Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов icon

Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов




НазваУдк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов
Дата21.07.2013
Розмір139 Kb.
ТипДокументи

УДК 338.48-44(47+57-87)

А. Д. Попов

Крымский экономический институт

Киевского национального экономического

университета имени Вадима Гетьмана»

Симферополь (Украина)


«Железный занавес» или «бумажный лабиринт»?:

регламентация поездок советских граждан за рубеж

Для современных исследователей вопрос о «закрытости»/«открытости» советского общества продолжает оставаться дискуссионным, также как и оценка реального/декларативного характера прав и свобод граждан СССР. В этом контексте очень часто ставится вопрос об ограничении выезда советских граждан за границу. Такие ограничения действительно имели место, и когда речь шла о служебных поездках, и когда человек отправлялся за рубеж с личными целями. В данной статье будут рассмотрены особенности организации заграничных поездок советских граждан на примере международного туризма.

В сталинскую эпоху жители «Страны Советов» были практически лишены возможности выехать за рубеж с туристскими целями. До 1948 г. устав Всесоюзного акционерного общества (ВАО) «Интурист» даже не называл среди его задач организацию поездок граждан СССР за рубеж [15, л. 44]. Советские исследователи объясняли отсутствие сколько-нибудь заметного зарубежного (выездного) туризма в конце 1920-х – пер. пол. 1950-х гг. враждебной политикой капиталистических государств, а также необходимостью экономии иностранной валюты для нужд индустриализации [17, с. 32]. Однако очевидно, что тоталитарный сталинский режим просто не был заинтересован в развитии выездного туризма. В условиях «открытых» туристских контактов система не могла бы настолько эффективно контролировать поведение и сознание людей, а также допустила было существование альтернативного канала распространения информации о реальном положении дел в стране и за рубежом.

Однако с 1955 г., на фоне происходившей в стране либерализации общественно-политической жизни и активизации контактов с внешним миром, в Советском Союзе начинает развиваться зарубежный (выездной) туризм. Но это не означает, что советские граждане получили право свободно выезжать за пределы страны. Вплоть до конца 1980-х гг. в СССР существовала многоуровневая бюрократическая система контроля над выездом граждан, в том числе совершавших зарубежные туристические путешествия.

Хозяйственно-экономическое обеспечение поездок за рубеж осуществлялось ВАО «Интурист», однако путевки распределялись через профсоюзные организации. При республиканских, краевых и областных советах профессиональных союзов действовали Отделы иностранного туризма (позже – Отделы по советскому туризму за границу). Именно они на основании полученной от «Интуриста» квоты мест производили распределение выделенных путевок по отраслевым советам профессиональных союзов. Затем информация о наличии путевок передавалась непосредственно на предприятия и в учреждения, где осуществлялся процесс предварительного отбора претендентов. Приоритет имели ударники социалистического труда и победители социалистических соревнований. Приветствовалось членство претендентов в КПСС и ВЛКСМ. Например, в мае 1985 г. Отделом по международным связям Крымского обкома КПУ была поставлена задача, чтобы среди выезжающих в турпоездки за рубеж трудящихся области «партийная прослойка» составляла не менее 50 % [4, л. 30].

Число выезжающих и география путешествий зависели не столько от пожеланий и платежеспособности трудящихся Крыма, сколько от того, какие путевки и в каком количестве предоставлял центральный аппарат ВАО «Интурист». Пример Крымской области, которая имела средние показатели по числу отправленных за рубеж туристов среди других областей Украинской СССР, дает представление о масштабах выездного туризма в рассматриваемый период. Так, в 1959 г. по турпутевкам за границу было отправлено 155 жителей Крымской области, население которой составляло на тот момент около 1,2 млн. чел. (т.е. 1 турпутевка приходилась на 7551 крымчанина) [10, л. 92]. В 1979 г. за границу выехал уже 4 371 турист из Крыма, в то время как население области составляло около 2,1 млн. чел. (т.е. 1 турпутевка приходилась на 488 крымчан) [9, л. 13-14].

От кандидата на участие в туристской поездке за рубеж обязательно требовалась характеристика-рекомендация с места работы, которая подписывалась лично руководителем учреждения или предприятия. Она должна была «отражать политические и моральные качества человека, его отношение к труду, участие в общественной работе и взаимоотношения с коллективом» [11, л. 5-6]. Кроме характеристики-рекомендации каждый претендент должен был предоставить анкету установленного образца, медицинскую справку, фотокарточки. Форма анкеты несколько отличалась для лиц, выезжающих в капиталистические и социалистические страны, однако в обязательном порядке содержала вопросы о партийности, судимости, знании иностранных языков, предыдущих выездах за рубеж, проживающих за границей родственниках, пребывании на оккупированных территориях в период Великой Отечественной войны [7, л. 9-10].

Готовые пакеты документов от претендентов попадали в областной совет профсоюзов, где происходил их анализ на соответствие правилам оформления, а также персонально рассматривалась каждая кандидатура. Поскольку возможен был «отсев» кого-то из потенциальных вояжеров, обычно на рассмотрение принимались пакеты документов от нескольких «резервных» кандидатур, также желающих совершить путешествие в указанные сроки по указанному маршруту.

Следующим этапом было прохождение кандидатур претендентов через Комиссии по выезду за границу при областных партийных комитетах. Например, в 1972 г. Комиссией по выезду Крымского обкома КПУ были рассмотрены документы 2609 потенциальных участников туристских путешествий за рубеж, из которых для 26 чел. выезд не был разрешен [3, л. 1-2]. Причиной для подобного отказа могла стать компрометирующая информация о претенденте, полученная по линии КГБ, правоохранительных органов или из иных источников (включая анонимные «сигналы» коллег и знакомых). По воспоминаниям известной российской журналистки и правозащитницы Евгении Альбац «…именно слово Комитета [КГБ], а не партийных органов является решающим. КГБ может просто сказать: «На данного человека есть закрытый материал». И никакой начальник не посмеет спросить – какой материал? …В прошлые годы КГБ мог без всякого объяснения причин не дать разрешения на выезд, как не давал его мне на протяжении 8 лет» [1, с. 188-189].

Строгий отбор при подготовке к поездке за рубеж объяснялся противостоянием капиталистических и социалистических государств эпохи «холодной войны», когда «глобальная идеологическая борьба фокусировалась на соперничестве систем за каждого отдельно взятого человека» [2, с. 91]. Каждый советский турист, выезжающий за границу, рассматривался как полномочный представитель «Страны Советов». Своим внешним видом, поведением, поступками он должен был формировать позитивный имидж СССР, содействовать распространению социалистических идей во всем мире. С другой стороны, право совершить зарубежный вояж преподносилось как свидетельство высокого доверия к конкретному гражданину со стороны власти, а также своего рода испытание на идеологическую зрелость.

Стремление чиновников отправлять за границу лишь лучших представителей СССР иногда приобретало весьма циничный характер. В инструктивном письме с грифом «Секретно» по вопросам организации зарубежного туризма образца 1958 г. рекомендовалось «не допускать к поездке за границу лиц с наличием явно выраженных внешних физических недостатков» [13, л. 13]. О том, что подобный подход сохранился вплоть до 1980-е гг. свидетельствует интервью Андрея Калинина, бывшего председателя Бюро международного молодежного туризма (БММТ) «Спутник» ЦК ЛКСМУ. Он вспоминает разбирательство, вызванное включением в состав одной из туристских групп хромого юноши. Во время беседы с А. Калининым, партийный функционер, курировавший вопросы выезда туристов за рубеж, недвусмысленно заявил ему: «В Стране Советов нет косоглазых юношей и хромоногих девушек! И быть не может!» [25].

Однако советский турист за рубежом должен был не только выглядеть здоровым и счастливым, но и уметь аргументировано доказать любому иностранцу преимущества социалистического строя, а также ответить на его вопросы, связанные с советской действительностью. Поэтому огромное значение имело собеседование претендента с членами «выездной комиссии», во время которой проверялся уровень его идеологической подготовки и знание особенностей общественно-политического развития предполагаемой страны посещения. Иногда для будущих туристов даже организовывались специальные учебные занятия с участием работников областного совета профсоюзов, сотрудников «Интуриста» и лекторов общества «Знание». Необходимый минимум информации подобного рода содержался также в рекомендуемой каждому выезжающему книге «СССР: 100 вопросов и ответов» (впервые увидела свет в 1977 г. и впоследствии регулярно переиздавалась). На её страницах можно было найти стандартные ответы на наиболее типичные вопросы иностранцев, например, почему в СССР существует только одна политическая партия [26].

Особое внимание уделялось подготовке к поездкам молодежи, представители которой не имели достаточного жизненного опыта и устоявшихся идейно-политических взглядов. Советские юноши и девушки, выезжавшие за рубеж по линии международного молодежного туристского обмена, должны были также подготовить и защитить в присутствии специальной комиссии реферат по одной из тем, утвержденной приказом БММТ «Спутник» ЦК ЛКСМУ. Для молодых людей, выезжающих в капиталистические и развивающиеся страны, рекомендовалось также проведение «имитаций политических дискуссий», с тем, чтобы реально оценить их пропагандистские способности [18, с. 39, 52-53].

При отборе приоритет обычно отдавался тем кандидатам, которые выезжали впервые. Как правило, повторный выезд за рубеж допускался не ранее чем через 2 года для путешествия в социалистическую страну и только через 3-5 лет после путешествия в капиталистическую страну [24, с. 3].

Только когда кандидатуры всех членов туристской группы (обычно 20-30 чел.) были согласованы и утверждены, а также был назначен руководитель группы, все связанные с поездкой документы направлялись в ВАО «Интурист» и происходила оплата путевок. Тогда же начиналось оформление коллективных документов на выезд, в том числе заграничных паспортов (для тех, кто выезжал за границу впервые).

Существование многоуровневой бюрократической процедуры проверки и согласования документов претендентов заметно увеличивало период подготовки к путешествию. Поэтому областные советы профсоюзов требовали от организаций и предприятий предоставления полного пакета документов не позднее, чем за 2,5-3 месяца до начала поездки в социалистические страны Европы, за 5 месяцев до начала поездки на Кубу, во Вьетнам и СФРЮ и за 6 месяцев до начала поездки в капиталистические и развивающиеся страны [20, л. 15; 23]. Такие длительные сроки ожидания поездки продолжали действовать практически до последних лет существования СССР. Только с 1988 г. срок предоставления документов на участников туристских групп в областные советы профсоюзов был сокращен до 5 месяцев при поездках в капиталистические и развивающиеся страны и до 2 месяцев при поездках в государства «социалистического лагеря» [21, л. 15].

Кульминацией подготовки к поездке становилась инструктивная беседа, обычно проводившаяся с вояжерами в областном комитете профсоюзов. Здесь до их сведения доводились положения «Основных правил поведения советских граждан, выезжающих за границу», утвержденных специальным постановлением Секретариата ЦК КПСС. В частности, данный документ призывал советских граждан во время пребывания за рубежом максимально мобилизовать свою политическую бдительность, поскольку «… разведывательные органы капиталистических стран стремятся использовать в своих целях и такие слабости отдельных лиц, как склонность к спиртным напиткам, к легким связям с женщинами…» [22].

Кроме подобного рода моральных наставлений, проводившие инструктаж ответственные лица обычно характеризовали общественно-политическое и социально-экономическое положение предполагаемой к посещению страны, знакомили выезжающих с действующими таможенными правилами. После этого каждый, кому предстояло отправиться за рубеж, подписывал особый документ, в котором брал на себя обязательство «неуклонно соблюдать интересы Советского государства, строго хранить его государственную тайну, быть безупречным в своем личном поведении, высоко держать честь и достоинство гражданина СССР» [12, л. 94]. Потенциальные туристы, которые по каким-либо причинам не смогли присутствовать на общем инструктаже, автоматически исключались из списков выезжающих [27, л. 183].

Однако в реальной жизни это формализованная и забюрократизированная система отбора зачастую показывала свою недостаточную эффективность. Для многих советских граждан едва ли не самой важной целью поездки за границу являлась покупка дефицитных товаров иностранного производства. При этом каждый турист после пересечения границы получал строго ограниченное количество валюты т.н. «обменного фонда», которая предназначалась для «карманных расходов» в пути. Однако в своем стремлении привезти из-за границы больше импортных товаров вынуждало советских людей идти на различные уловки, нарушая действующее законодательство. Стабильным спросом за рубежом пользовались определенные товары «made in USSR» – водка, сигареты, черная икра, фотоаппараты, электробритвы, наручные часы, ювелирные изделия. Однако действующие в СССР таможенные правила ограничивали вывоз данных товаров. В частности, разрешалось брать с собой не более 1 литра ликероводочной продукции и 2 литра вина, а также 250 штук сигарет или папирос. Также можно было иметь с собой при пересечении границы: фотоаппараты – 2 шт. на 1 лицо, часы из простого металла – 2 шт. на 1 лицо. Но как и в случае с ювелирными украшениями, все эти предметы необходимо было вносить в таможенную декларацию [8, л. 13]. В результате, многие советские туристы брали с собой водку и сигареты специально для продажи за рубежом на «черном рынке», а при вывозе фотоаппаратов и ювелирных изделий старались избежать декларирования. Однако подобные «хитрости» ставили под угрозу саму возможность преодолеть «железный занавес». Например, летом 1982 г. во время осмотра на пограничном пункте Чоп у руководителя транспортного предприятия одного из курортных городов Крыма были обнаружены 9 бутылок водки, которые он почему-то в категорической форме отказался сдавать и в результате был снят с маршрута [9, л. 12].

Кроме того, на «черном рынке» отдельных социалистических государств (Болгария, Румыния, Польша) существовал стабильный спрос на советские рубли, которые обменивались на местную валюту по курсу, более выгодному, нежели официальный. Поэтому весьма распространенной стала практика, когда при пересечении границы этих стран граждане СССР пытались нелегально вывезти определенные суммы денег в советских рублях. Так, в сентябре 1979 г. на заседании Президиума Крымского областного совета профсоюзов осуждался вопрос «О факте групповой попытки провоза туристами советских денег за границу». Поводом для этого стал инцидент, когда при выезде крымской группы в Болгарию у 7 туристов были изъяты не внесенные в таможенную декларацию денежные средства на сумму от 60 до 300 руб. [9, л. 12].

Также можно говорить о своеобразной «коррозии» официальной системы контроля над выездом советских граждан, вокруг которой стали формироваться неформальные («теневые») и даже откровенно коррупционные практики. Например, в ходе проверок контролирующих органов уже на рубеже 1960-1970-х гг. практически во всех областях Украинской ССР были вскрыты факты различных злоупотреблений в сфере оформления документов на выезд за рубеж. Наибольшее распространение получила практика, когда за счет предприятия полностью и частично оплачивалась стоимость путевки для тех лиц, которым не были положены такие льготы (например, руководителям предприятий). Согласно Постановлению Президиума ВЦСПС от 13 ноября 1970 г. предприятие могло оплатить не более 30 % стоимости путевки в капиталистические и развивающиеся страны (до 50 % – в социалистические страны), причем исключительно рабочим-передовикам производства, победителям социалистического соревнования и ударникам коммунистического труда [19].

Ещё одним распространенным нарушением был выезд за рубеж без оформления отпуска с начислением такому туристу заработной платы за период путешествия, а иногда ещё и с выдачей дополнительных премий, командировочных [5, л. 1-2]. В результате проверки, проведенной органами народного контроля Украинской ССР, только за 1973 г. было выявлено свыше 1,4 тыс. подобных фактов, общая сумма ущерба от которых составила 158,8 тыс. руб. [6, л. 2].

Престижные путевки в капиталистические страны зачастую стали распределяться ответственными лицами среди «своих», в обмен за предоставление тех или иных услуг. Например, решением руководителя Отдела по советскому туризму за границу, предназначенная для сельских тружеников путевка в Финляндию неожиданно передавалась профсоюзу работников торговли и приобреталась директором крупного универмага, в котором лицо, ответственное за распределение путевок, вскоре получало возможность купить дефицитный мебельный гарнитур импортного производства [16].

Однако даже там, где не было откровенной коррупции, явно прослеживался формализм, характерный для советской бюрократической системы в целом. Например, проведенная в 1973 г. проверка организации зарубежного туризма в Туркменской ССР показала, что большинство характеристик-рекомендаций на лиц, выезжающих за рубеж, носило поверхностный характер, объем некоторых из них составлял всего 2-3 предложения [14, л. 22-23].

Характерные факты, иллюстрирующие состояние выдачи разрешительных документов на турпоездки за рубеж во второй половине 1980-х гг., были выявлены в результате разбирательства инцидента с невозвращением в Советский Союз туриста Н., беспартийного, инженера одного из автосервисных предприятий Львовской области. Совершая круиз по Балтийскому и Северному морям осенью 1987 г. он самовольно сошел на берег в порту Гамбурга (ФРГ) и так и не вернулся на борт теплохода. В ходе последующей проверки были установлено, что практически все выездные документы Н. были оформлены с нарушениями. В медицинской справке, выданной не по месту жительства, не был отражен факт недавно полученной им черепно-мозговой травмы. В автобиографии и характеристике-рекомендации с места работы ничего не говорилось о разводе Н., неправильно была указана занимаемая им должность на производстве. Примечательно, что за относительно небольшой период это был его третий по счету круиз – в 1982 г. он путешествовал по Средиземноморью, а в 1985 г. – по странам Юго-Восточной Азии [28, л. 20-21, 32].

Таким образом, несмотря на возможность для отдельных граждан СССР начиная с середины 1950-х гг. совершать туристские поездки за рубеж, существовавший режим не был заинтересован в действительно «открытых» контактах с внешним миром, а стремился использовать эти путешествия как один из инструментов идеологического влияния в условиях «холодной войны». Громоздкая, формализованная и унизительная для людей система отбора претендентов имела своей целью отобрать для зарубежных поездок «лучших» представителей советского общества. Однако в реальной жизни к этой категории обычно относились лишь те, кто демонстрировал наивысшую степень лояльности к советскому режиму, проявлял готовность выполнять возложенную на них идеологическую миссию. Однако по мере роста количества участников поездок за рубеж все очевиднее становилась неэффективность данной бюрократической системы. Вследствие этого за рубежом зачастую оказывались те люди, которые вели себя не так, как от них ожидалось, а ответственные за отбор претендентов лица стали участвовать в различных «теневых» практиках и схемах.


Summary

In the article the process of organization of soviet citizens’ trips abroad on the example of international tourism is examined. Multilevel system of selection and preparation of potential participants of tourist trips abroad existing in the USSR is described, and also the author tries to estimate the efficiency of work of this system.


Анотація

В статті розглянуто процес організації подорожей радянських громадян за кордон на прикладі міжнародного туризму. Охарактеризовано діючу у СРСР багаторівневу систему відбору та підготовки потенційних учасників туристичних мандрівок за кордон, а також зроблено спробу оцінити ефективність роботи цієї системи.


Литература

  1. Альбац Е. Мина замедленного действия: Политический портрет КГБ / Евгения Альбац. – М.: Русслит, 1992. – 313 с.

  2. Багдасарян В.Э. Советское зазеркалье. Иностранный туризм в СССР в 1930-1980-е гг. / В.Э. Багдасарян, И.Б. Орлов, Й.Й. Шнайдген, А.А. Федулин, К.А. Мазин. – М.: ФОРУМ, 2007. – 256 с.

  3. Государственный архив в Автономной Республике Крым (ГААРК). – Ф. П-1. – Оп. 4. – Д. 871. – Л. 1-2.

  4. ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 10. – Д. 237.

  5. ГААРК. – Ф. Р-3619. – Оп. 4. – Д. 477.

  6. ГААРК. – Ф. Р-3619. – Оп. 4. – Д. 1059.

  7. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 1. – Д. 508.

  8. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 1. – Д. 1419.

  9. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 1. – Д. 2445.

  10. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 4. – Д. 25.

  11. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 4. – Д. 72.

  12. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 4. – Д. 152.

  13. ГААРК. – Ф. Р-3776. – Оп. 1. – Д. 2493.

  14. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). – Ф. Р-9520. – Оп. 1. – Д. 1815.

  15. ГАРФ. – Ф. Р-9612. – Оп. 1. – Д. 110.

  16. Интервью с бывшим работником Крымского областного совета профсоюзов. Запись сделана 14 апреля 2008 г. – Личный архив автора.

  17. Кузьмин М.С. Деятельность партии и советского государства по развитию международных научных и культурных связей СССР (1917-1932 гг.) / М.С. Кузьмин. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. – 149 с.

  18. Методические рекомендации в помощь организаторам молодежного туризма. – Алма-Ата: Б.и., 1983. – 120 с.

  19. О порядке предоставления рабочим, направляемым в составе туристских групп за границу, путевок на льготных условиях: Постановление Президиума ВЦСПС от 13 ноября 1970 г. // Сборник действующих постановлений ВЦСПС. – Т. 3. – М.: Профиздат, 1981. – С. 463-464.

  20. Объединенный ведомственный архив Федерации независимых профессиональных союзов Крыма (ОВА ФНПС Крыма). – Ф. Р-3776. – Оп. 4. – Д. 2847.

  21. ОВА ФНПС Крыма. – Ф. Р-3776. – Оп. 4. – Д. 2980.

  22. Основные правила поведения советских граждан выезжающих за границу [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.krotov.info/lib_sec/12_l/lub/yanka.htm.

  23. Отдых – это серьезно // Слава Севастополя. – 1984. – 4 февраля.

  24. Рекомендации по подбору, подготовке туристических групп советской молодежи, выезжающих за рубеж. – Рига: Б.и., 1980. – 24 с.

  25. Сметанская О. [Интервью с Андреем Калининым] // Факты и комментарии. – 2006. – 28 июля.

  26. СССР: 100 вопросов и ответов. – М.: Новости, 1980. – 127 с.

  27. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины. – Ф. 2605. – Оп. 8. – Д. 9493.

  28. Центральный государственный архив общественных организаций. – Ф. 1. – Оп. 25. – Д. 3211.




Схожі:

Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconУдк 338. 5 056. 257: 338. 43 Л – 56
Л – 56 Гнучкий розвиток підприємств на основі оптимізації повних витрат: Монографія. – Суми: Видавництво СумДУ, 2009. – 170с
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconУдк 316. 42: 338. 1 Н. В. Винниченко
Нвестиційна та соціальна складові загальної концепції соціально-економічного розвитку україни
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconУдк 338. 246. 87 (477) Є. А
Аналіз передумов формування та оцінка сучасного стану енергетичної безпеки України
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconМакаренко михайло ілліч удк 336. 74. 338. 5
...
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconРозділ економічна теорія та методологія управління удк 338. 51 Макаренко
Регулювання цін у перехідній економіці потребує звернення до теоретичних засад ціноутворення. У статті аналізуєть
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconЯковицький Ігор Леонідович удк 656. 02: 338. 47 Ефективність функціонування агрегованих трубопровідних транспортних розподільних систем
Робота виконана у Харківській національній академії міського господарства, Міністерство освіти І науки України
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconУдк 338. 518 Багатоплановість категорії ціни: конвергентний підхід
Звернемося до деяких, найбільш характерних визначень ціни з метою проаналізувати їх історичні витоки та з'ясувати наслідки особливого...
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconПогуда наталія вікторівна удк 330. 322. 01: 338. 24 (043. 3) Застосування ефектометричних методів у державному регулюванні інвестиційної діяльності
Державний вищий навчальний заклад “Київський національний економічний університет імені Вадима Гетьмана”
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconДержавний вищий навчальний заклад «київський національний економічний університет імені вадима гетьмана» сотула оксана віталіївна удк 338. 244
Соціально – економічний механізм державного регулювання трансформаційного періоду
Удк 338. 48-44(47+57-87) А. Д. Попов iconКиївський національний економічний університет трухан олександр Леонідович удк 65. 014. 12: 338. 439 Внутрішньогосподарська структуризація промислових підприємств
Робота виконана на кафедрі економіки Житомирського державного технологічного університету Міністерства освіти і науки України, м....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи