Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга icon

Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга




НазваЮ. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга
Сторінка3/18
Ю.К. Базанов<><><><><>Права человека и защита персональных данн
Дата23.06.2012
Розмір4.52 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
proso­pon, которое обозначало ритуальную маску или маску актера в театре. Лишь в поздней античности, как полагают исследователи, под влиянием латыни, это слово стало обозначать социальный аспект человека (то, чем он является для других), а потому и его самого как индивидуальное целое. Появилось слово persona, которое также сначала обозначало театральную маску, затем – персонаж пьесы, самое театральное лицо и, наконец, вообще какое-либо лицо. У Цицерона (106-43 гг. до н.э.) понятие persona содержит в себе уже и юридический смысл, и со­циальную функцию, и коллективное достоинство, и юридическое ли­цо (в противоположность вещи), и личность в психологическом смыс­­ле (то есть конкретного индивида), и философское понятие индивидуальной человеческой природы. Однако в классической латыни persona никогда не обозначало индивида в совокупности его природных качеств (лица, фигуры, внешности). Когда римские юристы учили, что в праве имеются только лица – personae, вещи и действия, “лицо” подразумевало не какой-то особый набор качеств, а просто свободного человека; раб, не имеющий свободы, не был “ли­цом” не только в юридическом, но и ни в каком другом смысле.

О неспра­ведливости рабства говорилось еще философами Древ­ней Греции и Рима. При этом, противопостав­лялись природа и закон, т.е. имели место предпосылки возникновения естественного (природ­ного) права и права закона (по­зи­тивного).

Уже у стоиков этические нормы отождествлялись с за­конами природы – все должно свершаться по естественному закону, и не признавалось полное подчинение чело­века государству. Стоики оказали определяющее влияние на представления римских юристов об естест­венном праве. Естественное право они не противопо­ставляли пози­тив­ному, а видели в нем его составную часть.

Нормы естественного права римские юристы выво­дили из при­роды и человека, и вещей, и взаимоотноше­ний между человеком и вещами или между людьми. Римские юристы признавали, что рабство чуждо естественному праву, противно природе – по естествен­ному праву все рождаются одинаково свободными и равными, то есть они вплотную подошли к идее прав человека.

Природный, естественный закон является источником и мери­лом человеческих законов. Но законы, устанавливаемые людьми, опи­ра­ются на принципы государственного строя, подвержены влиянию тра­­диций и обычаев, а также – мнений как отдельных субъектов влас­ти, так и политических групп, и не всегда справедливы. Справедливость, как норма общественных отноше­ний, предста­в­ляет собой опре­деленный баланс уравни­вающей и распределительной ее составляющих. Уравни­вающая сос­тавляющая абстрагируется от различия лю­­дей (герой и трус равны для нее), распределительная – признает различия людей как субъектов общественных отноше­ний. При приоритете уравнивающей составляющей, общество скатыва­ется к охлократии, при приоритете распре­дели­тельной – к оли­гар­хии. То и другое приводит к тирании, игнорирующей всякую справедливость.

Исторически, римское правовое нас­ледие послужило основой раз­работки позитивного (конститу­ци­он­ного) права буржуазных государств.

Христианство в первом периоде своего станов­ления, приблизительно до V века, делало первые шаги к изменению соотношений морали и позитивного права, создало мировоззрение, где люди были равны перед Богом, а человек был важнее государства и понятие “пра­ва граждан” сменилось на “права человека”. Была выдвинута идея свободы воли человека. К этому времени относится и образование от слова persona – “лицо” слова personalitas – “личность”, которое Фома Аквинский использовал для обозначения условий или способа существования лица. Хотя “лицо” и “личность” сейчас часто употребляются как синонимы – стойкая целостная система интеллектуальных, социально-культурных, эмоционально-волевых качеств человека.

Конечно, понятие о существовании прав и свобод человека и гражданина были чужды средневековой Европе – не­равенство подданных перед монархом или законом, произвол админи­стративной и судебной власти не оставляет никаких со­мнений в этом. Но приоритет законов Божьих (или естествен­ных, природных) перед законами государственными (конституционными) начал долгий и тяжкий путь.

В 1190 г. Генрих I дал Англии Хартию Вольностей, но не предоставил гарантии ее выполнения. Восставшие английские бароны 15 июня 1215 г., во время неудачной войны с Францией, вынудили короля Иоанна Безземельного принять требования баронов и горожан. 49 статей, декларирующих права баронов и горожан, легли в основу Великой Хартии Вольностей.

После Великой Хартии, безусловно, еще сословном документе, политически развитая Англия пошла по пути образования правового государства.

В 1265 г. граф Симон де Монфор, правитель Англии, после гражданской войны с королевскими войсками, созвал сборы, которые получили название – парламент (от фр.– “говорить”). В XIV веке он стал двухпа­лат­ным. В это время в Англии уже создавались политичес­кие теории об ограничении власти монархии – законом.

Во Франции еще жили по праву “что благоугодно государю, имеет силу закона”. Когда Людовик XIV скончался, один придворный серьезно заметил: “Уж если сам король мог умереть, на свете нет ничего невозможного”.

Прологом буржуазных революций в Европе стали эпоха Возрождения, призывавшая к веротерпимости, к правовому урегулированию религиозно-политических конфликтов и миру. Реформация открыла факт внутренней свободы человека, свободы совести как объ­ек­тивной реальности человеческой природы, что требо­вало свобод­но­го, согласного с совестью действия. Вместе с тем, попытки субъектив­ного насаждения религиозной или социальной справедливости в государстве и обществе нередко заканчивались крахом морализма и всплеском разнузданности.

22 мая 1498 г. на виселице погиб доминиканский монах Д.Саво­на­рола, человек, который пытался на практике доказать, что государство лишь тогда имеет право на историческое долголетие, когда его законы основаны на высокой морали каждого гражданина. В те времена Просвещения и освобождения от пуританства бросили людей в другую крайность – к эпикурейству в жизни и скептицизму в мыслях. Проповеди Саванаролы о необходимости радикальной реформации жизни: исправлении морали общества и восстановлении “самой лучшей формы правления”– республиканской, постоянно подчеркивали, что республика лишь тогда есть благо для государства, когда все граждане праведные и честные люди. Будучи глубоко в этом уверенным и благодаря необыкновенному правоведческому и ораторскому дару, Саванарола убеждал слушателей в том, что глубокая религиозность и высокая мораль автоматически приводит общество к справедливому политическому укладу. Сам он отказался от крупного наследства и какой-либо личной собственности, даже от библиотеки, которую с любовью собирал долгие годы. Отказывался от предлагаемых высших должностей и кардинальской власти. Свои мысли он изложил в работе “О правлении и законодательстве республики”. И в короткое время во Флоренции были проведена реформа власти и общества. Избраны органы коллегиальной власти. Чтобы переложить бремя налогов с бедных на богатых, Саванарола изгнал из города всех ростовщиков и вместо них утвердил Кредитный банк с весьма низкими процентами. Важное место в реформе отводилось очень строгим мерам морального возрождения. Так, за участие в обычных ночных развлечениях молодежь выплачивала штрафы, разорявшие их родителей, святотацам вырывали языки, развратников сжигали на кострах, широко использовались доносы. Иные скульптурные работы Леонардо да Винчи, Микеланджело хотя и не встречали одобрения монаха, но в пылу всеобщего морального ажиотажа подвергались разрушению. В конце концов все закончилось анафемой – отлучением монаха от церкви. Рим объявил его в ереси. А переменчивая, как во все времена, толпа, вчера еще плакавшая и кающаяся в грехах, теряющая сознание от изобличений во время его проповедей, целовавшая землю, где ступала нога великого моралиста, отдала его на растерзание пыточному следствию. Суд вынес приговор – виселица, затем сжигание тела. Через 60 лет Римская церковь его оправдывает.

Первый в мире законодательный акт под названием “О свободе личности” был принят в 1679 г. в Англии. Это знаменитый Habeas Cor­pus, в основу которого было, в частности, заложено – “аресту­емому обязаны предъявить письменный приказ от судьи, иначе его дол­жны в течение суток предста­вить в суд, либо освободить”. В 1689 г. английский парламент признал своим актом свободу совести, чем положил начало конституционной защите всего пространства интеллектуальной свободы.

В середине XVII века доктрину естественных прав и свобод гол­ландского социолога и правоведа Г.Гроция продолжил философ Б.Спи­­ноза темой неотчуждаемости естес­т­вен­ных прав, как границы де­ятельности государственной власти.

В 1689 г., при короле Вильгельме Оранском, английский парламент принял “Билль и декларацию права”, где развивались идеи Великой Хартии. Дополнение состояло из 13 пунктов, содержащих, к примеру, положения: “Объявляется незаконным приостановление зако­нов или их исполнение без согласия парламента; свобода слова, прений и актов в парламенте не должна быть стесняема и подвергаема контролю в каком-либо суде или комитете, кроме парламента”.

К началу XVIII века Англия была правовым государст­вом с определенными пра­вами граждан и элементами прав человека, с правосознанием, рассматривавшим граж­данские права как обязательный элемент нормаль­ной жизни общества. Главная цель государства – обеспечить неприкос­новенность личной свободы и собственности, а главное средство к тому – установление законов.

Идея о человеческой, а не богоданной природе государства порождала представление о том, что государство это и есть тот идеальный инструмент преобразования общества, воспитания добродетельного подданного, идеальный институт, с помощью которого можно достичь “всеобщего блага” – желаемой, но постоянно ухо­дя­щей, как линия горизонта, цели человечества. Совершенствование об­щества возможно, по мысли тогдашних философов, лишь с помощью организации и законов – рычагов государства. Совершенствуя право, добиваясь с помощью учреждений реализации законов, можно достичь всеобщего процветания. Человечеству, еще недавно вышедшему из средневековья, казалось, что найден ключ к счастью, стоит только сформулировать законы и провести их в жизнь. Не случайно появление и распространение в это время дуализма – учения, отводящего Богу роль первотолчка, зачинателя мира который, однако, далее развивается по присущим ему естественным законам; нужно только обнаружить их, записать и добиться точного и всеобщего исполнения. Отсюда и оптимизм людей, вера в неограниченные силы человека, возводящего “по чертежам”, на разумных началах свой дом, город, общество, государство.

К тому времени было уже ясно, что разделение власти на законодательную и испол­нительную может обеспечить защиту человека от произвола государства. При заключении договора госу­дарству должна уступаться лишь часть природных прав. Вопрос в том, какая часть уступалась.

В 1651 г. Т.Гоббс в трактате “Левиафан” развил теорию, по ко­то­рой люди передают государ­ству все свои права, и делал вывод о необходимос­ти сильного абсолютистского государства, но тут же признавал право народа на восстание. Он утверждал, что “государ­ство строят как дом”, а жизнь без эффективного государства, охраняюще­го порядок, будет “уединен­ной, бедной, опасной, грубой и короткой”. Отсюда следует мысль о том, что государство разрушается изнутри, лишая граждан условий стабильного существования: законности и безопасности.

Ж.-Ж.Руссо полагал, что человек от природы добр и смотрел на государство, как на выражение общей воли народа. Хотя и он понимал, что большинство может ошибаться в определении своих действительных интересов. Руссо исходил из принципа неотчуждаемости прав человека в государстве.

Д.Локк в конце XVII века, опираясь на английский опыт, впервые создает теорию государства и права, основанную на всегда сущест­вующих естественных законах, одинаково обязательных как для подданных, так и для правителей. Он одним из первых выдвинул положение о естественных правах человека, которыми считал право на жизнь, свободу и владение имуществом. От Д.Локка начинается история правового государства с разделением властей. В его двух тракта­тах “О правлении” заложены философские идеи будущих деклараций прав и свобод. Он исходил из того, что в продуктах своего труда человек приобретает объективное сущест­вование. Люди вступают в государственный союз не для того, чтобы государство диктовало им образ мыслей, распоряжалось их жизнью и созданным их трудом досто­янием. Союз этот основан на праве и связан правом. Право – не вещь, которую можно кому-то отдать, а отношения меж­ду людьми, основанные на признании и защите человеческого достоинства.

И.Кант продолжил разработку теории гражданского общества, уделяя большое внимание постулатам “практического разума”, как необходимой предпосылки развития нравственности. Центральный принцип этики он основывал на понятии долга.

Ш.Мон­тескье пытался вскрыть причины возникновения того или иного государственного строя, анализировал различные формы государства, утверждал, что законодательство страны зависит от формы правления и полагал, что государству должна усту­паться лишь незначительная часть природных прав человека. Вслед за Д.Локком он признавал необходимость разделения властей в государстве.

В принципе, большинство философов конца ХVIII века исходили из примата есте­ственного права перед правом позитивным. Многие из них прямо подчеркивали, что в разумном обще­стве государственные законы обязаны соответствовать прин­­ципам естественного права. То есть, природные права человека должны быть максимально отражены в действующих нормах позитивного права.

Под знаменем представления о существовании природных, неотчуждаемых прав человека произо­шли две революции XVIII века – американская и француз­ская.

Английские колонисты принесли в Северную Америку принципы Великой Хартии Вольностей и правосо­знание, основанное на уважении к Закону и Суду.

В июне 1776 г. Конгресс народных представителей штата Вир­д­жиния принял “Билль о правах”. Через месяц Континентальный конгресс (13 шта­тов) принял “Декларацию независимости” Томаса Джеф­ферсона, фундаментальные принципы которой почти без изменений пришли в наше время: “Мы считаем самоочевидными следующие истины: что все люди созданы равными, что они наде­лены Создателем определенными неотъемлемыми пра­вами, среди которых имеется право на жизнь, свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав существуют среди людей правительства, осуществляющие свою власть с согласия тех, кем они управляют; что, если форма правления становится гибельной для целей самого своего существования, народ имеет право изменить или отменить ее, учредить новое правительство, основанное на этих принципах, и установить власть в такой форме, какая, по его мнению, лучше обеспечит его безопасность и благоденствие".

В 1787 г. принята Конституция США, собственно, первая в мировой истории Конституция, изложенная в письменной форме, ко­торая в 1791 г. была дополнена 10-ю поправками “Билля о правах”:

1. Конгресс не должен издавать законов, касаю­щихся установления какой-либо религии или запрещаю­щих ее свободное исповедание, ограничивающих свобо­ду слова или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об исправле­нии злоупотреблений.

^ 2. Поскольку для безопасности свободного госу­дарства необходима хорошо ор­га­ни­зованная милиция, право народа хранить и носить оружие не подлежит ограни­чениям.

3. В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой-либо дом без согласия его владельца, во время же войны это допускается только в порядке, установленном законом.

4. Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необос­нованных обысков или арестов не должно нарушаться и ордера на обыск или арест не будут выдаваться без достаточных оснований, подтвержден­ных присягой или тор­жественным обещанием. Такие ор­дера должны содержать подробное описание места обыска, а также подлежащих аресту лиц или имущества.

5. Никто не должен привлекаться к ответственности за тяжкое или иное позорящее преступление иначе как по постановлению или обвинению, вынесенному присяж­ными; никто не должен дважды от­вечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же преступление, никто не должен принуждаться свидетельствовать против самого себя в уголовном деле; никто не должен лишаться жизни, свободы или имуще­ства вне установленного законом порядка; никакая част­ная собственность не должна отбираться для обществен­ного пользования без справедливого вознаграждения.

6. Во всех случаях уголовного преследования обви­няемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных. Обвиняемый может пользоваться помощью адвоката для защиты.

7. Факт, рассмотренный судом присяжных, не должен подвергаться пересмотру каким-либо судом иначе как на основе положения общего права.

8. Не должны налагаться жестокие и необычные наказания.

9. Перечисление в Конституции определенных прав не должно рассматриваться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом.

10. Полномочия, не предоставленные настоящей Конституцией и пользование которыми не возбранено отдельным штатам, остаются за штатами или “за народом”.

“Декларация независимости” и “Билль о правах” соединили реализм принципов Великой Хартии Вольностей и английских правовых актов того времени, содержащих положения о правах граж­дан и свободах. Интеллектуальную основу подготовили философы-прос­ве­тители ХVII-ХVШ веков, которые считали, что неотъемлемые права являются Богом данными, ес­тес­твенными правами. Это те права, которые не уничто­жаются при изменении гражданского общества. Ни об­щество, ни правительство не могут отчуждать их. Первая поправка к Конституции США, как уже было сказано, запрещала конгрессу издавать какие бы то ни было законы, ограничивающие свободу слова, веро­исповедания и право на мирные собрания.

Американская конституция соединила теории Д.Локка и Ш.Мон­тескье – о разделении властей и гарантий свободы и Ж.-Ж.Руссо – о народном верховенстве. В сущности, она провозгласила: демократии основываются на прин­ципе, что прави­тельство существует, чтобы служить народу; народ существует не для того, чтобы служить правитель­ству. Народ – это граждане демократического государ­ства, а не его подданные.

“Отцы-основатели” американской конституции исходили из видения Т.Гоббса о том, что “естественное право (“jus naturale”) есть свобода человека использовать свои силы по собственному усмотрению для сохранения своего природного естества”. Естественный же закон (“lex naturale”) есть для Т.Гоббса “обнару­женное разумом общее правило, запрещающее человеку делать то, что пагубно для его жизни, и упускать то, что он считает лучшим средством для ее сохранения”. Данная идея оказалась настолько практичной, что, как писал Г.Редер: “Вся буржуазная революция в Северной Америке исходила из убеждения, что политические институты будут прогрессировать в направлении все большего их соответствия природе человека”.

Несомненно справедливо, что использование людьми своих природных прав налагает ограничения на любое правительство, ос­нованное на демократичес­ких принципах. В этом смысле права личности являются оплотом против злоупотребления государственной властью или теми, кто в данный момент представляет собой политическое большинство.

Но в другом смысле права, как и личность, не существуют в изоляции. В материальном смысле права не являются частной соб­ственностью личности, они существуют лишь тогда, когда признаются другими гражданами об­щества и властью. Кстати, опасаясь возможных последствий долгого пребывания у власти недостаточно нравственных людей, Т.Джефферсон стре­мился предупредить всякого рода слу­чайности таким порядком уп­рав­ления, при котором об­разованные и политически активные граж­дане будут сами управлять страной.

14 июля 1789 года штурмом Бастилии началась Великая француз­ская революция.

Вдохновленная идеями европейских просветителей и американ­скими правовыми актами, Франция 26 августа 1789 года приняла “Дек­ларацию прав человека и гражданина”, где “вечные, неотчужда­емые, неотделимые и священные права человека” должны были поддер­живаться конституцией.

В Декларации, предложенной М.Робес­пье­ром “Якобинскому клу­­­бу”, состоявшей из 17 пунк­тов, говорилось: “Целью всякого политического объединения является сохранение естественных и неотъемлемых прав человека и развитие всех его способностей. Главными правами че­ловека являются: право обеспечения сохранения своего существования и свобода. Свобода есть возможность, которой обладает каждый человек, осуществлять по своему усмотрению все свои способности”. Источником власти провозглашался народ, а не воля монарха. Декларация утверждала равенство всех граждан перед законом, право частной собственности, как основу демократии и прав человека, разделение влас­тей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, ответственность и подотчетность служащих, ос­нов­ные принципы законности, суверенитета и права нации избирать власть.

Лучшие умы человечества надеялись, что француз­ская революция приведет ко всеобщему благоденствию, а она проигнори­ровала природу человека и скомпрометировала себя. Уже на излете революции, М.Робеспьер говорил в Конвенте: “Для того, чтобы создать и уп­рочить среди нас демократию, чтобы прийти к мирному господству кон­ституционных законов, надо довести до конца войну свободы против тирании”. Но освобожденный от правовых рамок меч законности начал произвольно использоваться теми, кто находился у влас­ти. “Чистые” намерения Робеспьера теряли опору и, через пять лет после начала революции, привели к якобинскому террору, затем – к диктатуре, и стали предтечей захватнических войн Наполеона. Как позднее справедливо заметил Ф.Хайек: “Разли­чие между обществом свободных людей и тоталитарным обществом в огромной степени заключается в том, что в первом случае правительственные решения затрагивают ресурсы, предназначенные для правительственных целей, а во втором – применяются ко всем общественным ресурсам, включая сюда и граждан”. Длительная полемика многих передовых мыслителей об идее насиль­ственной революции привела в конце XVIII-XIX веков к выводу, что военный деспотизм является результатом “власти толпы”.

В России идеи государственности и свободы появились значительно позже, чем в Англии, Америке и Франции. В конце XVII века страна была отсталой во всех областях. Городов в ней насчитывалось гораздо меньше, чем на Западе. Промышленность отсутствовала, административное устройство было архаичным, процветало крепостническое право. Россию миновали и Просвещение, и Реформация. Духовенство было невежественным, литературы почти никой не существовало, философия, математика и другие науки игнорировались или презирались. В то же время, необходимость и важность проведения европеизации и модернизации страны не были очевид­ными для большинства людей России.

С 1698 г., при Петре I, получил бурное развитие культ государ­ства и использование достигнутых за рубежом выдающихся успехов в точных, естественных науках, которые побуждали трактовать и общественную жизнь как процесс, близкий к механическому. Учение Р.Декарта о все­общей математике – единственно достоверной и ли­шенной мис­тики отрасли знания, делало свое дело: образ некоей “ма­ши­ны”, действующей подобно точному часовому механизму, стал образом политиков, врачей, биологов. Эти идеи, преломляясь в соответствии с условиями России, стали элементами политического сознания. Конечно, было бы преувеличением утверждать, что Петр I начал возводить свою империю на основе концепций Р.Декарта, Ф.Бэкона, Т.Гоббса, Б.Спинозы, Г.Лейбница и др. Речь идет о сильном влиянии их идей на практическую государственную деятельность великого реформатора, из работ которых он взял мысли о руководящей роли государства в жизни общества вообще, и в экономике в частности. Петр, исходя из концепции рационалистической философии и из традиционных пре­д­ставлениях о роли самодержца в России, придавал огромное значение писанному законодательству, веря, что “пра­вильно писанный закон, вовремя изданный и последовательно исполняемый к жизни, может сделать почти все, начиная со снабжения народа хлебом и кончая исправления нравов”. Дело, бывало, доходило до анекдотизма. Регламент Адмиралтейской коллегии 1719 г. гласил: “Про­фос должон смот­реть, чтоб в Адмиралтействе никто кроме определенных мест не испражнялся. А ежели кто мимо указанных мест будет испражняться, того бить кошками и велеть вычистить”. Точное исполнение законов Петр считал панацеей от всех трудностей жизни. Сомнений в адекватности закона действительности почти никогда у него не было.

Что касается прав и свобод человека, то никем не ограниченная воля монарха служила единственным источником права. Создатель мощной бюрократической империи был убежден, что “подчи­нен­ный перед лицом начальствующим должон иметь вид лихой и придурковатый, дабы размышлением своим не смущать оное”.

Он, как писал В.Ключевский: “надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку, народное просвещение, как необходимое условие общественной самостоятельности, хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно. Совместное действие деспотизма и свободы, просвещения и рабства – это политическая квадратура круга, загадка, разрешавшаяся у нас со времен Петра два века и доселе неразрешенная”.

Первый акт о свободе дворянства – “Ве­ликая Хартия вольностей”, был принят в Англии” в 1215 году. В России, первый манифест “О даровании вольности свободы российскому дворянству”, был подписан Петром III лишь более чем через 500 лет – в 1762 году. До этого дворяне были не свободны и рассматривались как бюрократическое и военное сословие, тесно привязанное к государственной колеснице.

Во времена “просвещенного абсолютизма”, верховенство государственных интересов и существование культа мо­нарха также не могли всерьез сочетаться с ут­верждением прав человека. Хотя Екатерина II училась у просветителей Запада и знала, что в идеальном государстве союз народа и правителя покоится на законе, соблюдаемом обеими сторонами, но тем не менее, в “Наказе Комиссии о сочинении проекта нового уложения” в статье 10 – “Всякое другое (не самодержавное) правление не только было бы России вредно, но и вконец разорительно”. И тут же, в статье 34 – “Равенство всех граждан состоит в том, чтобы все под­вержены были тем же законам”. Итог – крепостное право было сохранено, а ”На­каз...” постепенно забыт.

А.Н.Радищев, попавший в опалу за жесткую критику крепостничества, вначале в духе Д.Локка, Ж.-Ж.Руссо, а позже в духе Ш.Монтескье, писал о гражданской свободе и правах лич­ности, в сущности, призывая к кардинальным изменениям в обществе. Революция по Радищеву “это восстановление свободы народа, а свобода – прирож­денное право человека. Гражданская свобода” должна ”ограни­чи­вать­ся общей волей”.

Не критика крепостного права, не осуждение рабства, которое и сама Екатерина не считала благом, возмутило и побудило ее к расправе, – Радищев посмел сказать, что ее подданные живут плохо, что никакого благоденствия народа на самом деле нет: “Бунтовщик, хуже Пугачева”. Он произнес вслух то, что никто не решался сказать, хотя знали все; все, но не Екатерина. Она была убеждена, что это ложь, ее подданные не могут быть несчастливы.

Часто рассуждая на темы свобод и гуманизма, Екатерина отмечала, что “молитвенником монархов со здравым смыслом должно быть сочинение Монтескье “О духе законов”. Но вместе с тем, не считаясь ни с политическими договорами, ни историческими, ни национальными, ни географическими особенностями отдельных районов обширной империи, в 1764 г. она распорядилась ликвидировать, в частности, институт гетманства на Украине, при котором, была создана и принята первая в Европе Конституция 1710 г. Пилипа Ор­лика, гетма­на Запорожской Сечи.

Что касается дворянства, то в 1785 г. она подписала “Жало­ван­ную грамоту дворянству”, в которой в пышных выражениях оце­ни­ва­лись его заслуги, давалось определение дворянства и назы­ва­лись все его привилегии, единые и для русских дворян, и для ост­зейских рыцарей, и для польско-украинских шляхтичей. Среди прочего указывалось, что дворянин не может судиться с дворянином и подвергаться телесному наказанию, что он волен и свободен и может владеть крепостными, покупать и продавать их, заводить фабрики и заводы, торги и ярмарки и т.д.

Только через 100 лет, после манифеста “О даровании вольности свободы российскому дворянству”, Александр ІІ отменил крепостное право. В большей степени это определялось объективными условиями развития капитализма в России и потребностями в рабочей силе, но также – благодаря усилиям умницы канцлера А.Гор­чакова, который вытащил страну из конфликта со всей Европой, сохранив ее достоинство после крымской бойни, а также убедил царя вернуть из Сибири оставшихся в живых декабристов. Александр ІІ как-то с улыбкой заметил: “Мой папа был гений, поэтому мог позволить себе окружать трон остолопами. А я не гений – мне нужны умные люди”. Тот же А.Горчаков его поучал: “Власть – твердая, а меры мягкие. Нельзя углублять пропасть между общественным мнением и властью”.

К концу правления династии Романовых защиты прав и свобод человека в принципе не существовало. Даже возникшие в 1905 г. зачатки парламентаризма извращались. Когда Николаю II предложили дать распоряжение на предмет расширения практики разработки подзаконных актов, он ответил: “Зачем? Пусть чиновники разъясняют законы”.

Во второй половине ХIХ столетия в России образовался узкий слой русской “революционной интеллигенции” (поня­тие незнакомое остальному миру), которая, начитавшись К.Маркса, ощутила презрение к устоям и загорелась идеализмом всеобщего равенства, но не равноправия. Крайняя самонадеянность поднимала народ на борьбу с режимом, не отдавая себе отчет даже в том, чем для нее самой это кончится. Потом устами А.Горького будет сказано: “Хо­тели разбудить человека, а разбудили зверя”. Иначе и быть не могло. Народ на 80% неграмотный, не обладавший никакой политической культурой и уважающий только силу полицейских плеток осознает Февральские свободы как ослабление власти и бросится жечь, крушить, мочиться в античные урны Зимнего Дворца и тащить все подряд. Многовековой путь создания парламентской демократии, проделанный Европой, оказалось невозможным пройти в короткий отрезок 1905-1917 гг. Уже революция 1905 г. показала, что вместо тогдашней незаменимости державного института монархии наступит хаос. В условиях, когда на страну наседали внешние враги и подтачивали край­не наивные либералы и одержимые идеалисты, важна была твердость и выверенность курса государственного корабля. В кризисные исторические моменты необходим иной уровень государственной энергии и другие решения. Однако за столетия не был выработан механизм избрания на трон действительно достойного властителя определявшего государственную политику, способную последовательно вести страну между потребностями государственного порядка и активным проведением реформ в интересах формирования правового государства.

В XIX веке российский юрист Б.Кистяковский выде­лял такие черты правового государства: ограничение государственной власти (пу­тем признания неотъемле­мых прав человека), верховенство права, народное пред­ставительство (парламент), всеобщее и равное избира­тельное право.

Несколько позже, в 1906 г., бывшими эсерами Пешехоновым, Ан­нен­ским, Мякотиным была образована Народно-социа­лис­ти­чес­кая партия, ключевая формула программы которой гласила: “Во­с­ста­новить права чело­веческой личности и обеспечить интересы трудового народа”. В это же время К.Каутский постоянно подчеркивал, что “в истории ничего не повторяется, что старые конфликты существенно отличаются от современных, а значит, имеют другое содержание. Свобода, которую требует современный пролетариат, далеко не та, к которой стремились представители третьего сословия во Франции в 1789 г., а последняя, в свою очередь, коренным образом отличается от той, за которую в начале Реформации боролось немецкое имперское рыцарство”.

На протяжении столетий велись споры вокруг по­нятий естественного и позитивного права.

По концепции естественного права носителем его является индивид, даже если законы государства естественные права ему не обеспечивают. В концепции сторонников позитивного права носителем этих прав является общество и государ­ство.

С точки зрения позитивистов естественное право, незафиксированное в законе, является правом фиктив­ным. Оно отвлекает внимание от разработки конкретных позитивных прав, которые могли бы реализоваться государством. Тут есть некая опас­ность подмены практической работы провозглашением, например, внутренней свободы при отсутствии фиксации свобод в законах. И все же, все большее распространение сейчас приобретает мнение, согласно которому необходимо продолжать идти по пути конвергенции теории ес­тественного и позитивного права. Причем, Аристотель полагал: “За­коны следует издавать применительно к органически утвер­див­ше­муся государственному строю, а не подгонять государственное ус­трой­ство под некий закон”. Отсюда К.Каутский выводил, – “каждое время можно мерять только присущей ему мерой, что стремления настоящего должны обосновываться условиями настоящего”.

В XIX веке философская проблема естественного и позитивного права, пожалуй, стала медленно выходить на первый план юриспруденции и начались попытки применения понятия прав челове­ка уже в рамках международного сообщества.

После завершения наполеоновских войн в 1815 г. на Венском конгрессе был заключен международный договор, гарантировавший равенство различных вероис­поведаний. Аналогичный до­говор был подписан в Париже в 1856 г. по итогам Крымской войны.

В начале позапрошлого века был заключен целый ряд конвенций о запрещении рабства и работорговли. Тогда же возникают процессы “гумани­тарного вмешательст­ва”.

В 1827 г. Великобритания, Россия и Франция со­вместно вмеша­лись во внутренние дела Османской империи с целью восстанов­ления нарушенных прав гре­ческого населения. Что привело, в конечном итоге, к восстановлению независимости Греции. В 1860 г. целая группа европейских государств вмешалась во внутренние дела Сирии, чтобы предотвра­тить геноцид христианского населения. Балканская война 1878 г. велась также в защиту прав не мусульманского населения на Балканах. А в конце XIX – начале XX веков Соединенные Штаты сделали ряд представлений правительству Российской империи в связи с преследованием евреев.

С конца XIX в. много внимания стало уделяться международной кодификации в области социального и трудового законодательства. Этому вопросу была посвя­щена конференция европейских государств в Берлине в 1890 г.

В 1906 г. в Берне были приняты первые междуна­родные акты по защите труда. А Гаагскими конвенциями 1889 г. и 1907 г. предус­мат­ри­­ва­лась защита личности в случае военных конфликтов.

11 ноября 1918 г. закончилась Первая мировая война, унесшая более 10 млн. чело­веческих жизней. В России произошла рево­люция. Мир раскололся на два лагеря. Европа разделилась на 38 государств.

В соответствии с нормами обычного права, регули­рующими отношения между государствами, правитель­ства, в принципе, не имеют права вмешиваться в дела другого государства. Но после Первой мировой войны выросла уверенность в том, что силами одних прави­тельств права человека не могут быть надлежащим об­разом защищены и для их соблюдения необходимы меж­дународные гарантии. Для воз­можности урегулирования будущих военных конфликтов в 1919 г. была создана первая международ­ная организация Лига Наций.

Лига Наций, несмотря на то, что в ее полномочия не включались вопросы, напрямую связанные с правами человека, предпринимала попытки обеспечить такие права путем задействования международных средств. Правда, это проявлялось лишь в отношении опре­де­ленных условий для защиты меньшинств и в неко­торых странах.

В течение XX века Международное сообщество сильно изменилось и прежде всего в результате Второй мировой войны.

Во Вторую мировую войну было вовлечено 61 государство с населением 1700 миллионов человек, составляющих тогда около 80 процентов всего человечества. Разрешилась она гибелью более 50 миллионов человек и материальными потерями, размер которых в денежном эквиваленте составляет 316 млрд. долларов.

Страшное мировое потрясение побудило создать форум, кото­рый в первую очередь предназначался для поиска путей предотвращения таких ужасающих событий в будущем. В 1945 г. была образована Организация Объединенных Наций, которая утвердила от имени всех вступивших в нее народов приверженность идее защиты прав человека.

В Уставе ООН права человека упоминаются в качестве одного из основных объектов деятельности. С созданием ООН идея прав че­ловека получила официаль­ное и всеобщее признание.

Одна из основных целей организации – разработка деклараций в области прав человека. Ибо история прав человека во всех крупнейших мировых событиях. Без учета необходимости соблюдения прав человека невозможен экономический и социальный прогресс. В первой статье Устава ООН прямо говорится о “поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех”.

Принципы, заложенные в Уставе, носили общий характер, поэтому возникла потребность установить более конкретные критерии определения прав и свобод человека и создания соответствующей системы защиты.

10 декабря 1948 года Организация Объединенных Наций про­го­лосовала за принятие “Всеобщей декларации прав человека” – между­народного кодекса поведения. Этим получил определенное ло­ги­ческое завершение многовековой исторический период станов­ле­ния и борьбы за идеи прав человека. Появление Всеобщей декларации действительно явилось поворотным пунктом в жизни мирового чело­вечества, вероятно, превосходящим по своей значимости все известные крупнейшие исторические события.

Более всех во Второй мировой войне пострадали европей­ские народы, вся экономика Европы была практически разрушена. Мировая трагедия привела к пониманию необходимости строить объединенную Европу, в которой бы уважались интересы всех. В 1949 году был создан Совет Европы в качестве оплота против уг­нетения и угрозы диктатуры.

Одной из главных целей Совета Европы является за­щита и обес­печение прав человека и демократии в интере­сах развития справедливости, равенства и достоинства мужчин, женщин и детей. Совет Европы зани­мается всеми вопросами, затрагивающими интересы об­щества, за исключением вопросов обороны. Для того, чтобы вступить в Совет Европы, государство должно уважать демократию, пра­ва человека и вер­ховенство права. Эти ценности являются прин­ципами справедливого общества. Их защита требует больших усилий и бдительности. И сегодня этим принципам противостоит нетерпимость, расизм, ксенофобия, ульт­рана­цио­на­лизм, терроризм.

Для защиты принципов справедливости Совет Европы разра­ботал и принял 4 ноября 1950 года Европейскую Конвенцию “О защите прав человека и основных свобод”. Кон­венция 1950 г. не только провозглашает ряд прав и основных свобод для всех людей, живущих в государствах-участниках Совета Европы, но и впервые гарантирует их защиту Европейским судом по правам человека.

В Преамбуле Конвенции записано: “Государства Европы вновь подтверждают свою глубокую приверженность этим основным свободам, ко­торые являются основой справедливости и мира во всем мире, и соблюдение которых главным образом зависит, с одной стороны, от подлинной демократической систе­мы, и, с другой стороны, от общего понимания и соблю­дения прав человека, к которым они относятся”.

Европейская Конвенция стала первым международ­ным документом в области прав человека, который имеет целью защищать гражданские и политические права, одновременно являясь и договором, юридически обяза­тельным для Высоких Договаривающихся Сто­рон. Государство, ратифицирующее Европейскую Кон­венцию, должно принимать законы, соответствующие европейским стандартам. Некоторые страны просто включают законодательные положения Конвенции 1950 г. в национальное право.

Позже Совет Европы дополнил Кон­венцию 1950 г. – “Евро­пейской Социальной Хартией”, Конвен­цией “О предупреждении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания”, Конвенцией “О правах ребенка”, Конвенцией “О политических правах женщин”, Конвенций “О борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами” и другими документами.


^ 1.2. Современное понятие прав человека


Права человека с позиций современного международного права – это социальные притязания и возможности человека, объективно обусловленные системой общественных отношений, передовыми идеалами и т.д., существенные для характеристики правового положения индивида в любом современном обществе.

Различные общества имеют разные социальные возможности для обеспечения прав человека. Но в принципе для государств характерно определенное совпадение взглядов на то, какие права должны быть предоставлены индивидам и закреплены в националь­ных законах. Реальное обеспечение этих прав может быть различным. Оно основывается на уровне развития данного общества, на него оказывают влияние национальные, религиозные, этнические и другие особенности. Наряду с этим есть некое общее понимание их смысла и роли.

В Уставе ООН говорится о правах человека и основных свободах. Чаще всего ради краткости и то, и другое обозначают термином “права человека”, поскольку речь идет о явлениях одного порядка. И право, и свобода – гарантированная законом мера возможного поведения лица или группы лиц. Порядок реализации права в той или иной степени регламентируется. Свободу иногда рассматривают как область человеческого поведения, в которую государство обязуется не вмешиваться.

Термин “права человека” появился в международной полити­чес­кой лексике после американской войны за независимость и Великой фран­цузской революции. В то время в соответствующих внутригосударственных документах говорилось о правах человека и гражданина. В Уставе ООН о правах гражданина уже не говорится. Но некоторые права человека, например, право на участие в управлении государством, неотъемлемы от гражданства.


^ 1.3. Классификация прав человека


Согласно принятой в международных документах классифика­ции, права человека подразделяются на гражданские, политические, экономические, социальные и культурные. Возможны и иные варианты классификации. Приблизительно с начала 70-х годов в международной практике получила распространение концепция “трех поколений” прав человека.

Такой хронологический подход мотивируется тем, что вначале под правами человека имели в виду только гражданские и политические права (первое поколение). Это была, по мнению авторов концепции, идея, порожденная главным образом Великой французской революцией. Далее авторы концепции подчеркивали, что под влиянием СССР и его союзников в понятие прав человека стали включаться, начиная с “Всеобщей декларации прав человека”, социально-эконо­мические и культурные права (второе поколение). И наконец, предлагается как вклад развивающихся стран рассматривать право на мир, право на разоружение, право на развитие, право на здоровую окружающую среду (третье поколение, или права “солидар­ности”). В принятой в 1981 году Организацией африканского един­ства “Афри­канской хартии прав человека и народов” закреплен ряд прав народов (право на самоопределение, право на свободное распоряжение своими естественными богатствами и ресурсами, право на развитие и т.д.). Перечень прав третьего поколения пытались продолжить на неправительственном уровне. Но главная проблема, которая в связи с этим возникла и продолжает обсуждаться на межгосударственном и научном уровнях, это проблема связи прав человека и прав народов. Очевидно, нельзя отделять права человека от прав народов. Права народов также могут рассматриваться как права человека.

Права народов, бесспорно, коллективные права, но понятие коллективных прав человека не исчерпывается правами третьего поколения. Они шире. Например, права профсоюзов также могут считаться коллективными. В некоторых случаях сочетание различ­ных индивидуальных прав образует новое, синтетическое право, принадлежащее уже коллективу. В таком плане можно рассматривать право на проведение мирных собраний.

Постановка вопроса о третьем поколении прав человека и дискуссии, разворачивающиеся вокруг него, принятие международных до­кументов, включающих в себя эти права или раскрывающих содержание некоторых из них, например, “Деклара­ции о праве на развитие” от 4 декабря 1986 года свидетельствует о том, что перечень прав человека не представляет собой что-то застывшее и может быть продолжен.


^ 1.4. Основные принципы межгосударственного сотрудничества по защите прав человека


Межгосударственное сотрудничество по защите прав человека осуществляется на основе принципов и норм международного права, таких, как неделимость и уважение прав человека, общепринятых взаимоотношений государств с собственным населением, сотрудни­чество государств и др.


1.4.1. Неделимость прав человека


Все права человека неделимы, одинаково важны, составляют единый комплекс. Недопустимо противопоставление какого-либо одного права или свободы другим. Иначе стремление добиться соблюде­ния од­ной группы прав и свобод может быть использовано для ущемления прав другой.

Признание неделимости прав человека не исключает определенной их градации, приоритетов. На первое место всегда ставят право на жизнь как важнейшее право, без обеспечения которого становится бессмысленной постановка вопроса о соблюде­нии остальных прав и свобод. Однако соблюдение лишь одного права на жизнь недостаточно для полноценного существования и развития личности в обществе. Для этого требуются уважение и соблюдение и других прав и свобод, таких как, в частности, право на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое публичное разбирательство, на уважение личной и семейной жизни, неприкосновенность жилья и тайны корреспонденции, на свободу мысли, совести и религии, право на свободу выражения своего мнения, получение и распространение информации и идей без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ.

1.4.2. Уважение прав человека


Принцип уважения прав человека как один из основных принципов современного международного права не противостоит другим его принципам, а гармонично с ним сочетается. Поэтому никакие ссылки на необходимость защиты прав человека не могут оправдать попыток нарушить такие принципы, как уважение государственного суверенитета, невмешательство государств во внутренние дела друг друга, запрещение угрозы силой или ее применения в международных отношениях и т.д. Права и свободы человека не должны использоваться в качестве повода для посягательств на мир и безопасность, независимость и равноправие государств, то есть на те основы, на которых базиру­ется сама идея международного сотрудничества.

Становление принципа всеобщего уважения прав человека и ос­новных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов относится к послевоенному времени и связано не­посредственно с принятием Устава ООН.

Преамбула Устава ООН подтверждает “веру в основные права человека... в равноправие мужчин и женщин...”. В статье 1 в качестве це­ли участников Организации говорится о сотрудничестве между ними “в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии”. Важнейшее значение имеет статья 55 Устава, согласно которой “Органи­зация Объединенных Наций содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития; … с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех”. В статье 56 предусматривается, что “все участники Организации обязуются предпринимать совмес­тные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в статье 55”.

Нетрудно заметить, что обязательства государств изложены здесь в самой общей форме, поэтому с момента принятия Устава и до насто­ящего времени государства стремятся конкретизировать нормативное содержание принципа всеобщего уважения прав человека. С наибольшей полнотой и универсальностью это сделано во “Всеобщей декларации прав человека” 1948 г. и двух Пактах, принятых в 1966 г. – “Международном пакте о гражданских и политических правах” и “Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах”, исходящих из признания права народов на самоопределение.

Анализ многочисленных международных документов по правам человека показывает, что в современном международном праве име­ется универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, языка и религии.

Отмеченная обязанность носит всеобщий характер. Это значит, что права и свободы человека подлежат соблюдению во всех государствах и действуют в отношении всех лиц без какой-либо дискриминации. При этом целью международного сотрудничества является не унификация национальных законодательств, а разработка стандартов (моделей), которые служат для государств своеобразной отправной точкой для выработки собственного национального законодательства. Непосредственная регламентация и защита прав и свобод челове­ка по-прежнему остаются внутренним делом каждого государства.

Международные нормы в области прав человека в подавляющем большинстве не могут применяться непосредственно на территории государства и требуют от него определенных шагов по имплементации, т.е. привнесения международных норм в националь­ное законодательство. Положения, например, Пактов о правах человека, прямо требуют от государства принятия мер, в том числе законодательных, по обеспечению людям прав, предус­мотрен­ных Пактами.

Как правило, международные документы не определяют, каким образом государство будет выполнять принятые на себя обязательства. Но стандарты поведения, содержащиеся в международных документах, в определенной мере связывают свободу поведения государств в сфере национального законодательства.

Анализ развития нормативного содержания принципа всеобщего уважения прав человека показы­вает, что индивид постепенно становится непосредственным субъектом международного права. Речь прежде всего идет о грубых и массовых нарушениях прав человека, когда сложившаяся в конкретной стране внутриполитическая ситуация позволяет говорить о систематических, достоверно подтвержденных грубых нарушениях прав человека и основных свобод. Такие явления, как геноцид, апартеид, расовая дискриминация и т.п., уже квалифицированы международным сообществом как международные преступления и в силу этого не могут рассматриваться в качестве дел, входящих во внутреннюю компетенцию государства.

Современное международное право поощряет индивида все более активно участвовать в борьбе за соблюдение международных стандартов в области прав человека. Например, итоговый документ встречи государств-участников СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе) в Вене предписывает государствам “ува­жать право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека и основ­ных свобод”, предусматривает “право лиц наблюдать за осуществлением и способствовать выполнению положений докумен­тов СБСЕ и присоединяться к другим с этой целью”.

Документ Копенгагенского совещания СБСЕ обязывает государство “обеспечивать, чтобы отдельным лицам было разрешено осуществлять право на ассоциацию, включая право создавать, присоединяться и эффективно участвовать в деятельности неправительственных организаций, которые стремятся поощрять и защищать права человека и основные свободы, включая профсоюзы и группы по наблюдению за соблюдением прав человека”.


1.4.3. Взаимоотношения государств с собственным населением


Права и свободы человека, как неотъемлемых факторов демократии, не беспредельны. Одновременно с определенными законодательными их ограничениями модель правового государства будущего предполагает строгое ограничение прерогатив государственной власти при ее вмешательстве в частную или общественную жизнь. Это вовсе не умаляет роли государственных учреждений в жизни общества. Напротив, их регулирующая роль становится все более конструктивной. В июне 1815 года Наполеон, выступая перед депутатами, говорил: “Люди не в состоянии обеспечить свое будущее; только государственные институты вершат судьбы наций”. В 1985 году в речи на коллоквиуме, посвященном проблемам модернизации государства, Президент Французской Республики Ф.Миттеран заявил: ”Нет демократии без государства. Государство предоставляет ресурсы для выполнения демократических решений, в форме законов или подзаконных актов; оно обеспечивает поддержание правопорядка – основное усилие, необходимое для осуществления демократии, оно защи­щает и обеспечивает жизненность публичных свобод”.

Из суверенитета государства вытекает, что все взаимоотношения с собственным населением вопрос в принципе внутренний, регулируемый на национальном уровне. На этом основано сложившееся в практике ООН представление о том, что под нарушением принципа уважения прав человека следует понимать прежде всего общую политическую и правовую ситуацию в государстве, которая свидетельствует о том, что данное государство игнорирует свое обязательство уважать права человека, совершая массовые и грубые нарушения основных прав человека, являющиеся, например результатом апартеида, колониализ­ма, иностранной оккупации и т.п.

Многие годы считалось, что отдельные нарушения прав конкретных лиц (индивидуальные случаи) обычно относятся к внутренней компетенции государства и не могут быть поэтому предметом рассмотрения в ООН или других международных организациях. Сами по себе они могут и не являться признаком того, что в государ­стве сложилась обстановка, которая позволяет говорить о нарушении этим государством своих обязательств по Уставу ООН. Но за последние годы взгляды на такой подход изме­нились.

То обстоятельство, что государство самостоятельно регулирует свои взаимоотношения с собственным населением, не означает его “права” на произвол. В процессе государственного регулирования должны учитываться международные обязательства, прежде всего принцип уважения прав и свобод человека.

Ничто не препятствует государствам добровольно передавать на обсуждение международных органов и вопросы, касающиеся нарушений прав отдельных лиц. Обычно это делается на основе международных договоров. Соответствующие положения содержатся в первом “Фа­культативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах” 1966 г. и Конвенции “О защите прав человека и основных свобод” 1950 г. Все эти договоры предусматривают возможность рассмотрения в международных органах так называемых частных жалоб.

В настоящее время признается, что некоторые индивидуальные случаи могут быть предметом рассмотрения на международном уровне и без договорной основы, причем даже без согласия заинтересованного государства. Однако точные критерии допус­тимости рассмотрения таких случаев не выработаны.

Национальные учреждения, занимающиеся про­блемами прав человека, в основном, можно разделить на “Комиссии по правам человека” и “Омбудсмены”.

Комиссии по правам человека занимаются, глав­ным образом, защитой граждан от дискриминации, за­щитой гражданских и других прав человека. Комиссии во многих странах имеют право выносить вопрос в обычный или специальный суд, также возбуждать расследование от своего имени. В компетенцию комиссии входит попу­ляризаторская и просветительская деятельность.

Институт Омбудсмена существует в настоящее время в ряде стран. Омбудсмен, как правило, назначает­ся парламентом и действует в рамках своих конституци­онных полномочий или на основе специального закона. Основная его функция заключается в защите прав от­дельных лиц или групп, считающих себя жертвами несправедливых действий со стороны государственной ад­министрации.

Омбудсмен принимает жалобы от представителей общественнос­ти и расследует эти жалобы при условии, что они входят в сферу его компетенции. Омбудсмену предоставляется доступ к документам всех соответству­ющих государственных органов.

В мире существует две модели – шведская и анг­лийская.

Шведская модель: Омбудсмен осуществляет над­зор в области юстиции, социального обеспечения, за вооруженными силами.

В Великобритании Омбудсмен наделен статусом равным статусу судьи Высшего Суда и рассматривает жалобы на действия центральных органов исполнитель­ной власти, если эти действия не могут быть опротесто­ваны в суде или трибунале. Жалоба подается через члена Парламента, отчет Омбудсмена направляется членам Парламента.


1.4.4. Сотрудничество государств


Межгосударственное сотрудничество по вопросам прав человека должно быть деидеологизировано и деполитизировано. Это означает, что на уровне официальных межгосударственных контактов по гуманитарным вопросам признается необходимым исключить полемику идеологического характера, использование обсуждаемых вопросов в чисто пропагандистских целях. Кроме того, при обсуждении указанных вопросов государства должны стремиться к максимальной объективности, а не руководствоваться исключительно политическими интересами, приуменьшая масштабы нарушений прав или даже вовсе их замалчивая, и, наоборот, преувеличивая их в тех случаях, когда речь идет о государстве, отношения с которым по каким-либо причинам ухудшились. Сотрудничество государств по гуманитарным вопросам не может не быть политическим именно потому, что это часть межгосударственного сотрудничества, но оно не должно быть идеологизированным.

Важное значение для развития концепции межгосударственного сотрудничества в области прав человека имеют Венская декларация и Программа действий, принятые “Всемирной конференцией по правам человека” в 1993 году. В Декларации подтверждается важность обеспечения универсальности, объек­тивности и неизбирательности при рассмотрении вопросов прав человека.


^ 1.5. Международные стандарты в сфере защиты прав человека


Для того чтобы содержание любого принципа международного права воплощалось в жизнь, необходима его конкретизация в договорных и обычных нормах международного права. Международно-правовые обязательства, развивающие и конкретизирующие принцип уважения прав человека, часто называют международными стандартами в области прав человека. Это обязательства государств не только предоставлять лицам, находящимся под их юрисдикцией, какие-либо определенные права и свободы, но и не посягать на такие права и свободы (например, не допускать расовой, национальной и другой дискриминации, применения пыток и т.п.). Стандарты могут быть универсальными, то есть признанными во всем мире, и региональными. Региональные стандарты, имея особенности, вытекающие из традиций, уровня развития какой-либо группы стран, могут идти дальше универсальных, быть более широкими, конкретными (напри­мер, стан­дарты, принятые в рамках Совета Европы).

В некоторых случаях допускаются те или иные ограничения прав и свобод, о которых идет речь в отдельных стандартах. Так, в ряде положений “Международного пакта о гражданских и политических правах” 1966г. предусматривается, что соответствующие права и свободы могут быть подвергнуты только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. В статье 4 Пакта указывается, что во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участники Пакта могут принимать при соблюдении определенных условий меры в отступление от своих обязательств по Пакту. Однако, согласно той же статье, недопустимо отступление от стандартов, запреща­ющих дискриминацию исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения, а также закрепляющих право на жизнь, недопустимость пыток, рабства и т.д.


1.5.1. Общая характеристика международных стандартов


Устав ООН, не конкретизируя понятие прав человека, содержит несколько принципов, в определенной мере этому способствующих. Так, в Уставе ООН говорится о равноправии наций, равноправии мужчин и женщин, достоинстве и ценности человеческой личности (т.е. праве на жизнь), недопустимости дискриминации по признакам расы, пола, языка, религии (т.е. свободе совести, убеждений и т.п.). Можно считать, что преамбула Устава содержит ссылку на основные демократические свободы в той ее части, где говорится о стремлении участников организации “содействовать социальному прог­рессу ...при большей свободе”.

С учетом прежде всего этих положений разрабатывались и разрабатываются соответствующие международные стандарты. Основная работа велась и ведется в рамках ООН и ее специализированных учреждений, прежде всего ЮНЕСКО. Часть упомянутых документов – резолюции международных организаций, имеет рекомендательный характер. К ним относятся “Всеобщая декла­рация прав человека” 1948 г., “Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений” 1981г., “Декла­рация о правах лиц, принадлежащих к нацио­нальным или этническим, религиозным и языковым мень­шинствам” 1992 г.

Резолюции имеют важное значение в формировании новых стандартов в области прав человека и уточнении существующих. Морально-политический авторитет многих из них очень высок, и государства с ними считаются, хотя формально они не налагают на них юридических обязательств. “Всеобщая декларация прав человека” сыграла важ­ную роль еще и потому, что в ней впервые были перечислены права и свободы, которые относятся к категории прав человека. Довольно широко распространено мнение, что положения декларации превратились в международный обычай.

Резолюции могут послужить основой для разработки международных договоров в области прав человека. Так “Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” 1975 г. была ис­пользована при разработке “Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” 1984 г.

Другая часть документов в области прав человека – международные договора, имеют обязывающий характер для их участников. В их числе международная Конвенция “О ликвидации всех форм расовой дискриминации” 1965 г., “Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах” 1966 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. и другие договоры. Эти договоры закрепляют стандарты в области прав человека.

Пакты о правах человека одно из значительных достижений ООН в области сотрудничества по обеспечению прав человека. Это договоры, призванные создать универсальную международно-право­вую базу для межгосударственного сотрудничества по вопро­сам, касающимся прав человека. В настоящее время особую актуальность приобрел вопрос о придании им возможно большей эффективности, что предполагает их универсализацию, то есть максимальное увеличение круга их участников. До сих пор в них участвуют даже не все постоянные участники Совета Безопасности ООН. Так, Китай не подписал оба пакта о правах человека 1966 года. США также не участвуют в пактах 1966 года. Последнее объясняется тем, что американские конституционные стандарты, следующие в русле политической традиции защиты свободы личности, предусматривают повышенную защиту частного пре­д­прини­матель­ст­ва и частной собственности, а также недопущение ограничений свободы слова даже в целях общественного порядка. Поскольку же международным правом эти ценности защищаются, как полагают американские законодатели, недостаточно, Конгресс США до настоящего времени не ратифицировал пакты ООН 1966 г., авторитет которых кажется американским законодателям сомнительным, и стандарты которых ниже тех стандартов, что уже достигнуты в Америке.

Своеобразный характер имеют документы, принимаемые в рамках общеевропейского процесса. Ряд их положений посвящен правам человека. В Заключительном акте СБСЕ раскрыто содержание принципа уважения прав человека применительно к взаимоотношениям участников процесса. В акте имеется специальный раздел, посвященный гуманитарному сотрудничеству. Особо следует отметить документы, принятые на Конференции СБСЕ по человеческому измерению, проходившей в три этапа: в Париже – в 1989-м, в Копенгагене – в 1990-м и в Москве – в 1991 годах.

“Человеческое измерение” – термин, которым участники СБСЕ обозначают комплекс вопросов в области взаимоотношений, связанных с правами человека. Конференция создала соответствующий механизм воплощения в действительность положе­ний в области человеческого измерения.

Документы СБСЕ носят политический характер, а их положения часто именуют договоренностями. Поскольку руководители государств-участников СБСЕ неоднократно заявляли о том, что данные договоренности подлежат безусловному претворению в жизнь, они име­ют и юридический оттенок. Такие заявления можно рассматривать как односторонние обязательства государств международно-правово­го характера. Положения указанных документов допустимо считать не только политическими, но и отражающими комплекс согласованных односторонних международно-правовых обязательств. Во всяком случае, положения этих документов, относящихся к правам человека, рассматриваются как региональные стандарты в области прав человека.


^ 1.6. Совет Европы и защита прав человека


В 1949 году рядом европейских государств был основан Совет Европы как межправительственная политическая организация, главная цель которой – “защита прав человека и плюралистической демократии”.

Объединяя в своем составе 41 европейское демократическое государство, в том числе 15 государств Центральной и Восточной Европы, Совет Европы отличается по своим целям и функциям от Европейского Союза (“Общего рынка”), призванного решать проблемы общеевропейской интеграции.

В последнее десятилетие участниками Совета Европы стали Финляндия (1989 г.), Венгрия (1990 г.), Польша (1991 г.), Болгария (1992 г.), Эстония, Литва, Словения, Словакия, Румыния, Чешская республика (1993 г.), Андорра (1994 г.), Албания, Литва, Молдова, Украина, “бывшая Югославская Республика Македония” (1995 г.), Россия, Хорватия (1996 г.), Грузия (1999).

Азербайджан, Беларусь, Босния, Герцоговина, Армения являются официальными кандидатами в члены Совета Европы.

США, Канада, Япония имеют статус наблюдателей в межгосударственных органах Совета Европы.

Выполняя роль консолидирующего регионального органа сотрудничества по гуманитарным вопросам на европейском континенте, Совет Европы обеспечивает:

содействие осознанию и развитию европейской культурной самобытности;

поиск совместных решений социальных проблем (нетерпи­мость, защита национальных и иных меньшинств, защита окружающей среды, защита компьютерных данных, борь­ба с терроризмом, СПИДом, нарко­манией и т.д.);

развитие политического партнерства с новыми демок­рати­ческими странами Европы;

помощь странам Центральной и Восточной Европы в прове­дении политических, законодательных и конституционных реформ.

В 1997 году в г.Страсбург (Франция) главы государств и правительств 40 государств-участников утвердили план действий, в основу которого было заложено четыре основных принципа: демократия и права человека, социальное объединение, общественная безопасность, обучение и развитие сферы культуры. Эти принципы и рабочая программа Совета Европы определяют приоритеты организации в новом тысячелетии.

Организационно Совет Европы состоит из трех рабочих орга­нов и Секретариата.

Исполнительно-распорядительным органом является Комитет министров СЕ, заседающий в г.Страсбург, в состав которо­го входят министры иностранных дел 41 государств-участников СЕ или их заместители. Комитет министров СЕ, как межгосударственная институция, в которой взгляды на проблемы европейского общества могут обсуждаться равноправными партнерами, утверждает решения Совета Европы. Он уполномочен осуществлять надзор за выполнением обязательств (конвенций и договоров), которые взяли на себя государства-участники, утверждает программу деятельности и бюджет Совета Европы.

Другим рабочим органом является Парламентская Ассамблея – совещательный представительный орган, который состоит из 286 участников (и 286 заместителя), представляющих 41 национальный парламент и делегаций парламентов ряда стран Центральной и Восточной Европы, имеющих статус “специаль­но приглашенных”.

Ассамблея избирает Президента, который с вице-президентом, пред­седателями политических групп (социалисты, европейская народная партия, европейские демократы, демократы и реформаторы, европейское объединение левых сил), составляют Бюро Парламентской Ассамблеи.

Ассамблея избирает также Генерального секретаря Совета Европы, его заместителя (избираемых на пятилетний срок), Секретаря Парламентской Ассамблеи и судей Европейского суда по правам человека.

Третий орган – Конгресс местных и региональных властей Европы (286 участников и 286 заместителей) является консультативным органом Совета Европы, который представляют местные и региональные органы законодательной власти. Конгресс возглавляет Генеральный Секретарь.

Официальные языки Совета Европы французский и английский. Годовой бюджет составляет более 1 млрд. франков, в основном за счет взносов государств-участников Совета Европы.

К конкретным достижениям Совета Европы за годы его работы можно отнести сотни принятых рекомендаций для государств-участ­ников по важнейшим вопросам жизни общества и более 155 заключенных европейских конвенций и договоров, эквивалентных 75 тысячам двусторонних соглашений.

В области защиты прав человека Конвенция “О защите прав человека и основных свобод” 1950 г. представляет собой четкий механизм контроля за соблюдением прав человека. Любой человек, считающий, что по отношению к нему нарушаются права, гарантируемые Конвенцией 1950 г., может подать жалобу в Европейский суд по правам человека (учрежден в 1954 году), если он исчерпал все возможности защиты своих прав в собственной стране. С 1954 года на рассмотрение в Совет Европы было передано более 29 тыс. жалоб.

Передача Украиной 9 ноября 1995 года ратификационных гра­мот Генеральному Секретарю Совета Европы (Решение Верховного Совета Украины о присоединении принято 31 октября 1995 г.) выводит на новый уровень проблему защиты прав каждого человека в стране.

Прежде всего это означает, что Европейские государства приз­нали Украину как равную среди них страну, которая провозгласила политику приоритета прав и свобод человека над государством. Европа признала также, что у нас создается правовое, открытое демократическое общество. Это нашло отражение в Конституции Украи­ны, принятой на пятой сессии Верховного Совета Украины 28 июня 1996 года.

Вступление в Совет Европы – это не только престиж, но, прежде всего практическая реализация в жизнь того, что определено Конституцией Украины.

Мы за долгие годы привыкли к бесправию, унижению и чиновничьему своеволию. Подписание соответствующих международных конвенций и договоров по защите прав человека позволяет утвердить его права на международном уровне и обязать, прежде всего тех, кому дана власть, создать внутренние механизмы обеспечения и соблюдения интересов человека, таких, как права национальных меньшинств, женщин, детей, инвалидов, пенсионеров или других категорий населения.

Многие и многие проблемы, связанные с жизнью и деятельностью человека, предстоит решать на базе новых для нас принципов, обеспечивающих действенную и цивилизованную защиту прав и свобод. Будь то область здравоохранения, трудоустрой­ства, правового обеспечения, образования, культуры, окружающей среды, средств массовой информации или др. И что особенно важно, все большее влияние на эти процессы будут оказывать новые тенденции возникшие в последние десятилетия, связанные с процессами информатизации общества, активно проникающих во все сферы жизнедеятельности человека, общества и государства.

Легкую часть пути в Европейский дом Украина прошла – всту­пила в Совет Европы. Впереди наиболее трудное: присоединившись к 155 Европейским конвенциям и Протоколам (на 10 мая 2000 г. ратифицировано 32 акта) в течение определенного срока необходимо будет привести в соответствие с ними законодательство Украины.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Схожі:

Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconСогласие на обработку персональных данных
Федерального закона Российской Федерации от 27. 07. 06 «О персональных данных» №152-фз, а также
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconА. П. Частиков Т. А. Гаврилова Д. Л. Белов разработка экспертных систем. Среда clips санкт-Петербург «бхв-петербург» 2003 удк 681 06 ббк 32. 813 Ч-25 Книга
В качестве среды разработки экспертных систем описана среда clips. Книга содержит достаточное количество справочной информации по...
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconУдк 519. 6: 681. 5 Адаптивное сжатие данных, основанное на линейной форме фибоначчи
В последнее время стремятся к созданию адаптивных алгоритмов сжатия данных. Причем степень сжатия увеличивается значительно, когда...
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconУдк 342. 4(477) П. О. Добродумов
У статті розглядається феномен конституціоналізації суспільних відносин в умовах демократичної трансформації українського суспільства....
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconAcadema 2000 удк 37. 013. 42(075. 8) Ббк 60. 56 С 41 Федеральная целевая программа книгоиздания России
Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших педагогических учебных заведений
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconУдк 681. 518 О возможности применения равновесных кодов в асимметричных каналах связи
Задачи повышения эффективности работы автоматизиро­ванных систем управления любого назначения, включаю­щих информационные подсистемы,...
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconЛекция 11. Защита данных международный научно-технический университет имени академика ю. Бугая кафедра компьютерных наук и информационных систем содержание
Разные пользователи могут иметь разные права доступа к одним и тем же объектам. Избирательный метод более гибкий
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconКонкурс на участие в летней школе “Права человека и медицина” в Польше
Объявлен конкурс на участие в Международной летней школе по правам человека «Права человека и медицина», которая будет проходить...
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconБазанов, А. Дубянский, Н. Перевезенцева Художник А. Борина Верстка И. Рыбина Корректоры Л. Ванькаева, Л. Комарова, М. Одинакова, И. Смирнова, Н. Тюрина ббк 65. 29-212
Б25 Маркетинговые коммуникации: интегрированный подход / Перевод с англ под ред. С. Г. Бо­жук. — Спб: Питер, 2001. — 864 с.: ил....
Ю. К. Базанов Права человека и защита персональных данных Киев 2000 удк 342. 721: 681 02(477) ббк 67. 312. 1: 67. 99 (2) 3 Б24 Книга iconПрограмма по правам человека ( магистр права), Латвия Стипендии для студентов из России, Белоруссии, Украины, Юго-Восточной Европы и регионов Центральной Евразии
Стипендии международного публичного права и программа по правам человека (магистр права), Латвия
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©zavantag.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи