Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека icon

Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека




Скачати 393.96 Kb.
НазваФ. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека
Сторінка3/3
Дата24.06.2012
Розмір393.96 Kb.
ТипДокументи
1   2   3
7^ Цит. по: Morawski J.G. (ed). The Rise of Experimentation in American Psychology. New Haven: Yale Univ. Press, 1988. Р. 81.

За этим последовали ставшие широко известными работы Джейн Гудел (Jane Goodall) — исследовательницы, которая проводила много времени с шимпанзе в их естественной среде обитания в Гомби (Танзания). Ее работы заставили усомниться в интеллектуальной ценности и этической правомерности лабораторных исследований приматов. Джейн Гудел проложила дорогу целому ряду женщин-исследовательниц, — таких, как Дайн Фосси (Dian Fossey), которая жила в стаде центрально-африканских горилл и погибла от руки браконьеров. В их работах поддержку получили ценности природы, отличные от тех, что преобладали в экспериментально-механистической науке. После этих работ стало уже невозможным говорить, что, например, исследование Йеркса с соавтором, проведенное в 1935 году, было "чисто натуралистическим изучением животных в неволе"7. Для исследовательниц, которые с сочувствием вошли в мир наших ближайших животных "родственников", полевая работа была образом жизни. Она стала ярким примером природоохранного сознания, отмеченного ностальгией по тому, в чем люди видели свое собственное утерянное "естественное состояние".

Культурный и политический контекст исследований приматов стал предметом внимания американского "феминистского" историка науки Донны Харауэй (Donna Haraway). В "Образах приматов" ("Primate Visions", 1989) она утвержала, что эти исследования отражают взгляды самих ученых на человеческую природу. Харауэй сравнила отчеты о сексуальной и семейной жизни приматов, которые включали описания мужского доминирования, с современными представлениями о гендерной идентичности и гендерных ролях. Ее работа продолжила вызов, который в 1970-е годы был брошен идее о том, что гендерные различия — "естественны". В то время это было основным руслом критики биологической точки зрения на человека. В самом деле: слово "гендер", значение которого отличается от значения слова "пол", было специально введено с целью подчеркнуть: то, что традиция приписывала полу, биологии, может и должно быть описано без этих понятий. Книга Харауэй анализировала, каким образом знание, которое, на первый взгляд, черпается из природы, на деле производится в социальных отношениях и лишь опосредовано ссылками на природу. Феминисты, однако, по вопросу о природе и культуре разделились: были такие, кто подчеркивал сильные стороны женщины, так как верил в ее "естественную" близость природе, отражающуюся в ее заботе о детях. Другие с подозрением относились к любому утверждению о "естественном" и предлагали вместо этого искать основу для эмансипации женщин в свободе выбора — включая выбор сексуальной идентичности.

Начиная с 1970-х годов гендерная парадигма (иными словами, точка зрения, отдающая первенство гендеру как структурному понятию) повлияла на многие аспекты наук о человеке, включая описания поведения животных в этологии и исходящую из психоанализа критику стереотипов "мужского" и "женского" в языке и истории науки. Стало невозможным писать о "человеческой природе" вообще, не задаваясь вопросом о мужчине и женщине. Участники этих дебатов разделились на тех, кто искал ответа в мире природы, в репродуктивной биологии и тех, кто утверждал, что все считающееся "данным", "природным" — на деле сконструировано человеком. В этих обстоятельствах значительный интерес вызывали биология, культура и история сексуальности, которые стали предметом первостепенного политического внимания феминистов, а также вопрос о происхождении и характере различий между людьми.

8Цит. по: Evans M.N. Fits and Starts: A Genealogy of Hysteria in Modern France. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1991. Pp. 204-205.

Некоторые из наиболее провоцирующих аргументов были предложены французскими феминистами. В середине 1970-х годов философ и психоаналитик Люси Иригари (Luce Irigaray), бывшая в то время коллегой Лакана, задалась вопросом: не обусловлены ли наши представления о "фемининности" тем языком, на котором мы говорим? Если так, утверждала она, то возможно, изменив точку зрения в языке на "женскую", пересмотреть данные представления; это демистифицировало бы "фемининное" и сделало бы именно его, а не "маскулинное", точкой отсчета в речи. Идею подхватили многие авторы, увидевшие в нем перспективу для переосмысления в свете нового "гендерного сознания" академических дисциплин — таких, например, как литературный критицизм. Одна французская феминистка, Элен Сиксу (Helene Cixous), по этому поводу заметила, что "никто больше не может говорить о "женщине" или "мужчине" без того, чтобы не оказаться в идеологическом театре, где умножение репрезентаций, образов, отражений, мифов, идентификаций трансформирует, деформирует и переделывает все концептуализации до самого основания"8. Было решено, что "мужчина" и "женщина" — это культурные конструкции и что такой точки зрения, которая обеспечивала бы независимый взгляд на вещи, не существует.

9Цит. по: Haraway D.J. The Biological Enterprise: Sex, Mind, and Profit from Human Engineering to Sociobiology // Simians, Cyborgs, and Women: The Reinvention of Nature. N.Y.: Routledge: Free Association Books, 1991. Р. 47.

Биологические психологи и надеялись заменить упомянутый Сиксу "театр" отражений ясными истинами о человеческой природе. Преследуя к тому же и просветительские цели, они хотели получить такое знание, какое могло бы дать основу для создания будущего человека. Роберт М.Йеркс, создавая лабораторную колонию шимпанзе, разделял те же ценности, что и его современники, исследовавшие поведение и сообщество с целью предсказывать и контролировать человеческую природу. "Особенностью нашего плана использовать шимпанзе как экспериментальное животное, — признавался он, — всегда была задача сделать его понятным и поддающимся научному определению, а не пытаться сохранить его естественные характеристики. Мы верили, что нужно сделать из животного объект для лабораторных исследований, настолько близкий к идеальному, насколько это практически осуществимо. С этим была связана надежда на то, что потенциальный успех послужит для демонстрации возможностей пересоздания человеком самого себя на основе общепринятого идеала"9.

Это замечательное утверждение. Из него становится очевидным, во-первых, что в 1943 году шимпанзе как дикое животное Йеркса не интересовало. От господствующей тогда веры в то, что природа существует для использования ее человеком, было еще далеко до идеи конца века: что природа — это исток, который нужно охранять. Во-вторых, Йеркс верил в то, что вся наука в целом служит улучшению жизни, он не проводил различия между "чистой" и "прикладной" наукой. В-третьих, проект предполагал аналогии между лабораторным шимпанзе и "домашними" мужчиной и женщиной. В том мире, в котором жил Йеркс, каждый вид был наделен рядом естественных особенностей, знание которых могло помочь изменить характеристики вида. В-четвертых, Йеркс упоминал социальный феномен, "общепринятый идеал", который затем не рассматривал. Он принимал как данное ту моральную и политическую культуру, в которой такой идеал приобретает свои очертания. Ему было трудно предположить, что знание этой культуры для нас может быть более необходимо, чем знание шимпанзе. Он брал идеалы из культуры, в которой жил, и проецировал их на мир приматов, а затем использовал знание о животных для описания человеческой природы. Знание и ценность, приписываемые гендерным ролям, агрессивности и соревновательности, замкнулись в некий неразрывный круг. Но Йеркс и другие исследователи продолжали верить в то, что изучают природу.

10Haraway D. J. The Past Is the Contested Zone: Human Nature and Theories of Production and Reproduction in Primate Behaviour Studies, in Haraway (1991). Р. 23.

В западной культуре эпитет "естественный" продолжает оставаться связанным с политическими ценностями вопреки критикам, призывающим анализировать "материальные интересы" и "отношения доминантности в сознании", а также "видеть в доминации производное от теории, а не природы"10. Идеал эпохи Просвещения — показать человека "таким, какой он на самом деле", узнать нечто путем сравнения цивилизации с воображаемым природным состоянием — в биологии конца ХХ века возродился в преображенном виде. Но и исторические представления о человечестве, в которых Вико и Гердер изображали человечество как само-рефлексирующее создание человеческого духа, также возродились в науках о человеке конца ХХ века.

Те из психологов, кто биологами не были, заявляли, что возможен иной взгляд на дискуссию о природном и культурном в человеке: взгляд, который позволил бы обогатить полемику и, возможно, даже найти решение. Они имели в виду кросс-культурную психологию, эмпирическое изучении констант в психике разных людей. Вера в универсальные константы человеческой природы была широко распространенной, — на ней основывались, например, антропологические экскурсы Фрейда и Юнга, — но, чтобы доказать существование таких констант, нужна была немалая методологическая изобретательность. В 1970-е годы утвердилось мнение о том, что существуют константы цветового восприятия, памяти и т.п. Утверждалось, что эти элементы являются общими для всех людей, а следовательно — частью универсальной человеческой природы.

Но, возражали теоретики культуры, даже если это так, ссылки на абстрактные психологические константы дают очень мало, поскольку свое выражение они получают лишь на языке какой-либо конкретной культуры. При таком подходе понять человеческую психологию — значит понять, как человек становится фокусом, в котором сходятся различные обозначения, узнать, в каких терминах, с помощью каких символических систем — будь то психологические, биологические, политические или религиозные системы — дается его описание. Критики сравнения человека с животными всегда подчеркивали тот факт, что человек пользуется языком; в науках о человеке большое значение придавалось теориям приобретения и употребления языка — таких, как теории Выготского и Лакана. Исследователи заключили, что даже если у человека есть какие-то биологические константы, все равно в каждом отдельном случае мы имеем дело с конкретными людьми, чья природа получает выражение только через определенные культурные формы.

«Человек» — 2000 №1
1   2   3

Схожі:

Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconЛекция 1 порядок действия закона украины «об охране труда». Введен в действие Постановлением Верховного Совета Украины от 14. 10. 1992 г
Охрана труда – это система правовых, социально-экономических, организационно-технических, санитарно-гигиенических и лечебно-профилактических...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconФормирование аналитических умений экспертизы условий труда в процессе эргономической подготовки будущих инженеров-педагогов: состояние проблемы постановка проблемы
Формирование аналитических умений экспертизы условий труда в процессе эргономической подготовки будущих инженеров-педагогов: состояние...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconРиторика в учебном процессе: системный подход
В свою очередь, образованность и культура в немалой степени определяются отношением к слову, мерой ответственности человека за собственные...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconТематика и календарный план лекций по охороне труда в фармации для студентов 5 курса фармацевтического факультета
Организация охраны труда в фармацевтической отрасли как составляющая системы охраны труда в государстве. Научные основы проектирования,...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconТема урока. Зарождение и развитие физики как науки. Роль физического знания в жизни человека и общественном развитии. Методы научного познания
Цель: познакомить учеников с основными вехами в истории развития физики; показать значение физики в общественном развитии и жизни...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconСправочник по дисциплине специальность: 0104 „Финансы" 0106 „Учет и аудит" 0105 „Банковское дело"
Курс «бжд» базируется на знаниях психологии, физиологии человека, охраны труда, экологии, гражданской обороны и должен научить студентов...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconТеоретические аспекты формирования профессионально-практической компетентности будущих инженеров-педагогов в процессе производственной практики постановка проблемы
Ссиональной подготовки, а именно: не только обеспечение потребностей государства специалистами разных профессий и уровней квалификации,...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconЛабораторные работы, их роль в учебном процессе и особенности проектирования
На лабораторных занятиях учащиеся воспринимают, наблюдают, исследуют явления природы, технические и другие процессы, изучают объекты...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconВ. Богомол Научный руководитель – канд пед наук, доцент А. И. Киктенко Николаевский государственный аграрный университет студент как субъект учебной деятельности
Студенческий возраст – это возраст расцвета физического и умственного развития человека. В этом возрасте происходит активизация деятельности,...
Ф. Энгельс роль труда в процессе превращения обезьяны в человека iconМинистерство здравоохранения украины харьковский национальный медицинский университет кафедра анатомии человека Заведующий кафедрой – профессор А. А. Терещенко материалы по анатомии человека
Материалы по анатомии человека для подготовки к практическим занятиям, итоговому модульному контролю «Модуль Анатомия опорно-двигательного...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи