і міжнародний рівні) / В. В. Сабадаш // Механізм регулювання економіки. – 2008а. – № 1. – С. 68–77.

  16. Сабадаш В. В. Проблеми забезпечення економічної безпеки підприємства в умовах обмеженості ресурсів / В. В. Сабадаш, Ю. М. Дерев’янко, О. А. Лукаш // Економічна безпека сучасного підприємства : V Міжнар. наук.-практ. конф., 23-24 травня 2008 р. : тези доп. – Вінниця : «УНІВЕРСАМ-Вінниця», 2008б. – С. 192–200.

  17. Сабадаш В. В. Конфліктогенність водних ресурсів як загроза виникнення екологічних конфліктів / В. В. Сабадаш // Механізм регулювання економіки. – 2008в. – № 2. – С. 24–31.

  18. Сабадаш В. В. Международные аспекты сотрудничества в области сохранения биоразнообразия / В. В. Сабадаш, О. А. Лукаш, С. Д. Калашник // Эколого-экономический механизм сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий : ІІІ Междунар. науч.-практ. конф., 4-6 сент. 2008 г. : тезисы докл. – Брест : Альтернатива, 2008г. – С. 97-100.

  19. World Bank. The Cost of Attaining the Millenium Development Goals. – Washington, DC, USA, 2002.


Получено 08.09.2008 г.


С.Д. Калашник, В.В. Сабадаш

Соціально-економічні і екологічні чинники формування

державної політики збереження природно-ресурсного потенціалу

У статті систематизовані соціо-еколого-економічні чинники, які визначають тенденції і особливості формування ефективної державної політики збереження природно-ресурсного потенціалу.

1^ Калашник Сергей Дмитриевич, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики Сумского государственного университета; Сабадаш Виктор Владимирович, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры экономики Сумского государственного университета, заместитель директора Института экономики развития Министерства образования и науки Украины и Национальной академии наук Украины в составе Сумского государственного университета.


© С.Д. Калашник, В.В. Сабадаш, 2008



Механізм регулювання економіки, 2008, № 3, Т. 2

Схожі:

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Аналіз еколого-економічних взаємозв’язків у механізмах транскордонного співробітництва
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconЧастина 1 методологічні проблеми сучасної економіки розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconЧастина 1 методологічні проблеми сучасної економіки розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми

Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування і еколого-економічні проблеми
Бюджетне фінансування як інструмент фінансового забезпечення природоохоронних заходів
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
Економічний механізм екологічно спрямованої господарської діяльності: сутність та методичний підхід до реалізації
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми
В статье рассмотрены проблемы обращения (эволюция обращения, опыт других стран, состояние на Украине, перспективы переработки) с...
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування і еколого-економічні проблеми
У статті доведено провідну перспективну роль інноваційно-орієнтованого виробничого малого і середнього бізнесу у розбудові в Україні...
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconРозділ 1 Економіка природокористування і еколого-економічні проблеми
Україні, синтезовано концепцію генераційного ядра "сталого розвитку" – "народногосподарського фінансово-інноваційного конвеєра чинників...
Розділ 1 Економіка природокористування І еколого-економічні проблеми iconУдк 519. 866 Моделювання оптимальних траєкторій динаміки виробничих еколого-економічних систем
Ключові слова: оптимальна траєкторія, виробничі еколого-економічні системи, крайова задача, екологічно збалансована економіка
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи